Sidebar

Существенная роль США и Англии - ленд-лиз. Это миф, который вытекает из всех предыдущих. Если мы воевать не умеем, офицеров нет, вооружений нет, командует тупой тиран, то должен быть былинный богатырь, сокрушивший нацистов. Этим «богатырем» теперь представляют союзников в лице США и Англии.  Вообще этот миф показывает, кто социальный заказчик предыдущих мифов.

Британия и Америка до сих пор настаивают, что именно они победили нацистов, хотя факты указывают на то, что их вклад был, мягко говоря, второстепенным. Тон многих публикаций по истории Второй мировой войны в западных странах во многом был задан книгой У. Черчилля «Вторая мировая война», где он утверждает, что центральная роль в ходе конфликта принадлежит Британии. Оказывается, главные союзники Англии — США и СССР, которых Черчилль собрал воедино в составе Антигитлеровской коалиции, обеспечивали альянс дополнительной силой, что и позволило ему прийти к победе. Некоторые западные историки лишь иногда пишут о том, что СССР тоже внес определенный вклад в разгром германских нацистов[1]. А пророссийски настроенные американские мыслители даже могут иногда признать определенную роль СССР в войне:

«Европа прекрасно понимает, что, помимо военной помощи Со­единенных Штатов, своей «победой» в войне против Гит­лера она обязана русским людям, которые сражались и умирали ради собственной победы и победы Европы»[2].

В действительности, никакой существенной роли США, Англии и, уж тем более, Франции в той войне не было. Союзники открыли фронт лишь летом 1944 года, когда исход войны стал очевиден всем. Никаких крупных сражений после лета 1944 года, подобных Сталинградской битве или Курской дуге, с их участием не было.

О том, что союзники вообще плохо отдают себе отчет о масштабах той войны, говорит тот факт, что битву под Эль Аламейном в Северной Африке сегодня пытаются ставить в один ряд со Сталинградской битвой, заявляя, будто именно эти два сражения стали поворотным пунктом второй мировой войны. Сопоставим значимость этих битв. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли 1,5 миллиона солдат и офицеров, под Эль Аламейном потери итало-немецких войск составили 55 тыс.

Так называемые союзники, кажется, вообще очень долго не могли понять, чьими именно союзниками они являются — то ли СССР, то ли Германии, и только блистательные победы Красной армии помогли им окончательно определиться.

«После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза. По идеологии Черчилля, нужно было «задержать этих русских варваров»[3].Был подготовлен сепаратный сговор «демократий» с нацистской Германией, о чем свидетельствует в своих мемуарах тогдашний госсекретарь Хэлл»[4].

В 1944 г. на западном фронте немце держали 81 дивизию, но, видя «мощь» союзников, а также следуя доктрине, что лучше Берлин сдать американцам или англичанам, чем русским,  перевели практически все боеспособные части на восточный фронт. С союзниками немцы постоянно вели сепаратные переговоры, обсуждали, где, когда и какие части им сдадутся, с нами же без всяких переговоров дрались насмерть.

Как здесь не вспомнить слова Гитлера, сказанные им 11 августа 1939 года:

«Все, что я предпринимаю, направлено против России; если же Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден договориться с русскими, ударить Запад, а после его поражения обратиться всеми моими собранными силами против Советского Союза»[5].

К сожалению, на Западе, спустя полвека после Великой Победы, «история Второй мировой войны настолько сфальсифицирована, — пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г. Ванкувер), — что в массовом сознании западных обывателей эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой».

Советский и, прежде всего, русский народ победил в той войне. Победил, проявив чудеса героизма на фронтах и в тылу, работая по 20 часов в сутки, создав уникальные виды вооружений, благодаря величайшему таланту и энергии советского командования. Мы очистили нашу землю от агрессора, а затем освободили и пол-Европы. Помимо военных успехов, успехи нам сопутствовали и на дипломатическом поприще. Мы не дали нашим «союзникам» возможности заключить сепаратный мир с Германией, не дали открыть на выгодных условиях для союзников второй фронт на Балканах, что сильно сократило бы зону послевоенного советского влияния. Эту войну мы выиграли одни, «союзники» вступили в нее только для того, чтобы наше влияние в Европе не стало доминирующим.

Вспоминая о ленд-лизе, необходимо вспомнить и фразу Трумэна, который в июне 1941 года изрек: «Если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше»[6].

«Более того, за поставки машин, танков, самолетов и артиллерийских орудий Москва расплачивалась с Вашингтоном 300 тысячами тонн дефицитной хромовой руды, 32 тысячами тонн марганцевой руды, тоннами платины, золота и других редкоземельных металлов. Бывший министр торговли США Дж. Джонс писал в те годы: «Поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами»[7].

В советское время политкорректно не акцентировали внимание на союзниках Германии — мол, мы воевали лишь с нацистами. В действительности же мы воевали со всей Европой. Итальянцы, испанцы, румыны, болгары, венгры, хорваты, финны и др. присоединились к Гитлеру добровольно. Да и французы, чехи, шведы, датчане не оказывали почти никакого сопротивления. Была, к примеру, французская голубая дивизия, воевавшая в составе гитлеровских войск. Немало было и всевозможных легионеров СС из Прибалтики. Англия и США на протяжении всей войны думали, к кому присоединиться. Это только потом, когда мы победили, выяснились, что все были против Гитлера. Победил бы Гитлер, все бы с удовольствием заявили, что они изначально были против Сталина.

А некоторые страны просто проводили последовательную антисоветскую политику, пытаясь вступить в союз с Третьим Рейхом, и очень сожалели, что их, «неполноценных славян», в союзники не взяли:

«Мы (Польша) могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[8].


[1] Александрова В. Тайны Второй мировой. Деловая газета «Взгляд». 09.11.2006.

[2] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С. 192.

[3] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Григорьев Е. Сначала Восток, потом Запад. // Независимая газета. 26.05.2011.

[6] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[7] Литовкин В. Соломинка и бревно. РИА Новости. 30.06.2005

[8] Яловенко О. Польша — неудавшийся союзник Гитлера? ИА REGNUM. 12.10.2005.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 47 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

§ 3. Типы менталитета и адекватные им социальные модели

§ 3. Типы менталитета и адекватные им социальные модели

Что мешает наступлению 6 этапа 1. Несправедливость

Что же является в рамках капиталистической цивилизации непреодолимым препятствием  для построения нового социального устройства?

Человечество шло по пути освобождения. Сначала человек был закрепощен как раб. Свободы не было вовсе. На смену этому неравенству пришло феодальное неравенство и крепостная зависимость. Эту зависимость сменило имущественное неравенство. Сначала в рамках капитализма оно было закреплено явно, потом более закамуфлированно.

Вернемся к точке отсчета современного капитализма. В те времена не было пиара, все было проще и прозрачнее, поэтому победители очень точно определили, у кого должна быть власть: кто обладает  капиталом, у того должна быть и власть.

После буржуазной революции, произошедшей в Англии в 1640 году, был установлен имущественный ценз для тех, кто имел право пользоваться плодами так называемой демократии. Активным избирательным правом могли пользоваться только очень богатые —  всего 0,04% взрослого населения страны. Абсолютно такая же ситуация возникла и после других буржуазных революций. Было бы странно, если бы было иначе. Зачем буржуазии завоевывать власть, чтобы отдавать ее другим?

Во Франции в 1791 году во время Великой французской революции только 16% взрослого населения имели право участвовать в выборах. После принятия Конституции 1791 года имущественный ценз был увеличен, а доля имевших право на участие в выборах снизилась до 8%. Такое «широкое» участие в выборах не устраивало власть имущих, и в 1817 году имущественный ценз был установлен в размере 300 франков прямого налога. Лишь 88—110 тыс. человек из 25-милионной Франции уплачивало такой налог, то есть всего 0,3% взрослого населения страны. Для получения же права быть избранным депутатом, необходимо было уплачивать налог свыше 1 тыс. франков и достигнуть 40-летнего возраста. Таких лиц тогда насчитывалось всего 15 тыс., то есть 0,06% населения[1]. Таким образом, Свободой и Равенством пользовались менее 1 % населения — это было Братство капитала.

Поэтому неслучайно один из самых ярких критиков марксизма и апологет либерализма К. Поппер признавал:

«…Исторический опыт Маркса оказал влияние не только на его общее видение отношений между экономической и политической системами, но и на некоторые его другие взгляды, в частности, на либерализм и демократию, которые для него были только прикрытием диктатуры буржуазии. Эти Марксовы взгляды представляли собой интерпретацию социальной ситуации того времени, которая казалась вполне верной, поскольку беспременно подтверждалась печальным опытом. Дело в том, что Маркс жил, особенно в свои молодые годы, в период наиболее бесстыдной и жестокой эксплуатации. И эту бесстыдную эксплуатацию цинично защищали лицемерные апологеты, апеллировавшие к принципу человеческой свободы, к праву человека определять свою собственную судьбу и свободно заключать любой договор, который он сочтет благоприятным для своих интересов»[2].

Впоследствии, укрепляя свою власть, буржуазия постепенно отменяла имущественный ценз и, только окончательно окрепнув, научившись манипулировать народными массами, отменила имущественный ценз полностью. Красивые лозунги о равенстве, свободе, власти народа, как раньше, так и сейчас, служат лишь ширмой, прикрывающей власть буржуазии.

Главный принцип современного, так называемого правого государства, где все равны перед законом, так же утопичен, как и принцип коммунизма. Как могут быть равны богач, могущий нанять адвоката, и бедняк? И если они равны, то зачем тогда вообще нанимать дорогого адвоката? Однако оплата адвокатов, начинающаяся от нескольких сотен долларов в час, показывает, насколько они важны. Просто так им такие безумные деньги никто бы не платил. А раз роль дорогого адвоката так велика, значит, не все равны перед законом. Это настолько очевидно, что не требует особых доказательств.

В результате, каким бы талантливым ни был молодой человек, у него изначально не равные возможности с отпрыском богача. Если у вас нет возможности оплатить учебу в Йельском, Гарвардском или аналогичном университете, то шансы принадлежать к элите у вас близки к нулю.


[1] Грачев М. Н., Мадатов А.С. Демократия: методология исследования, анализ перспектив. М., 2004.

[2] Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. Т. 2. М., 1992. С. 142.

Почему мы тоскуем

Счастье не измеряется сосисками или колбасой. Счастье — это когда тебя понимают. Но  власть не понимает нас.

Есть и сосиски и колбаса, но жить приходится в чуждой атмосфере — ментально антирусской. И именно это ментально надламывает русский народ. Растет алкоголизация, количество самоубийств.  В десятке стран, где отмечается самый высокий уровень самоубийств Россия и пять экс-республик бывшего Советского Союза, и именно те, где проживает наибольшее количество русскоязычного населения – Литва, Белоруссия, Казахстан, Латвия, Украина. Растет эмиграция, как внешняя, так и внутренняя – люди уходят в себя.

Нас заставляют играть по чужим правилам в чужие игры. Нас заставляют быть корыстными, эгоистичными и лживыми. Нас заставляют жить в ментально антирусской среде.

Образно говоря, любители хоккея вышли зимой на озеро играть в хоккей. Но тут появился хозяин озера и говорит, что на озере надо играть в водное поло. Обосновывая это тем, что в других странах сейчас играют в водное поло.

Ему говорят, что климат у нас не тот, нельзя сейчас играть в водное поло. Мы не любим водное поло. Да и почему мы должны играть в водное поло? У нас амуниция, интересы климат другие. Почему хоккеисты должны играть в водное поло? Ради чего?

В результате и профессионалами в водном поле они не станут и квалификацию хоккеиста потеряют и будут безуспешны во всем.

Мы тоскуем не только потому, что развалина экономика, армия, культура, наука, социальная сфера, т.к. на себе это многие не чувствуют. Не чувствуют пока не проеден до конца советский фундамент. Мы тоскуем, прежде всего, потому, что в России построено ментально антирусское общество.