Sidebar

§ 1. О книге

Минуло 20 лет со времени уничтожения Советского Союза. Стоит ли сейчас подробно анализировать советский проект? Неужели сейчас это актуально? Казалось бы, в современной России и так проблем хватает. Может, лучше заняться анализом и решением насущных проблем?

   В действительности, эта книга не о нашем прошлом, а о нашем настоящем и, главное, о будущем. Потому что, в конечном счете, все проблемы в сегодняшней России проистекают из непонимания того, кто мы есть.

Основной вопрос

Кто мы? С ответа на этот вопрос должны были начинаться реформы. Потому что не бывает абстрактно эффективных реформ. Их успешность всегда зависит, прежде всего, от исторического и этнического контекста.

То, что было эффективно в XIX веке, губительно в XXI веке. Представьте современную страну, сделавшую ставку на дирижабли как основной воздушный транспорт.

То, что сверхэффективно в одних странах, абсолютно неэффективно в других. Например, очень эффективно выращивать бананы на африканском континенте, а в Сибири напротив — очень неэффективно. Если брать шире, то у каждого народа существует свой тип этнического хозяйствования, в основе которого лежит национальный менталитет. И модель общества — экономическая, политическая, культурная — должна подгоняться под этот менталитет. А не наоборот, когда народ подгоняется под модель общества, которую кто-то наверху почему-то посчитал наиболее приемлемой.

Конечно, таким образом государство построить можно, но оно будет крайне неэффективным и неконкурентоспособным, настолько же, как и выращивание бананов в Сибири. Это государство будет проигрывать в конкурентной борьбе всем другим, а внутренне будет гнить.

Страус эффективен в саване, пингвин в Антарктиде, а рябчик в лесу. А если их поменять местами? Будет ли эффективен страус в Антарктиде, или пингвин в саване? Вопрос риторический. Может, и пингвин хороший, а ничего у него не будет получаться. Деградирует, будет жить плохо и недолго. Если бы умел пить водку, наверно бы, спился.

Так кто мы? Образно говоря, пингвины, страусы? Так вот, Советское государство во многом дало ответы на эти вопросы. Поэтому так важно сегодня понять, чем являлось советское государство.

Скажу сразу: я не апологет СССР. Было бы все идеально, не развалилось бы. Поэтому попытаемся разобраться максимально честно и непредвзято с сутью советского проекта. Это интересно также и потому, что данный проект был уникальной вехой в истории человечества. Именной уникальной, и именно вехой.

§ 2. Об авторе и изложении

По поводу изложения

В книге две части. Первая посвящена реальному СССР, очищенному от лжи антисоветчиков, иллюзий современных монархистов и ортодоксальных марксистов. Если ваше сознание не в плену подобных мифов, то эту часть вы можете, в принципе, пропустить.

Вторая часть гораздо важнее: в ней дается ответ, почему советский проект победил в России, почему он потом проиграл, и возродится ли он вновь.

Я прекрасно осознаю, что и как надо писать, чтобы твой труд благосклонно был воспринят в России современным господствующим классом или мог получить западный грант. Причем можно писать любую ахинею, главное, чтобы эта ахинея укладывалась в четкие рамки современной цензуры: Сталин — тиран, без причины уничтоживший миллионы безвинных, большевики свергли царя и ввергли благополучную Россию в кровавый хаос, руководство КПСС обладало громадными привилегиями, а советский человек плохо питался, одевался, и вечно стоял за всем в очереди.

В этих рамках возможно любое утрирование, пренебрежение здравым смыслом и исторической реальностью. Количество репрессированных можно приравнивать практически к половине взрослого населения СССР, за исключением репрессивного аппарата: половина сидела, половина охраняла, большевиков связывать с немецкой разведкой — все, конечно, подтверждается документами, которые почему-то нашли спустя лишь 100 лет, и т.д. и т.п.

Излагать в стране, где президентом официально провозглашен курс на десталинизацию, следует только подобным образом — тогда ты будешь уважаемым историком, социологом, экономистом.

И вот люди, облеченные степенями и званиями, массово производят конъюнктурщину, предпочитая не вспоминать, за какие труды они получили эти звания в советское время. Теперь — грош цена их советским трудам, придет время — такой же будет цена и их современным работам.

Достигнуть 100% истины нельзя. Как выяснилось, это невозможно даже в науках, которые именуют точными, что уж тут говорить о гуманитарных. Но стремиться к этому — наипервейшая задача любого исследователя. Руководствуясь этим принципом, я старался максимально приблизиться к истине, а не к западному гранту. Ведь чистая совесть исследователя важнее гранта. Не так ли?

Точки над i

Обычно при оценке книги у нас в первую очередь оценивают личность автора. Поэтому скажу сразу: по материнской линии я из дворян. Мои предки жили в Москве с XVII века. Кому интересно, может ознакомиться с моим генеалогическим древом на сайте http://valtsev.rusmissia.ru/detail/html/fotomine/genealTreeDet.html.

Сейчас много дворян, мода такая. Непонятно, правда, откуда они все взялись, если учесть, что в царской России дворян было всего несколько процентов. Ответ на вопрос, откуда взялось столько «дворян» в России сегодняшней, можно быстро получить, попросив показать документы. Здесь сразу начинаются разговоры о том, что их потеряли, уничтожили, так как боялись и т.д., и т.п. Мои предки, видимо, никого не боялись, сохранив все документы, начиная с фото и заканчивая свидетельствами о рождении, дипломами об образовании и т.д. Это, кстати, к вопросу о том, что всех дворян отправляли в ГУЛАГ, а документы о дворянском происхождении приравнивались к подписанному смертному приговору. Ленин, кстати, тоже был потомственный дворянин, с золотой медалью окончивший школу. Мы еще вернемся к вопросу о роли дворянства в революции.

Зачем я рассказываю о своем дворянском происхождении? Потому что я представляю, как жили мои предки и как, следовательно, мог жить бы и я. А тем, кто ныне поет дифирамбы царской России, следовало бы подумать о том, как жили бы они.

Этот труд не заказан никаким фондом или политическим движением. Я не состою и не состоял ни в какой партии, впрочем, как и мои родители, которые также не состояли в КПСС или иной партии. Наша семья не получила никаких преференций от коммунистов. Никаких преференций за этот труд не получу и я, скорее всего, наоборот — он нанесет вред моему статусу, по крайней мере, многие двери передо мной, наверно, вежливо закроются.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 50 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Ленд-лиз

Существенная роль США и Англии - ленд-лиз. Это миф, который вытекает из всех предыдущих. Если мы воевать не умеем, офицеров нет, вооружений нет, командует тупой тиран, то должен быть былинный богатырь, сокрушивший нацистов. Этим «богатырем» теперь представляют союзников в лице США и Англии.  Вообще этот миф показывает, кто социальный заказчик предыдущих мифов.

Британия и Америка до сих пор настаивают, что именно они победили нацистов, хотя факты указывают на то, что их вклад был, мягко говоря, второстепенным. Тон многих публикаций по истории Второй мировой войны в западных странах во многом был задан книгой У. Черчилля «Вторая мировая война», где он утверждает, что центральная роль в ходе конфликта принадлежит Британии. Оказывается, главные союзники Англии — США и СССР, которых Черчилль собрал воедино в составе Антигитлеровской коалиции, обеспечивали альянс дополнительной силой, что и позволило ему прийти к победе. Некоторые западные историки лишь иногда пишут о том, что СССР тоже внес определенный вклад в разгром германских нацистов[1]. А пророссийски настроенные американские мыслители даже могут иногда признать определенную роль СССР в войне:

«Европа прекрасно понимает, что, помимо военной помощи Со­единенных Штатов, своей «победой» в войне против Гит­лера она обязана русским людям, которые сражались и умирали ради собственной победы и победы Европы»[2].

В действительности, никакой существенной роли США, Англии и, уж тем более, Франции в той войне не было. Союзники открыли фронт лишь летом 1944 года, когда исход войны стал очевиден всем. Никаких крупных сражений после лета 1944 года, подобных Сталинградской битве или Курской дуге, с их участием не было.

О том, что союзники вообще плохо отдают себе отчет о масштабах той войны, говорит тот факт, что битву под Эль Аламейном в Северной Африке сегодня пытаются ставить в один ряд со Сталинградской битвой, заявляя, будто именно эти два сражения стали поворотным пунктом второй мировой войны. Сопоставим значимость этих битв. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли 1,5 миллиона солдат и офицеров, под Эль Аламейном потери итало-немецких войск составили 55 тыс.

Так называемые союзники, кажется, вообще очень долго не могли понять, чьими именно союзниками они являются — то ли СССР, то ли Германии, и только блистательные победы Красной армии помогли им окончательно определиться.

«После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза. По идеологии Черчилля, нужно было «задержать этих русских варваров»[3].Был подготовлен сепаратный сговор «демократий» с нацистской Германией, о чем свидетельствует в своих мемуарах тогдашний госсекретарь Хэлл»[4].

В 1944 г. на западном фронте немце держали 81 дивизию, но, видя «мощь» союзников, а также следуя доктрине, что лучше Берлин сдать американцам или англичанам, чем русским,  перевели практически все боеспособные части на восточный фронт. С союзниками немцы постоянно вели сепаратные переговоры, обсуждали, где, когда и какие части им сдадутся, с нами же без всяких переговоров дрались насмерть.

Как здесь не вспомнить слова Гитлера, сказанные им 11 августа 1939 года:

«Все, что я предпринимаю, направлено против России; если же Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден договориться с русскими, ударить Запад, а после его поражения обратиться всеми моими собранными силами против Советского Союза»[5].

К сожалению, на Западе, спустя полвека после Великой Победы, «история Второй мировой войны настолько сфальсифицирована, — пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г. Ванкувер), — что в массовом сознании западных обывателей эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой».

Советский и, прежде всего, русский народ победил в той войне. Победил, проявив чудеса героизма на фронтах и в тылу, работая по 20 часов в сутки, создав уникальные виды вооружений, благодаря величайшему таланту и энергии советского командования. Мы очистили нашу землю от агрессора, а затем освободили и пол-Европы. Помимо военных успехов, успехи нам сопутствовали и на дипломатическом поприще. Мы не дали нашим «союзникам» возможности заключить сепаратный мир с Германией, не дали открыть на выгодных условиях для союзников второй фронт на Балканах, что сильно сократило бы зону послевоенного советского влияния. Эту войну мы выиграли одни, «союзники» вступили в нее только для того, чтобы наше влияние в Европе не стало доминирующим.

Вспоминая о ленд-лизе, необходимо вспомнить и фразу Трумэна, который в июне 1941 года изрек: «Если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше»[6].

«Более того, за поставки машин, танков, самолетов и артиллерийских орудий Москва расплачивалась с Вашингтоном 300 тысячами тонн дефицитной хромовой руды, 32 тысячами тонн марганцевой руды, тоннами платины, золота и других редкоземельных металлов. Бывший министр торговли США Дж. Джонс писал в те годы: «Поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами»[7].

В советское время политкорректно не акцентировали внимание на союзниках Германии — мол, мы воевали лишь с нацистами. В действительности же мы воевали со всей Европой. Итальянцы, испанцы, румыны, болгары, венгры, хорваты, финны и др. присоединились к Гитлеру добровольно. Да и французы, чехи, шведы, датчане не оказывали почти никакого сопротивления. Была, к примеру, французская голубая дивизия, воевавшая в составе гитлеровских войск. Немало было и всевозможных легионеров СС из Прибалтики. Англия и США на протяжении всей войны думали, к кому присоединиться. Это только потом, когда мы победили, выяснились, что все были против Гитлера. Победил бы Гитлер, все бы с удовольствием заявили, что они изначально были против Сталина.

А некоторые страны просто проводили последовательную антисоветскую политику, пытаясь вступить в союз с Третьим Рейхом, и очень сожалели, что их, «неполноценных славян», в союзники не взяли:

«Мы (Польша) могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[8].


[1] Александрова В. Тайны Второй мировой. Деловая газета «Взгляд». 09.11.2006.

[2] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С. 192.

[3] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Григорьев Е. Сначала Восток, потом Запад. // Независимая газета. 26.05.2011.

[6] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[7] Литовкин В. Соломинка и бревно. РИА Новости. 30.06.2005

[8] Яловенко О. Польша — неудавшийся союзник Гитлера? ИА REGNUM. 12.10.2005.

Государственный переворот

В советское время не тревожили прошлое и не сосредотачивались на анализе прихода Хрущева к власти. Кто-то где-то проголосовал, кого-то сняли, кого-то поставили.

Сегодня тоже не любят говорить о том, что произошло в 1953 году. Хрущев — это оттепель, десталинизация, короче — очень положительный персонаж, с точки зрения современных ультралибералов

Но давайте все же расставим все точки над «и». В октябре 1952 года проходит XIX съезд КПСС, последний съезд сталинской эпохи. Сталин обозначает своего преемника, поручает делать отчётный доклад на XIX съезде ВКП(б) Г.М. Маленкову.

5 марта 1953 года умирает Сталин. То, что последовала после смерти Сталина, является предметом различных инсинуаций. Издано громадное количество мемуаров, прямо противоположных по своим трактовкам. Мы же будем опираться только на факты.

5 марта 1953 года состоялось совместное заседании членов ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и министров советского правительства.

На этом заседании Л.П. Берия от имени Бюро Президиума ЦК КПСС предложил избрать на пост председателя советского правительства Г.М. Маленкова. Это предложение было единогласно поддержано собранием.  В тот же день Л.П. Берия возглавил объединенное МВД и МГБ (КГБ).

Таким образом,  после смерти Сталина две фигуры играют ключевую роль в руководстве страны: Маленков — преемник Сталина, и Берия — близкий соратник Маленкова.

Под личным курированием Маленкова в СССР была запущена первая промышленная  АЭС в мире. В области сельского хозяйства произошло повышение закупочных цен, уменьшение налогового бремени. В области экономики он предложил снять упор на тяжелую промышленность и перейти к производству товаров народного потребления, однако после его отставки эта идея была отвергнута.

Но вернемся к вопросу распределения постов. Еще три человека заняли относительно второстепенные посты. Это Ворошилов — формальный глава государства (Председатель Президиума Верховного совета), Булганин, который возглавил Министерство обороны СССР, и Молотов, возглавивший Министерство иностранных дел.

Государственный переворот. Был еще один человек — Никита Сергеевич Хрущев, который не получил никаких государственных должностей, заняв лишь пост заместителя Маленкова в Секретариате ЦК. Но именно он впоследствии становится главой государства. Как? Не получив никаких значимых постов, Хрущев[1] добился возращения в Москву Жукова, командующего в то время Уральским военным округом. Жуков был назначен на должность первого заместителя министра обороны СССР. Никто тогда не придал значения этим действиям Хрущева.

В июле 1953 года происходит военный путч под руководством Хрущева. Хрущев выдумывает историю, которую потом объявляет всем членам Президиума ЦК. Суть лжи в следующем: Л.П. Берия планирует провести государственный переворот и арестовать Президиум на премьере оперы «Декабристы».

В Москву вводятся Кантемировская и Таманская дивизии, занявшие ключевые позиции в городе. Арестовывают и без суда и следствия расстреливают высших советских руководителей.

Арестована и заменена вся охрана Кремля. Берию арестовывают и сразу без суда[2] расстреливают как английского шпиона. Арестовывают и расстреливают:

  • В.Н. Меркулова — министра государственного контроля СССР;
  • Б.З. Кобулова — генерал-полковника НКВД;
  • С.А. Гоглидзе — генерал-полковника НКВД — за измену Родине, совершение террористических актов, участие в антисоветской изменнической группе;
  • П.Я. Мешика — министра внутренних дел Украинской ССР;
  • В.Г. Деканозова — министра внутренних дел Грузинской ССР;
  • Л.Е. Влодзимирского — начальника следственной части по особо важным делам МВД СССР.

7 сентября 1953 года Хрущев занял должность Первого секретаря ЦК. Так, расстреляв без суда и следствия одного из руководителей страны и запугав всех остальных, начал свое восхождение на вершины власти будущий обличитель сталинских репрессий.

Военный стороной этой акции руководил Жуков. Он потом гордился тем, что лично скомандовал Берии поднять руки вверх, а затем «встряхнул его хорошенько».

С другим преемником Хрущев разберется через два года. В 1955 г. Маленков был подвергнут критике за ревизионизм и смещён с должности председателя Совета Министров.

После прихода к власти путчиста Хрущева начинается череда импульсивных, деструктивных, несвязных мер. В разнос идет экономика, международный авторитет СССР, разваливаются партия  и армия.

18 июня 1957 года большинство президиума ЦК высказалось за отстранения Хрущева от власти, а его экономическая политика была охарактеризована как беспорядочная череда импульсивных и противоречивых инициатив. Высказались против Хрущева все высшие руководители советского государства: Молотов, Маленков, Каганович, Ворошилов, Булганин, Шепилов, Первухин, Сабуров.

И опять в политику вмешивается Жуков: на военных самолетах в Москву были доставлены члены ЦК, поддерживающие Хрущева. Все помнили, как без суда и следствия расстреливали противников Хрущева. Жуков прямо говорит, что армия не поддержит смещение Хрущева. Под прямой угрозы применения силы ЦК «поддерживает» Хрущева. Маленков, Молотов, Каганович, Сабуров исключены из Президиума ЦК.

Четыре месяца спустя, в октябре 1957 года, по инициативе Хрущёва поддержавший его маршал Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и освобождён от обязанностей министра обороны СССР.


[1] Некоторые утверждают, что по ходатайству Л.П. Берия.

[2] Опереточный суд не в счет.

Русское освобождение

Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800—1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, происходили военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800—1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10—15%[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

 «Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905—1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз.

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир — мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[3].


[1] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 121.

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905—1907 гг., 1917—1922 гг.  М., 1997. С. 9, 26.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 308—309.