Sidebar




Но почему царский режим не мог решить проблемы, стоящие перед страной? Хотя бы из чувства самосохранения?

Потому что телега не может обогнать автомобиль. Монархическая модель общества была архаична и поэтому впала в глубокий ступор, поэтому от нее отказались все без исключения европейские державы. Монархическая модель общества не соответствовала современному динамичному обществу.

Монархия сослужила хорошую службу нашей и не только нашей стране. Но сегодня монархия неадекватна времени, и возродить ее, как того желает некоторая часть общества, не представляется возможным.

Основной порок монархии — наследственность власти и, следовательно, закрытость элиты, которая приводит к её закостенелости и последующему вырождению

Часто можно услышат, что на Руси правили и глупые, и больные монархи, но, несмотря на это, страна нормально развивалась. Однако если, например, в XVIII веке устанавливался 10-летний застой в управлении, это не очень сильно сказывалось на развитии страны — в те времена и за столетие мало что менялось, люди как ездили на телеге, так и продолжали на ней ездить. В современных же условиях, когда общество за 50 лет прошло путь от телеги до космических кораблей, 10 лет бесталанного руководства могут обернуться катастрофой — достаточно вспомнить наше совсем недавнее прошлое.

Далее. Не следует забывать, в каком веке мы живем. В России существовала монархия, когда во всех окружающих странах тоже были монархические режимы, и недостатки, присущие монархии как форме правления, имели место и в других государствах. В этом смысле все были в одинаковых условиях.

Если к этому прибавить, с одной стороны, отсутствие ответственности монарха перед народом, поскольку его правление пожизненно, а с другой — откровенное пренебрежение мнением народа, которое народ озлобляет, то от идеи монархии следует отказаться.

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Но какой?

Российская Империя находилась в кризисе. Это признавалось как сторонниками монархии, так и ее противниками. Монархия постепенно лишилась поддержки во всех слоях российского общества. Интеллигенция, высшее офицерство, пролетариат, крестьянство отвернулись от монархии, точнее — от Николая II, который вошел в историю как один из самых непопулярных русских царей. Но ведь в России негативные оценки руководителя государства автоматически распространяются на всю систему в целом. Царя поддерживали жандармы и духовенство, последние — часто формально, а после падения монархии поддержали советскую власть.

Выйти из кризиса было невозможно без решения накопившихся проблем.

Во-первых, русский народ нуждался в освобождении. Каждый талантливый человек должен был иметь возможность реализовать свой потенциал. Только так страна в целом также могла актуализировать свой потенциал. Поэтому необходимо было сломать сословные барьеры. Европа решила эту проблему в рамках либеральных концепций.

Во-вторых, нужно было отстранить от власти антинародный, по своей сути — антироссийский господствующий класс. К сожалению, в стране, где министр обороны — шпион, вряд ли можно было обойтись без серьезной и часто очень жесткой чистки господствующего класса.

В-третьих, Россия нуждалась в модернизационном рывке в науке, экономике, технике. Отсталость России прямиком вела нашу страну к колониальной зависимости от стран Запада с перспективой утраты самостоятельности.

В-четвертых,  нужно было ликвидировать социальные язвы: неграмотность, высочайшую детскую смертность, отсутствие развернутой системы здравоохранения, голод, повторяющийся каждый второй год.

Почему Февральская революция проиграла

Однако деятели февральской революции не предложили обществу никакой позитивной программы. Российское общество устало от «Николашки», поэтому у февралистов был один тезис: «Николашка» должен уйти. Поначалу февралисты пользовались очень большой поддержкой, но, по мере того, как выяснялось, что они, собственно, не знают, что делать далее, эта поддержка таяла. Февралисты не смогли решить ни одной насущной проблемы и даже не наметили пути решения этих проблем, зато хорошо запомнились нотами, вроде «Россия будет воевать до победного». Словом, одна болтология горбачевского типа, вкупе с попыткой угодить западным союзникам.

То есть деятели февральской революции оказались абсолютно беспомощными. Страна была полностью развалена. К октябрю — ноябрю 1917 г. более 90% уездов России бушевали в бунтах, в городах бесчинствовала уго­ловщина. После Февральской революции была произведена бездумная амнистия, когда вместо жертв царизма на воле оказались тысячи уголовников. Полиция была практически полностью  парализована.  Бандитизм обрушился на города России. Люди боялись выходить на улицу. Правопорядка не было. На улицах Петрограда происходили вооруженные столкновения. Красноречивым фактом, показывающим уровень развала России, стало то, что полиция боялась заходить в некоторые кварталы Петрограда, то есть власть не полностью контролировала даже столицу страны. Русский писатель В. Г. Короленко в сво­ем дневнике ноября 1917 г. с горечью констатировал:

 «Общество распадется на элемен­ты без общественной связи… Наша психология… — это орга­низм без костяка, мягкотелый и неустойчивый. Русский народ якобы религиозен, но теперь религия нигде не чувствуется»[1].

Начался парад суве­ренитетов. Объявили о своей независимости от России Украина, Финляндия, Закавказье, Северный Кавказ, Литва, Молдавия (Валахия). Россия неслась к самораспаду. Вопрос – быть или не быть России – встал неумолимо к осени 1917 года. Либеральный, западный проект переустройства великой страны вел к её исчезновению.

После февральской революции. Как бы мы не относились к большевикам, к перегибам большевистской политики, они сразу энергично взялись за решение основных проблем России.

Во-первых, открылись социальные лифты, и из гущи народа  выросли передовые инженеры, ученые, деятели искусства. Сын сапожника, крестьянина, рабочего мог стать руководителем советского государства.

Во-вторых. К сожалению, у меня нет под рукой источника, в котором рассказывалось: большинство эмигрантов оказались за границей не потому, что их выгнали большевики, а потому что большевики их не пустили в страну. Россию эти субъекты воспринимали как источник своего дохода. Жили они в Париже и других европейских столицах. В России на них работали управляющие, которые отправляли своим хозяевам средства для их разгульной жизни на Западе. Вам это ничего не напоминает?

Представить, чтобы руководители советского государства покупали виллы и замки за границей, чтобы их дети там учились, было невозможно. А это ведь очень важное обстоятельство — независимость активов руководителя государства, его лечения и обучения его детей от зарубежной державы. Смоделируйте ситуацию. Допустим, есть некий субъект — Джон. Именно от Джона зависит наличие у вас квартиры, автомашины, лечение вашей семьи, обучение ваших детей. Если Джон попросит вас о небольшой услуге, сможете вы ему отказать?

В-третьих, была сделана ставка на ускоренную промышленную и научную модернизацию страны. Начали строиться заводы, электростанции, которые работают до сих пор.

В-четвертых, началась активная борьба с социальными язвами. Публичные дома закрываются, ведется борьба с безграмотностью, детской смертностью. Начали строиться сельские школы и больницы.

Таким образом, как мы видим, именно советская власть начала решать насущные проблемы. Причем взялись за решение программ очень энергично, комплексно. Стали приниматься программы электрификации, а потом индустриализации, борьбы с безграмотностью.


[1] Короленко В. Г. Дневники // Память, № 2. Париж, 1979. С. 379.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 49 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Как социализм появился в России?

Каким образом социалистическая идея появилась в России? Вместе с появлением партии, возглавляемой Ленином? Нет.

Социализм в России к 1917 году имел почти вековую историю, и приверженцами этой доктрины были наиболее выдающиеся представители русской мысли.

Первым шагом в направлении формирования социалистической доктрины можно считать «Русскую Правду» Пестеля.

«Размышляя о ходе развития Запада после происшедших там буржуазных революций, Пестель пришел к выводу о нерешенности ими социальных задач и ограниченности утвердившегося там общественного строя: феодальная аристократия сменилась аристократией богатства. С последней Пестель связывал еще большую «порчу нравов»[1].

Но как оформленная доктрина русский социализм появился позднее, в 30-х годах XIX в., ее основателем был Александр Иванович Герцен. Это течение социалистической идеи так и называлось: «русский социализм», идеи которого разделяли многие видные русские мыслители.

Для Достоевского проблема социализма была чрезвычайно значимой как выражение социального идеала и русской идеи вообще. Однако он был против социа­лизма атеистического, богоборческого и, следовательно, без­нравственного.

«Не в коммунизме, не в механических формах заключается социализм народа русского… спасется лишь, в конце концов, все­светным единением во имя Христово. Вот наш русский социа­лизм!»[2].

Аналогичны были и воззрения Огарева, который истолковывал социализм как «новое христианство», акцентируя его нравственный аспект.

Позднее, в 1845—1849 гг., появляются первые социалистические кружки, группирующиеся вокруг Михаила Васильевича Петрашевского-Буташевича, занимавшиеся пропагандой социалистической идеи. Кружок Петрашевского был разогнан, его участники (123 человека) арестованы. Петрашевский и еще 20 подсудимых по этому делу были приговорены к смертной казни, замененной в последний момент каторгой и последующей ссылкой. Среди приговоренных был и Федор Михайлович Достоевский.

В конце 50-х годов XIX века идеи социализма развивал Николай Гаврилович Чернышевский, который пришел к следующему выводу: социализм есть неизбежный результат социально-экономической истории общества по пути к коллективной собственности и «принципу товарищества». Чернышевский видел осуществление социалистического идеала в развитии крестьянской общины и последующей крестьянской революции. В июле 1862 г. Чернышевский был арестован и поплатился за свои идеи, получив семь лет каторги.

В пропаганду социалистических идей включились такие блестящие публицисты, как Добролюбов, Шелгунов, Серно-Соловьевич, Писарев, Заичневский.

В 60—70-е годы наступил новый этап развития русского социализма, который можно назвать народническим. Его главными идеологами были Лавров, Ткачев, в какой-то мере Н. Морозов. Концепции Герцена и Чернышевского сменились теориями, в которых общетеоретические основы первых преобразовывались в программы социального действия, пропагандирующие массовый «выход в народ», с целью разбудить и развить в нем его «социалистический инстинкт».

«Новое поколение его адептов сумело сформулировать идею социализма как политический и нравственный принцип, как формулу непосредственного действования. «Хождение в народ» выходило за рамки простой политической акции — оно вылилось в своеобразное приобщение к источнику того, что признавалось за воплощение справедливости и добра».[3]

Важную роль в пропаганде социалистических идей и защите русской крестьянской общины сыграл великий русский писатель Л. Толстой, которого Ленин назвал «зеркалом русской революции».

 «Везде, где только русские люди осаживались без вмешательства правительства, — пишет он, — они устанавливали между собой не насильническое, а свободное, основанное на взаимном согласии, мирское, с общинным владением землей управление, которое вполне удовлетворяло требованиям мирного общежития»[4].

Позднее наступил марксистский этап развития социалистической идеи, связанный, прежде всего, с именами Плеханова и Ленина.

Следовательно, можно с полным правом сделать вывод: социализм был органически русским явлением, отражением русского менталитета с присущим ему мессианством, коллективизмом, преобладанием нравственных ориентиров. Можно сказать, социализм был социальной формой православия, направленной на регламентацию и разрешение вопросов социально-экономического характера.

«…Русский социализм не есть порождение классовой сущности пролетариата: в 1917 году русский пролетариат был слаб и неразвит, в то время как развитый пролетариат Германии проиграл свою революцию, а еще более развитый английский пролетариат даже и не попытался осуществить ее. Русский социализм — есть свободное, произвольное выражение национального духа. А национальный дух России сформирован Православием»[5].


[1] Новикова Л., Сиземская И.  Русская философия истории.  М., 2000. С. 35.

[2] Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. В 30 т.  Л., 1984. Т. XXVII. С. 19.

[3] Новикова Л., Сиземская И.  Русская философия истории.  М., 2000. С. 35.

[4] Толстой Л.Н. Цит. по диалогу профессора С. Н. Чурбакова «Из своего далека Толстой грозит нынешним реформаторам» // Правда, 5. № 78. С. 4.

[5] Строев С. Русский социализм — доктрина победы. // Интернет против Телеэкрана. http://www.contr-tv.ru

Самоактуализация как потребность

Комфорт, безопасность, признание… Существует много потребностей. Но высшей потребностью в их пирамиде, как известно, является потребность в самоактуализации. Если  студент согласен на любую работу, причем вопрос оплаты играет определяющую роль, то впоследствии такие устремления вытесняются более зрелыми потребностями: возрастает стремление к получению интересной работы — работы, предоставляющей возможность для самоактуализации, раскрытию себя.

Потребность самоактуализации — это стремление к раскрытию своего неограниченного творческого потенциала, это потребность в том, чтобы стать тем, кто ты есть.

Главной предпосылкой для построения данного типа общества стал рост благосостояния, достигнутый на предыдущей ступени развития человечества. Благодаря росту производительности труда, мы теперь можем построить общество, где задачи накормить, обуть, дать кров над головой, сменяются задачей самоактуализации каждого человека.

Одной из самых популярных подходов к классификации потребностей является пирамидальная концепция потребностей американского психолога Маслоу. Кратко ее суть такова. Существует пять видов потребностей: во-первых, физиологические (голод, жажда), во-вторых, потребность в безопасности, в-третьих, потребность в принадлежности и любви, в-четвертых, потребность в самоуважении, компетентности, в-пятых, потребность в самоактуализации (рис. 4).

Все виды потребностей являются врожденными, человек стремится удовлетворить прежде всего низшие потребности, для того чтобы перейти на следующий, более высокий уровень, где поведение человека становится мотивировано высшими потребностями.

В современном обществе у абсолютного большинства стремление к самоактуализации остается не востребованным, по данным А. Маслоу, лишь 1% людей достигает самоактуализации.

Общество не живой организм, поэтому биологические закономерности для него не действуют. Но общество состоит из людей, поэтому в целом общество стремится к тому же, к чему стремится и отдельный человек, поэтому общество в своем развитии повторяет процесс развития человека.

Этот этап условно можно назвать — творчество (самоактуализация). Он аналогичен зрелости в жизни человека. Однако капиталистическое общество является непреодолимым препятствием для реализации этого исторического этапа 

Раздел Польши

Раздел Польши. Никакого раздела Польши между Гитлером и Сталиным не было. Гитлер напал на Польшу. Поляки сражались с немцами. Англия и Франция, связанная с Польшей договором о взаимопомощи, объявили Германии войну. Даже в то сложное время мировое сообщество не додумалось придумать сказку о нападении СССР на Польшу. Никаких боестолкновений между советскими и польскими частями не было. Потому что поляки с русскими не воевали. Если бы мы напали на Польшу, то Англия должна была бы автоматически объявить нам войну. Естественно, ничего подобного не произошло. В состав СССР были возвращены Западная Украина и Западная Белоруссия, на территории которых проживало 7 млн украинцев, 3 млн  белорусов.

Нелишне также будет напомнить, что сама Польша, так же, как и Германия, участвовала в разделе Европы. После оккупации Гитлером Чехословакии, Польша присоединила к своей территории часть данной страны, так что, по аналогии с рассуждениями о разделе Польши между Гитлером и Сталиным, можно говорить и о разделе Чехословакии между Польшей и Германией. Кроме того, Польша претендовала на часть Австрии, вела переговоры о союзе с Третьим Рейхом для участия в войне против СССР и присоединила к своей территории часть Западной Белоруссии и Украины. Поэтому вряд ли можно назвать Польшу бедной овечкой, которую растерзали и поделили два диктатора.

Оккупированная Прибалтика. Но наиболее лживая часть мифа о двух тиранах, поделивших Европу, — миф об оккупированной Прибалтике. Все страны Прибалтики были приняты в состав СССР на основе заявлений их правительств или парламентов, которые были сформированы в ходе открытых выборов. СССР удовлетворил просьбы законного руководства Литвы, Латвии и Эстонии о приеме их в качестве равноправных республик в состав СССР. Все было произведено на законных основаниях при полной поддержке законных высших органов власти и народа. Об этом свидетельствует то, что крайне враждебно относящееся к СССР мировое сообщество ни высказало никаких значимых претензий по факту добровольного вступления стран Прибалтики в состав СССР[1].

Если бы тогда кто-либо сказал об оккупации Прибалтики, он был бы поднят на смех. Но по мере того, как из жизни уходили очевидцы тех процессов, все сильнее разыгрывалась карта под названием «советская оккупация Прибалтики». Это примерно то же самое, как если бы через пятьдесят лет «независимый» абхазский историк выяснил, что тиран Медведев незаконно оккупировал Абхазию.

«Жителям Балтии, в свете нынешнего распространенного там отрицания Великой Победы, стоит помнить о том, что значительную часть населения Литвы, Латвии и Эстонии предполагалось переместить в центральные районы России, а вместо них заселить Балтийские провинции народами германской расы, «очищенными от нежелательных элементов» — например, поволжскими немцами, а также… «датчанами, норвежцами, голландцами и — после победоносного исхода войны — англичанами»[2].

Но это формальная сторона вопроса. Были еще тайные переговоры, секретные протоколы, разделы сфер влияния и т.д. Именно о них с таким упоением рассказывает антисоветская пропаганда.

Первыми пошли на разграничения сфер влияния Франция, Англия и Германия, а не СССР и Германия. Западным историкам, так любящим упоминать о пакте «Молотова-Риббентропа», сговоре тиранов, стоит напомнить, что первыми на соглашения о разделе других стран с гитлеровским режимом пошли именно западные страны. Сделали это 29 сентября 1938 года в Мюнхене (Мюнхенский сговор о разделе Чехословакии) глава французского правительства господин Даладье и глава правительства Великобритании господин Чемберлен. Принимали их «щедрый подарок» сам фюрер Адольф Гитлер и его ближайший итальянский друг и соратник Бенито Муссолини.

Советское руководство до самого последнего момента выступало против любых соглаше ний с Гитлером и призывало к этому Францию и Великобританию. Мы предлагали военную помощь Чехословакии (до этого помогали Испании), но наши западные «друзья» отвергли все. Нас даже не пригласили в Мюнхен, когда решалась судьба Чехословакии, хотя мы имели договор о взаимопомощи с этой страной и, естественно, должны были участвовать в обсуждении ее будущего. Поэтому все разглагольствования о русско-немецком сговоре являются просто верхом исторического цинизма.

Вместо навязанной нам дискуссии о секретных дополнениях к пакту «Молотова-Риббентропа», стоило бы обсудить секретные дополнения к «Антикоминтерновскому пакту». Для восстановления исторической справедливости можно также обсудить пакты «Селтера — Риббентропа» и «Мунтерса — Риббентропа». Речь идет о подписанных в Берлине договорах о ненападении между Германией, Латвией и Эстонией.

Латвия и Эстония стали разменной монетой в геополитической игре Гитлера. Однако в том, что случилось, эстонские и латышские власти должны винить только себя. Не исключено, что без пактов «Селтера  —  Риббентропа» и «Мунтерса — Риббентропа» не было бы и пакта «Молотова — Риббентропа».

И последнее. На Западе очень любят обвинять СССР в оккупации Прибалтики. С очередным и типичным обвинением недавно выступил очередной историк, на сей раз — из Франции. Очень странно слышать упреки в «оккупации» трех небольших республик Прибалтики, занимающих площадь в 174 тыс. кв. км, из стран, чьи войска в те же годы занимали чужие территории размером в 9,7 млн. кв. км. Сравните тысячи квадратных километров и миллионы! И при этом западные войска методично уничтожали население Вьетнама, Камбоджи, Лаоса, Алжира, Туниса, Марокко, Мадагаскара и других азиатских и африканских государств. Причем, делалось это не по приказу коммунистов, Советов или НКВД, а вполне демократических, по нынешним меркам, правительств. Что-то не слышно, чтобы кто-то из нынешних руководителей Франции покаялся или попросил прощения за ошибки и преступления, совершенные в этих странах в те послевоенные годы[3].


[1] Для сравнения: после финской войны Франция и Англия угрожали СССР войной, впоследствии СССР был исключен из Лиги наций.

[2] Сидоровнин Г. «Тайны войны» против фальсификаторов истории. Росбалт. 03.05.2005.

[3] Литовкин В. Соломинка и бревно. РИА Новости. 30.06.2005.