Sidebar

А теперь представим, что большевиков не было. Не было вообще. Как в рассказе Бредбери «И грянул гром»: уберем один элемент из прошлого. Как изменится будущее?

Февралисты окончательно разваливают державу, начавшийся парад суверенитетов доходит до логического конца. Вначале от Российской империи отваливаются все национальные республики. На территории России — преступность, банды махновцев, полная анархия, голод, эпидемии. Чтобы восстановить порядок, западные державы вводят на территорию России свои войска. Это делается по приглашению самих февралистов. Страна фактически превращается в колонию. В таком сценарии нет ни капли преувеличения, все логично шло к этому, а частично уже было осуществлено. Но подобному  сценарию воспрепятствовали  большевики.

Сегодня в России отменено празднование Великой Октябрьской социалистической революции, ее стыдливо называют переворотом. В то же время во Франции дата Великой французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды, как о начале триумфального шествия свободы, тогда как в России Великая Октябрьская социалистическая революция лишь обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революцией буржуазии в собственных интересах, которая предоставила свободы 8% населения. Величие Русской революции заключалось в стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров французской революции — Марат. Его убила в ванной молодая дворянка Шарлотта Корде во время визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Небезынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он стал даже присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффилированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, что в результате ее бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. 

В противовес этому, множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции французской, которая на душу населения убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Великая Октябрьская социалистическая революция — это то, чем мы, русские, можем по праву гордиться. Она перевернула весь мир во имя справедливости. Мы создали новый тип государства — первое в мире государство рабочих и крестьян.

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

 «К 1917 г., в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

…Символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову, и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Мероприятия большевиков. Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[1].

Напоследок приведем цитату еще одного человека: «Те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я  нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было, и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[2]. Человек, произнесший это, не кто иной, как последний правитель дореволюционной России — А. Керенский.


[1] Бердяев Н. А. Русская идея.  М., 2000. С. 235—237.

[2] Улько Е. Возможности не представилось. «Родина». 1992, № 5.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Сталин против Гитлера

О двух тиранах, поделивших Европу. Сталин против Гитлера. Гитлер проиграл войну, поэтому сегодня, как выяснилось, все европейские страны были против гитлеровской Германии, и только СССР подписывал соглашательские договоры с Германией. Но так ли это все на самом деле? Перенесемся в ту эпоху.

Сегодня не очень любят вспоминать такие вещи, но Черчилль до того, как стал премьером, восхищался Гитлером и жалел, что такого лидера нет в Великобритании. В книге губернатора Египта, в то время английской колонии, Гитлер обвинялся в клятвопреступлении за то, что он долго не нападает на СССР, «врага западной цивилизации». Со своей стороны, Гитлер считал, что англичане — расово близкий народ, не в пример славянам: «Англичане —  это братский народ, а узы братства надо укреплять»[1].

Когда 11 марта 1938 года Гитлер отдал германским вооруженным силам приказ оккупировать Австрию (операция "Отто"), СССР среагировал очень быстро. Литвинов 17 марта предложил созвать конференцию, чтобы обсудить пути и способы претворения в жизнь франко-советского пакта в рамках Лиги Наций. Предложение о франко-англо-советском союзе было отвергнуто и в Париже, и Лондоне. А что же тогда делали наши «союзники»? А вот что.

19 декабря 1939 г. было принято решение о подготовке военного нападения на СССР, а 5 февраля верховный совет союзников постановил отправить англо-французские войска в Финляндию. Предполагалось нанести удар по Ленинграду и Мурманску. На 12 марта была намечена отправка судов, на 20 марта — высадка войск. Предполагалось так же нанести удар по южным границам СССР, планировались бомбардировки Баку, Майкопа, Грозного, с последующей высадкой сухопутных войск под командованием генерала Рейгана.

И это были не только планы и пустые слова. Франция и Англия вели себя с СССР демонстративно агрессивно, в 1940 году посол СССР во Франции был объявлен персоной нон грата, затем, по инициативе Франции и Англии, СССР исключили из Лиги наций. Были отвергнуты наши предложения о коллективной безопасности в Европе, исключающие агрессию любой страны.

Когда же в Англии и Франции поняли, что соглашательская политика может плохо кончиться для них самих, они очень неохотно пошли на переговоры с Советским Союзом. Причем эти переговоры велись для видимости, в целях получения новых козырей в игре с Германией. Франция и Англия демонстративно прислали в Советский Союз чиновников низкого ранга, не наделенных никакими полномочиями.

«Установка была сформулирована в кабинете Чемберлена следующим образом: «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что, в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты»[2].

 В то же время за спиной Советского Союза велись тайные переговоры «расово-близких народов». 29 июня 1939 г. британский министр иностранных дел Галифакс от имени своего правительства выразил готовность договориться с Германией по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». Принимается решение предложить Гитлеру раздел мира на две сферы влияния: англо-американскую — на Западе, и германскую — на Востоке. Известно, что на 23 августа была назначена встреча премьер-министра Великобритании Чемберлена с Герингом. Немецкая сторона отказалась от этого «саммита» буквально в последнюю минуту.

«В донесении советской разведки Сталину отмечалось: «Перед встречей в Берхетесгадене министр иностранных дел Галифакс 12 сентября 1938 года в беседе с премьером Чемберленом заявил: «Я сумею убедить его (Гитлера), что у него имеется неповторимая возмож­ность достичь англо-немецкого понимания путем мирного решения чехосло­вацкого вопроса. Обрисую перспективу, исходя из того, что Германия и Англия являются двумя странами европейского мира и главными опорами против коммунизма, и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности (…). Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России».[3].

А потом европейские страны повально стали подписывать с Германией договоры о ненападении, дружбе или договоры, откровенно направленные против СССР. 25 ноября 1936 г. в Берлине между Германией и Японией заключается антикоминтерновский пакт. Впоследствии к этому пакту присоединились Италия, Венгрия, Финляндия, Хорватия, Дания, Румыния, Словакия и Болгария. 22 марта 1938 года договор о ненападении с Германией подписывает Франция. Аналогичные договоры подписывают с Германией Польша, Латвия, Эстония.

«После подписания 8 декабря 1938 года Францией с Германией декларации о ненападении министр иностранных дел Франции Жорж Бонне сказал: «Гер­манская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к агрессии на Востоке»[4].

У СССР не было никаких альтернатив по подписанию договора о ненападении с Германией, который Советский Союз подписал одним из последних — 24 августа 1939 г.

«Английские исследователи Э. Рид и Д. Фишер также полагают, что в условиях военно-политической изоляции СССР в 1939 г. у Сталина не было иного выбора. Они пишут, что, не придя к согласию с Лондоном и Парижем и располагая информацией о начале германской агрессии против Польши, Сталин понял, что «все его надежды тщетны» и что «менее чем за неделю до нападения на Польшу не удастся добиться заключения антигитлеровского соглашения с Англией и Францией». «А тем временем Гитлер может совершенно безнаказанно начать свое наступление на восток — и кто знает, как далеко он зайдет?» — размышлял Сталин. Надо было принимать решение. И он сделал свой выбор: идти на сближение с Германией. «Совершенно очевидно, — отмечают историки, — что в тех условиях это был единственный оставшийся у Сталина шанс обеспечить безопасность своей страны»[5].

Сталин против Гитлера. С помощью пакта о ненападении СССР получил временную передышку, необходимую для подготовки к отражению агрессии. С помощью пакта нам также удалось расколоть военный союз Германии и Японии, так как Германия не согласовала свое подписание с Японией. Это привело к уменьшению возможности войны на два фронта, были отодвинуты западные рубежи СССР.

Геополитический расклад предвоенного времени был таков: большинство стран Европы были настроены враждебно по отношению к СССР, стремились к союзу с очередным Наполеоном и хотели участвовать в разделе территории «врага европейской цивилизации» — СССР. Но благодаря блестящим дипломатическим победам советского руководства нам удалось в некоторой степени ослабить единство антисоветской коалиции.

Стоит обратить внимание на то, что СССР подписал договор о ненападении последним. Соглашательская политика большинства европейских стран не оставила нам другого выбора.


[1] Гитлер. 1939  г.

[2] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[3] Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. СПб., 2004. С. 29.

[4] Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. СПб., 2004. С. 29.

[5] Шепова Н. Пакт Молотова – Риббентропа: дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор? Военно-промышленный курьер. 01—07.09.2004, № 33 (50).

Мероприятия большевиков

А теперь представим, что большевиков не было. Не было вообще. Как в рассказе Бредбери «И грянул гром»: уберем один элемент из прошлого. Как изменится будущее?

Февралисты окончательно разваливают державу, начавшийся парад суверенитетов доходит до логического конца. Вначале от Российской империи отваливаются все национальные республики. На территории России — преступность, банды махновцев, полная анархия, голод, эпидемии. Чтобы восстановить порядок, западные державы вводят на территорию России свои войска. Это делается по приглашению самих февралистов. Страна фактически превращается в колонию. В таком сценарии нет ни капли преувеличения, все логично шло к этому, а частично уже было осуществлено. Но подобному  сценарию воспрепятствовали  большевики.

Сегодня в России отменено празднование Великой Октябрьской социалистической революции, ее стыдливо называют переворотом. В то же время во Франции дата Великой французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды, как о начале триумфального шествия свободы, тогда как в России Великая Октябрьская социалистическая революция лишь обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революцией буржуазии в собственных интересах, которая предоставила свободы 8% населения. Величие Русской революции заключалось в стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров французской революции — Марат. Его убила в ванной молодая дворянка Шарлотта Корде во время визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Небезынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он стал даже присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффилированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, что в результате ее бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. 

В противовес этому, множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции французской, которая на душу населения убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Великая Октябрьская социалистическая революция — это то, чем мы, русские, можем по праву гордиться. Она перевернула весь мир во имя справедливости. Мы создали новый тип государства — первое в мире государство рабочих и крестьян.

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

 «К 1917 г., в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

…Символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову, и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Мероприятия большевиков. Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[1].

Напоследок приведем цитату еще одного человека: «Те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я  нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было, и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[2]. Человек, произнесший это, не кто иной, как последний правитель дореволюционной России — А. Керенский.


[1] Бердяев Н. А. Русская идея.  М., 2000. С. 235—237.

[2] Улько Е. Возможности не представилось. «Родина». 1992, № 5.

Идеологическое учение, соответствующее менталитету «Самоактуализация»

Из современных относительно широко распространенных учений наиболее близок менталитету «Самоактуализация» фашизм. Сегодня обвинение в фашизме — одно из самых уничижительных и, в то же время, размытых. Однако фашизм имеет четкие идеологические очертания. Например, антисемитизм, расизм, жестокое отношение к другим народам не являются обязательными атрибутами фашисткой идеологии. Это германский (западный), в особенности, немецкий подход по отношению к незападным народам. Но концлагеря ничем не страшнее, чем ядерная бомбардировка мирных японских городов или выжигание напалмом вьетнамских деревень. Миф о немецком фашизме был придуман сталинским руководством по вполне  понятным причинам, дабы не объяснять советским гражданам, почему они воюют с социалистами, пусть и национальными. Как такового, фашизма в Германии не существовало, в Германии официальной идеологией был национал-социализм. Можно говорить лишь о германской форме фашизма, имевшего как общие черты с классическим фашизмом, так и черты, существенно отличающиеся от него.

Фашизм возник в Италии в начале XX века, а затем распространился среди народов романской расы: Испании (Франко), Португалии (Салазар) и ряда других стран. Наибольшая устойчивость фашистских режимов наблюдалась в Испании и Португалии, где фашизм сохранился вплоть до 70-х годов 20-го столетия. Никаких концлагерей и антисемитизма в этих странах не было, а отличительными аксиотипическими чертами фашизма являются, во-первых, проповедь героизма, вождизма, элитаризма, мужества одиночек, которые противопоставляются толпе[1]. Кстати, именно эти постулаты привлекают в фашизме некоторых подростков, пусть и неосознанно. В переходном возрасте хочется быть героем.

С другой стороны, чертами фашизма также являются консерватизм, традиционализм, национализм, религиозность (например, лидеры фашистского режима Испании — Франко и Португалии — Салазар окончили религиозные колледжи).

Фашизм идеологически всегда был очень близок религиозным движениям, можно сказать, что фашизм — это инквизиция 20-го столетия. Несмотря на то, что альтруистические истины проповедуются мировыми религиями, религиозные доктрины в большей степени основываются на индивидуализме. Но, как мы помним, альтруизм может сочетаться с индивидуализмом.

Религия проповедует честность в отношениях с другими членами общества, и даже жертвенность ради других. Но религия не проповедует коллективизм. Надеяться надо, прежде всего, на Бога, он — вершитель судеб. Коллективист стремится получить одобрение своих действий со стороны коллектива, а для верующего человека главное — оценка его действий Богом. Для коллективизма характерно стремление выполнить долг перед обществом, для религиозного человека — выполнить долг перед Богом. Неслучайно верующие люди часто покидают общество, становятся монахами, отшельниками. До конца последовательные индивидуализм и духовность в религиозном контексте приводят к буддизму.

В Древней Греции наиболее ярко античный фашизм воплотился в Спарте. Наиболее неприемлем для фашизма — коммунизм, проповедующий материалистический коллективизм. Фашист всеми фибрами души отрицает тезис «народ — творец истории», творцом истории, с точки зрения фашиста, может быть только вождь.

*     *     *

Однако необходимо подчеркнуть, что ни идеологии самоактуализации, ни народа, который был бы ментальным носителем этой идеологии, сегодня не существует. Возможно, такой народ появится в будущем, как и соответствующее учение. В наибольшей степени близка менталитету «самоактуализации» менталитет «солидарность». Важно также и то, что менталитет «солидарность» антагонизм менталитета «успех» и в этом качестве выступает как действенное оружие преодоления тоталитарного капитализма.

Можно сказать что этап «Солидарность» есть первая фаза развития этапа «Самоактуализация», на которой создаются все необходимые: метальные, политические, экономические предпосылки для перехода к рассвету  к «Самоактуализации». Возможно тогда иной народ станет локомотивом исторического прогресса.


[1] В политической системе фашизм — кланократия, центром которой является вождь. В связи с этим в рамках фашисткой системы обнаружилась абсолютная неспособность к передаче власти другому лицу. В результате ни в одной стране фашистские режимы не просуществовали дольше своих вождей. В экономике фашизм — это широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики при сохранении частной собственности.