Sidebar

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания? В неэффективности советской экономики или в чем-то другом?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начало года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[1], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но, несмотря на одинаковую эффективность, пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней, банк, в который кладет деньги Иван, должен давать не 10% годовых, как у Джона, а более чем 13,6%, то есть  банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36% только для того, чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом: за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 2)[2].

The problems of the USSR

Как видим, советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепиться в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж ни как не заподозришь в любви к СССР,

«В 70—80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[3].

Действительно, в IV пятилетке 1946—1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20%. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем, причем явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблема дефицита — очень важная проблема, и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину, позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[4].

Застой же у нас был в идеологии. В то время как Запад вел бешеную работу на поле психологической войны, наша пропаганда обмусоливала марксистские постулаты вековой давности, давно не соответствующие реальности и всем уже давно надоевшие. На Западе возникла целая наука, изучавшая Советский Союз — советология, велись серьезные работы по исследованию психики, проводились различные тесты и эксперименты. К сожалению, советское руководство вовремя не осознало опасность психологической войны и не смогло принять адекватные меры, что обусловило в конечном счете развал страны.

И опять же, не был сделан осмысленный шаг в сторону русификации социалистической идеи, несмотря на то, что Брежнев был первым русским руководителем Советского Союза.

Нередко говорят о том, что Политбюро превратилось в дом престарелых. Это не совсем так. В то же время, когда в СССР Генеральными секретарями были Брежнев, Андропов, Черненко, в США президентом был Рейган. Рейгана в США считают одним из лучших президентов, он был во главе государства с 1981 по 1989 годы и ушел с поста президента в 78 лет. В то же время с поста Генерального секретаря Брежнев ушел в 76 лет, Андропов в 70 лет, а Черненко в 74 года. Согласно статистике, средний возраст  партийной элиты при Брежневе составлял 59,1 года. В это же время в США средний возраст политической элиты был примерно равен 57,5 лет, бюрократической — 62,5 лет[5]

Таким образом, главный порок брежневского управления страной заключался в том, что страна развивалась неадекватно времени, мы не использовали громадные преимущества планового социалистического хозяйства, страна шла вперед по инерции во всем — от идеологии до экономики, вместо того чтобы развиваться быстрыми темпами в соответствии с велениями времени.

Да, был кризис. Однако все эти проблемы были смешны, мы, по сути, даже не понимали,  что такое кризис. В 90-е годы мы это осознали. Годы без зарплаты, вал самоубийств, миллионы беспризорников, дети, которые ели комбикорм.

Или возьмем современный европейский кризис. Вполне себе благополучная Испания. Только официально — 20% безработных, сокращение социальных выплат, планы по увеличению пенсионного возраста. В Греции ситуация еще хуже, не намного лучше в Португалии, Ирландии, Италии. Темпы роста, в лучшем случае, в самых передовых странах 1—2%. Многотысячные демонстрации разгоняются слезоточивым газом, дубинками, водометами и резиновыми пулями.

Алкоголизм. Чрезмерная защищенность и расслабленность влияла на неуклонный рост потребления спиртных напитков (с 1,9 л чистого алкоголя на душу населения в 1952 г. до 14,2 л в 1984 г.).

В то же время, доктор медицинских наук А.В. Немцов считает, что рост алкоголизации происходил и в других странах мира (в частности, во Франции в 1965 г. он достигал 17,3 л/чел., что привело Шарля де Голля к необходимости принятия антиалкогольных правительственных актов).

«После Второй мировой, приблизительно с середины 50-х годов, когда были залечены основные раны, во всем мире, но особенно в Европе и Северной Америке, вместе с ростом материального достатка начался неудержимый рост потребления алкоголя. Благополучнейшая тогда Швеция за 30 лет — с 1946 по 1976 гг. — увеличила потребление на 129 %»[6].

Алкоголика нельзя было выгнать с работы, с ним нянчились, брали на поруки. Все это хорошо отражено в фильме «Афоня».

В СССР никто не голодал, никто не боялся потерять работу. Минимальная преступность, отсутствие наркомании. Социальные гарантии постоянно расширялись. Бесплатные квартиры, пионерлагеря, санатории, лечение, достойная пенсия. Мы разрушили страну из-за проблем, которые в западной стране даже не стали бы предметом серьезного обсуждения. Однако главной проблемой был дефицит, анализу которого посвящен следующий раздел.


[1] Учитывая процент на процент

[2] Грошев В.П. Занимательная экономика. М., 1988. С. 19.

[3] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика.  В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 15

[4] Зиновьев А. Смута.  М., 1994. С. 379.

[5] Ашин Г.К. Основы политической элитологии.  М., 1999. С. 218, 265.

[6] http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NATURE/VV_SC4_W.HTM Немцов А.В. Есть такая наука — алкология. Природа. 1995, № 11.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 15 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Карибский кризис

Сегодня антисоветчики рассказывают следующую версию. СССР разместил ракеты на Кубе. В ответ США нам пригрозили, мы испугались и убрали ракеты. Это американская версия «Карибского кризиса». На кого работают такие отечественные историки?

Карибский кризис - как все было на самом деле. Во-первых, в 1961 году Соединённые Штаты размещают в Турции 15 ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер».

Эти ракеты, с радиусом действия 2 400 км, напрямую угрожают городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. Важно также и другое преимущество ракет средней дальности: малое подлётное время — менее 10 минут.

Во-вторых, против нашего стратегического союзника — Кубы США осуществляли постоянные провокации и вынашивали планы нападения на остров Свободы.

С американцами по-хорошему нельзя. Пришлось нам размещать на Кубе ракеты средней дальности Р-12.

После того, как 14 октября 1962 года самолёт-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облётов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль советские ракеты, Президент США Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу их демонтировать, а также развернуть направлявшиеся к Кубе советские корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро.

Президент Кеннеди обратился к американской публике (и советскому правительству) в телевизионном выступлении 22 октября. Он подтвердил присутствие советских ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы США «готовы к любому развитию событий». Кеннеди отдал приказ повысить боевую готовность вооружённых сил США до уровня DEFCON-2 (первый и единственный раз в истории США).

Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения. Срочникам, готовящимся к демобилизации, было предписано оставаться на местах несения службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее письмо, заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах. Тем более что он знал: существенная часть советского оружия уже добралась до Кубы.

Но американские самолеты продолжают летать над суверенной территорией Кубы. Приходится нам решать и этот вопрос. 27 октября 1962 года наши ПВО  сбивают над Кубой американский самолет разведчик U-2. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Этот день, 27 октября 1962 года, вошел в историю как «Чёрная суббота» — день, когда мир был ближе всего к глобальной ядерной войне.

Итог. Мы сбиваем их самолеты и выводим свои ракеты с Кубы. Они дают гарантии ненападения на Кубу и выводят свои ракеты из Турции как «устаревшие».

Русская справедливость

Недостатков нет только в раю. Были недостатки и в Советском Союзе. Но нигде и никогда человечеством не было создано более великой и справедливой социальной системы, чем та, которая была создана нами в нашей советской стране.

Для реализации мечты человечества необходимо построить справедливое общество. Справедливость — высшая ценность. Как писал И. Кант, «Когда справедливость исчезает, то не остаётся ничего, что могло бы придать ценность жизни людей».

Только советский период со всей очевидностью показал, что общество может быть пронизано честностью, солидарностью, непорочностью, где каждый простой человек может достичь вершин власти. И в этом кроется его великая притягательная сила. Именно поэтому так очерняют советский период времени.

«Казнокрады, мошенники, лжецы, клеветники, особенно имеющие дипломы престижных университетов, имеющие своей целью деньги, богатство, власть, всегда стоят у власти или, как минимум, около нее. При капитализме их господство стало всеобъемлющим и подавляющим. За всю человеческую историю ситуация изменилась только однажды — лишь в бытность СССР “люди денег” перестали считаться лучшими людьми, в них видели только их хищную суть. Молодежь рвалась не в банкиры, не в биржевики, а в космонавты, в ученые, в конструкторы и иные творческие, героические социальные ипостаси»[1].

При капитализме никогда не было, да, по сути, и не могло быть общества равных возможностей, так как это потребовало бы экономического равенства и равенства привилегий. Ни того, ни другого на Западе нет. Разве миллионер и нищий равны перед законом? Разве возможности сына фермера равны возможностям президентского отпрыска? Американская политическая элита — это кланы Кеннеди, Бушей и прочих, простые люди туда не попадают. Правда, стоит отметить, что часто привилегии очень тесно связаны с личным капиталом и напрямую от него зависят.

Так что при капитализме равенство невозможно. А заявления о том, что каждый может делать что угодно, а значит, и добиться чего угодно, рассчитаны на простаков. Поэтому, если мы хотим истинного равенства, то должны, прежде всего, не допускать чрезмерного «ожирения» одних и обнищания всех остальных. Во-вторых, нужно исключить родственные привилегии. Собственно, не без недостатков, но такая система и существовала при советской власти. Вспомним, что с различными оговорками, но все же каждый человек мог поступить в любой вуз страны. Исключение составлял разве что МГИМО — это был практически закрытый институт, по большей части, для детей элиты дипломатического корпуса.

Равенство может быть идеологическим, пропагандистским штампом, вроде «общества равных возможностей», которым пользовались западные идеологи, и равенством действительным, какое было у нас. Конечно, и у нас не все было идеально, но идеального равенства достичь невозможно.

Равенство невозможно, потому что люди не равны, — это аксиома. Бывает только равенство возможностей. Если ты умен и решителен, то добьешься своего, если нет, останешься внизу социальной лестницы. Но равенство возможностей реально только в рамках социалистического общества.


[1] Водолеев Г. Люди цивилизации денег. http://ari. ru/publication.

Мероприятия большевиков

А теперь представим, что большевиков не было. Не было вообще. Как в рассказе Бредбери «И грянул гром»: уберем один элемент из прошлого. Как изменится будущее?

Февралисты окончательно разваливают державу, начавшийся парад суверенитетов доходит до логического конца. Вначале от Российской империи отваливаются все национальные республики. На территории России — преступность, банды махновцев, полная анархия, голод, эпидемии. Чтобы восстановить порядок, западные державы вводят на территорию России свои войска. Это делается по приглашению самих февралистов. Страна фактически превращается в колонию. В таком сценарии нет ни капли преувеличения, все логично шло к этому, а частично уже было осуществлено. Но подобному  сценарию воспрепятствовали  большевики.

Сегодня в России отменено празднование Великой Октябрьской социалистической революции, ее стыдливо называют переворотом. В то же время во Франции дата Великой французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды, как о начале триумфального шествия свободы, тогда как в России Великая Октябрьская социалистическая революция лишь обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революцией буржуазии в собственных интересах, которая предоставила свободы 8% населения. Величие Русской революции заключалось в стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров французской революции — Марат. Его убила в ванной молодая дворянка Шарлотта Корде во время визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Небезынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он стал даже присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффилированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, что в результате ее бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. 

В противовес этому, множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции французской, которая на душу населения убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Великая Октябрьская социалистическая революция — это то, чем мы, русские, можем по праву гордиться. Она перевернула весь мир во имя справедливости. Мы создали новый тип государства — первое в мире государство рабочих и крестьян.

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

 «К 1917 г., в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

…Символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову, и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Мероприятия большевиков. Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[1].

Напоследок приведем цитату еще одного человека: «Те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я  нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было, и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[2]. Человек, произнесший это, не кто иной, как последний правитель дореволюционной России — А. Керенский.


[1] Бердяев Н. А. Русская идея.  М., 2000. С. 235—237.

[2] Улько Е. Возможности не представилось. «Родина». 1992, № 5.