Sidebar

О двух тиранах, поделивших Европу. Сталин против Гитлера. Гитлер проиграл войну, поэтому сегодня, как выяснилось, все европейские страны были против гитлеровской Германии, и только СССР подписывал соглашательские договоры с Германией. Но так ли это все на самом деле? Перенесемся в ту эпоху.

Сегодня не очень любят вспоминать такие вещи, но Черчилль до того, как стал премьером, восхищался Гитлером и жалел, что такого лидера нет в Великобритании. В книге губернатора Египта, в то время английской колонии, Гитлер обвинялся в клятвопреступлении за то, что он долго не нападает на СССР, «врага западной цивилизации». Со своей стороны, Гитлер считал, что англичане — расово близкий народ, не в пример славянам: «Англичане —  это братский народ, а узы братства надо укреплять»[1].

Когда 11 марта 1938 года Гитлер отдал германским вооруженным силам приказ оккупировать Австрию (операция "Отто"), СССР среагировал очень быстро. Литвинов 17 марта предложил созвать конференцию, чтобы обсудить пути и способы претворения в жизнь франко-советского пакта в рамках Лиги Наций. Предложение о франко-англо-советском союзе было отвергнуто и в Париже, и Лондоне. А что же тогда делали наши «союзники»? А вот что.

19 декабря 1939 г. было принято решение о подготовке военного нападения на СССР, а 5 февраля верховный совет союзников постановил отправить англо-французские войска в Финляндию. Предполагалось нанести удар по Ленинграду и Мурманску. На 12 марта была намечена отправка судов, на 20 марта — высадка войск. Предполагалось так же нанести удар по южным границам СССР, планировались бомбардировки Баку, Майкопа, Грозного, с последующей высадкой сухопутных войск под командованием генерала Рейгана.

И это были не только планы и пустые слова. Франция и Англия вели себя с СССР демонстративно агрессивно, в 1940 году посол СССР во Франции был объявлен персоной нон грата, затем, по инициативе Франции и Англии, СССР исключили из Лиги наций. Были отвергнуты наши предложения о коллективной безопасности в Европе, исключающие агрессию любой страны.

Когда же в Англии и Франции поняли, что соглашательская политика может плохо кончиться для них самих, они очень неохотно пошли на переговоры с Советским Союзом. Причем эти переговоры велись для видимости, в целях получения новых козырей в игре с Германией. Франция и Англия демонстративно прислали в Советский Союз чиновников низкого ранга, не наделенных никакими полномочиями.

«Установка была сформулирована в кабинете Чемберлена следующим образом: «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что, в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты»[2].

 В то же время за спиной Советского Союза велись тайные переговоры «расово-близких народов». 29 июня 1939 г. британский министр иностранных дел Галифакс от имени своего правительства выразил готовность договориться с Германией по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». Принимается решение предложить Гитлеру раздел мира на две сферы влияния: англо-американскую — на Западе, и германскую — на Востоке. Известно, что на 23 августа была назначена встреча премьер-министра Великобритании Чемберлена с Герингом. Немецкая сторона отказалась от этого «саммита» буквально в последнюю минуту.

«В донесении советской разведки Сталину отмечалось: «Перед встречей в Берхетесгадене министр иностранных дел Галифакс 12 сентября 1938 года в беседе с премьером Чемберленом заявил: «Я сумею убедить его (Гитлера), что у него имеется неповторимая возмож­ность достичь англо-немецкого понимания путем мирного решения чехосло­вацкого вопроса. Обрисую перспективу, исходя из того, что Германия и Англия являются двумя странами европейского мира и главными опорами против коммунизма, и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности (…). Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России».[3].

А потом европейские страны повально стали подписывать с Германией договоры о ненападении, дружбе или договоры, откровенно направленные против СССР. 25 ноября 1936 г. в Берлине между Германией и Японией заключается антикоминтерновский пакт. Впоследствии к этому пакту присоединились Италия, Венгрия, Финляндия, Хорватия, Дания, Румыния, Словакия и Болгария. 22 марта 1938 года договор о ненападении с Германией подписывает Франция. Аналогичные договоры подписывают с Германией Польша, Латвия, Эстония.

«После подписания 8 декабря 1938 года Францией с Германией декларации о ненападении министр иностранных дел Франции Жорж Бонне сказал: «Гер­манская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к агрессии на Востоке»[4].

У СССР не было никаких альтернатив по подписанию договора о ненападении с Германией, который Советский Союз подписал одним из последних — 24 августа 1939 г.

«Английские исследователи Э. Рид и Д. Фишер также полагают, что в условиях военно-политической изоляции СССР в 1939 г. у Сталина не было иного выбора. Они пишут, что, не придя к согласию с Лондоном и Парижем и располагая информацией о начале германской агрессии против Польши, Сталин понял, что «все его надежды тщетны» и что «менее чем за неделю до нападения на Польшу не удастся добиться заключения антигитлеровского соглашения с Англией и Францией». «А тем временем Гитлер может совершенно безнаказанно начать свое наступление на восток — и кто знает, как далеко он зайдет?» — размышлял Сталин. Надо было принимать решение. И он сделал свой выбор: идти на сближение с Германией. «Совершенно очевидно, — отмечают историки, — что в тех условиях это был единственный оставшийся у Сталина шанс обеспечить безопасность своей страны»[5].

Сталин против Гитлера. С помощью пакта о ненападении СССР получил временную передышку, необходимую для подготовки к отражению агрессии. С помощью пакта нам также удалось расколоть военный союз Германии и Японии, так как Германия не согласовала свое подписание с Японией. Это привело к уменьшению возможности войны на два фронта, были отодвинуты западные рубежи СССР.

Геополитический расклад предвоенного времени был таков: большинство стран Европы были настроены враждебно по отношению к СССР, стремились к союзу с очередным Наполеоном и хотели участвовать в разделе территории «врага европейской цивилизации» — СССР. Но благодаря блестящим дипломатическим победам советского руководства нам удалось в некоторой степени ослабить единство антисоветской коалиции.

Стоит обратить внимание на то, что СССР подписал договор о ненападении последним. Соглашательская политика большинства европейских стран не оставила нам другого выбора.


[1] Гитлер. 1939  г.

[2] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[3] Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. СПб., 2004. С. 29.

[4] Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. СПб., 2004. С. 29.

[5] Шепова Н. Пакт Молотова – Риббентропа: дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор? Военно-промышленный курьер. 01—07.09.2004, № 33 (50).


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 76 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Солидарность

Можно сказать, солидарность — это справедливость плюс нравственность. То есть общество должно быть не только справедливым, но и в высшей степени нравственным. Ситуация, когда банда справедливо распределяет награбленное, неприемлема, солидарность и грабеж несовместимы. Вообще, если кратко, то солидарность — это нравственная справедливость.

Солидарность — (лат. solidus — прочный) — единство убеждений и действий, взаимная помощь и поддержка. Это понятие приобрело в русской философии особую значимость в связи с распространением в России идей социализма.

Оно встречается уже у Герцена и петрашевцев, но одной из центральных категорий социальной философии оно стало у идеологов народничества с кон. 60-х гг. XIX в. В воззрениях Лаврова, М. А. Бакунина, Л. И. Мечникова, Кропоткина, Михайловского и др. деятелей народнического движения солидарность. рассматривается как важнейший фактор развития человеческого общества, возрастание которого ведет к прогрессу и всеобщему благоденствию, а утрата — к взаимной борьбе за существование, нищете и эксплуатации.

Бакунин, напр., понимая солидарность как согласование всех материальных и общественных интересов каждого с человеческими обязанностями каждого, рассматривает ее в теснейшей связи со свободой и характеризует последнюю как развитие и «очеловечение» солидарности.

Еще более широким было понимание солидарности у Лаврова, который усматривал ее не только среди людей, но и в органическом мире в целом. Взаимная поддержка и солидарность обеспечивает, считал он, выживание вида в борьбе с др. видами и является фактором его прогрессивного развития.

Человеческая солидарность стала разрушаться под влиянием индивидуализма и стремления к наживе. На передний план был выдвинут личный интерес, который привел к всеобщей борьбе всех против всех. В этих условиях и возникли учения социализма, призванные вернуть общество к началам солидарности как средству достижения всеобщего равенства и благоденствия.

Общественная солидарность, по Лаврову, может быть прочной лишь при устранении экономической конкуренции. В качестве нравственной задачи он выдвигал необходимость вырабатывать в себе и в других те «привычки солидарности», без которых осуществление лучшего общественного строя совершенно немыслимо.

Михайловский понятие солидарности тесно увязывал с понятием «кооперация «. Солидарность считал он, может существовать только между людьми, равными по положению в обществеве, а такое равенство возможно лишь в условиях простой кооперации, где отсутствует разделение труда между отдельными членами, общая цель вызывает взаимопонимание и как следствие — солидарность интересов и взаимопомощь.

Л. И. Мечников поместил понятие солидарность в самый центр своей социологической концепции, рассматривая рост солидарности в обществе как главную движущую силу исторического прогресса. Как и Лавров, он считал, что явления солидарности существуют уже в органическом мире.

«Биология — изучает в области растительного и животного мира явления борьбы за существование, социология же интересуется только проявлениями солидарности и объединения сил, т. е. факторами кооперации в природе»[1].

Причем если Бакунин тесно связывал солидарность со свободой человека, то Мечников рассматривал факты «принудительной солидарности» и «вынужденной солидарностью», связывая их с уровнем развития кооперации. Степень же свободы, по Мечникову, показывает уровень солидарность, являясь критерием прогресса. Согласно Мечникову, общество в основном проходит те же ступени солидарности, что и органический мир в целом. Подневольные союзы, держащиеся внешней принудительной силой, сменяются подчиненными союзами, возникающими вследствие разделения труда, которые, в свою очередь, должны уступить место свободным союзам, объединяющим индивидов в силу их «сознательного стремления к солидарности».

В работах Кропоткина термин « солидарность» встречается реже, чем у др. идеологов народничества, и обычно заменяется термином «взаимная помощь», выражающим то же самое содержание. Все это свидетельствует о том, что понятие «солидарность» является одним из наиболее характерных в народнической социологии и философии истории.

Оригинальная трактовка солидарности дана Левицким в рамках его концепции «органического мировоззрения». Она связана с «метафизикой временного процесса «, где солидарность рассматривается как «фактор развития», получивший наивысшее развитие в христианстве, которое «является наиболее чистым выражением солидарности, переросшей семейные, феодальные, клановые, национальные и прочие рамки»[2].


[1] Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. - М., 1924. - С. 43.

[2] Левицкий С.А.Основы органического мировоззрения. -  Франкфурт-на-Майне, 1948. - С. 150.

Русская справедливость

Недостатков нет только в раю. Были недостатки и в Советском Союзе. Но нигде и никогда человечеством не было создано более великой и справедливой социальной системы, чем та, которая была создана нами в нашей советской стране.

Для реализации мечты человечества необходимо построить справедливое общество. Справедливость — высшая ценность. Как писал И. Кант, «Когда справедливость исчезает, то не остаётся ничего, что могло бы придать ценность жизни людей».

Только советский период со всей очевидностью показал, что общество может быть пронизано честностью, солидарностью, непорочностью, где каждый простой человек может достичь вершин власти. И в этом кроется его великая притягательная сила. Именно поэтому так очерняют советский период времени.

«Казнокрады, мошенники, лжецы, клеветники, особенно имеющие дипломы престижных университетов, имеющие своей целью деньги, богатство, власть, всегда стоят у власти или, как минимум, около нее. При капитализме их господство стало всеобъемлющим и подавляющим. За всю человеческую историю ситуация изменилась только однажды — лишь в бытность СССР “люди денег” перестали считаться лучшими людьми, в них видели только их хищную суть. Молодежь рвалась не в банкиры, не в биржевики, а в космонавты, в ученые, в конструкторы и иные творческие, героические социальные ипостаси»[1].

При капитализме никогда не было, да, по сути, и не могло быть общества равных возможностей, так как это потребовало бы экономического равенства и равенства привилегий. Ни того, ни другого на Западе нет. Разве миллионер и нищий равны перед законом? Разве возможности сына фермера равны возможностям президентского отпрыска? Американская политическая элита — это кланы Кеннеди, Бушей и прочих, простые люди туда не попадают. Правда, стоит отметить, что часто привилегии очень тесно связаны с личным капиталом и напрямую от него зависят.

Так что при капитализме равенство невозможно. А заявления о том, что каждый может делать что угодно, а значит, и добиться чего угодно, рассчитаны на простаков. Поэтому, если мы хотим истинного равенства, то должны, прежде всего, не допускать чрезмерного «ожирения» одних и обнищания всех остальных. Во-вторых, нужно исключить родственные привилегии. Собственно, не без недостатков, но такая система и существовала при советской власти. Вспомним, что с различными оговорками, но все же каждый человек мог поступить в любой вуз страны. Исключение составлял разве что МГИМО — это был практически закрытый институт, по большей части, для детей элиты дипломатического корпуса.

Равенство может быть идеологическим, пропагандистским штампом, вроде «общества равных возможностей», которым пользовались западные идеологи, и равенством действительным, какое было у нас. Конечно, и у нас не все было идеально, но идеального равенства достичь невозможно.

Равенство невозможно, потому что люди не равны, — это аксиома. Бывает только равенство возможностей. Если ты умен и решителен, то добьешься своего, если нет, останешься внизу социальной лестницы. Но равенство возможностей реально только в рамках социалистического общества.


[1] Водолеев Г. Люди цивилизации денег. http://ari. ru/publication.

Эпоха застоя

Экономическая реальность «застоя». Сразу скажем: термин «застой» ведёт своё происхождение от политического доклада ЦК XXVII съезду КПСС, прочитанного М.С. Горбачёвым, в котором констатировалось, что «в жизни общества начали проступать застойные явления» как в экономической, так и в социальной сферах. Чем кончились антизастойные меры Горбачева, мы прекрасно знаем.

Перейдем от черного пиара Горбачева к реальности. Страна уверенно развивалась и в 50—60-е годы. СССР становится первой по объему ВНП державой в Европе. Первой космической державой. Опять предоставим слово Самуэльсону:

«Все согласны с тем, что процентные годовые показатели роста в СССР после Второй мировой войны намного выше, чем в США»[1].

Эпоха застоя. Однако в 70-е годы намечается определенное замедление темпов экономического развития. К сожалению, мирная, спокойная жизнь часто воспринимается как застой, тем не менее, факты убедительно говорят о его отсутствии. Ниже приведены данные сопоставительного развития СССР[2] и США[3] (табл. 1).

Таблица № 1

Темпы роста ВНП в СССР и США

СССР США
1971—1975 гг. 5,7 2,2
1976—1980 гг. 4,3 3,4
1981—1985 гг. 3,6 2,6

Если отбросить различные сплетни и опираться на факты, можно увидеть, что СССР опережал США по темпам своего развития. Если в СССР был застой, что тогда было в США?

Средний прирост ВНП (НД) в СССР в 1946—1985 гг. — 7%, аналогичные показатели США — 3,2%[4]. Для объективности приведем расчеты ЦРУ. По данным ЦРУ, в 1960 г. ВНП СССР составил в процентах от ВНП США 47,7%, в 1970 г. 53,2%, а в 1982 г. — 56,1%[5]. Таким образом, абсолютно непредвзятый сопоставительный анализ развития экономики СССР и США не позволяет сделать вывод о неэффективности советской экономики.

7 % больше 3,2%, и это не зависит от того, сторонник вы социализма или противник. Факты вещь упрямая.


[1] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т. Т. 2.  М., 1992. С. 411—412.

[2] Народное хозяйство СССР в 1987 г.  М., 1988. С. 7, 8.

[3] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика.  В 2 т. Т. I. М., 1992.

[4] С 1951—1965. См. БСЭ [Пятилетние планы развития народного хозяйства]. С 1966—1986. См. Народное хозяйство СССР в 1987 г. М., 1988. С. 7, 8. (Цит. Постижение / ред. сост. Бородкин Ф.М.  М., 1989. С. 423.)

[5] Какими мы были раньше? Обозреватель – Observer. // 1992. №2.