Sidebar




В советское время не тревожили прошлое и не сосредотачивались на анализе прихода Хрущева к власти. Кто-то где-то проголосовал, кого-то сняли, кого-то поставили.

Сегодня тоже не любят говорить о том, что произошло в 1953 году. Хрущев — это оттепель, десталинизация, короче — очень положительный персонаж, с точки зрения современных ультралибералов

Но давайте все же расставим все точки над «и». В октябре 1952 года проходит XIX съезд КПСС, последний съезд сталинской эпохи. Сталин обозначает своего преемника, поручает делать отчётный доклад на XIX съезде ВКП(б) Г.М. Маленкову.

5 марта 1953 года умирает Сталин. То, что последовала после смерти Сталина, является предметом различных инсинуаций. Издано громадное количество мемуаров, прямо противоположных по своим трактовкам. Мы же будем опираться только на факты.

5 марта 1953 года состоялось совместное заседании членов ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и министров советского правительства.

На этом заседании Л.П. Берия от имени Бюро Президиума ЦК КПСС предложил избрать на пост председателя советского правительства Г.М. Маленкова. Это предложение было единогласно поддержано собранием.  В тот же день Л.П. Берия возглавил объединенное МВД и МГБ (КГБ).

Таким образом,  после смерти Сталина две фигуры играют ключевую роль в руководстве страны: Маленков — преемник Сталина, и Берия — близкий соратник Маленкова.

Под личным курированием Маленкова в СССР была запущена первая промышленная  АЭС в мире. В области сельского хозяйства произошло повышение закупочных цен, уменьшение налогового бремени. В области экономики он предложил снять упор на тяжелую промышленность и перейти к производству товаров народного потребления, однако после его отставки эта идея была отвергнута.

Но вернемся к вопросу распределения постов. Еще три человека заняли относительно второстепенные посты. Это Ворошилов — формальный глава государства (Председатель Президиума Верховного совета), Булганин, который возглавил Министерство обороны СССР, и Молотов, возглавивший Министерство иностранных дел.

Государственный переворот. Был еще один человек — Никита Сергеевич Хрущев, который не получил никаких государственных должностей, заняв лишь пост заместителя Маленкова в Секретариате ЦК. Но именно он впоследствии становится главой государства. Как? Не получив никаких значимых постов, Хрущев[1] добился возращения в Москву Жукова, командующего в то время Уральским военным округом. Жуков был назначен на должность первого заместителя министра обороны СССР. Никто тогда не придал значения этим действиям Хрущева.

В июле 1953 года происходит военный путч под руководством Хрущева. Хрущев выдумывает историю, которую потом объявляет всем членам Президиума ЦК. Суть лжи в следующем: Л.П. Берия планирует провести государственный переворот и арестовать Президиум на премьере оперы «Декабристы».

В Москву вводятся Кантемировская и Таманская дивизии, занявшие ключевые позиции в городе. Арестовывают и без суда и следствия расстреливают высших советских руководителей.

Арестована и заменена вся охрана Кремля. Берию арестовывают и сразу без суда[2] расстреливают как английского шпиона. Арестовывают и расстреливают:

  • В.Н. Меркулова — министра государственного контроля СССР;
  • Б.З. Кобулова — генерал-полковника НКВД;
  • С.А. Гоглидзе — генерал-полковника НКВД — за измену Родине, совершение террористических актов, участие в антисоветской изменнической группе;
  • П.Я. Мешика — министра внутренних дел Украинской ССР;
  • В.Г. Деканозова — министра внутренних дел Грузинской ССР;
  • Л.Е. Влодзимирского — начальника следственной части по особо важным делам МВД СССР.

7 сентября 1953 года Хрущев занял должность Первого секретаря ЦК. Так, расстреляв без суда и следствия одного из руководителей страны и запугав всех остальных, начал свое восхождение на вершины власти будущий обличитель сталинских репрессий.

Военный стороной этой акции руководил Жуков. Он потом гордился тем, что лично скомандовал Берии поднять руки вверх, а затем «встряхнул его хорошенько».

С другим преемником Хрущев разберется через два года. В 1955 г. Маленков был подвергнут критике за ревизионизм и смещён с должности председателя Совета Министров.

После прихода к власти путчиста Хрущева начинается череда импульсивных, деструктивных, несвязных мер. В разнос идет экономика, международный авторитет СССР, разваливаются партия  и армия.

18 июня 1957 года большинство президиума ЦК высказалось за отстранения Хрущева от власти, а его экономическая политика была охарактеризована как беспорядочная череда импульсивных и противоречивых инициатив. Высказались против Хрущева все высшие руководители советского государства: Молотов, Маленков, Каганович, Ворошилов, Булганин, Шепилов, Первухин, Сабуров.

И опять в политику вмешивается Жуков: на военных самолетах в Москву были доставлены члены ЦК, поддерживающие Хрущева. Все помнили, как без суда и следствия расстреливали противников Хрущева. Жуков прямо говорит, что армия не поддержит смещение Хрущева. Под прямой угрозы применения силы ЦК «поддерживает» Хрущева. Маленков, Молотов, Каганович, Сабуров исключены из Президиума ЦК.

Четыре месяца спустя, в октябре 1957 года, по инициативе Хрущёва поддержавший его маршал Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и освобождён от обязанностей министра обороны СССР.


[1] Некоторые утверждают, что по ходатайству Л.П. Берия.

[2] Опереточный суд не в счет.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 32 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Победа большевиков

Победа большевиков была пирова. Большевикам досталась полностью разрушенная страна, фактически — с отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

«Социализм = Россия» — такова была формула сохранения нашего государства в то непростое время. Многие антисоветчики, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Российская империя в форме СССР воссоздалась, так как национальные интересы других народов совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты, независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украи-не, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России, и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Таким образом, либерализм верхов развалил Российскую Империю, и воссоздать её смог только социализм низов. Не было бы социализма, не было бы и России.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня об этом все забыли, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«Противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»[1].

Черносотенец Б.В. Никольский признавал, что большевики строили новую российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М.Д. Бонч-Бруевич писал:

 «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе кое с кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную, обеспечивая тем самым победу большевиков.


[1] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 51.

Брежнев кратко

Брежнев Леонид Ильич. Именно при правлении Брежнева, при всех отдельных недостатках, была окончательно построена великая сверхдержава.

Во время правления Брежнева в стране строились новые города и поселки, заводы и фабрики, дворцы культуры и стадионы; создавались вузы, открывались новые школы и больницы. СССР вышел на передовые позиции в освоении космоса, развитии авиации, атомной энергетики, фундаментальных и прикладных наук. Определенные достижения наблюдались в образовании, медицине, системе социального обеспечения. Всемирную известность и признание получило творчество известных деятелей культуры. Высоких результатов на международной арене достигали советские спортсмены.

Начался процесс «ресталинизации». Сигнал был подан на торжественном заседании в Кремле 8 мая 1965 г., когда Брежнев впервые после многолетних умолчаний под аплодисменты зала упомянул имя Сталина.

Однако чрезмерная социальная защищенность советских граждан, несмотря на свою гуманность, сыграла во многом отрицательную роль в процессе развития общества и государства. Люди работали строго до 18.00. Нередко на работе можно было трудиться, не особо усердствуя, ведь увольнение практически никому не грозило. Можно было и подворовывать, так как особо никого не сажали. Людей чересчур жалели, а они, не понимая этого, относились к системе с изрядной долей скептицизма.

Все хотели получать, как при капитализме, а работать, как при социализме. Но так не бывает. Те же, кто хотел много работать и много зарабатывать, без труда могли осуществить свою мечту. Например, министр экономического развития Герман Греф в интервью одной газете заметил:

«Советские деньги для меня, в первую очередь — это, знаете, студенческая молодость, стройотряды и тысяча рублей, которую я зарабатывал, будучи студентом, и был очень богатым человеком»[1].

Чтобы сопоставить цены отметим, что однокомнатный кооператив в Москве стоил 5000 рублей. Так что студент Греф, подрабатывая на стройке, мог себе позволить квартиру в Москве. Может ли сегодня себе позволить это современный студент?

Все советские лидеры, начиная от Ленина и заканчивая Черненко, как могли, работали на благо страны. Они не сколотили состояний, всю свою жизнь без остатка они посвятили служению отчизне.

«Каждая нация гордится своими историческими деятелями. Французы гордятся Наполеоном, несмотря на противоречивость его исторической фигуры. Англичане гордятся Кромвелем, вождем английской буржуазной революции. Американцы гордятся Дж. Вашингтоном, Д. Эйзенхауэром и Макартуром. Немцы гордятся Лю­тером, Бисмарком, Вильгельмом Кайзером. Китайцы гордятся Мао Цзе-Дуном, Дэн Сяопином. Индусы гордятся великим Неру. Россия XX века дала миру двух ис­торических деятелей планетарного масштаба, главных исторических лиц XX века — В.И. Ленина и И.В. Сталина. Оба были государственниками, оба не пожалели своей жизни ради становления мощи советской России, ради становления и сохра­нения социализма. Как же нам, живущим в России XXI века, не гордиться ими?»[2].

Еще раз подчеркну: мы проедаем сейчас остатки того фундамента, что был построен при Брежневе. Крепкие фундаменты строили большевики.


[1] НТВ, «Личный вклад». Июль 2003.

[2] Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. СПб., 2004. С. 17.

Модель общества, адекватная менталитету «Солидарность»

То, что было построено в СССР, в наибольшей степени отвечало русским ментальным качествам. Поэтому именно советский проект был успешен.

Русскому менталитету наиболее соответствует общественный строй, покоящийся на трех столпах:

  • моральная справедливость, перераспределительная система благ в пользу тех, кто нуждается, — главные стимуляторы трудовой деятельности;
  • государство, которое играет роль центра волевой мобилизации. Коллективное достижение успеха;

Мы уже говорили, что капитализм основан на алчности, стремлении к самореализации и конкуренции. Но именно эти качества не являются доминантными в русском менталитете. «Кавказцы захватили рынки. Государство, помоги и огради», — таков лейтмотив выступлений русских националистов. Но почему-то кавказцы не требуют от Азербайджана, чтобы тот помог им захватить рынки в чужой стране.

Даже представители малого бизнеса — ядро коммерчески активного населения —постоянно жалуются на налоги, чиновников, высокую арендную плату и ставки кредитов, высокие тарифы на коммунальные услуги. Но, в действительности, все это — сублимированная тяга к государственному заступничеству. Мол, «государство, помоги нам делать бизнес». Создаются всевозможные комитеты, фонды помощи малому бизнесу, а малому бизнесу все недостаточно.

Турки без всякого заступничества застроили все побережье первосортными гостиницами на любой вкус, где отдыхают теперь в массовом количестве русские. Построили все это в пустом поле. С российской стороны Черного моря — лишь разрозненные мини-отели, построенные, в основном, армянами.

С китайской стороны Амура на пустом месте выросли комбинаты по переработке нашего леса, построены дороги, города. С нашей стороны Амура — ничего, только то, что было построено еще при коммунистах. И опять жалобы на налоги, дороги и т.д. и т.п. Русские пенсионеры продают свои маленькие квартиры в Благовещенске и за эти деньги покупают шикарные апартаменты по ту сторону Амура. Китайцы наладили перевод пенсий, а продукты и коммунальные платежи у них дешевле…

Русская деревня сегодня — это, в большинстве случаев, запустение, нищенские зарплаты, вера в приход доброго царя или полное безверие, убиваемое самогоном. Приезжаешь в татарскую деревню, где действуют те же законы и налоги, — все развивается, селяне отвозят на рынок свою продукцию, на вырученные средства совместно строят дома.

Русские — самая антикапиталистическая нация на земле. Ментально капитализм — антирусский строй. Поэтому он убивает, опустошает, ведет к полной деградации. И дело здесь не в пресловутых налогах или законах. Автор одного из самых известных психологических исследований русского менталитета Ксения Касьянова очень точно подмечает:

«Героические» усилия наших СМИ «привить» русскому человеку индивидуализм, озабоченность своим материальным благосостоянием и другие «западные» качества в виде главных ценностей ведут именно к такому результату, прежде всего, к деморализации. Ссылки на то, что «рынок» требует именно таких черт личности, с на­шей точки зрения, несостоятельны. Рынок должен быть при­способлен к нашему национальному характеру, а не наоборот»[1].

Рассмотрим касающийся каждого россиянина вопрос о зарплате. Капиталисты повышают зарплату не потому, что они «добрые», а потому, что люди в массовом количестве выходят на забастовку. Так развивается весь капиталистический мир. Не проходит и месяца, чтобы в какой-нибудь капиталистической стране все не останавливалось, потому что объявили общенациональную забастовку то водители, то летчики, то машинисты и т.п. и т.д. Причем они живут гораздо лучше российских коллег, но все равно постоянно требуют повышения зарплаты.

Если русские хотят жить при капитализме, то они должны быть готовы постоянно бастовать. Но этого качества нет в русской крови, нет любви к борьбе за свои права, нет индивидуализма, зато наличествует желание не «раскачивать лодку». В армии не бастуют, в армии выполняют приказы. В каптерках могут ругать офицеров, но на плацу все выполняют приказы. Потому мы на кухне — «против», на собрании — «за».

В России доля заработной платы составляет всего 23% ВВП, а размеры взносов на социальное страхование (пенсионное, медицинское и социальное страхования) — всего 7,5% ВВП. В итоге совокупные расходы в России на два базовых института доходов населения (заработная плата и социальное страхование) составляют чуть больше 30% ВВП, что в 1,8—2 раза меньше, чем в развитых странах (рис. 8).

Проще говоря, страна произвела продукции на 100 рублей, в развитых странах 60 рублей пошло бы на зарплаты работникам, в России же — только 30 рублей. Но в развитых странах, несмотря на это, постоянно бастуют, а русские, видимо, всем довольны.

«С «рынком труда» вообще получилось черт знает что, наши западные учителя просто остолбенели от удивления… Люди, вопреки всем законам рынка, работают, иногда по полгода не получая зар­платы. Они отдают свой труд не как товар, а как некую общественную ценность. Зарплату они требуют не по формуле эквивалентного обмена «товар — деньги», а как средство существования. Аргументом редких де­монстраций протеста не стало нормальное обвинение обманутого на рынке торговца: «Вы украли мой товар!» Рабочие и учителя требуют: «Заплатите, ибо мне нечем кормить ребенка!» Это — аргументация от справедли­вости, а не от рынка. Уже отцы политэкономии, Адам Смит и Рикардо подчеркивали, что жизненная нужда продавца, а тем более справедливость и сострадание — категории сугубо нерыночные. Акт рыночного обмена основан исключительно на рациональном расчете, и, предлагая свой товар (в данном случае рабочую силу), продавец имеет право объяснять лишь выгоду сделки для покупателя, а не ссылаться на то, что ему «детей нечем кормить»[2].

Формула  Фэйера показала свою действенность в США и, наверно, была бы применима ко многим другим странам. Но только не к России.

Перед выборами в Госдуму РФ в 2007 г. резко повысились цены, но правящая партия получила свыше 70% голосов. Все довольны? Нет, все недовольны! Все ругали правительство, депутатов, но на вопрос, за кого вы голосовали, всегда отвечали: «За правящую партию». Этот выбор абсолютно иррационален. Голосовали, потому что «мы свое отжили, пусть хоть дети поживут», «коней на переправе не меняют» и т.д. и т.п. Короче, голосовали сердцем.

Почему же русские «против», но голосуют «за»? Потому что русские никогда не оценивают власть по уровню своего благосостояния. Главное, чтобы не отдельному человеку было хорошо, главное, чтобы было хорошо государству. Можно повысить цены, но провести военные учения, и 70% обеспечено.

Русский менталитет не совместим с проявлением либерализма ни в сфере политики, ни в сфере экономики. Но, главное, нам и не нужно подстраиваться под чуждую нам, уходящую в прошлое экономико-политическую систему. Она не является ни наиболее эффективной, ни наиболее близкой нам, а в сегодняшних условиях — вообще губительна для человечества.


[1] Касьянова К. О русском национальном характере.  М., 2003. С. 4—5.

[2] Кара-Мурза С. Г. Истмат и проблема «восток-запад».  M., 2001. С. 5.