Sidebar




Сегодня антисоветчики рассказывают следующую версию. СССР разместил ракеты на Кубе. В ответ США нам пригрозили, мы испугались и убрали ракеты. Это американская версия «Карибского кризиса». На кого работают такие отечественные историки?

Карибский кризис - как все было на самом деле. Во-первых, в 1961 году Соединённые Штаты размещают в Турции 15 ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер».

Эти ракеты, с радиусом действия 2 400 км, напрямую угрожают городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. Важно также и другое преимущество ракет средней дальности: малое подлётное время — менее 10 минут.

Во-вторых, против нашего стратегического союзника — Кубы США осуществляли постоянные провокации и вынашивали планы нападения на остров Свободы.

С американцами по-хорошему нельзя. Пришлось нам размещать на Кубе ракеты средней дальности Р-12.

После того, как 14 октября 1962 года самолёт-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облётов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль советские ракеты, Президент США Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу их демонтировать, а также развернуть направлявшиеся к Кубе советские корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро.

Президент Кеннеди обратился к американской публике (и советскому правительству) в телевизионном выступлении 22 октября. Он подтвердил присутствие советских ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы США «готовы к любому развитию событий». Кеннеди отдал приказ повысить боевую готовность вооружённых сил США до уровня DEFCON-2 (первый и единственный раз в истории США).

Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения. Срочникам, готовящимся к демобилизации, было предписано оставаться на местах несения службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее письмо, заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах. Тем более что он знал: существенная часть советского оружия уже добралась до Кубы.

Но американские самолеты продолжают летать над суверенной территорией Кубы. Приходится нам решать и этот вопрос. 27 октября 1962 года наши ПВО  сбивают над Кубой американский самолет разведчик U-2. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Этот день, 27 октября 1962 года, вошел в историю как «Чёрная суббота» — день, когда мир был ближе всего к глобальной ядерной войне.

Итог. Мы сбиваем их самолеты и выводим свои ракеты с Кубы. Они дают гарантии ненападения на Кубу и выводят свои ракеты из Турции как «устаревшие».

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 24 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Иосиф Сталин кратко

Сталин Иосиф Виссарионович правил нашей страной в один из самых драматичных периодов ее истории. Сильное экономическое отставание от передовых держав. Разрушенное хозяйство после первой и второй мировой войны. Сопротивление внутренних врагов. Угроза войны со стороны развитых капиталистических держав, постоянные военные конфликты с агрессивной Японией. Самая тяжелая за всю историю России война с внешним агрессором, в которой враг, в прямом смысле, хотел уничтожить русскую нацию как таковую. Руководство в таких условиях требовало необычайной энергии, организаторского таланта, умения предвидеть. Один из самых трагических периодов русской истории стал, благодаря Сталину, одним из величайших периодов.

Иосиф Сталин кратко. Поэтому, подводя итоги сталинскому периоду, следует сказать следующее. Это был один из величайших периодов существования русского государства, когда русский народ победил самого лютого врага, которого только знала история, когда страна развивалась во всех направлениях гигантскими темпами, каких у нас не было ни до, ни после этого. Развитие нашей экономики в то время можно с полным основанием назвать русским экономическим чудом. Причем это было подлинное чудо, а не бутафорское западноевропейское, устроенное на американские деньги. Мы подняли страну без помощи кого-либо, подняли сами на свои гроши. Конечно, были ошибки, но они сторицей перекрылись достижениями.

Сталин был мудрейшим государственным деятелем и полководцем. Вся его жизнь была посвящена беззаветному служению Отечеству. Он не строил себе дворцов, не держал денежных счетов за границей, а когда умер, не нашлось даже приличной пары обуви, чтобы его похоронить. Так жил этот человек, в распоряжении которого была вся страна. И поэтому люди верили ему безгранично, поэтому шли на смерть с его именем на устах. Поэтому, когда Сталин умер, плакала вся страна. Величайшую роль Сталина в развитии нашей страны признавали даже враги.

«Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить…

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью…Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил её с атомным вооружением.

Что ж, история, народ таких людей не забывает»[1].

Сталин был великим государственным деятелем, но он не был русским. Вкупе с интернациональностью марксизма, это помешало создать в то время подлинно русскую национальную идеологию. Есть мнение, что он хотел это сделать, но не успел.

«Сталин и попытался (Солженицын совершенно прав) в срочном, аварийном порядке заменить его (коммунизм) другим идеологическим горючем — великодержавным национализмом, но не успел — умер…»[2].

Но это все гипотезы. Так или иначе, он этого не сделал. Поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах, никто за них не боролся, они остались  чем-то чуждым, отвлеченным, не русским. Мы построили мощное государство, но мы не построили мощное национальное государство. В этом заключалась его слабость, проявившаяся через полвека, во время развала СССР.

За исключением нескольких бюстов, возведенных в частном порядке, и одного около кремлевской стены, в России сегодня памятники Сталину отсутствуют. В то же время в Монголии строится огромный памятник Чингисхану[3]. Неужели Чингисхан сделал больше для Монголии, нежели Сталин для нашей державы?


[1] Черчилль.  21.12.1959.

[2]  Соловьев В., Клепикова Е. Андропов: Тайный ход в Кремль. Спб., 1995. С. 70.

[3] К 2008 году в Монголии построят памятник Чингис-хану высотой 40 метров. ИА REGNUM. 14.02.2006.  

Эпоха застоя

Экономическая реальность «застоя». Сразу скажем: термин «застой» ведёт своё происхождение от политического доклада ЦК XXVII съезду КПСС, прочитанного М.С. Горбачёвым, в котором констатировалось, что «в жизни общества начали проступать застойные явления» как в экономической, так и в социальной сферах. Чем кончились антизастойные меры Горбачева, мы прекрасно знаем.

Перейдем от черного пиара Горбачева к реальности. Страна уверенно развивалась и в 50—60-е годы. СССР становится первой по объему ВНП державой в Европе. Первой космической державой. Опять предоставим слово Самуэльсону:

«Все согласны с тем, что процентные годовые показатели роста в СССР после Второй мировой войны намного выше, чем в США»[1].

Эпоха застоя. Однако в 70-е годы намечается определенное замедление темпов экономического развития. К сожалению, мирная, спокойная жизнь часто воспринимается как застой, тем не менее, факты убедительно говорят о его отсутствии. Ниже приведены данные сопоставительного развития СССР[2] и США[3] (табл. 1).

Таблица № 1

Темпы роста ВНП в СССР и США

СССР США
1971—1975 гг. 5,7 2,2
1976—1980 гг. 4,3 3,4
1981—1985 гг. 3,6 2,6

Если отбросить различные сплетни и опираться на факты, можно увидеть, что СССР опережал США по темпам своего развития. Если в СССР был застой, что тогда было в США?

Средний прирост ВНП (НД) в СССР в 1946—1985 гг. — 7%, аналогичные показатели США — 3,2%[4]. Для объективности приведем расчеты ЦРУ. По данным ЦРУ, в 1960 г. ВНП СССР составил в процентах от ВНП США 47,7%, в 1970 г. 53,2%, а в 1982 г. — 56,1%[5]. Таким образом, абсолютно непредвзятый сопоставительный анализ развития экономики СССР и США не позволяет сделать вывод о неэффективности советской экономики.

7 % больше 3,2%, и это не зависит от того, сторонник вы социализма или противник. Факты вещь упрямая.


[1] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т. Т. 2.  М., 1992. С. 411—412.

[2] Народное хозяйство СССР в 1987 г.  М., 1988. С. 7, 8.

[3] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика.  В 2 т. Т. I. М., 1992.

[4] С 1951—1965. См. БСЭ [Пятилетние планы развития народного хозяйства]. С 1966—1986. См. Народное хозяйство СССР в 1987 г. М., 1988. С. 7, 8. (Цит. Постижение / ред. сост. Бородкин Ф.М.  М., 1989. С. 423.)

[5] Какими мы были раньше? Обозреватель – Observer. // 1992. №2.

Победа большевиков

Победа большевиков была пирова. Большевикам досталась полностью разрушенная страна, фактически — с отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

«Социализм = Россия» — такова была формула сохранения нашего государства в то непростое время. Многие антисоветчики, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Российская империя в форме СССР воссоздалась, так как национальные интересы других народов совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты, независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украи-не, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России, и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Таким образом, либерализм верхов развалил Российскую Империю, и воссоздать её смог только социализм низов. Не было бы социализма, не было бы и России.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня об этом все забыли, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«Противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»[1].

Черносотенец Б.В. Никольский признавал, что большевики строили новую российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М.Д. Бонч-Бруевич писал:

 «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе кое с кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную, обеспечивая тем самым победу большевиков.


[1] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 51.