Sidebar




Отдельно мне хотелось бы остановиться на аварии на Чернобыльской АЭС. Слишком много унизительной лжи написано и сказано об этой аварии.

Авария на Чернобыльской АЭС

Почему взорвалась ЧАЭС. Есть много литературы, рассказывающей, что Чернобыль — спланированное и осознанное вредительство эпохи целенаправленного развала Советского Союза. Но что-то определенное сказать на сей счет трудно. Здесь свое слово должно бы сказать следствие.

Однако не вызывает сомнений, что это была рукотворная катастрофа. Предположим, что это было неосознанным действием. Так сказать, ошиблись. Поэтому зафиксируем важное обстоятельство: катастрофа на ЧАЭС не связана с конструктивными недостатками атомной станции, а связана исключительно с неправильными действиями персонала.

Конечно, сегодня все говорится наоборот. Мол, ЧАЭС была изначально ущербна, зато  Фукусима — верх технологического совершенства. Просто японский оператор на Фукусиме ошибся. Что не удивительно, таковы законы идеологической войны, развязанной против нас и идущей полным ходом, вне зависимости, понимаем мы это или нет.

Авария на Чернобыльской АЭС, обо всем по порядку. Просто обратим внимание на узловые обстоятельства аварии на ЧАЭС.

  •  Отключили защиту. На ЧАЭС проводился эксперимент, в ходе которого защита ректора была отключена. Дальше можно было бы не писать. Итак, еще раз подчеркну, защиту отключили, при включенной защите ничего бы не случилось. В самом начале регламента того эксперимента записано: «Выключить систему аварийного охлаждения реактора — систему CAOP». А ведь именно она автоматически включает аварийную систему защиты. Мало того, были закрыты все вентили, чтобы оказалось невозможным включить систему защиты. Двенадцать раз регламент эксперимента нарушает нашу инструкцию по эксплуатации АЭС.
  • Под покровом ночи. Важнейший эксперимент проводился ночью. Потом неоднократно рассказывали, что сонный персонал не смог адекватно оценить ситуацию. И делал одну ошибку за другой. Взрыв произошёл в 1 час. 23 мин. ночи.
  • Бесконтрольный эксперимент. Эксперимент был проведен так, чтобы никто, разбиравшийся в сути вопроса, не мог помешать целенаправленному уничтожению реактора.  Эксперимент проводили без контроля конструкторов реактора. Когда впоследствии им показали карту эксперимента, у них волосы встали дыбом. При заключении договора о проведении работ в Чернобыле, к этому делу не был привлечен даже главный инженер АЭС — физик, разбирающийся в сути вопроса. Руководство Чернобыльской АЭС, минуя профильный институт, поручило подготовить проект эксперимента «Донэнерго» — организации, никогда не имевшей дела с атомными электростанциями. Регламент эксперимента был составлен и послан на консультирование и апробацию в институт «Гидропроект» им. Жука, сотрудники которого имели некоторый опыт работы с атомными станциями. Но они этот проект не одобрили и отказались визировать. Несмотря на это, эксперимент на Чернобыльской АЭС все же начался.

 Согласно точке зрения комиссии, расследовавшей причины аварии, установлено, что грубые нарушения правил эксплуатации АЭС, совершённые её персоналом, заключаются в следующем:

  • проведение эксперимента «любой ценой», несмотря на изменение состояния реактора;
  • вывод из работы исправных технологических защит, которые просто остановили бы реактор ещё до того, как он попал в опасный режим;
  • замалчивание масштаба аварии в первые дни руководством ЧАЭС.

Однако с 1991 года нас постоянно вводят в заблуждение разговорами о неких конструктивных недостатках.

Как ликвидировали аварию  на ЧАЭС. Никаких громадных человеческих жертв не было. Непосредственно во время взрыва на четвёртом энергоблоке погиб только один человек, ещё один скончался утром от полученных травм. 27 апреля 104 пострадавших были эвакуированы в Московскую больницу № 6. Впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС, членов пожарных и спасательных команд развилась лучевая болезнь, 28 из них умерли в течение следующих нескольких месяцев. Да, были еще ликвидаторы. Например, отец моего одноклас-сника. Живет, чернобыльскими болезнями не страдает. Дай Бог  ему здоровья, как и всем ликвидаторам.

В этом отношении, если сравнить, к примеру, с Бхопалом — аварией на химическом заводе в Индии в декабре 1984 года с выбросом ядовитого газа, где погибло до 18 тыс. человек, — можно сказать, что мы отделались малыми жертвами.

Все работали слаженно. Катастрофа была быстро ликвидирована. На следующий день всего за 2 часа 30 минут был эвакуирован целый город — 44 тысячи 600 человек. И в этот же день людей разместили по пионерским лагерям, профилакториям, санаториям, гостиницам, создав им нормальные, вполне комфортабельные условия.

А теперь сравним чернобыльскую аварию с Фукусимой.

 Как они относятся к нам.  Сегодня уже можно сказать, что Фукусима — это свидетельство технологической отсталости. Почему? Потому что не научились еще в Японии ни производить, ни обслуживать сложные технологические объекты. Фотоаппараты, авто — это пожалуйста. А атомные станции лучше им не доверять. Правда, у них мнение противоположное. Вот, к примеру, заголовки японских газет времени катастрофы на ЧАЭС.

  • Дикарей нельзя подпускать к ядерным технологиям!
  • Сценарий, подобный Чернобыльскому, в Японии невозможен в принципе!
  • Коммунистическая диктатура лжет о положении в Чернобыле!
  • Миллионы рабов с помощью КГБ загоняют на устранение аварии с помощью пулеметов!
  • Половина СССР превратилась в радиоактивную пустыню!

Сегодня в России говорят, что это фальшивка. Поистине русские способны оправдать кого угодно, даже тех, кто находится в состоянии войны с нами (Япония отказывается подписать мирный договор с Россией и формально находится с нами в состоянии войны) и постоянно нам гадит.

Сам этих газет не читал, но уверен, что именно так изображали нас в Японии. Потому что сегодня посмотрел японский ролик для детей. Чернобыльский дикий и грязный мальчик описал все вокруг, тогда как японский цивилизованный — в памперсе. Так формируют образ русских с детских лет.

 Фукусима — свидетельство технологической отсталости. Итак, несколько советов  высокомерным японцам, которые почему-то возомнили, что они умеют пользоваться ядерными технологиями.

  • Неправильно строить станцию у воды в опасной, подверженной цунами зоне. Учитывая, что местность поднимается вверх, убрать станцию от любой возможной волны цунами не составило бы никаких проблем. Но японцы поставили ее прямо на береговой линии.
  • Нельзя строить станции без пассивной системы безопасности. 40 лет назад таких систем не существовало, но потом все станции были обязаны их установить — это не так уж и дорого. Но жадность частной компании оператора победила здравый смысл.
  • Фукусиму ухитрились спроектировать так, что она рассчитана на землетрясение в 8 баллов, но поставили ее на линию электропередач, рассчитанную на 6 баллов! И в результате землетрясения подача электроэнергии на станцию полностью прекратилась.
  • Нет электричества — нет охлаждения. Станция была спроектирована американцами (General Electric) так, что могла сутки совершенно спокойно стоять без охлаждения. Но за эти сутки нужно было любой ценой подать на станцию электроэнергию. Случись это в СССР — раздобыли бы где-нибудь кабель, нашли бы что-нибудь, что даст электроэнергию, и запустили бы! Японцы не сдали ровным счетом ничего.

Вообще, строить АЭС в сейсмозоне, в береговой линии, поближе к цунами — это верх близорукости. Ведь здесь землетрясения не редкость. Поэтому не удивительно, что катастрофа произошла, удивительно, что катастрофа не произошла раньше.

 Японцы в роли ликвидаторов.  Теперь о том, какие японцы ликвидаторы.

  • Образно говоря, японские мальчики записали весь океан. Сотни тонн радиоактивной воды выбрасываются в океан. И нам надо не о том думать, чтобы деньги в интернете собирать для Японии, а готовить иски об ущербе. Это будет особенно актуально, когда в камчатские реки пойдет на нерест радиоактивный лосось. По сути, даже не понятно, что японцы будут делать далее. Пока они только извиняются, но планов нет никаких.
  • Эвакуировать людей — одно, другое дело — куда их разместить. Посмотрите на Японию: люди размещаются на стадионах, в спортзалах на полу валяются, в антисанитарных условиях.
  • Организации — ноль. Продукты все пропали, бензина нет, к атомной станции в зону отчуждения может подойти кто угодно. Никакого оцепления. В СССР представить такое было невозможно.
  • Ну и, конечно, известная японская доброта. Пострадавших в ядерной катастрофе людей не принимают в больницы и не сдают им жилье. Боятся радиации.
  • Что касается закрытости информации, то ее в «открытом» обществе — Японии, гораздо больше, чем в «закрытом» обществе  — СССР.

Мне не хочется злорадствовать, но современный мир жесток. Запад идеологически выжал всё из аварии на ЧАЭС. И мы должны ответить тем же. В мире уважают не добрых, а тех, кто ежечасно отстаивает свои интересы. Тем более в реальности сегодня Фукусима уже сопоставима с Чернобылем. Но, судя по тому, как ликвидируются последствия  этой аварии, проблем будет значительно больше.

 Однако больше всего меня удивляет реакция российских экспертов. Вместо того, чтобы объективно оценить ситуацию, они постоянно выгораживают японцев. Когда японцы повысили уровень свое катастрофы до максимального 7-го уровня, как и в Чернобыле, все возмущались: мол, японская катастрофа не столь губительна, как чернобыльская.

Давайте начистоту. Здесь все просто: у нас взорвалось — больше контрактов у американцев на поставку реакторов, катастрофа на американских реакторах — больше контрактов у наших производителей. Это понятно даже ребенку. Вот в США выходят статьи: мол, ректоры хорошие, но японцы не доросли. Это понятно: американцы блюдут свои экономические интересы. Но чьи интересы блюдут российские эксперты?


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 60 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Русскость?

Петровская насильственная европеизация господствующего класса со временем привела к тому, что русский народ раскололся на французско-говорящий высший свет и простой народ. Господствующий класс стал чужд России, а Россия — чужда господствующему классу. Еще в XIX веке Н. Я. Данилевский писал:

«Все, чему придается это название русского, считается как бы годным лишь для простого народа, не стоящим внимания людей более богатых или образованных»[1].

К простому народу — своему кормильцу — господствующий класс относился как к некультурному быдлу. Представители господствующего класса во всем стремились походить на Европу: в одежде, в манерах, в языке… Признаком культурности считалось только европейское образование.

«В настоящее время большинство русской интеллигенции не только анационально, но прямо антинационально. Оно порабощено социальным космополитизмом и сепаратизмом, и с этой точки зрения является явным и резким противником и врагом своей нации и своей Родины»[2].

Формируется атмосфера 17-го года. Интеллигенция выходит на площади, требуя либерализации на западный манер, другая часть на митинги не выходит, но поддерживает первую, о чем говорят не рекламируемые широко опросы. Конечно, по русской традиции, интеллигенция заискивает перед властью, но потом в кулуарах откровенно смеется и издевается над власть предержащими. Довольных властью в среде интеллигенции практически нет.

Верховная власть сама насквозь либеральна, ее идеал — западная демократия, тем не менее, она жестко подавляет выступления оппозиции. Она сама не знает, что делать и куда двигаться, а все ее начинания общество тихо саботирует.

Народ устал как от первых либералов-западников, так и от вторых, у него возрождается тоска по сильной руке, которая, наконец, наведет порядок.

Если мы обратимся к фактам, то увидим, что далеко не все так однозначно было и с русским православием, которое «погубили» большевики. К 1917 году, по мнению многих мыслителей того времени, русское православие пребывало в серьезном кризисе. Причем констатировали это далеко не революционеры, а как раз консервативные писатели, которых, кстати, никто не читал, зато читали Л. Толстого, отлученного от церкви. Не вызывают поэтому удивления известия о том, что в годы первой русской революции практически во всех семинариях про­исходили забастовки (в 48 из 53), или о том, что в 1911 г. из общего чис­ла выпускников семинарий в 2148 человек только 574 приняли священнический сан, то есть всего 25 %[3].

«А. Ф. Лосев рассказывал, что епископ Феодор считал П. Флоренского единственным верующим человеком в Мо­сковской духовной академии, причем перебирал остальных преподавателей и доказывал это. В начале века П. Фло­ренский считал, что церковь стала похожа на сухарь, и ее надобно перемолоть в муку, дабы напечь новые хлебы — веру и церковь живую»[4].

Иначе говоря, Россия начала ХХ века отнюдь не была тихой и богобоязненной страной высокой христианской морали и законности. Придется признать, что вся церковность простого народа держалась на принуждении. Сразу же после Февральской революции в 1917 г., когда Временное правительство отменило обязательное посещение молебнов в русской армии, состоявшей в основном из крестьян, 70% солдат перестали посещать церковь.

Патриарх Тихон — последний патриарх царской России — 9 октября 1989 года был канонизирован Архиерейским Собором РПЦ. Вряд ли у кого возникнут сомнения в авторитетности этого источника.

«Отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне Советской власти»[5].

«Церковь возносит молитвы о стране Российской и о Советской власти»[6].

«Церковь признает и поддерживает Советскую власть, ибо нет власти не от Бога»[7].

«Пора <...> принять все происшедшее, как выражение воли Божией <...> осуждая всякое сообщество с врагами Советской Власти и явную или тайную агитацию против нее»[8].

«Мы <...> всенародно признали новый порядок вещей и Рабоче-Крестьянскую Власть народов, Правительство коей искренне приветствовали»[9].

«Мы <...> уже осудили заграничный церковный собор Карловицкий за попытку восстановить в России монархию из дома Романовых»[10].

«Молим вас со спокойной совестью, без боязни погрешить против святой веры, подчиниться Советской власти не за страх, а за совесть, памятуя слова апостола: "всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, — существующие же власти от Бога установлены»[11].

Таковы наставления последнего царского патриарха: не за страх, а за совесть подчиняйтесь Советской власти, которая есть выражение Божьей воли. Советская власть — выраженье Божьей воли? Да, это глубокое, мудрое наставление, которое лишь при поверхностной оценке непонятно. Как мы увидим далее, Патриарх раньше многих понял то, что было скрыто от обывателя.

Об уровне нравственности свидетельствует и тот факт, что в Санкт-Петербурге в 1913 г. число высших учебных заведений равнялось числу официально зарегистрированных публичных домов.

Кризис русскости с неминуемой неизбежностью привел к элитарно-властному дисбалансу. Уровень своего дохода русские дворяне пытались сделать столь же высоким, как и в Европе, не понимая, что благосостояние правящего класса в Европе во многом было результатом беспощадной эксплуатации колоний. Наше же дворянство в погоне за европейским уровнем потребления нещадно эксплуатировало русский народ, показывая пример невообразимого социального эгоизма. И здесь нет никакого преувеличения революционных писателей и публицистов, писавших об этом. Предоставим слово монархисту и консерватору П.И. Ковалевскому:

«Крестьяне зачастую теряли образ человеческий. Это были существа, очень похожие на человеческие, — мелкие, ху­дые, бледные, с косматой головой и с такой же бородой. Одевались они в тряпки из холста или в овечью шкуру, на ногах — опорки или тряпки. Жили они в землянках или в жал­ких хатках. Дальше своей деревни — мало кто знал другой свет. Эти крестьяне, главным образом, обрабатывали зем­лю, добывали хлеб и составляли из него деньги, которые затем должны были перейти в карман помещиков и управля­ющих. Правда, часть хлеба давали и крестьянам для еды, но этот хлеб часто бывал с примесью мякины… Личность таких несчастных как людей была ничем не обеспечена. Я лично видел случаи, когда отца семьи продавали в одну сто­рону, мать — в другую, а детей — в третью. Крепостные с лёгкой душой менялись на собак, лошадей и др. предметы. Управляющие и помещики проявляли свои права не только на женский труд, но и на личность женщины»[12].


[1] Данилевский Н. Я. Россия и Европа.  М., 1995. С. 79.

[2] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 45.

[3] Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. Париж, 1991. С. 53

[4] Бибихин В. В. Из рассказов А. Ф. Лосева // Вопросы филосо­фии, 1991, № 10. С. 140—141, 146.

[5] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.298.

[6] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[7] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[8] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М., 1998. С. 292.

[9] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998. С. 291—292.

[10] Акты патриарха Тихона. М., 1994, С.287.

[11] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998, С.295.

[12] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 31.

Отечественная война. Потери

Определенный перевес на стороне советских войск появился в конце войны, когда значимая часть живой силой противника была уже уничтожена. Но в битве под Москвой преимущество нацистов составляло 1,5 раза, а в главном сражении войны под Сталинградом, где мы переломали хребет нацистскому зверю, численное преимущество на стороне нацистов —  1,7 раза.

К этому стоит добавить, что такой же перевес у нацистов был не только в живой силе, но и в технике. Например, количество самолетов под Сталинградом у нацистов было в 3 раза большим, а ведь преимущество в авиации — это не преимущество в винтовках, это громадный перевес. Военно-экономический потенциал Германии на начало войны был 1,5—2 раза выше, чем в СССР, а после оккупации европейской части СССР, имевшей стратегическое значение, потенциал Германии был в 3—4 раза выше потенциала СССР.

«Наступающие (немцы в начале войны, — авт.) превосходили их по живой силе в 1,8 раз, по танкам — в 1,5 раза, по артиллерии — в 1,3 и по современным самолетам — в 3,2 раза»[1].

И только с 1942 года, после уничтожения значимой части живой силы и вооружений противника, после того, как весь мир увидел, что мы не только умеем лучше воевать, но и лучше работать, Красная армия стала постепенно превосходить в этих показателях немецкую.

Отечественная война. Потери. Теперь что касается цифр потерь. После войны появилась цифра: 7 миллионов погибших. В послесталинский период она увеличилась до 20 миллионов. Это цифра считалась официальной до эпохи развала СССР. Сейчас многих это число — 20 миллионов погибших — не устраивает, говорят о 40 или даже 50 миллионах.

Сколько же наших солдат погибло во время Великой Отечественной войны? Каково соотношение наших потерь и потерь немцев? Точка в этом вопросе уже давно поставлена и, в большинстве случаев, рассуждения о громадных боевых потерях Красной армии являются признаком дилетантизма или сознательной попытки фальсифицировать историческую реальность.

Итак, боевые безвозвратные потери Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) составили 8.668.400[2]. Эта цифра долгое время была засекречена. Однако в 1993 г. выходит книга «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах», в которой рассекречиваются данные о потерях Советской армии в различных войнах и конфликтах[3].

Итак, 8.668.400. Эта цифра требует ряда пояснений. Преднамеренно убито в результате голода и пыток более 1,2 миллиона советских военнослужащих, находящихся в плену. Таким образом, на фронте погибло менее 7,5 миллионов советских военнослужащих.

Однако Советский Союз потерял гораздо больше жизней, так как со стороны Германии война носила истребительный по отношению к пленным и мирному населению характер. Только на территории Белоруссии вместе с жителями было сожжено 628 деревень. Миллионы людей были угнаны на работу в Германию. Отсюда и возникает цифра в десятки миллионов.

Каковы же боевые потери наших противников? Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6.923,7 тысяч человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия и др.) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725,8 тысяч человек. Кроме того, на стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования, безвозвратные потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек убитыми. Таким образом, людские потери Германии и её союзников в боевых действиях против СССР составили 8.672.500 человек.

Мы не случайно выше подсчитали потери Красной армии без потерь в плену. Это было сделано для того, чтобы наши сопоставления были корректными. Дело в том, что наши потери были больше за счет целенаправленного уничтожения советских военнослужащих в немецком плену. Число же немецких военнопленных составляло 2,4 миллиона, а вернулось в Германию 1.939 тысяч человек, 450,6 тысяч немцев умерли в плену. То есть на фронте погибло более 8,2 миллиона.

Таким образом, каждый, кто умеет считать до десяти, может видеть: потери нацистов и их союзников больше, чем потери РККА.

Можно еще более углубиться в вопрос о соотношении потерь. В этом случае стоит рассмотреть потери партизан, и соотнести потери, возникшие при освобождении Европы. Но, как ни считай, потери противника превышают потери РККА. Не зря после завершения Великой Отечественной войны Михаил Шолохов писал:

«Никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумленным взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия…. Пройдут века, но человечество навсегда будет хранить благодарную память о героической Красной Армии».

Теперь о морозе. У русских не существует никакой особой предрасположенности к перенесению морозов. У них нет слоя подкожного жира, и мерзнут они так же, как и немцы или англичане, поэтому все рассуждения о «генерале Морозе» наивны. Мы просто одеваемся теплее. А если немцы не смогли обмундировать свою армию соответствующим образом, то это лишь говорит о компетентности немецких стратегов. Если же обмундирование было, что подтверждают кадры немецкой военной кинохроники, а они все же не могли переносить мороз, то это говорит о силе воле, о способности противостоять трудностям, о морально-волевых качествах русского солдата.

 В конце концов, одно из трех основных сражений второй мировой — Курская дуга было, как известно, летом, без всяких морозов. Курская дуга — последняя крупная наступательная операция немцев. Что тогда помешало немцам? Может быть, слишком жаркое лето?

И последнее о потерях. Один не вполне адекватный лидер сопредельного государства, в промежутке между поеданием галстуков, объявил, что именно его страна внесла громадный вклад в разгром фашистов. Этому мифу способствовал и интернациональный советский кинематограф, который в фильме о войне рядом с русским воином постоянно изображал колоритного кавказского воина.

Не хочется никого обижать. Но и коверкать реальность в угоду политкорректности, мы не будем. Поэтому ниже приводится таблица потерь с разбивкой по национальностям СССР.

Национальный состав погибших советских военнослужащих Потери
Нации Всего тыс. чел. % от общего числа потерь
Русские 5 747, 1 66,3
Украинцы 1 376,5 15,9
Белорусы 251,4 2,9
Татары 188,3 2,2
Евреи 138,7 1,6
Казахи 130,0 1,5
Узбеки 121,4 1,4
Армяне 88,2 0,96
Грузины 79,7 0,92
Мордва 63,3 0,73
Азербайджанцы 58,1 0,67
Молдаване 53,7 0,62
Прибалты 44,2 0,51
Башкиры 32,1 0,37
Киргизы 26,9 0,31
Удмурты 23,4 0,27
Таджики 22,5 0,26
Туркмены 21,7 0,25
Марийцы 20,8 0,24
Коми 16,5 0,19
Буряты 13,0 0,15
Народности Дагестана 11,3 0,13
Осетины 10,4 0,12
Другие национальности 71,1 0,82
Итого 8 668,4 100

[1] Верт Н. История советского государства: пер. с фр. 2-е изд. М., 1998. С. 134.

[2] Дополнительный материал. Статья, в который подробно разбирается вопрос о людских потерях РККА в ВОВ, на сайте www. rusmissia. ru/p/3s. htm

[3] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах / Под общ. ред. Г.Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993. 

Советский социализм

Почему Россия выбрала социализм? До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающем духу времени.

Советский социализм

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основной чертой самодержавия являлась единоличная неограниченная власть царя. То же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что царя в России называли «Царь-батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей, балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «За веру, царя и отечество», в Советском Союзе — «За Родину, за Сталина». Слово «вера» отсутствует во втором выражении, но часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы Красной армии перед решающим сражением писали: «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения: «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом», — выглядят просто комично.

Православие — это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивались мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес, и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому, и тогда получишь все, что тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие — это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины, и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям. Католический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей: «Москва — третий Рим», русский народ — богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера — единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе — диссидентов. На Западе все наоборот: во-первых, господство плюрализма, где каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, присоединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество — это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм — прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм как строй, наиболее полно воплощающий русское мировоззрение. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва — исконно русская столица вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

Образно говоря, советский социализм — это монархия, адаптированная к современным условиям. Все, что могли, в СССР от монархии взяли, что не взяли — взять было просто невозможно.

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1997. С. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1997. С. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. М., 2000. С. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. М., 1998. С.115.