Sidebar

В партию большевиков Хрущев вступил лишь в 1918 году. Потом серенькая карьера партийного интригана, всегда колебавшегося вместе с линией партии. В частности, как 1-й секретарь Московского горкома и обкома ВКП(б), а позднее как первый секретарь ЦК КП(б) Украины проявил себя «беспощадным борцом» с «врагами народа».

«…Будучи первым секретарём Московского обкома и горкома партии в 1937 году, Н.С. Хрущёв «активно выпрашивал у Политбюро „лимиты на расстрел» рядовых „врагов народа»: кулаков, уголовников… «Н. С. Хрущёв прославился на этой работе своей кровожадностью». Например, в стенограмме январского (1938 года) закрытого Пленума ЦК ВКП(б) Хрущёв фигурировал в докладе Г.М. Маленкова 14 января 1938 года на Пленуме как «перегибщик». Причём персонально по Хрущёву Маленков сказал: «Проведённая в Москве проверка исключений из партии и арестов обнаружила, что большинство осуждённых вообще ни в чём не виноваты»[1].

Об этом он старался не вспоминать, как не вспоминать и о том, что он являлся одним из виновников катастрофических окружений РККА под Киевом (1941) и под Харьковом (1942).

Хрущев кратко. Еще раз подчеркнем: Хрущев пришел к власти как путчист, а не в результате его выдвижения Коммунистической партией.

Оценки деятельности Хрущева прямо противоположны. Нередко Хрущева обвиняют в целенаправленном развале социалистической системы Советского Союза. Согласно этой точке зрения, в то время демонтаж социализма был невозможен, так как слишком очевидны были его успехи. Также и с точки зрения Запада: сначала социализм надо развалить, чтобы потом представить его заведомо недееспособным. И Хрущев с успехом начал выполнять эту миссию. Хрущев был первым диссидентом. Так, В.М. Молотов писал: «Хрущёв — он же сапожник в вопросах теории, он же противник марксизма-ленинизма, это же враг коммунистической революции, скрытый и хитрый, очень завуалированный...» (21.06.1972)[2].

«Хрущев, а не Солженицын и не Сахаров был первым советским диссидентом, и странно не то, что он, в конце концов пал, но то, что он пал в 1964 году, а не в 1957, когда против него восстало большинство его соратников, а спас его решительным силовым маневром маршал Жуков»[3].

Конечно, Хрущев не был агентом западных спецслужб, но профессиональный уровень выскочки, пришедшего к власти с помощью военного переворота, явно не отвечал масштабу задач, стоявших перед такой огромной страной, как СССР. Как верно отметил Л.М. Каганович:

«Он принёс пользу нашему государству и партии, наряду с ошибками и недостатками, от которых никто не свободен. Однако "вышка" — первый секретарь ЦК ВКП(б) — оказалась для него слишком высокой»[4].

 Усугубляла непрофессионализм энергичность, желание кипучей реформаторской деятельности. Резюмируя, можно сказать, что, при отдельных положительных сторонах, деятельность Хрущева не укладывалась в общий мейнстрим русской истории.

Он пришел на штыках Жукова, держался на штыках Жукова. Оставшись без поддержки Жукова, он теряет власть. В октябре 1964 года уже весь президиум ЦК высказался за отставку военного путчиста Хрущева. Хрущев пишет заявление об уходе на пенсию по состоянию здоровья.

Никаким заговором Пленум не был, соблюдены все уставные нормы. На пост Первого секретаря Хрущёва избрал Пленум. Пленум и освободил его. В своё время Пленум рекомендовал Верховному Совету назначить Хрущёва на пост Председателя Совмина. И в октябре 64-го Пленум вынес рекомендацию Верховному Совету о смещении его с этого поста. Уже перед Пленумом, на заседании Президиума, Хрущёв сам признал: ему невозможно оставаться далее у руля государства и партии. Так что члены ЦК поступили не только правомерно, но и впервые в советской истории партии смело, в соответствии с убеждениями, пошли на смещение лидера, допустившего множество ошибок, и как политического руководителя, переставшего соответствовать своему назначению[5].

 Таким образом, Н.С. Хрущёв — неоднозначная фигура на политическом небосклоне России. Он желал счастья советскому народу, хотел, чтобы все жили при коммунизме. Но его реформаторские способности оказались довольно ограниченными, что к тому же усугублялось импульсивным характером. Вместо продуманных долгосрочных реформ началась реформаторская чехарда, что привело к ухудшению дел в экономике, в политике. Крайне сильно пострадал международный имидж СССР, когда вместо взвешенного политика пришел человек, стучавший башмаком по трибуне ООН.

«Бунт его был направлен против русской имперской истории: его либеральные реформы угрожали самому существованию империи. Иначе говоря, антисталинский курс Хрущева оказался неуместен в России и был ею решительно отвергнут»[6].

Политика Хрущева — яркая иллюстрация поговорки: «дурак хуже врага». Здесь можно лишь добавить: когда этот дурак энергичный, то он хуже десяти врагов, а когда, вдобавок, дурак занимает высший государственный пост, то хуже и целой армии врагов.


[1] Сироткин В. Сталин. Как заставить людей работать?  М., 2004.   

[2] Феликс Чуев. Полудержавный властелин.  М., 2000.

[3] Соловьев В., Клепикова Е. Андропов: Тайный ход в Кремль. Спб., 1995. С. 42

[4] Каганович Л.М. Памятные записки. С. 647.

[6] Соловьев В., Клепикова Е. Андропов: Тайный ход в Кремль. Спб., 1995. С. 41


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 131 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Сводные данные

Проповедуемое национальной элитой качество — успех. Очень важно, что вопрос о том, как человек достигает успеха, всегда вторичен.

Максима мировоззрения — «каждый должен самостоятельно добиваться материального успеха, вне моральных оценок, и оставлять себе все нажитое»

Идеальными качествами национального менталитета, благодаря которым развивается данная  модель общества — эгоизм и стремление к самореализации.

Наиболее яркие носители данного типа менталитета — американцы. Реальные качества национального менталитета, способствующие развитию данной модели общества, — эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

 Модель общества — капитализм. Идеология — либерализм.

Образно говоря, вид спортивных состязаний — бокс. 

Русский комплекс неполноценности

Русский человек постоянно замечает в себе недостатки. Мы не ценим себя, часто просто не уважаем, и именно поэтому нас нередко не уважают другие народы. Мы все время себя критикуем, восхищаемся достижениями других цивилизаций, забывая, что наши достижения в тех же областях гораздо более значимы. Однако неправильно было бы говорить о том, что это качество надо изжить. Самокритика часто является источником развития отдельного человека и народа в целом, правда, когда они знают чувство меры. Поэтому о наличии данного качества надо просто помнить и осознавать опасность, от него исходящую, потому что именно оно очень хорошо использовалось западными спецслужбами в психологической войне против СССР.

Рыба ищет там, где глубже, человек — где лучше, а русские — там, где сложнее. С одной стороны, это положительное качество — русские полны энтузиазма, и в годы великих свершений отдают себя без остатка во имя достижения цели. Но, с другой стороны, благодаря  такой черте характера, русские часто сами разрушают свое спокойствие. В советское и постсоветское время люди, уезжавшие на постоянное место жительства за границу, бросали жилье, работу, карьеру. Кандидаты наук, врачи, преподаватели шли работать таксистами и посудомойками. Можно понять евреев, которые уезжали на родину, но зачем русские ехали в чужие страны? Чтобы удовлетворить порыв русской души к трудностям, которые потом героически преодолевать? Русские все время находятся в поисках инобытия, потому только в России существует пословица: «Хорошо там, где нас нет».

«У рус­ских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть»[1].

Типичен пример популярной советской актрисы Елены Алексеевны Кореневой (жена барона Мюнхгаузена в фильме «Тот самый Мюнхгаузен»). Эмигрировала в 1982 году в США, выйдя замуж за американца. Дальше все типично. Брак естественно фиктивен, муж развелся, выйдя замуж за другого мужчину. Это уже типично для США. Короче, он гомосексуалист. А что Корнеева? И здесь все типично. Пошла работать официанткой в ресторан «Русский самовар». Помыкавшись, в 1993 году Елена Коренева вернулась в Россию[2].

Это качество русской души следует отметить особо. Брежневский период был, пожалуй, самым спокойным в истории России. Никто не боялся остаться без работы, пенсия обеспечивала достойную старость, существовала бесплатная медицина, образование, жилье. Все были уверены в завтрашнем дне. Но нам не нужна уверенность в завтрашнем дне, нам нужен бунт — беспощадный и, главное, бессмысленный.

Спокойствие — это нечто чужеродное для русской истории и русского менталитета. У нас спокойных времен не было вообще, точнее, был один период — время так называемого развитого социализма, но это спокойствие воспринималось негативно, как застой, хотя, как уже говорилось, это было преувеличением.


[1] Бердяев Н. Русская идея// Вопросы философии. 1990. № 3. С. 151—152.

[2] Муж и любовник Елены Кореневой отметили серебряную свадьбу / "Только звезды №38. 01 октября 2011.

Как марксизм погубил социализм

Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.