Sidebar




Отметим плюсы и минусы реформ Хрущева. Положительными результатами эпохи Хрущева можно считать то, что

  • Советский Союз стал космической державой. СССР запустил первый искусственный спутник и вывел человека в космос, первым запустил космические аппараты в сторону Луны, Венеры и Марса.
  • Было начато массовое строительство жилья.

Отрицательных результатов, к сожалению, было значительно больше. Во-первых, дезориентация общества, первую роль в которой играла дискредитация имени Сталина на XX съезде КПСС (14—25 февраля 1956 года в Москве).

Абсолютно не имеющая смысла, кроме сведения личных счетов, акция посеяла неуверенность и разочарование в души советских людей. Некоторые историки вскрывают природу этого явления, объясняя субъективно-негативное отношение Хрущева к Сталину тем, что Сталин не помиловал сына Хрущева после совершенного им преступления.

Официально его сын Леонид пропал без вести в 1943 году. Однако по одной из версий он был захвачен в плен, стал сотрудничать с нацистами, был выкраден партизанами и застрелен. Но это версия. Зато точно не версия, что его жена, Любовь Илларионовна Сизых, арестована в 1942 году по обвинению в «шпионаже». Другой сын Хрущева, Сергей, в 1991 году уехал в США, ныне гражданин этой страны, живет там припеваючи. В одном из своих телевизионных интервью он сказал: «Папа был бы рад, что я в США. Думаю, да, папа был бы рад». Такая вот семейка.

Доклад Хрущева о «Культе личности и его последствиях», в основном, сплошное очернительство личности Сталина и советской истории.

Интересна одна деталь. Либеральные псевдоисторики любят вспоминать, что доклад Хрущева вызвал шок на съезде. Встает вопрос: если в партии доклад вызвал шок, то являлись ли истинными материалы этого доклада? Хрущев рассказывал о громадных преступлениях Сталина, и если это вызвало шок, значит, о них никто не знал. Получается, что Сталин творил свои грязные дела, а знал о них только один Хрущев. Американский историк Г. Ферр, проанализировав каждый тезис обвинений Хрущева, резюмирует:

«Фактически же мне удалось сделать совсем другое откры­тие. Из всех утверждений «закрытого доклада», напрямую «разоблачающих» Сталина или Берию, не оказалось ни од­ного правдивого. Точнее так: среди всех тех из них, что подда­ются проверке, лживыми оказались все до единого. Как выяс­няется, в своей речи Хрущев не сказал про Сталина и Берию ничего такого, что оказалось бы правдой. Весь «закрытый док­лад» соткан сплошь из, подтасовок такого сорта»[1].

Даже если бы все сказанное Хрущевым было правдой, а это не так, то все равно в то время — время психологической войны Запада против России — делать такой доклад было преступлением. Большинство народа верило в Сталина, плакало на его похоронах, и Хрущев нанес непоправимый удар по исторической памяти народа и по его вере. Большинство социалистически настроенной интеллигенции в западных странах было сталинистами, после же этого доклада они стали отходить от социалистических идеалов. Этот доклад нанес непоправимый удар по международному авторитету СССР. В конечном счете, выступления в социалистических странах, когда крушили памятники «тирану» Сталину, были отголосками хрущевского доклада. Это вынуждены признать даже критики так называемой «сталинщины»:

«Разоблаче­ние сталинщины породило кризисы в просталинском руководстве ряда стран Восточной Европы, вызвало массовые народные дви­жения в Польше и Венгрии. В Венгрии ситуация обострилась до предела. У руководства страны был Матиас Ракоши, один из руководителей революции 1919 г. …Теперь, после XX съезда КПСС и разобла­чения культа личности Сталина, венгерское руководство расте­рялось и выпустило из-под своего контроля развитие полити­ческих событий. В Будапеште и других городах начались улич­ные демонстрации и выступления. Они были направлены против тогдашней компартии Венгрии, органов госбезопасности, против союза  с  СССР»[2].

Западные радиоголоса, вещающие на СССР, сразу стали посвящать передачи этому докладу, естественно, со своим комментариями. Вообще, надо сказать, что Запад за всю историю холодной войны не провел столь удачной идеологической диверсии, какую провел Хрущев против собственной страны. Не случайно радио «Свобода» в 1997 году отмечало сорокалетие этого доклада, как большой праздник, посвятив ему несколько передач. После того, хотя коммунистическая терминология по-прежнему оставалась в речах руководителей Советского государства, простые люди все меньше им верили.

Не маловажную роль в дезориентации общества сыграло так же и то, что главным девизом становится: «Догнать и перегнать»! В чем нам догонять, а тем более перегонять Запад? Ведь мы были лучшие во всех областях, кроме одной — количеству материальных благ на душу населения.

 Мы были во всем первые, и вдруг народу победителю говорят, что он опять должен кого-то догонять. Результатом стала душевная опустошенность людей.

А главной целью становится построение сытого мещанского общества, главный идол которого — колбаса.

«Главным полем борьбы между соци­алистической и либеральной идеологией в век интеллектуалов неизбежно становится интеллигенция. Советский социализм про­играл тогда, когда его вожди свели цели общества к килограм­мам мяса и метрам жилплощади. С этого момента интеллигенция стала искать других богов. Сначала это было просто внутреннее освобождение, выход на свободу из покинутого духом храма. Одним казалось, что можно жить семьей, работой, любовью к женщине. Другие ушли в религию. Общественная духовная энер­гия стала концентрироваться вокруг идей, альтернативных офи­циальным, т.е. западных»[3].

Все остальные идеологические «ходы» Хрущева вообще стали предметом анекдотов: «построим коммунизм к 1980 году», «последнего попа покажем в 80 годах» и т.д. и т.п.

Политика Хрущева — это дезориентация советских людей, социалистического общества в странах-союзниках, марксистских партий и прокоммунистически настроенной интеллигенции в капиталистических странах.

В результате, в СССР начались первые антиправительственные выступления. Сначала силовой разгон митингов в Тбилиси против осуждения культа личности Сталина (1956). Никто не забудет и расстрел в Новочеркасске (1962). Абсолютно бессмысленная и непонятная жестокость по отношению к людям, возмущенным ростом цен. Антисоциалистические выступления прокатились по соцстранам, марксистские партии стали терять поддержку, а западная интеллигенция стала отворачиваться от Советского Союза, популярность обрели маоистские идеи.

   Экономическая дезорганизация. Тем не менее, экономика продолжала развиваться довольно высокими темпами, которые значительно опережали темпы развития капиталистических держав и составляли около 10% в год. Однако многие исследователи подчеркивают, что достижения периода правления Хрущева в основном носили инерционный характер, то есть  во многом были следствием предыдущего этапа развития.

В экономике начались бурные реформы, одной из причин которых были не объективные проблемы, а импульсивность характера самого Хрущева. На это обстоятельство обращали внимание многие экономисты, см. например, Яременко Ю.В. «Экономические беседы»[4].

Если смотреть с чисто экономической точки зрения, смысл этих реформ не очень понятен. Экономика после смерти Сталина развивалась высокими темпами, и эти темпы надо было лишь поддерживать. Видимо, Хрущев хотел остаться в истории как большой реформатор. Реформы стали проводиться с большим размахом, правда, большинство их было непродуманно и приводило не к улучшению, а к ухудшению дел. Экономика была разделена не по естественному отраслевому признаку, а по территориальному.

Сельское хозяйство подорвали разгоном МТС и борьбой с личными подсобными хозяйствами, которую Хрущев начал проводить с 1958 года. В 1959 году жителям городов и рабочих посёлков было запрещено держать скот, у колхозников личный скот выкупался государством, обрезались приусадебные участки. Начался массовый забой скота в личных хозяйствах. Эта политика привела к сокращению поголовья скота и птицы, ухудшила положение крестьянства.

В 1960-х годах положение в сельском хозяйстве усугубилось разделением каждого обкома на промышленный и сельский, что повлекло за собой дезорганизацию и неразбериху в руководстве. В 1965 году, после ухода Хрущева на пенсию, эта реформа была отменена.

Вместо развития сельского хозяйства в России развивается сельское хозяйство Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, которые получают громадные дотации.

А кончились все экономические реформы тем, что в стране повысились цены (при Сталине цены ежегодно снижали), производство мяса в 1964 году упало до уровня 1958 года, темпы роста в сельском хозяйстве за 1959—1964 гг. упали до 1,5 % против 7,5 % в 1958 году, среднегодовое производство зерновых на душу населения упало почти до уровня 1913 года.  СССР впервые начал закупать хлеб за границей. Начинает лихорадить хлебную торговлю. В 1963 году в некоторый регионах впервые после 1947 года начинают вводить карточки на хлеб.

Территориальный развал. В придачу ко всему, Хрущев начал разваливать СССР, причем не в переносном — в прямом смысле, начиная раздавать территории. Подписал договор о передаче некоторых островов Японии, а сейчас выясняется, что еще велись переговоры о передаче Карелии Финляндии. Отдал Крым Украине, Чечне — исконно русские земли. Причем объяснить, зачем все это делалось, трудно. Зачем, например, отдал Крым Украине? Какая проблема с помощью этого решилась?

В канву этой политики укладывалось также и увеличение самостоятельности глав союзных республик.

Развал армии. Все, кто разваливал нашу страну, всегда следовали определенной логике. И одной из важных составляющих этой логики было разрушение армии. Конечно, сокращение армии можно было объяснить окончанием войны. Но Хрущев всегда проводил реформы со свойственным ему подходом. Сокращение армии было произведено таким образом, что людей увольняли до окончания срока службы, который давал право на пенсионное обслуживание. То есть, фактичес­ки, на улицу были выброшены десятки тысяч офицеров.

Попытка развала партии. Начинается планомерный развал партии. На пленуме ЦК КПСС в 1962 году Хрущев предлагает разделение партийных организаций на две части — промышленную и сельскохозяйственную. Некоторые руководители (К.Т. Мазуров) высказали предположение, что такое разделение приведет к перерождению сельскохозяйственной части партии в партию эсеров. Произошел постепенный переход к принципу «несменяемости кадров».

Подрыв международного авторитета. Мы уже писали, какое катастрофическое влияние оказала политика десталинизации на наших восточноевропейских союзников. По сути, это был удар в спину. Представим: у власти там сталинисты, и вдруг в СССР, на самом высоком уровне, говорится, что Сталин — воплощение всего худшего.

Но вопрос был не только в идеологическом предательстве. Хрущев просто убирал наших союзников. Например, Венгрией руководил верный наш союзник Ракоши, который называл себя «лучшим венгерским учеником Сталина», копируя сталинский режим в мельчайших деталях — вплоть до того, что в последние годы его правления венгерская военная форма была скопирована с советской, а в магазинах Венгрии начали продавать ржаной хлеб, который до этого в Венгрии не ели. В 1953 году Ракоши был вызван в Москву, подвергнут суровой критике за недостатки его экономической политики, и вынужден в июле уйти в отставку с поста премьер-министра.

И на кого он был заменен? На Имре Надя. Того самого, который принимает активное участие в мятеже 1956 года. Того самого, который заявил, что Венгрия выходит из Организации Варшавского договора, и провозгласил ее нейтралитет. Он даже обратился в ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии. Того самого, который впоследствии был повешен 16 июня 1958 года «за государственную измену».

Таким образом,  Хрущев силовым методом заменял наших союзников на откровенных предателей.

Однако только этим негативность политики Хрущева не исчерпывалась.  И речь, конечно, не о ботинке Хрущева, которым он стучал в ООН, хотя и это тоже показывает его уровень как  политика. Мы поссорились с Албанией и, главное, с таким важным союзником, как Китай. Полностью потеряли лицо как великая держава в Карибском кризисе.

Также непонятна односторонняя уступка Западу в виде вывода советских войск из Австрии. Вообще, политика Хрущева в деталях напоминает политику Горбачева.

Неадекватность антишпионских мер. Несмотря на усиление подрывной работы Запада против СССР, у нас по непонятным причинам практически перестают раскрываться шпионские сети. Лишь когда шпионаж становится откровенным и наглым, а разведывательный американский самолет У-2 сбивают над центром нашей страны, происходит показательный суд над шпионом. Вообще, скрытая агрессия против СССР достигла во времена Хрущева небывалых размеров. Но все же самую катастрофическую роль для нашей страны сыграл сам Хрущев. Он допустил, чтобы зерна, брошенные западными спецслужбами на территории нашей Родины, дали свои всходы.

Абсолютно неадекватными мерами так же были разрешение абортов и антирелигиозная компания.

Таким образом, результатом правления Хрущева стало сокращение веры в социалистические идеалы в душах простых людей, как у нас, так и на Западе, развал экономики, начало развала государства, резкое ухудшение международного положения СССР.

В большей части то, что сделал Хрущев, принесло вред нашему государству, поэтому не случайно наши враги относятся к нему с симпатией. Во время сплошного очернительства нашей истории в 90-е годы только о Хрущеве говорили хорошо. Наши заокеанские партнеры также всегда о Хрущеве говорят с теплотой. Периоды нашей истории они называют такими негативными терминами, как «застой», «репрессии» и т.д. Только период правления Хрущева обозначается как «оттепель». Столь же уважительно западные идеологи говорят лишь о Горбачеве. Об этом стоит задуматься.


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость.  М., 2008. С. 6.

[2] История отечества. 1939—1991. Учебник для 11 класса средней школы.  М., 1992. С.158

[3] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 106.

[4] Яременко Ю.В. Экономические беседы. М., 1999. С. 32

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 128 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Хрущев кратко

В партию большевиков Хрущев вступил лишь в 1918 году. Потом серенькая карьера партийного интригана, всегда колебавшегося вместе с линией партии. В частности, как 1-й секретарь Московского горкома и обкома ВКП(б), а позднее как первый секретарь ЦК КП(б) Украины проявил себя «беспощадным борцом» с «врагами народа».

«…Будучи первым секретарём Московского обкома и горкома партии в 1937 году, Н.С. Хрущёв «активно выпрашивал у Политбюро „лимиты на расстрел» рядовых „врагов народа»: кулаков, уголовников… «Н. С. Хрущёв прославился на этой работе своей кровожадностью». Например, в стенограмме январского (1938 года) закрытого Пленума ЦК ВКП(б) Хрущёв фигурировал в докладе Г.М. Маленкова 14 января 1938 года на Пленуме как «перегибщик». Причём персонально по Хрущёву Маленков сказал: «Проведённая в Москве проверка исключений из партии и арестов обнаружила, что большинство осуждённых вообще ни в чём не виноваты»[1].

Об этом он старался не вспоминать, как не вспоминать и о том, что он являлся одним из виновников катастрофических окружений РККА под Киевом (1941) и под Харьковом (1942).

Хрущев кратко. Еще раз подчеркнем: Хрущев пришел к власти как путчист, а не в результате его выдвижения Коммунистической партией.

Оценки деятельности Хрущева прямо противоположны. Нередко Хрущева обвиняют в целенаправленном развале социалистической системы Советского Союза. Согласно этой точке зрения, в то время демонтаж социализма был невозможен, так как слишком очевидны были его успехи. Также и с точки зрения Запада: сначала социализм надо развалить, чтобы потом представить его заведомо недееспособным. И Хрущев с успехом начал выполнять эту миссию. Хрущев был первым диссидентом. Так, В.М. Молотов писал: «Хрущёв — он же сапожник в вопросах теории, он же противник марксизма-ленинизма, это же враг коммунистической революции, скрытый и хитрый, очень завуалированный...» (21.06.1972)[2].

«Хрущев, а не Солженицын и не Сахаров был первым советским диссидентом, и странно не то, что он, в конце концов пал, но то, что он пал в 1964 году, а не в 1957, когда против него восстало большинство его соратников, а спас его решительным силовым маневром маршал Жуков»[3].

Конечно, Хрущев не был агентом западных спецслужб, но профессиональный уровень выскочки, пришедшего к власти с помощью военного переворота, явно не отвечал масштабу задач, стоявших перед такой огромной страной, как СССР. Как верно отметил Л.М. Каганович:

«Он принёс пользу нашему государству и партии, наряду с ошибками и недостатками, от которых никто не свободен. Однако "вышка" — первый секретарь ЦК ВКП(б) — оказалась для него слишком высокой»[4].

 Усугубляла непрофессионализм энергичность, желание кипучей реформаторской деятельности. Резюмируя, можно сказать, что, при отдельных положительных сторонах, деятельность Хрущева не укладывалась в общий мейнстрим русской истории.

Он пришел на штыках Жукова, держался на штыках Жукова. Оставшись без поддержки Жукова, он теряет власть. В октябре 1964 года уже весь президиум ЦК высказался за отставку военного путчиста Хрущева. Хрущев пишет заявление об уходе на пенсию по состоянию здоровья.

Никаким заговором Пленум не был, соблюдены все уставные нормы. На пост Первого секретаря Хрущёва избрал Пленум. Пленум и освободил его. В своё время Пленум рекомендовал Верховному Совету назначить Хрущёва на пост Председателя Совмина. И в октябре 64-го Пленум вынес рекомендацию Верховному Совету о смещении его с этого поста. Уже перед Пленумом, на заседании Президиума, Хрущёв сам признал: ему невозможно оставаться далее у руля государства и партии. Так что члены ЦК поступили не только правомерно, но и впервые в советской истории партии смело, в соответствии с убеждениями, пошли на смещение лидера, допустившего множество ошибок, и как политического руководителя, переставшего соответствовать своему назначению[5].

 Таким образом, Н.С. Хрущёв — неоднозначная фигура на политическом небосклоне России. Он желал счастья советскому народу, хотел, чтобы все жили при коммунизме. Но его реформаторские способности оказались довольно ограниченными, что к тому же усугублялось импульсивным характером. Вместо продуманных долгосрочных реформ началась реформаторская чехарда, что привело к ухудшению дел в экономике, в политике. Крайне сильно пострадал международный имидж СССР, когда вместо взвешенного политика пришел человек, стучавший башмаком по трибуне ООН.

«Бунт его был направлен против русской имперской истории: его либеральные реформы угрожали самому существованию империи. Иначе говоря, антисталинский курс Хрущева оказался неуместен в России и был ею решительно отвергнут»[6].

Политика Хрущева — яркая иллюстрация поговорки: «дурак хуже врага». Здесь можно лишь добавить: когда этот дурак энергичный, то он хуже десяти врагов, а когда, вдобавок, дурак занимает высший государственный пост, то хуже и целой армии врагов.


[1] Сироткин В. Сталин. Как заставить людей работать?  М., 2004.   

[2] Феликс Чуев. Полудержавный властелин.  М., 2000.

[3] Соловьев В., Клепикова Е. Андропов: Тайный ход в Кремль. Спб., 1995. С. 42

[4] Каганович Л.М. Памятные записки. С. 647.

[6] Соловьев В., Клепикова Е. Андропов: Тайный ход в Кремль. Спб., 1995. С. 41

Модель общества, адекватная менталитету «Солидарность»

То, что было построено в СССР, в наибольшей степени отвечало русским ментальным качествам. Поэтому именно советский проект был успешен.

Русскому менталитету наиболее соответствует общественный строй, покоящийся на трех столпах:

  • моральная справедливость, перераспределительная система благ в пользу тех, кто нуждается, — главные стимуляторы трудовой деятельности;
  • государство, которое играет роль центра волевой мобилизации. Коллективное достижение успеха;

Мы уже говорили, что капитализм основан на алчности, стремлении к самореализации и конкуренции. Но именно эти качества не являются доминантными в русском менталитете. «Кавказцы захватили рынки. Государство, помоги и огради», — таков лейтмотив выступлений русских националистов. Но почему-то кавказцы не требуют от Азербайджана, чтобы тот помог им захватить рынки в чужой стране.

Даже представители малого бизнеса — ядро коммерчески активного населения —постоянно жалуются на налоги, чиновников, высокую арендную плату и ставки кредитов, высокие тарифы на коммунальные услуги. Но, в действительности, все это — сублимированная тяга к государственному заступничеству. Мол, «государство, помоги нам делать бизнес». Создаются всевозможные комитеты, фонды помощи малому бизнесу, а малому бизнесу все недостаточно.

Турки без всякого заступничества застроили все побережье первосортными гостиницами на любой вкус, где отдыхают теперь в массовом количестве русские. Построили все это в пустом поле. С российской стороны Черного моря — лишь разрозненные мини-отели, построенные, в основном, армянами.

С китайской стороны Амура на пустом месте выросли комбинаты по переработке нашего леса, построены дороги, города. С нашей стороны Амура — ничего, только то, что было построено еще при коммунистах. И опять жалобы на налоги, дороги и т.д. и т.п. Русские пенсионеры продают свои маленькие квартиры в Благовещенске и за эти деньги покупают шикарные апартаменты по ту сторону Амура. Китайцы наладили перевод пенсий, а продукты и коммунальные платежи у них дешевле…

Русская деревня сегодня — это, в большинстве случаев, запустение, нищенские зарплаты, вера в приход доброго царя или полное безверие, убиваемое самогоном. Приезжаешь в татарскую деревню, где действуют те же законы и налоги, — все развивается, селяне отвозят на рынок свою продукцию, на вырученные средства совместно строят дома.

Русские — самая антикапиталистическая нация на земле. Ментально капитализм — антирусский строй. Поэтому он убивает, опустошает, ведет к полной деградации. И дело здесь не в пресловутых налогах или законах. Автор одного из самых известных психологических исследований русского менталитета Ксения Касьянова очень точно подмечает:

«Героические» усилия наших СМИ «привить» русскому человеку индивидуализм, озабоченность своим материальным благосостоянием и другие «западные» качества в виде главных ценностей ведут именно к такому результату, прежде всего, к деморализации. Ссылки на то, что «рынок» требует именно таких черт личности, с на­шей точки зрения, несостоятельны. Рынок должен быть при­способлен к нашему национальному характеру, а не наоборот»[1].

Рассмотрим касающийся каждого россиянина вопрос о зарплате. Капиталисты повышают зарплату не потому, что они «добрые», а потому, что люди в массовом количестве выходят на забастовку. Так развивается весь капиталистический мир. Не проходит и месяца, чтобы в какой-нибудь капиталистической стране все не останавливалось, потому что объявили общенациональную забастовку то водители, то летчики, то машинисты и т.п. и т.д. Причем они живут гораздо лучше российских коллег, но все равно постоянно требуют повышения зарплаты.

Если русские хотят жить при капитализме, то они должны быть готовы постоянно бастовать. Но этого качества нет в русской крови, нет любви к борьбе за свои права, нет индивидуализма, зато наличествует желание не «раскачивать лодку». В армии не бастуют, в армии выполняют приказы. В каптерках могут ругать офицеров, но на плацу все выполняют приказы. Потому мы на кухне — «против», на собрании — «за».

В России доля заработной платы составляет всего 23% ВВП, а размеры взносов на социальное страхование (пенсионное, медицинское и социальное страхования) — всего 7,5% ВВП. В итоге совокупные расходы в России на два базовых института доходов населения (заработная плата и социальное страхование) составляют чуть больше 30% ВВП, что в 1,8—2 раза меньше, чем в развитых странах (рис. 8).

Проще говоря, страна произвела продукции на 100 рублей, в развитых странах 60 рублей пошло бы на зарплаты работникам, в России же — только 30 рублей. Но в развитых странах, несмотря на это, постоянно бастуют, а русские, видимо, всем довольны.

«С «рынком труда» вообще получилось черт знает что, наши западные учителя просто остолбенели от удивления… Люди, вопреки всем законам рынка, работают, иногда по полгода не получая зар­платы. Они отдают свой труд не как товар, а как некую общественную ценность. Зарплату они требуют не по формуле эквивалентного обмена «товар — деньги», а как средство существования. Аргументом редких де­монстраций протеста не стало нормальное обвинение обманутого на рынке торговца: «Вы украли мой товар!» Рабочие и учителя требуют: «Заплатите, ибо мне нечем кормить ребенка!» Это — аргументация от справедли­вости, а не от рынка. Уже отцы политэкономии, Адам Смит и Рикардо подчеркивали, что жизненная нужда продавца, а тем более справедливость и сострадание — категории сугубо нерыночные. Акт рыночного обмена основан исключительно на рациональном расчете, и, предлагая свой товар (в данном случае рабочую силу), продавец имеет право объяснять лишь выгоду сделки для покупателя, а не ссылаться на то, что ему «детей нечем кормить»[2].

Формула  Фэйера показала свою действенность в США и, наверно, была бы применима ко многим другим странам. Но только не к России.

Перед выборами в Госдуму РФ в 2007 г. резко повысились цены, но правящая партия получила свыше 70% голосов. Все довольны? Нет, все недовольны! Все ругали правительство, депутатов, но на вопрос, за кого вы голосовали, всегда отвечали: «За правящую партию». Этот выбор абсолютно иррационален. Голосовали, потому что «мы свое отжили, пусть хоть дети поживут», «коней на переправе не меняют» и т.д. и т.п. Короче, голосовали сердцем.

Почему же русские «против», но голосуют «за»? Потому что русские никогда не оценивают власть по уровню своего благосостояния. Главное, чтобы не отдельному человеку было хорошо, главное, чтобы было хорошо государству. Можно повысить цены, но провести военные учения, и 70% обеспечено.

Русский менталитет не совместим с проявлением либерализма ни в сфере политики, ни в сфере экономики. Но, главное, нам и не нужно подстраиваться под чуждую нам, уходящую в прошлое экономико-политическую систему. Она не является ни наиболее эффективной, ни наиболее близкой нам, а в сегодняшних условиях — вообще губительна для человечества.


[1] Касьянова К. О русском национальном характере.  М., 2003. С. 4—5.

[2] Кара-Мурза С. Г. Истмат и проблема «восток-запад».  M., 2001. С. 5.

§ 2. Чем ответил Запад