Sidebar

Сегодня антисоветчики рассказывают следующую версию. СССР разместил ракеты на Кубе. В ответ США нам пригрозили, мы испугались и убрали ракеты. Это американская версия «Карибского кризиса». На кого работают такие отечественные историки?

Карибский кризис - как все было на самом деле. Во-первых, в 1961 году Соединённые Штаты размещают в Турции 15 ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер».

Эти ракеты, с радиусом действия 2 400 км, напрямую угрожают городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. Важно также и другое преимущество ракет средней дальности: малое подлётное время — менее 10 минут.

Во-вторых, против нашего стратегического союзника — Кубы США осуществляли постоянные провокации и вынашивали планы нападения на остров Свободы.

С американцами по-хорошему нельзя. Пришлось нам размещать на Кубе ракеты средней дальности Р-12.

После того, как 14 октября 1962 года самолёт-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облётов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль советские ракеты, Президент США Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу их демонтировать, а также развернуть направлявшиеся к Кубе советские корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро.

Президент Кеннеди обратился к американской публике (и советскому правительству) в телевизионном выступлении 22 октября. Он подтвердил присутствие советских ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы США «готовы к любому развитию событий». Кеннеди отдал приказ повысить боевую готовность вооружённых сил США до уровня DEFCON-2 (первый и единственный раз в истории США).

Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения. Срочникам, готовящимся к демобилизации, было предписано оставаться на местах несения службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее письмо, заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах. Тем более что он знал: существенная часть советского оружия уже добралась до Кубы.

Но американские самолеты продолжают летать над суверенной территорией Кубы. Приходится нам решать и этот вопрос. 27 октября 1962 года наши ПВО  сбивают над Кубой американский самолет разведчик U-2. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Этот день, 27 октября 1962 года, вошел в историю как «Чёрная суббота» — день, когда мир был ближе всего к глобальной ядерной войне.

Итог. Мы сбиваем их самолеты и выводим свои ракеты с Кубы. Они дают гарантии ненападения на Кубу и выводят свои ракеты из Турции как «устаревшие».


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 37 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Отечественная война. Потери

Определенный перевес на стороне советских войск появился в конце войны, когда значимая часть живой силой противника была уже уничтожена. Но в битве под Москвой преимущество нацистов составляло 1,5 раза, а в главном сражении войны под Сталинградом, где мы переломали хребет нацистскому зверю, численное преимущество на стороне нацистов —  1,7 раза.

К этому стоит добавить, что такой же перевес у нацистов был не только в живой силе, но и в технике. Например, количество самолетов под Сталинградом у нацистов было в 3 раза большим, а ведь преимущество в авиации — это не преимущество в винтовках, это громадный перевес. Военно-экономический потенциал Германии на начало войны был 1,5—2 раза выше, чем в СССР, а после оккупации европейской части СССР, имевшей стратегическое значение, потенциал Германии был в 3—4 раза выше потенциала СССР.

«Наступающие (немцы в начале войны, — авт.) превосходили их по живой силе в 1,8 раз, по танкам — в 1,5 раза, по артиллерии — в 1,3 и по современным самолетам — в 3,2 раза»[1].

И только с 1942 года, после уничтожения значимой части живой силы и вооружений противника, после того, как весь мир увидел, что мы не только умеем лучше воевать, но и лучше работать, Красная армия стала постепенно превосходить в этих показателях немецкую.

Отечественная война. Потери. Теперь что касается цифр потерь. После войны появилась цифра: 7 миллионов погибших. В послесталинский период она увеличилась до 20 миллионов. Это цифра считалась официальной до эпохи развала СССР. Сейчас многих это число — 20 миллионов погибших — не устраивает, говорят о 40 или даже 50 миллионах.

Сколько же наших солдат погибло во время Великой Отечественной войны? Каково соотношение наших потерь и потерь немцев? Точка в этом вопросе уже давно поставлена и, в большинстве случаев, рассуждения о громадных боевых потерях Красной армии являются признаком дилетантизма или сознательной попытки фальсифицировать историческую реальность.

Итак, боевые безвозвратные потери Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) составили 8.668.400[2]. Эта цифра долгое время была засекречена. Однако в 1993 г. выходит книга «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах», в которой рассекречиваются данные о потерях Советской армии в различных войнах и конфликтах[3].

Итак, 8.668.400. Эта цифра требует ряда пояснений. Преднамеренно убито в результате голода и пыток более 1,2 миллиона советских военнослужащих, находящихся в плену. Таким образом, на фронте погибло менее 7,5 миллионов советских военнослужащих.

Однако Советский Союз потерял гораздо больше жизней, так как со стороны Германии война носила истребительный по отношению к пленным и мирному населению характер. Только на территории Белоруссии вместе с жителями было сожжено 628 деревень. Миллионы людей были угнаны на работу в Германию. Отсюда и возникает цифра в десятки миллионов.

Каковы же боевые потери наших противников? Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6.923,7 тысяч человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия и др.) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725,8 тысяч человек. Кроме того, на стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования, безвозвратные потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек убитыми. Таким образом, людские потери Германии и её союзников в боевых действиях против СССР составили 8.672.500 человек.

Мы не случайно выше подсчитали потери Красной армии без потерь в плену. Это было сделано для того, чтобы наши сопоставления были корректными. Дело в том, что наши потери были больше за счет целенаправленного уничтожения советских военнослужащих в немецком плену. Число же немецких военнопленных составляло 2,4 миллиона, а вернулось в Германию 1.939 тысяч человек, 450,6 тысяч немцев умерли в плену. То есть на фронте погибло более 8,2 миллиона.

Таким образом, каждый, кто умеет считать до десяти, может видеть: потери нацистов и их союзников больше, чем потери РККА.

Можно еще более углубиться в вопрос о соотношении потерь. В этом случае стоит рассмотреть потери партизан, и соотнести потери, возникшие при освобождении Европы. Но, как ни считай, потери противника превышают потери РККА. Не зря после завершения Великой Отечественной войны Михаил Шолохов писал:

«Никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумленным взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия…. Пройдут века, но человечество навсегда будет хранить благодарную память о героической Красной Армии».

Теперь о морозе. У русских не существует никакой особой предрасположенности к перенесению морозов. У них нет слоя подкожного жира, и мерзнут они так же, как и немцы или англичане, поэтому все рассуждения о «генерале Морозе» наивны. Мы просто одеваемся теплее. А если немцы не смогли обмундировать свою армию соответствующим образом, то это лишь говорит о компетентности немецких стратегов. Если же обмундирование было, что подтверждают кадры немецкой военной кинохроники, а они все же не могли переносить мороз, то это говорит о силе воле, о способности противостоять трудностям, о морально-волевых качествах русского солдата.

 В конце концов, одно из трех основных сражений второй мировой — Курская дуга было, как известно, летом, без всяких морозов. Курская дуга — последняя крупная наступательная операция немцев. Что тогда помешало немцам? Может быть, слишком жаркое лето?

И последнее о потерях. Один не вполне адекватный лидер сопредельного государства, в промежутке между поеданием галстуков, объявил, что именно его страна внесла громадный вклад в разгром фашистов. Этому мифу способствовал и интернациональный советский кинематограф, который в фильме о войне рядом с русским воином постоянно изображал колоритного кавказского воина.

Не хочется никого обижать. Но и коверкать реальность в угоду политкорректности, мы не будем. Поэтому ниже приводится таблица потерь с разбивкой по национальностям СССР.

Национальный состав погибших советских военнослужащих Потери
Нации Всего тыс. чел. % от общего числа потерь
Русские 5 747, 1 66,3
Украинцы 1 376,5 15,9
Белорусы 251,4 2,9
Татары 188,3 2,2
Евреи 138,7 1,6
Казахи 130,0 1,5
Узбеки 121,4 1,4
Армяне 88,2 0,96
Грузины 79,7 0,92
Мордва 63,3 0,73
Азербайджанцы 58,1 0,67
Молдаване 53,7 0,62
Прибалты 44,2 0,51
Башкиры 32,1 0,37
Киргизы 26,9 0,31
Удмурты 23,4 0,27
Таджики 22,5 0,26
Туркмены 21,7 0,25
Марийцы 20,8 0,24
Коми 16,5 0,19
Буряты 13,0 0,15
Народности Дагестана 11,3 0,13
Осетины 10,4 0,12
Другие национальности 71,1 0,82
Итого 8 668,4 100

[1] Верт Н. История советского государства: пер. с фр. 2-е изд. М., 1998. С. 134.

[2] Дополнительный материал. Статья, в который подробно разбирается вопрос о людских потерях РККА в ВОВ, на сайте www. rusmissia. ru/p/3s. htm

[3] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах / Под общ. ред. Г.Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993. 

Проблемы СССР

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания? В неэффективности советской экономики или в чем-то другом?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начало года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[1], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но, несмотря на одинаковую эффективность, пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней, банк, в который кладет деньги Иван, должен давать не 10% годовых, как у Джона, а более чем 13,6%, то есть  банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36% только для того, чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом: за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 2)[2].

Как видим, советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепиться в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж ни как не заподозришь в любви к СССР,

«В 70—80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[3].

Действительно, в IV пятилетке 1946—1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20%. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем, причем явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблема дефицита — очень важная проблема, и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину, позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[4].

Застой же у нас был в идеологии. В то время как Запад вел бешеную работу на поле психологической войны, наша пропаганда обмусоливала марксистские постулаты вековой давности, давно не соответствующие реальности и всем уже давно надоевшие. На Западе возникла целая наука, изучавшая Советский Союз — советология, велись серьезные работы по исследованию психики, проводились различные тесты и эксперименты. К сожалению, советское руководство вовремя не осознало опасность психологической войны и не смогло принять адекватные меры, что обусловило в конечном счете развал страны.

И опять же, не был сделан осмысленный шаг в сторону русификации социалистической идеи, несмотря на то, что Брежнев был первым русским руководителем Советского Союза.

Нередко говорят о том, что Политбюро превратилось в дом престарелых. Это не совсем так. В то же время, когда в СССР Генеральными секретарями были Брежнев, Андропов, Черненко, в США президентом был Рейган. Рейгана в США считают одним из лучших президентов, он был во главе государства с 1981 по 1989 годы и ушел с поста президента в 78 лет. В то же время с поста Генерального секретаря Брежнев ушел в 76 лет, Андропов в 70 лет, а Черненко в 74 года. Согласно статистике, средний возраст  партийной элиты при Брежневе составлял 59,1 года. В это же время в США средний возраст политической элиты был примерно равен 57,5 лет, бюрократической — 62,5 лет[5]

Таким образом, главный порок брежневского управления страной заключался в том, что страна развивалась неадекватно времени, мы не использовали громадные преимущества планового социалистического хозяйства, страна шла вперед по инерции во всем — от идеологии до экономики, вместо того чтобы развиваться быстрыми темпами в соответствии с велениями времени.

Да, был кризис. Однако все эти проблемы были смешны, мы, по сути, даже не понимали,  что такое кризис. В 90-е годы мы это осознали. Годы без зарплаты, вал самоубийств, миллионы беспризорников, дети, которые ели комбикорм.

Или возьмем современный европейский кризис. Вполне себе благополучная Испания. Только официально — 20% безработных, сокращение социальных выплат, планы по увеличению пенсионного возраста. В Греции ситуация еще хуже, не намного лучше в Португалии, Ирландии, Италии. Темпы роста, в лучшем случае, в самых передовых странах 1—2%. Многотысячные демонстрации разгоняются слезоточивым газом, дубинками, водометами и резиновыми пулями.

Алкоголизм. Чрезмерная защищенность и расслабленность влияла на неуклонный рост потребления спиртных напитков (с 1,9 л чистого алкоголя на душу населения в 1952 г. до 14,2 л в 1984 г.).

В то же время, доктор медицинских наук А.В. Немцов считает, что рост алкоголизации происходил и в других странах мира (в частности, во Франции в 1965 г. он достигал 17,3 л/чел., что привело Шарля де Голля к необходимости принятия антиалкогольных правительственных актов).

«После Второй мировой, приблизительно с середины 50-х годов, когда были залечены основные раны, во всем мире, но особенно в Европе и Северной Америке, вместе с ростом материального достатка начался неудержимый рост потребления алкоголя. Благополучнейшая тогда Швеция за 30 лет — с 1946 по 1976 гг. — увеличила потребление на 129 %»[6].

Алкоголика нельзя было выгнать с работы, с ним нянчились, брали на поруки. Все это хорошо отражено в фильме «Афоня».

В СССР никто не голодал, никто не боялся потерять работу. Минимальная преступность, отсутствие наркомании. Социальные гарантии постоянно расширялись. Бесплатные квартиры, пионерлагеря, санатории, лечение, достойная пенсия. Мы разрушили страну из-за проблем, которые в западной стране даже не стали бы предметом серьезного обсуждения. Однако главной проблемой был дефицит, анализу которого посвящен следующий раздел.


[1] Учитывая процент на процент

[2] Грошев В.П. Занимательная экономика. М., 1988. С. 19.

[3] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика.  В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 15

[4] Зиновьев А. Смута.  М., 1994. С. 379.

[5] Ашин Г.К. Основы политической элитологии.  М., 1999. С. 218, 265.

[6] http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NATURE/VV_SC4_W.HTM Немцов А.В. Есть такая наука — алкология. Природа. 1995, № 11.

Возможность для самоактуализации

В обществе, в котором все меньше места остается стремлению к самоактуализации, где кумиром становятся не «генераторы», а «лампочки», неизбежно набирает силу процесс отторжения, высмеивания всего подлинно великого. А в кумиры обществу навязывают посредственных, а часто и бездарных актеров, писателей, певцов, модельеров, большая часть которых к тому же извращенцы. Естественно, как следствие, примитивизируется культура общества.

Примитивизируется все: театр, музеи, кино, литература. Массовая культура в большинстве своих форм не способствует гуманистически ориентированному социальному прогрессу и духовной эволюции человека. Призвание и назначение истинной культуры — облагораживание и совершенствование человека. Массовая культура исполняет обратные функции — она реанимирует низшие аспекты сознания и инстинкты, которые, в свою очередь, стимулируют этическую, эстетическую и интеллектуальную деградацию личности.

«Наша эпоха страдает волей к бездарности, волевым отвращением от гениальности и даровитости. Эпохи бывают бездарны, бедны гениями по собственной вине, это грех людской, а не слепая случайность, обделившая данное время дарами свыше. И в нашу эпоху, как и во всякую, немало есть дарований, но они ложно направлены, они чахнут в атмосфере воли к бездарности»[1].

Социализм — система, которая максимально способствовала самоактуализации личности. В рамках этой системы воспитывались созидатели, а не потребители. С детства мальчики хотели стать конструкторами, а не биржевыми маклерами, которые пытаются отнять (выиграть) деньги у таких же, как они сами.


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма.  М., 1997. С. 14—15.