Sidebar

Отдельно мне хотелось бы остановиться на аварии на Чернобыльской АЭС. Слишком много унизительной лжи написано и сказано об этой аварии.

Авария на Чернобыльской АЭС

Почему взорвалась ЧАЭС. Есть много литературы, рассказывающей, что Чернобыль — спланированное и осознанное вредительство эпохи целенаправленного развала Советского Союза. Но что-то определенное сказать на сей счет трудно. Здесь свое слово должно бы сказать следствие.

Однако не вызывает сомнений, что это была рукотворная катастрофа. Предположим, что это было неосознанным действием. Так сказать, ошиблись. Поэтому зафиксируем важное обстоятельство: катастрофа на ЧАЭС не связана с конструктивными недостатками атомной станции, а связана исключительно с неправильными действиями персонала.

Конечно, сегодня все говорится наоборот. Мол, ЧАЭС была изначально ущербна, зато  Фукусима — верх технологического совершенства. Просто японский оператор на Фукусиме ошибся. Что не удивительно, таковы законы идеологической войны, развязанной против нас и идущей полным ходом, вне зависимости, понимаем мы это или нет.

Авария на Чернобыльской АЭС, обо всем по порядку. Просто обратим внимание на узловые обстоятельства аварии на ЧАЭС.

  •  Отключили защиту. На ЧАЭС проводился эксперимент, в ходе которого защита ректора была отключена. Дальше можно было бы не писать. Итак, еще раз подчеркну, защиту отключили, при включенной защите ничего бы не случилось. В самом начале регламента того эксперимента записано: «Выключить систему аварийного охлаждения реактора — систему CAOP». А ведь именно она автоматически включает аварийную систему защиты. Мало того, были закрыты все вентили, чтобы оказалось невозможным включить систему защиты. Двенадцать раз регламент эксперимента нарушает нашу инструкцию по эксплуатации АЭС.
  • Под покровом ночи. Важнейший эксперимент проводился ночью. Потом неоднократно рассказывали, что сонный персонал не смог адекватно оценить ситуацию. И делал одну ошибку за другой. Взрыв произошёл в 1 час. 23 мин. ночи.
  • Бесконтрольный эксперимент. Эксперимент был проведен так, чтобы никто, разбиравшийся в сути вопроса, не мог помешать целенаправленному уничтожению реактора.  Эксперимент проводили без контроля конструкторов реактора. Когда впоследствии им показали карту эксперимента, у них волосы встали дыбом. При заключении договора о проведении работ в Чернобыле, к этому делу не был привлечен даже главный инженер АЭС — физик, разбирающийся в сути вопроса. Руководство Чернобыльской АЭС, минуя профильный институт, поручило подготовить проект эксперимента «Донэнерго» — организации, никогда не имевшей дела с атомными электростанциями. Регламент эксперимента был составлен и послан на консультирование и апробацию в институт «Гидропроект» им. Жука, сотрудники которого имели некоторый опыт работы с атомными станциями. Но они этот проект не одобрили и отказались визировать. Несмотря на это, эксперимент на Чернобыльской АЭС все же начался.

 Согласно точке зрения комиссии, расследовавшей причины аварии, установлено, что грубые нарушения правил эксплуатации АЭС, совершённые её персоналом, заключаются в следующем:

  • проведение эксперимента «любой ценой», несмотря на изменение состояния реактора;
  • вывод из работы исправных технологических защит, которые просто остановили бы реактор ещё до того, как он попал в опасный режим;
  • замалчивание масштаба аварии в первые дни руководством ЧАЭС.

Однако с 1991 года нас постоянно вводят в заблуждение разговорами о неких конструктивных недостатках.

Как ликвидировали аварию  на ЧАЭС. Никаких громадных человеческих жертв не было. Непосредственно во время взрыва на четвёртом энергоблоке погиб только один человек, ещё один скончался утром от полученных травм. 27 апреля 104 пострадавших были эвакуированы в Московскую больницу № 6. Впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС, членов пожарных и спасательных команд развилась лучевая болезнь, 28 из них умерли в течение следующих нескольких месяцев. Да, были еще ликвидаторы. Например, отец моего одноклас-сника. Живет, чернобыльскими болезнями не страдает. Дай Бог  ему здоровья, как и всем ликвидаторам.

В этом отношении, если сравнить, к примеру, с Бхопалом — аварией на химическом заводе в Индии в декабре 1984 года с выбросом ядовитого газа, где погибло до 18 тыс. человек, — можно сказать, что мы отделались малыми жертвами.

Все работали слаженно. Катастрофа была быстро ликвидирована. На следующий день всего за 2 часа 30 минут был эвакуирован целый город — 44 тысячи 600 человек. И в этот же день людей разместили по пионерским лагерям, профилакториям, санаториям, гостиницам, создав им нормальные, вполне комфортабельные условия.

А теперь сравним чернобыльскую аварию с Фукусимой.

 Как они относятся к нам.  Сегодня уже можно сказать, что Фукусима — это свидетельство технологической отсталости. Почему? Потому что не научились еще в Японии ни производить, ни обслуживать сложные технологические объекты. Фотоаппараты, авто — это пожалуйста. А атомные станции лучше им не доверять. Правда, у них мнение противоположное. Вот, к примеру, заголовки японских газет времени катастрофы на ЧАЭС.

  • Дикарей нельзя подпускать к ядерным технологиям!
  • Сценарий, подобный Чернобыльскому, в Японии невозможен в принципе!
  • Коммунистическая диктатура лжет о положении в Чернобыле!
  • Миллионы рабов с помощью КГБ загоняют на устранение аварии с помощью пулеметов!
  • Половина СССР превратилась в радиоактивную пустыню!

Сегодня в России говорят, что это фальшивка. Поистине русские способны оправдать кого угодно, даже тех, кто находится в состоянии войны с нами (Япония отказывается подписать мирный договор с Россией и формально находится с нами в состоянии войны) и постоянно нам гадит.

Сам этих газет не читал, но уверен, что именно так изображали нас в Японии. Потому что сегодня посмотрел японский ролик для детей. Чернобыльский дикий и грязный мальчик описал все вокруг, тогда как японский цивилизованный — в памперсе. Так формируют образ русских с детских лет.

 Фукусима — свидетельство технологической отсталости. Итак, несколько советов  высокомерным японцам, которые почему-то возомнили, что они умеют пользоваться ядерными технологиями.

  • Неправильно строить станцию у воды в опасной, подверженной цунами зоне. Учитывая, что местность поднимается вверх, убрать станцию от любой возможной волны цунами не составило бы никаких проблем. Но японцы поставили ее прямо на береговой линии.
  • Нельзя строить станции без пассивной системы безопасности. 40 лет назад таких систем не существовало, но потом все станции были обязаны их установить — это не так уж и дорого. Но жадность частной компании оператора победила здравый смысл.
  • Фукусиму ухитрились спроектировать так, что она рассчитана на землетрясение в 8 баллов, но поставили ее на линию электропередач, рассчитанную на 6 баллов! И в результате землетрясения подача электроэнергии на станцию полностью прекратилась.
  • Нет электричества — нет охлаждения. Станция была спроектирована американцами (General Electric) так, что могла сутки совершенно спокойно стоять без охлаждения. Но за эти сутки нужно было любой ценой подать на станцию электроэнергию. Случись это в СССР — раздобыли бы где-нибудь кабель, нашли бы что-нибудь, что даст электроэнергию, и запустили бы! Японцы не сдали ровным счетом ничего.

Вообще, строить АЭС в сейсмозоне, в береговой линии, поближе к цунами — это верх близорукости. Ведь здесь землетрясения не редкость. Поэтому не удивительно, что катастрофа произошла, удивительно, что катастрофа не произошла раньше.

 Японцы в роли ликвидаторов.  Теперь о том, какие японцы ликвидаторы.

  • Образно говоря, японские мальчики записали весь океан. Сотни тонн радиоактивной воды выбрасываются в океан. И нам надо не о том думать, чтобы деньги в интернете собирать для Японии, а готовить иски об ущербе. Это будет особенно актуально, когда в камчатские реки пойдет на нерест радиоактивный лосось. По сути, даже не понятно, что японцы будут делать далее. Пока они только извиняются, но планов нет никаких.
  • Эвакуировать людей — одно, другое дело — куда их разместить. Посмотрите на Японию: люди размещаются на стадионах, в спортзалах на полу валяются, в антисанитарных условиях.
  • Организации — ноль. Продукты все пропали, бензина нет, к атомной станции в зону отчуждения может подойти кто угодно. Никакого оцепления. В СССР представить такое было невозможно.
  • Ну и, конечно, известная японская доброта. Пострадавших в ядерной катастрофе людей не принимают в больницы и не сдают им жилье. Боятся радиации.
  • Что касается закрытости информации, то ее в «открытом» обществе — Японии, гораздо больше, чем в «закрытом» обществе  — СССР.

Мне не хочется злорадствовать, но современный мир жесток. Запад идеологически выжал всё из аварии на ЧАЭС. И мы должны ответить тем же. В мире уважают не добрых, а тех, кто ежечасно отстаивает свои интересы. Тем более в реальности сегодня Фукусима уже сопоставима с Чернобылем. Но, судя по тому, как ликвидируются последствия  этой аварии, проблем будет значительно больше.

 Однако больше всего меня удивляет реакция российских экспертов. Вместо того, чтобы объективно оценить ситуацию, они постоянно выгораживают японцев. Когда японцы повысили уровень свое катастрофы до максимального 7-го уровня, как и в Чернобыле, все возмущались: мол, японская катастрофа не столь губительна, как чернобыльская.

Давайте начистоту. Здесь все просто: у нас взорвалось — больше контрактов у американцев на поставку реакторов, катастрофа на американских реакторах — больше контрактов у наших производителей. Это понятно даже ребенку. Вот в США выходят статьи: мол, ректоры хорошие, но японцы не доросли. Это понятно: американцы блюдут свои экономические интересы. Но чьи интересы блюдут российские эксперты?


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 65 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Солидарность

Можно сказать, солидарность — это справедливость плюс нравственность. То есть общество должно быть не только справедливым, но и в высшей степени нравственным. Ситуация, когда банда справедливо распределяет награбленное, неприемлема, солидарность и грабеж несовместимы. Вообще, если кратко, то солидарность — это нравственная справедливость.

Солидарность — (лат. solidus — прочный) — единство убеждений и действий, взаимная помощь и поддержка. Это понятие приобрело в русской философии особую значимость в связи с распространением в России идей социализма.

Оно встречается уже у Герцена и петрашевцев, но одной из центральных категорий социальной философии оно стало у идеологов народничества с кон. 60-х гг. XIX в. В воззрениях Лаврова, М. А. Бакунина, Л. И. Мечникова, Кропоткина, Михайловского и др. деятелей народнического движения солидарность. рассматривается как важнейший фактор развития человеческого общества, возрастание которого ведет к прогрессу и всеобщему благоденствию, а утрата — к взаимной борьбе за существование, нищете и эксплуатации.

Бакунин, напр., понимая солидарность как согласование всех материальных и общественных интересов каждого с человеческими обязанностями каждого, рассматривает ее в теснейшей связи со свободой и характеризует последнюю как развитие и «очеловечение» солидарности.

Еще более широким было понимание солидарности у Лаврова, который усматривал ее не только среди людей, но и в органическом мире в целом. Взаимная поддержка и солидарность обеспечивает, считал он, выживание вида в борьбе с др. видами и является фактором его прогрессивного развития.

Человеческая солидарность стала разрушаться под влиянием индивидуализма и стремления к наживе. На передний план был выдвинут личный интерес, который привел к всеобщей борьбе всех против всех. В этих условиях и возникли учения социализма, призванные вернуть общество к началам солидарности как средству достижения всеобщего равенства и благоденствия.

Общественная солидарность, по Лаврову, может быть прочной лишь при устранении экономической конкуренции. В качестве нравственной задачи он выдвигал необходимость вырабатывать в себе и в других те «привычки солидарности», без которых осуществление лучшего общественного строя совершенно немыслимо.

Михайловский понятие солидарности тесно увязывал с понятием «кооперация «. Солидарность считал он, может существовать только между людьми, равными по положению в обществеве, а такое равенство возможно лишь в условиях простой кооперации, где отсутствует разделение труда между отдельными членами, общая цель вызывает взаимопонимание и как следствие — солидарность интересов и взаимопомощь.

Л. И. Мечников поместил понятие солидарность в самый центр своей социологической концепции, рассматривая рост солидарности в обществе как главную движущую силу исторического прогресса. Как и Лавров, он считал, что явления солидарности существуют уже в органическом мире.

«Биология — изучает в области растительного и животного мира явления борьбы за существование, социология же интересуется только проявлениями солидарности и объединения сил, т. е. факторами кооперации в природе»[1].

Причем если Бакунин тесно связывал солидарность со свободой человека, то Мечников рассматривал факты «принудительной солидарности» и «вынужденной солидарностью», связывая их с уровнем развития кооперации. Степень же свободы, по Мечникову, показывает уровень солидарность, являясь критерием прогресса. Согласно Мечникову, общество в основном проходит те же ступени солидарности, что и органический мир в целом. Подневольные союзы, держащиеся внешней принудительной силой, сменяются подчиненными союзами, возникающими вследствие разделения труда, которые, в свою очередь, должны уступить место свободным союзам, объединяющим индивидов в силу их «сознательного стремления к солидарности».

В работах Кропоткина термин « солидарность» встречается реже, чем у др. идеологов народничества, и обычно заменяется термином «взаимная помощь», выражающим то же самое содержание. Все это свидетельствует о том, что понятие «солидарность» является одним из наиболее характерных в народнической социологии и философии истории.

Оригинальная трактовка солидарности дана Левицким в рамках его концепции «органического мировоззрения». Она связана с «метафизикой временного процесса «, где солидарность рассматривается как «фактор развития», получивший наивысшее развитие в христианстве, которое «является наиболее чистым выражением солидарности, переросшей семейные, феодальные, клановые, национальные и прочие рамки»[2].


[1] Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. - М., 1924. - С. 43.

[2] Левицкий С.А.Основы органического мировоззрения. -  Франкфурт-на-Майне, 1948. - С. 150.

Советский дефицит

Был ли дефицит? Был. Это хорошо? Плохо. Это был недостаток советской системы? Да, очень серьезный недостаток. Его надо было исправлять? Да, реформы были необходимы. Но какие? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять сущность существовавших проблем.

Сначала немного теории. «Даже из попугая можно сделать образованного политэконома — все, что он должен заучить, это лишь два слова: «Спрос» и «Предложение», — так звучит известная поговорка, приводимая американским экономистом П. Самуэльсоном[1]. Действительно, понятия «рынок», «спрос» и «предложение» хоть и поверхностно, но во многом раскрывают механизм функционирования капиталистической системы.

Рынок — институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара.

Спрос — количество товаров, которое может быть реализовано на рынке при существующем уровне цен.

Предложение — количество товаров, которое может быть куплено на рынке при существующем уровне цен.

Кривая спроса (рис. 3) иллюстрирует очевидный факт: чем ниже цена, тем больше желающих купить данное благо и наоборот. Кривая предложения показывает обратное: чем выше цена, тем больше желающих предоставить на рынок данное благо по этой высокой цене.

 

 

Цена равновесия есть точка пересечения графика спроса и предложения. Равновесная цена — цена, которая устраивает и продавца и покупателя. Если продавец установит на товар цену выше равновесной (А), то по такой цене часть покупателей откажется покупать товар. На рынке окажется избыток товара. Если продавец установит на товар цену ниже равновесной цены, то на рынке образуется дефицит товара.

В западных учебниках по экономике пишется, что рынок стремится к цене равновесия. Это не совсем верно. Продавцы всегда устанавливают цену выше цены равновесия. В идеальном случае эта цена превышает цену равновесия незначительно. Только такая цена позволяет продавцу присутствовать на рынке и заниматься своим делом — торговать. Установив равновесную цену, он лишится работы, т. к. продаст весь товар. Рынок подразумевает продавца и продаваемый товар, значит, цена должна быть выше равновесной. Вот почему на рынке всегда есть избыток товара, а основное ценовое правило функционирующего рынка гласит: цена блага всегда должна быть выше равновесной.

На рынке всегда все есть, причем независимо от реальной ситуации в экономике страны. Например, изобилие существует на рынках африканских стран, в которых тысячи людей умирают с голоду. Во времена реформ Гайдара производство сократилось в несколько раз, но прилавки были полны продуктами.

Теперь от теории к советской практике. Почему сегодня в магазинах изобилие продуктов, а в Советском Союзе, особенно в последние годы его существования, был дефицит? Раньше мало производили? Нет, нынешний уровень производства сельхозпродукции ниже прежнего. В 2006 г. министр сельского хозяйства России Гордеев заявил, что только через 3—4 года мы достигнем уровня 1990 г.

Многим памятны итоги реформаторской деятельности Горбачева. Прилавки оказались пустыми, стали вводиться талоны, а по сути — карточки на основные виды продуктов. Что же произошло? Катастрофический неурожай? Диверсанты взорвали хлебозаводы? Война? Эпидемия?

Ничего подобного не было. Но что же тогда произошло? Как же решается этот парадокс — производили больше, а ничего не было, производим меньше, и есть все?

Когда говорят, что большим достижением реформ 90-х стало наполнение рынка продуктами питания, то несколько преувеличивают заслуги реформаторов. В действительности, в результате реформ была ликвидирована государственная торговая сеть и заменена частной. А в частной торговой сети все есть всегда, вследствие действия основного ценового правила функционирующего рынка — цена всегда выше равновесной. Ведь в советское время рынки тоже были полны продуктов, естественно, цены на них значительно превышали государственные. Но все, ругая государственную торговлю, предпочитали покупать продукты именно в ней, а не на рынке.

Достаточно сейчас опустить цены, как сразу начнутся перебои с продуктами. Пример. На Калужской продуктовой ярмарке существует палатка, торгующая молочными продуктами на 1 рубль дешевле рыночных цен. В эту палатку всегда стоит очередь из пенсионеров. Если цены опустить еще немного, то стоять надо будет довольно долго. Если еще немного, то, возможно, продавать начнут по записи. А если опустить цену еще немного, то начнут продавать из-под полы, а прилавки станут пустыми. Молока не будет меньше, но в торговле его все равно не будет.

Другой пример: несмотря на изобилие автомобилей на рынке, очередь на Ford Focus, выпускаемый на заводе во Всеволожске, составляет от 6 до 9 месяцев, так как цена самой дешевой модели Ford Focus с двигателем 1,4 л составляет около 12 тыс. долларов[2]. При этом надо учитывать, что автомобиль Ford — это не молоко или хлеб, которые трудно заменить другим товаром. Конкретную марку автомобиля заменить довольно легко, в конце концов, есть громадное количество автомобилей других производителей. И, тем не менее, мы свидетели того, что достаточно цену автомобиля опустить немного ниже рыночной, как он начинает продаваться по предварительной записи, с очередью от полгода и выше.

Итак, на рынке цена всегда выше равновесной, и поэтому всегда есть товар. Это не является ни показателем развития экономики, ни показателем благосостояния населения, это неотъемлемое свойство рынка.

Поэтому причина советского дефицита кроется не в недостаточном объеме производства, а в ценовой несбалансированности спроса и предложения. Почему же в советское время производили товара больше, но товара не было? Очевидно, что цена была ниже равновесной. Но какова причина данного обстоятельства?

Мы знаем, каким образом формируется цена в рыночной экономике (рис. 3). А как формировалась цена товара или услуги в советской, плановой экономике?

Одним из основных экономических законов марксизма является закон стоимости, в соответствии с которым цена товара есть форма его стоимости, то есть количества труда, затраченного на производство данного товара. Если упростить, то суть закона стоимости в следующем: рабочий произвел болт, за болт он получил зарплату 100 рублей. Значит, цена болта 100 рублей. Все рыночные колебания цены болта будут вокруг 100 рублей[3].

Если же рабочий захочет купить свой болт, то у него будет 100 рублей, заработанных им на заводе. На рынке будет только один болт, ведь больше никто не производил болтов. Цена болта 100 рублей. Получается идеальная ситуация: спрос равен предложению, цена равновесная. Такова идеальная социалистическая экономика, основанная на законе стоимости. Но проблема в том, что идеальность этой ситуации может быть воплощена только в идеальном обществе.

Представим, что ситуация немножко изменится. Например, рабочий подхалтурил, расточил движок соседу и взял с него тоже 100 рублей, в результате денег у рабочего 200 рублей — 100 рублей зарплаты и 100 рублей от халтуры. И когда он придет в государственный магазин, он готов купить два болта. Но если он купит два болта, значит, болтов в государственном магазине на всех не хватит. Другому рабочему не достанется. Начнется дефицит.

Причина дефицита товаров в социалистической экономике кроется в неадекватном ценообразовании, при котором не учитывался довольно существенный сектор теневой экономики. Кто-то занимался репетиторством, кто-то калымил, шабашил, сдавал квартиру, наконец, просто воровал. Конечно, нельзя примитивизировать ценообразование в СССР, но, тем не менее, его основа — закон стоимости неверно отражал реальность. Денег много, а цены низкие — вот причина дефицита товаров в Советском Союзе.

Дефицит никак не связан с социалистическим типом экономики. При Сталине тоже «все было», и черную икру в магазинах на развес продавали. Стоит установить цены на товар ниже равновесной цены спроса, как товар моментально пропадет с прилавков магазинов, таков железный закон экономики. В различных капиталистических странах не раз проводили эксперименты с установлением стабилизационных низких цен на товары, и результат был всегда один: товар моментально пропадал с полок магазинов. Л. Мизес приводит пример, как правительство Австрии установило потолок арендной платы в Вене. В результате, несмотря на сокращение населения Вены и строительство новых домов, «тысячи людей не могут найти себе жилье»[4].

В СССР гордились тем, что цены на основные товары не повышались несколько десятилетий. Такие псевдодостижения и привели к дефициту, тогда как небольшое повышение цен могло бы в одночасье ликвидировать весь дефицит и сопутствующую ему напряженность и критику.

Вернемся к эпохе Горбачева. Почему все товары пропали? В экономику были вброшены громадные денежные средства, которые, естественно, не были обеспечены товарами. Как? Было разрешено переводить безналичные средства в наличные. И безналичные деньги, которые ранее тратились на производственные нужды, с помощью различных полузаконных схем переводились в наличные и превращались в платежеспособный спрос населения. Цены оставались низкими, а денег становилось все больше. Низкие цены приводили к тому, что все раскупалось, часто раскупалось впрок. Отсюда и появился парадокс, впоследствии приобретший форму анекдота: «Американцы никак не могут понять, как так может быть: в магазинах ничего нет, а придешь в гости — все есть».

Ни вывоз заграницу продуктов питания, ни производство продуктов питания, ни наличие продуктов в магазинах, ни антисоветские фильмы не являются показателем реальной обеспеченности продуктами питания. Можно голодать и экспортировать продукты питания. Можно производить и из-за бесхозяйственности терять значимую часть произведенного на стадии переработки и хранения. А у частника всегда будут продукты питания, даже если весь народ будет голодать.

Есть только один показатель. Только один. Это потребление основных продуктов питания. Обратимся к статистике. Сравним потребление самой богатой страны и основного соперника России — США и аналогичный показатель РСФСР (табл. 2). Как мы видим, СССР отставал от США только по потреблению мяса.

Таблица № 2

Потребление основных продуктов питания в США и РСФСР

 (на душу населения в 1989 г., кг)

СССР США
Молоко 396 263
Яйца 309 229
Рыба 21,3 12,2
Мясо 69 113
Сахар 45,2 28
Хлебные продукты 115 100
Картофель 106 57

СССР, по оценкам ООН, в области сельского хозяйства и продо­вольствия (ФАО) в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимал 7 место в мире. Приходится признать, не первое место, но придется также признать и то, что большинство капиталистических стран СССР обгонял. Но застой в идеологии, помноженный на извечную российскую любовь к самокритике, приводил к тому, что люди были все равно недовольны.

«Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что явля­ется исключительно высоким показателем (в США — 263 кг), но 44 % опрошенных жителей СССР ответи­ли, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62 % населения было недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов. А между тем их потребление составляло там в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый слу­чай — сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52 % оп­рошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67 %)»[5].

Еще раз подчеркнем, система производства и распределения продуктов питания нуждалась в реформе, но для правильного реформирования необходимо было понимать истинную картину, а не основываться на расхожих шутках и тезисах пропаганды западных радиоголосов.

И, наконец, самое интересное заключаемся в том, что когда в 2008 г. правительство все же задумалось, как обеспечить население продуктами питания, опять пошла речь о введении продуктовых талонов для малоимущих, которые теперь будут называться марками. И это только начало.

«Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, так думает 62% — почти две трети россиян, на 11% больше, чем в прошлом году. При этом доля желающих получить продуктовую карту менее чем за год выросла на четверть»[6].


[1] Сэмюэлсон (Самуэльсон) Пол — американский экономист. Автор известного учебника «Экономика». Нобелевская премия (1970).

[2] На время написания книги.

[3] Естественно, в этом примере исключается труд посредников, бухгалтеров, овеществленный в средства производства труд и т.д. 

[4] Мизес Л. Либерализм.  М., 2001. С.78.

[5] Глазьев С.Ю., Кара-Мурза С.Г., Батчиков С.А.  Белая Книга.  М., 2003.  С. 52—54.

[6] Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих

ПЛН, Псков. 19.03.2009.

§ 4. Менталитет «Успех»

§ 4. Менталитет «Успех»