Sidebar

§ 1. О книге

Минуло 20 лет со времени уничтожения Советского Союза. Стоит ли сейчас подробно анализировать советский проект? Неужели сейчас это актуально? Казалось бы, в современной России и так проблем хватает. Может, лучше заняться анализом и решением насущных проблем?

   В действительности, эта книга не о нашем прошлом, а о нашем настоящем и, главное, о будущем. Потому что, в конечном счете, все проблемы в сегодняшней России проистекают из непонимания того, кто мы есть.

Основной вопрос

Кто мы? С ответа на этот вопрос должны были начинаться реформы. Потому что не бывает абстрактно эффективных реформ. Их успешность всегда зависит, прежде всего, от исторического и этнического контекста.

То, что было эффективно в XIX веке, губительно в XXI веке. Представьте современную страну, сделавшую ставку на дирижабли как основной воздушный транспорт.

То, что сверхэффективно в одних странах, абсолютно неэффективно в других. Например, очень эффективно выращивать бананы на африканском континенте, а в Сибири напротив — очень неэффективно. Если брать шире, то у каждого народа существует свой тип этнического хозяйствования, в основе которого лежит национальный менталитет. И модель общества — экономическая, политическая, культурная — должна подгоняться под этот менталитет. А не наоборот, когда народ подгоняется под модель общества, которую кто-то наверху почему-то посчитал наиболее приемлемой.

Конечно, таким образом государство построить можно, но оно будет крайне неэффективным и неконкурентоспособным, настолько же, как и выращивание бананов в Сибири. Это государство будет проигрывать в конкурентной борьбе всем другим, а внутренне будет гнить.

Страус эффективен в саване, пингвин в Антарктиде, а рябчик в лесу. А если их поменять местами? Будет ли эффективен страус в Антарктиде, или пингвин в саване? Вопрос риторический. Может, и пингвин хороший, а ничего у него не будет получаться. Деградирует, будет жить плохо и недолго. Если бы умел пить водку, наверно бы, спился.

Так кто мы? Образно говоря, пингвины, страусы? Так вот, Советское государство во многом дало ответы на эти вопросы. Поэтому так важно сегодня понять, чем являлось советское государство.

Скажу сразу: я не апологет СССР. Было бы все идеально, не развалилось бы. Поэтому попытаемся разобраться максимально честно и непредвзято с сутью советского проекта. Это интересно также и потому, что данный проект был уникальной вехой в истории человечества. Именной уникальной, и именно вехой.

§ 2. Об авторе и изложении

По поводу изложения

В книге две части. Первая посвящена реальному СССР, очищенному от лжи антисоветчиков, иллюзий современных монархистов и ортодоксальных марксистов. Если ваше сознание не в плену подобных мифов, то эту часть вы можете, в принципе, пропустить.

Вторая часть гораздо важнее: в ней дается ответ, почему советский проект победил в России, почему он потом проиграл, и возродится ли он вновь.

Я прекрасно осознаю, что и как надо писать, чтобы твой труд благосклонно был воспринят в России современным господствующим классом или мог получить западный грант. Причем можно писать любую ахинею, главное, чтобы эта ахинея укладывалась в четкие рамки современной цензуры: Сталин — тиран, без причины уничтоживший миллионы безвинных, большевики свергли царя и ввергли благополучную Россию в кровавый хаос, руководство КПСС обладало громадными привилегиями, а советский человек плохо питался, одевался, и вечно стоял за всем в очереди.

В этих рамках возможно любое утрирование, пренебрежение здравым смыслом и исторической реальностью. Количество репрессированных можно приравнивать практически к половине взрослого населения СССР, за исключением репрессивного аппарата: половина сидела, половина охраняла, большевиков связывать с немецкой разведкой — все, конечно, подтверждается документами, которые почему-то нашли спустя лишь 100 лет, и т.д. и т.п.

Излагать в стране, где президентом официально провозглашен курс на десталинизацию, следует только подобным образом — тогда ты будешь уважаемым историком, социологом, экономистом.

И вот люди, облеченные степенями и званиями, массово производят конъюнктурщину, предпочитая не вспоминать, за какие труды они получили эти звания в советское время. Теперь — грош цена их советским трудам, придет время — такой же будет цена и их современным работам.

Достигнуть 100% истины нельзя. Как выяснилось, это невозможно даже в науках, которые именуют точными, что уж тут говорить о гуманитарных. Но стремиться к этому — наипервейшая задача любого исследователя. Руководствуясь этим принципом, я старался максимально приблизиться к истине, а не к западному гранту. Ведь чистая совесть исследователя важнее гранта. Не так ли?

Точки над i

Обычно при оценке книги у нас в первую очередь оценивают личность автора. Поэтому скажу сразу: по материнской линии я из дворян. Мои предки жили в Москве с XVII века. Кому интересно, может ознакомиться с моим генеалогическим древом на сайте http://valtsev.rusmissia.ru/detail/html/fotomine/genealTreeDet.html.

Сейчас много дворян, мода такая. Непонятно, правда, откуда они все взялись, если учесть, что в царской России дворян было всего несколько процентов. Ответ на вопрос, откуда взялось столько «дворян» в России сегодняшней, можно быстро получить, попросив показать документы. Здесь сразу начинаются разговоры о том, что их потеряли, уничтожили, так как боялись и т.д., и т.п. Мои предки, видимо, никого не боялись, сохранив все документы, начиная с фото и заканчивая свидетельствами о рождении, дипломами об образовании и т.д. Это, кстати, к вопросу о том, что всех дворян отправляли в ГУЛАГ, а документы о дворянском происхождении приравнивались к подписанному смертному приговору. Ленин, кстати, тоже был потомственный дворянин, с золотой медалью окончивший школу. Мы еще вернемся к вопросу о роли дворянства в революции.

Зачем я рассказываю о своем дворянском происхождении? Потому что я представляю, как жили мои предки и как, следовательно, мог жить бы и я. А тем, кто ныне поет дифирамбы царской России, следовало бы подумать о том, как жили бы они.

Этот труд не заказан никаким фондом или политическим движением. Я не состою и не состоял ни в какой партии, впрочем, как и мои родители, которые также не состояли в КПСС или иной партии. Наша семья не получила никаких преференций от коммунистов. Никаких преференций за этот труд не получу и я, скорее всего, наоборот — он нанесет вред моему статусу, по крайней мере, многие двери передо мной, наверно, вежливо закроются.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 45 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Ленд-лиз

Существенная роль США и Англии - ленд-лиз. Это миф, который вытекает из всех предыдущих. Если мы воевать не умеем, офицеров нет, вооружений нет, командует тупой тиран, то должен быть былинный богатырь, сокрушивший нацистов. Этим «богатырем» теперь представляют союзников в лице США и Англии.  Вообще этот миф показывает, кто социальный заказчик предыдущих мифов.

Британия и Америка до сих пор настаивают, что именно они победили нацистов, хотя факты указывают на то, что их вклад был, мягко говоря, второстепенным. Тон многих публикаций по истории Второй мировой войны в западных странах во многом был задан книгой У. Черчилля «Вторая мировая война», где он утверждает, что центральная роль в ходе конфликта принадлежит Британии. Оказывается, главные союзники Англии — США и СССР, которых Черчилль собрал воедино в составе Антигитлеровской коалиции, обеспечивали альянс дополнительной силой, что и позволило ему прийти к победе. Некоторые западные историки лишь иногда пишут о том, что СССР тоже внес определенный вклад в разгром германских нацистов[1]. А пророссийски настроенные американские мыслители даже могут иногда признать определенную роль СССР в войне:

«Европа прекрасно понимает, что, помимо военной помощи Со­единенных Штатов, своей «победой» в войне против Гит­лера она обязана русским людям, которые сражались и умирали ради собственной победы и победы Европы»[2].

В действительности, никакой существенной роли США, Англии и, уж тем более, Франции в той войне не было. Союзники открыли фронт лишь летом 1944 года, когда исход войны стал очевиден всем. Никаких крупных сражений после лета 1944 года, подобных Сталинградской битве или Курской дуге, с их участием не было.

О том, что союзники вообще плохо отдают себе отчет о масштабах той войны, говорит тот факт, что битву под Эль Аламейном в Северной Африке сегодня пытаются ставить в один ряд со Сталинградской битвой, заявляя, будто именно эти два сражения стали поворотным пунктом второй мировой войны. Сопоставим значимость этих битв. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли 1,5 миллиона солдат и офицеров, под Эль Аламейном потери итало-немецких войск составили 55 тыс.

Так называемые союзники, кажется, вообще очень долго не могли понять, чьими именно союзниками они являются — то ли СССР, то ли Германии, и только блистательные победы Красной армии помогли им окончательно определиться.

«После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза. По идеологии Черчилля, нужно было «задержать этих русских варваров»[3].Был подготовлен сепаратный сговор «демократий» с нацистской Германией, о чем свидетельствует в своих мемуарах тогдашний госсекретарь Хэлл»[4].

В 1944 г. на западном фронте немце держали 81 дивизию, но, видя «мощь» союзников, а также следуя доктрине, что лучше Берлин сдать американцам или англичанам, чем русским,  перевели практически все боеспособные части на восточный фронт. С союзниками немцы постоянно вели сепаратные переговоры, обсуждали, где, когда и какие части им сдадутся, с нами же без всяких переговоров дрались насмерть.

Как здесь не вспомнить слова Гитлера, сказанные им 11 августа 1939 года:

«Все, что я предпринимаю, направлено против России; если же Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден договориться с русскими, ударить Запад, а после его поражения обратиться всеми моими собранными силами против Советского Союза»[5].

К сожалению, на Западе, спустя полвека после Великой Победы, «история Второй мировой войны настолько сфальсифицирована, — пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г. Ванкувер), — что в массовом сознании западных обывателей эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой».

Советский и, прежде всего, русский народ победил в той войне. Победил, проявив чудеса героизма на фронтах и в тылу, работая по 20 часов в сутки, создав уникальные виды вооружений, благодаря величайшему таланту и энергии советского командования. Мы очистили нашу землю от агрессора, а затем освободили и пол-Европы. Помимо военных успехов, успехи нам сопутствовали и на дипломатическом поприще. Мы не дали нашим «союзникам» возможности заключить сепаратный мир с Германией, не дали открыть на выгодных условиях для союзников второй фронт на Балканах, что сильно сократило бы зону послевоенного советского влияния. Эту войну мы выиграли одни, «союзники» вступили в нее только для того, чтобы наше влияние в Европе не стало доминирующим.

Вспоминая о ленд-лизе, необходимо вспомнить и фразу Трумэна, который в июне 1941 года изрек: «Если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше»[6].

«Более того, за поставки машин, танков, самолетов и артиллерийских орудий Москва расплачивалась с Вашингтоном 300 тысячами тонн дефицитной хромовой руды, 32 тысячами тонн марганцевой руды, тоннами платины, золота и других редкоземельных металлов. Бывший министр торговли США Дж. Джонс писал в те годы: «Поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами»[7].

В советское время политкорректно не акцентировали внимание на союзниках Германии — мол, мы воевали лишь с нацистами. В действительности же мы воевали со всей Европой. Итальянцы, испанцы, румыны, болгары, венгры, хорваты, финны и др. присоединились к Гитлеру добровольно. Да и французы, чехи, шведы, датчане не оказывали почти никакого сопротивления. Была, к примеру, французская голубая дивизия, воевавшая в составе гитлеровских войск. Немало было и всевозможных легионеров СС из Прибалтики. Англия и США на протяжении всей войны думали, к кому присоединиться. Это только потом, когда мы победили, выяснились, что все были против Гитлера. Победил бы Гитлер, все бы с удовольствием заявили, что они изначально были против Сталина.

А некоторые страны просто проводили последовательную антисоветскую политику, пытаясь вступить в союз с Третьим Рейхом, и очень сожалели, что их, «неполноценных славян», в союзники не взяли:

«Мы (Польша) могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[8].


[1] Александрова В. Тайны Второй мировой. Деловая газета «Взгляд». 09.11.2006.

[2] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С. 192.

[3] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Григорьев Е. Сначала Восток, потом Запад. // Независимая газета. 26.05.2011.

[6] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[7] Литовкин В. Соломинка и бревно. РИА Новости. 30.06.2005

[8] Яловенко О. Польша — неудавшийся союзник Гитлера? ИА REGNUM. 12.10.2005.

Как сформировался русский менталитет

Россия имеет самую протяженную сухопутную границу. Нет никаких естественных преград: ни морей, ни гор. Полчища врагов надвигались на страну то с Востока, то с Запада. И для тех и для других мы — чужие. А это значит — нас надо уничтожить, затопить, разделить.

Россия — самая холодная страна мира. Рекордной считается температура, зарегистрированная в 1938 году в Оймяконе, — 77,8°C. Также у нас полоса рискованного земледелия. Короткое лето. Капризы природы. Суровая зима. Очень короткое время на посев и уборку урожая. Не случайно в царской России голод был нормой.

Таким образом, наш менталитет сформировался в ходе специфики исторического развития: вечных войн, неурожаев, лютых холодов. Только социум, выстроенный по принципу армии, мог удержать такую обширную территорию. Вспомним старое кино «Иван Васильевич меняет профессию». «Пиши: «Царский указ. Приказываю послать войско выбить крымского хана с Изюмского шляха». И войско сразу отправилось. Взбунтовалось же оно не от тягот военной жизни, а потому что царь не настоящий. В этом вся суть русского менталитета, гениально схваченная создателями фильма.

В подобных условиях только помощь общины помогала не умереть с голоду беднякам.  Отсюда и обычай помощи, причем помощи безвозмездной, в которой проявляется вся сила моральной справедливости у русских.

Только русские беспрекословно выполняют приказы и готовы на любые жертвы ради спасения государства. Наполеон не мог поверить, что русские сами, собственными руками, сжигают свое добро и покидают столицу. Наполеон был поражен: он захватывал не первую столицу, но нигде не видел ничего подобного. Это не по правилам, это не по-европейски, возмущался он. Но это по-русски.

Так, может быть, в подобных исторических конфликтах и перипетиях и воспитывался русский менталитет? Нет, дело гораздо серьезней. Русских невозможно перевоспитать, потому что дело не в воспитании. Произошла социальная селекция. Те, кто не мог терпеть тяготы жизни, бежали. Бежали в казаки. В России оставались только те, кто ментально был адекватен тяжелейшим условиям жизни здесь. Поэтому дело не в воспитании, у нас гены такие.

И именно это во многом предопределило ментальность украинской нации. Ген свободолюбивых русских предопределяет то, что Украина уже несколько раз диаметрально поменяла власть, в то время как в России один преемник спокойно передает власть другому.

Победа большевиков

Победа большевиков была пирова. Большевикам досталась полностью разрушенная страна, фактически — с отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

«Социализм = Россия» — такова была формула сохранения нашего государства в то непростое время. Многие антисоветчики, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Российская империя в форме СССР воссоздалась, так как национальные интересы других народов совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты, независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украи-не, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России, и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Таким образом, либерализм верхов развалил Российскую Империю, и воссоздать её смог только социализм низов. Не было бы социализма, не было бы и России.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня об этом все забыли, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«Противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»[1].

Черносотенец Б.В. Никольский признавал, что большевики строили новую российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М.Д. Бонч-Бруевич писал:

 «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе кое с кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную, обеспечивая тем самым победу большевиков.


[1] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 51.