Sidebar

В первые годы большевики делали то, что должны были делать любые вменяемые политики. Собрать воедино страну, освободить страну от интервентов, навести порядок, устранить от власти коррупционную верхушку, освободить народ, сломав социальные привилегии, направить ресурсы не на позолоченные кареты, а на программы всеобщей грамотности, построение системы бесплатного здравоохранения, доступного простому народу, и тем самым ликвидировать возможность массовых эпидемий и снизить показатели детской смертности.

Это все были первоочередные задачи. И большевики с успехом справились с их решением. Но что делать дальше? Большевики ждали мировую революцию и верили в то, что она свершится. Но она не произошла.

А как строить коммунизм в отдельно взятом государстве? В марксистской теории не было ответа на этот вопрос.

Как-то гулял я по вечерней набережной в Ялте. В темноте набрел на памятник, на котором было написано, что этот курорт для тебя, «новый русский». «Вот это наглость», — подумал я, но потом увидел подпись: М. Горький. Утром я узнал, что это действительно памятник эпохи Великой Октябрьской революции. Вот в чем главная ошибка либералов сейчас и  большевиков тогда. Они людей хотят подстроить под модель общества, а не модель общества под людей. Они строят новое общество для нового человека — для «нового русского». Куда деваться нам, старым русским, их не заботит.

«…Пролетарское принуждение во всех его формах, начиная от расстрела и кончая трудовой повинностью… является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи»[1].

Коммунистическое общество можно построить, только изменив человека, и изменив кардинально. Но такой человек не может существовать в принципе. Хотя здесь есть, что обсудить и о чем поспорить. Возможно, лет через 1000. Но вот что точно: в современных условиях и в обозримом будущем коммунистическое общество можно строить, а построить нельзя.  

Положения марксизма. Марксисты заявляли, что «марксистское учение всесильно, потому что верно», но стоило совершиться социалистической революции, как большевики отбросили свое единственно верное учение и стали двигаться к коммунистической цели «эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок»[2]. Таким образом, большевики незамедлительно и полностью лишают себя главного теоретического оружия, своего «руководства к действию» —  материалистического понимания истории, — и начинают придумывать «на ходу» различные рецепты дальнейшего развития.

Когда все марксистские идеи провалились: мировая революция не совершилась, государство не отмерло, деньги тоже, — большевики стали вместо мировой революции устраивать концессии с иностранными бизнесменами, в экономике вместо натурообмена и изживания товарно-денежных отношений начали поощрять частное предпринимательство (НЭП) и т. д.

Иначе говоря,  никаких иллюзий быть не должно: в умах элиты большевиков бродило абсолютно утопичное учение. Это с одной стороны.

С другой стороны, придется признать, что у большевиков было два важных качества. Во-первых, они были очень энергичны в делах, а не словах, как деятели Временного правительства.

Во-вторых, они искренне желали счастья народного и ради этого могли пить морковный чай. Их абсолютно не интересовали яхты, зарубежные замки и футбольные клубы. И это отличало их от лицемеров из окружения царя.

И поэтому они моментально сориентировались, отбросив все марксистские постулаты, кроме, пожалуй, одного: марксистское учение не догма, а руководство к действию. И стали строить абсолютно новое, социалистическое общество, аналогов которому не существовало. Но как построить первое в мире государство рабочих и крестьян? Как его построить во враждебном капиталистическом окружении?


[1] Н.И. Бухарин.

[2] Ю.В. Андропов


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 145 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Модель общества, адекватная менталитету «Справедливость»

Какое общество соответствует вышеперечисленным качествам? Во-первых, с определяющей ролью государства, как гаранта справедливого распределения благ. Но, в то же время, с рыночными институтами, которые в полной мере позволяют реализоваться стремлению к максимизации своего дохода.

Эта социальная модель построена в современном Китае и показала свою эффективность. Нам говорят, что в Китае капитализм и либерализм. Это не так. Либерализм подразумевает, во-первых, конкуренцию между партиями, которые зависят от капитала. В Китае этого нет. Во-вторых, либерализм в экономике есть капитализм.

Но и капитализма в Китае нет. Таблица 4 дает общее представление о методах классификации экономических систем по основаниям: способ распределения ресурсов, преобладающая форма собственности[1].

 

Таблица № 4

Сравнительный анализ экономических систем 

 

рыночная экономика

плановая экономика

частная собственность США Нацистская Германия
общественная собственность Югославия СССР

Капитализм — это США, Европа и т.д. В Китае же нет двух признаков капитализма. Определяющая собственность там — «общественная», а способ распределения ресурсов — плановый.

То, что сейчас построено в Китае, сами китайцы называют «социализмом с китайской спецификой», а в экономике — «рыночным социализмом».

Конечно, «социализм с китайской спецификой» — не коммунизм, однако коммунизма нет нигде, и никогда не было. КПК декларирует приверженность идеям марксизма, целью продолжает оставаться коммунизм, ну а пока — переходный этап, аналогичный нашему НЭПу.

Каждый может ознакомиться с документами на сайте Коммунистической партии Китая (КПК). http://russian.cpc.people.com.cn. Там есть русская версия.

     Итак, самой продуктивной в рамках данного менталитета будет следующая социальная модель:

  • Во-первых, справедливое распределение произведенных благ, с одновременной возможностью реализации предпринимательского таланта — как адекватные менталитету мотиваторы социального развития.
  • Во-вторых, сильно развитая система госуправления — как основа механизма мобилизации и развития общества.

Такая модель была до этого построена в Японии. Благодаря этой модели, Япония стала второй по уровню развития капиталистической державой. Но постепенно рыночные элементы выжили государство из этой модели. В новой Японии не нашлось места пожизненному найму, ушло в прошлое жесткое госрегулирование. В результате Япония сразу потеряла динамику развития, и уже 20 лет находится в кризисе. Социальная модель перестала соответствовать духу нации, и общество быстро пришло в упадок.

Возможно, то же самое ждет и Китай, но у Китая есть серьезное отличие от Японии — в Китае есть КПК, которая жестко руководит страной. В Японии такой партии не было. В конечном счете, выборы, зависимость от капитала, продажные политики превратили Японию в рядовую капиталистическую страну. Возможно, КПК тоже переродится, но, возможно, и нет.

Маленькая ремарка о современном кризисе. Кризис не прошел, хоть нам говорят обратное. Сначала нам говорили об ипотечном кризисе, потом более широко — о финансовом. И всегда добавляли «мировой кризис». В действительности, кризис не финансовый, не ипотечный и не мировой. Если все назвать своими именами, то это экономический кризис западной модели экономики. В Китае, когда на Западе бушевал кризис и был отрицательный экономический рост, рост ВВП колебался в районе 10%.

Запад построил себя из материала колоний, он эксплуатировал весь мир. Только в середине прошлого века колониальная система рухнула. Но Запад не ушел из своих колоний, он просто заменил политический диктат на экономический.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на него, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последней фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96% всей одежды, приобретенной в самих США, было изготовлено в других странах[2]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, «Мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни»[3]. Действительно, они не производят, не торгуют и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Но и эта модель мироустройства рухнула. Страны третьего мира поняли, что они и сами могут производить хорошие торговые марки, могут сами добывать свою нефть и т.д.

Последнее, что сделал Запад, чтобы поддержать свой неоправданно высокий уровень потребления, построил пирамиды: ипотечные, финансовые. Но они тоже рухнули. Запад напечатал деньги и залил ими пожар на финансовых рынках. Но бесконечно печатать деньги нельзя. Пока к этим бумажкам еще есть доверие. Но и оно скоро пропадет. Все страны Запада жили не по средствам, они тратили больше, чем производили. Они жили в долг, и в долг им давал весь мир. Долг этот огромен. Например, долг США таков, что если его поделить на всех жителей США, включая младенцев, каждый американец будет должен 50.000 долларов. Представьте свою семью из трех-четырех человек. Представьте, что весь мир скинулся и дал вам порядка 200.000 тыс. долларов. Неплохая прибавка, к тому же получена, ничего не делая. А ведь это сумасшедшие деньги для провинции, даже американской.

Так жил мир. Запад наращивал свое потребление за счет скрытой эксплуатации, финансовых пирамид, а Китай скрупулезно работал.

Когда-то эта система должна была рухнуть, нельзя вечно жить не по средствам, все это может закончиться долговой ямой. Как Запад выкрутится — непонятно. Возможно, он вновь начнет строить колониальную систему. Опыт Ирака, Ливии это подтверждает. Но пространство для маневра у Запада сейчас сильно сужено.


[1] Более подробно см.: Макконнелл К.Р.,  Брю С.Л. Экономика: Принципы, проблемы и политика. В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 48.

[2] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. ИТАР-ТАСС. 09.10.2003.

[3]  Вернер К. , Вайс Г. Черная книга корпораций.  М., 2007. С. 41.

§ 4. Менталитет «Успех»

§ 4. Менталитет «Успех»

Русскость?

Петровская насильственная европеизация господствующего класса со временем привела к тому, что русский народ раскололся на французско-говорящий высший свет и простой народ. Господствующий класс стал чужд России, а Россия — чужда господствующему классу. Еще в XIX веке Н. Я. Данилевский писал:

«Все, чему придается это название русского, считается как бы годным лишь для простого народа, не стоящим внимания людей более богатых или образованных»[1].

К простому народу — своему кормильцу — господствующий класс относился как к некультурному быдлу. Представители господствующего класса во всем стремились походить на Европу: в одежде, в манерах, в языке… Признаком культурности считалось только европейское образование.

«В настоящее время большинство русской интеллигенции не только анационально, но прямо антинационально. Оно порабощено социальным космополитизмом и сепаратизмом, и с этой точки зрения является явным и резким противником и врагом своей нации и своей Родины»[2].

Формируется атмосфера 17-го года. Интеллигенция выходит на площади, требуя либерализации на западный манер, другая часть на митинги не выходит, но поддерживает первую, о чем говорят не рекламируемые широко опросы. Конечно, по русской традиции, интеллигенция заискивает перед властью, но потом в кулуарах откровенно смеется и издевается над власть предержащими. Довольных властью в среде интеллигенции практически нет.

Верховная власть сама насквозь либеральна, ее идеал — западная демократия, тем не менее, она жестко подавляет выступления оппозиции. Она сама не знает, что делать и куда двигаться, а все ее начинания общество тихо саботирует.

Народ устал как от первых либералов-западников, так и от вторых, у него возрождается тоска по сильной руке, которая, наконец, наведет порядок.

Если мы обратимся к фактам, то увидим, что далеко не все так однозначно было и с русским православием, которое «погубили» большевики. К 1917 году, по мнению многих мыслителей того времени, русское православие пребывало в серьезном кризисе. Причем констатировали это далеко не революционеры, а как раз консервативные писатели, которых, кстати, никто не читал, зато читали Л. Толстого, отлученного от церкви. Не вызывают поэтому удивления известия о том, что в годы первой русской революции практически во всех семинариях про­исходили забастовки (в 48 из 53), или о том, что в 1911 г. из общего чис­ла выпускников семинарий в 2148 человек только 574 приняли священнический сан, то есть всего 25 %[3].

«А. Ф. Лосев рассказывал, что епископ Феодор считал П. Флоренского единственным верующим человеком в Мо­сковской духовной академии, причем перебирал остальных преподавателей и доказывал это. В начале века П. Фло­ренский считал, что церковь стала похожа на сухарь, и ее надобно перемолоть в муку, дабы напечь новые хлебы — веру и церковь живую»[4].

Иначе говоря, Россия начала ХХ века отнюдь не была тихой и богобоязненной страной высокой христианской морали и законности. Придется признать, что вся церковность простого народа держалась на принуждении. Сразу же после Февральской революции в 1917 г., когда Временное правительство отменило обязательное посещение молебнов в русской армии, состоявшей в основном из крестьян, 70% солдат перестали посещать церковь.

Патриарх Тихон — последний патриарх царской России — 9 октября 1989 года был канонизирован Архиерейским Собором РПЦ. Вряд ли у кого возникнут сомнения в авторитетности этого источника.

«Отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне Советской власти»[5].

«Церковь возносит молитвы о стране Российской и о Советской власти»[6].

«Церковь признает и поддерживает Советскую власть, ибо нет власти не от Бога»[7].

«Пора <...> принять все происшедшее, как выражение воли Божией <...> осуждая всякое сообщество с врагами Советской Власти и явную или тайную агитацию против нее»[8].

«Мы <...> всенародно признали новый порядок вещей и Рабоче-Крестьянскую Власть народов, Правительство коей искренне приветствовали»[9].

«Мы <...> уже осудили заграничный церковный собор Карловицкий за попытку восстановить в России монархию из дома Романовых»[10].

«Молим вас со спокойной совестью, без боязни погрешить против святой веры, подчиниться Советской власти не за страх, а за совесть, памятуя слова апостола: "всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, — существующие же власти от Бога установлены»[11].

Таковы наставления последнего царского патриарха: не за страх, а за совесть подчиняйтесь Советской власти, которая есть выражение Божьей воли. Советская власть — выраженье Божьей воли? Да, это глубокое, мудрое наставление, которое лишь при поверхностной оценке непонятно. Как мы увидим далее, Патриарх раньше многих понял то, что было скрыто от обывателя.

Об уровне нравственности свидетельствует и тот факт, что в Санкт-Петербурге в 1913 г. число высших учебных заведений равнялось числу официально зарегистрированных публичных домов.

Кризис русскости с неминуемой неизбежностью привел к элитарно-властному дисбалансу. Уровень своего дохода русские дворяне пытались сделать столь же высоким, как и в Европе, не понимая, что благосостояние правящего класса в Европе во многом было результатом беспощадной эксплуатации колоний. Наше же дворянство в погоне за европейским уровнем потребления нещадно эксплуатировало русский народ, показывая пример невообразимого социального эгоизма. И здесь нет никакого преувеличения революционных писателей и публицистов, писавших об этом. Предоставим слово монархисту и консерватору П.И. Ковалевскому:

«Крестьяне зачастую теряли образ человеческий. Это были существа, очень похожие на человеческие, — мелкие, ху­дые, бледные, с косматой головой и с такой же бородой. Одевались они в тряпки из холста или в овечью шкуру, на ногах — опорки или тряпки. Жили они в землянках или в жал­ких хатках. Дальше своей деревни — мало кто знал другой свет. Эти крестьяне, главным образом, обрабатывали зем­лю, добывали хлеб и составляли из него деньги, которые затем должны были перейти в карман помещиков и управля­ющих. Правда, часть хлеба давали и крестьянам для еды, но этот хлеб часто бывал с примесью мякины… Личность таких несчастных как людей была ничем не обеспечена. Я лично видел случаи, когда отца семьи продавали в одну сто­рону, мать — в другую, а детей — в третью. Крепостные с лёгкой душой менялись на собак, лошадей и др. предметы. Управляющие и помещики проявляли свои права не только на женский труд, но и на личность женщины»[12].


[1] Данилевский Н. Я. Россия и Европа.  М., 1995. С. 79.

[2] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 45.

[3] Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. Париж, 1991. С. 53

[4] Бибихин В. В. Из рассказов А. Ф. Лосева // Вопросы филосо­фии, 1991, № 10. С. 140—141, 146.

[5] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.298.

[6] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[7] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[8] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М., 1998. С. 292.

[9] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998. С. 291—292.

[10] Акты патриарха Тихона. М., 1994, С.287.

[11] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998, С.295.

[12] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 31.