Sidebar




Но почему царский режим не мог решить проблемы, стоящие перед страной? Хотя бы из чувства самосохранения?

Потому что телега не может обогнать автомобиль. Монархическая модель общества была архаична и поэтому впала в глубокий ступор, поэтому от нее отказались все без исключения европейские державы. Монархическая модель общества не соответствовала современному динамичному обществу.

Монархия сослужила хорошую службу нашей и не только нашей стране. Но сегодня монархия неадекватна времени, и возродить ее, как того желает некоторая часть общества, не представляется возможным.

Основной порок монархии — наследственность власти и, следовательно, закрытость элиты, которая приводит к её закостенелости и последующему вырождению

Часто можно услышат, что на Руси правили и глупые, и больные монархи, но, несмотря на это, страна нормально развивалась. Однако если, например, в XVIII веке устанавливался 10-летний застой в управлении, это не очень сильно сказывалось на развитии страны — в те времена и за столетие мало что менялось, люди как ездили на телеге, так и продолжали на ней ездить. В современных же условиях, когда общество за 50 лет прошло путь от телеги до космических кораблей, 10 лет бесталанного руководства могут обернуться катастрофой — достаточно вспомнить наше совсем недавнее прошлое.

Далее. Не следует забывать, в каком веке мы живем. В России существовала монархия, когда во всех окружающих странах тоже были монархические режимы, и недостатки, присущие монархии как форме правления, имели место и в других государствах. В этом смысле все были в одинаковых условиях.

Если к этому прибавить, с одной стороны, отсутствие ответственности монарха перед народом, поскольку его правление пожизненно, а с другой — откровенное пренебрежение мнением народа, которое народ озлобляет, то от идеи монархии следует отказаться.

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Но какой?

Российская Империя находилась в кризисе. Это признавалось как сторонниками монархии, так и ее противниками. Монархия постепенно лишилась поддержки во всех слоях российского общества. Интеллигенция, высшее офицерство, пролетариат, крестьянство отвернулись от монархии, точнее — от Николая II, который вошел в историю как один из самых непопулярных русских царей. Но ведь в России негативные оценки руководителя государства автоматически распространяются на всю систему в целом. Царя поддерживали жандармы и духовенство, последние — часто формально, а после падения монархии поддержали советскую власть.

Выйти из кризиса было невозможно без решения накопившихся проблем.

Во-первых, русский народ нуждался в освобождении. Каждый талантливый человек должен был иметь возможность реализовать свой потенциал. Только так страна в целом также могла актуализировать свой потенциал. Поэтому необходимо было сломать сословные барьеры. Европа решила эту проблему в рамках либеральных концепций.

Во-вторых, нужно было отстранить от власти антинародный, по своей сути — антироссийский господствующий класс. К сожалению, в стране, где министр обороны — шпион, вряд ли можно было обойтись без серьезной и часто очень жесткой чистки господствующего класса.

В-третьих, Россия нуждалась в модернизационном рывке в науке, экономике, технике. Отсталость России прямиком вела нашу страну к колониальной зависимости от стран Запада с перспективой утраты самостоятельности.

В-четвертых,  нужно было ликвидировать социальные язвы: неграмотность, высочайшую детскую смертность, отсутствие развернутой системы здравоохранения, голод, повторяющийся каждый второй год.

Почему Февральская революция проиграла

Однако деятели февральской революции не предложили обществу никакой позитивной программы. Российское общество устало от «Николашки», поэтому у февралистов был один тезис: «Николашка» должен уйти. Поначалу февралисты пользовались очень большой поддержкой, но, по мере того, как выяснялось, что они, собственно, не знают, что делать далее, эта поддержка таяла. Февралисты не смогли решить ни одной насущной проблемы и даже не наметили пути решения этих проблем, зато хорошо запомнились нотами, вроде «Россия будет воевать до победного». Словом, одна болтология горбачевского типа, вкупе с попыткой угодить западным союзникам.

То есть деятели февральской революции оказались абсолютно беспомощными. Страна была полностью развалена. К октябрю — ноябрю 1917 г. более 90% уездов России бушевали в бунтах, в городах бесчинствовала уго­ловщина. После Февральской революции была произведена бездумная амнистия, когда вместо жертв царизма на воле оказались тысячи уголовников. Полиция была практически полностью  парализована.  Бандитизм обрушился на города России. Люди боялись выходить на улицу. Правопорядка не было. На улицах Петрограда происходили вооруженные столкновения. Красноречивым фактом, показывающим уровень развала России, стало то, что полиция боялась заходить в некоторые кварталы Петрограда, то есть власть не полностью контролировала даже столицу страны. Русский писатель В. Г. Короленко в сво­ем дневнике ноября 1917 г. с горечью констатировал:

 «Общество распадется на элемен­ты без общественной связи… Наша психология… — это орга­низм без костяка, мягкотелый и неустойчивый. Русский народ якобы религиозен, но теперь религия нигде не чувствуется»[1].

Начался парад суве­ренитетов. Объявили о своей независимости от России Украина, Финляндия, Закавказье, Северный Кавказ, Литва, Молдавия (Валахия). Россия неслась к самораспаду. Вопрос – быть или не быть России – встал неумолимо к осени 1917 года. Либеральный, западный проект переустройства великой страны вел к её исчезновению.

После февральской революции. Как бы мы не относились к большевикам, к перегибам большевистской политики, они сразу энергично взялись за решение основных проблем России.

Во-первых, открылись социальные лифты, и из гущи народа  выросли передовые инженеры, ученые, деятели искусства. Сын сапожника, крестьянина, рабочего мог стать руководителем советского государства.

Во-вторых. К сожалению, у меня нет под рукой источника, в котором рассказывалось: большинство эмигрантов оказались за границей не потому, что их выгнали большевики, а потому что большевики их не пустили в страну. Россию эти субъекты воспринимали как источник своего дохода. Жили они в Париже и других европейских столицах. В России на них работали управляющие, которые отправляли своим хозяевам средства для их разгульной жизни на Западе. Вам это ничего не напоминает?

Представить, чтобы руководители советского государства покупали виллы и замки за границей, чтобы их дети там учились, было невозможно. А это ведь очень важное обстоятельство — независимость активов руководителя государства, его лечения и обучения его детей от зарубежной державы. Смоделируйте ситуацию. Допустим, есть некий субъект — Джон. Именно от Джона зависит наличие у вас квартиры, автомашины, лечение вашей семьи, обучение ваших детей. Если Джон попросит вас о небольшой услуге, сможете вы ему отказать?

В-третьих, была сделана ставка на ускоренную промышленную и научную модернизацию страны. Начали строиться заводы, электростанции, которые работают до сих пор.

В-четвертых, началась активная борьба с социальными язвами. Публичные дома закрываются, ведется борьба с безграмотностью, детской смертностью. Начали строиться сельские школы и больницы.

Таким образом, как мы видим, именно советская власть начала решать насущные проблемы. Причем взялись за решение программ очень энергично, комплексно. Стали приниматься программы электрификации, а потом индустриализации, борьбы с безграмотностью.


[1] Короленко В. Г. Дневники // Память, № 2. Париж, 1979. С. 379.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 157 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Политика Горбачева

В 1985 году к власти приходит Михаил Сергеевич  Горбачёв. Политика Горбачева - целенаправленного развала Советского Союза.

«То, что произошло после 1985 года в России, называют «второй революцией» [1]. Пусть революция! Но какая?! Сравним хо­тя бы тех, кого свергают с пьедесталов, с теми, кто свергает! Кто были первые? Выходцы из низов, рабочие, профессиональные революционеры, прошедшие тюрьмы, каторгу, ссылку, подполье, изгнание. И как они жили?! В тридцать три года от туберкулеза умирает Свердлов, молодыми от болезней умирают Дзержинский, Куйбышев, Фрунзе и многие другие. Сколько их погибло в тюрь­мах, на виселицах, на фронтах Гражданской войны! А вторые? Генеральный Секретарь ЦК КПСС, члены Политбюро и ЦК, ми­нистры, генералы, академики и т. п. Ни у кого волос с головы не упал. А по части ограбления народа они в десятки раз превзошли тех, кого в этом демагогически обвиняли. Тот же Дзержинский для страны и для народа принес добра неизмеримо больше, чем все его разоблачители и свергатели вместе взятые».

Располагаем ли мы документами о связях Горбачева и западных спецслужб? Конечно, нет. Но всегда ли надо иметь документ, чтобы понимать очевидные истины? Вы вряд ли получите справку о том, что снег белый, но разве это поколеблет вашу уверенность, что это действительно так?

  • Во-первых, Горбачев предал коммунистическую идеологию. Еще в 80-х он говорил, что его отец был ленинцем, и он умрет ленинцем. В ходе реформ никогда не появятся господа, заявлял Горбачев. Но теперь он сам признает, что он лгал и изначально исповедовал совсем иные взгляды.
  • Во-вторых, предал КПСС — партию, которая взрастила его, и руководителем которой он был. Теперь выясняется, что это входило в его изначальные планы. Горбачев, сегодня прямо заявляет, что развал КПСС входил в его основные планы.

«Михаил Горбачев упомянул и о своих ошибках, допущенных им два десятилетия назад. Он отметил, что вовремя не смог расформировать коммунистическую партию»[2].

  • В-третьих, предал наших политических союзников в социалистических странах, многие из которых закончили советские вузы, верой и правдой служили «старшему брату».

Горбачев предал все. Можно ли верить предателю, который до последнего момента клялся в верности ленинским заветом, а потом буквально в один миг стал либералом?

Существуют и другие странные факты его биографии.

Во-первых, в 1978 году умер при странных обстоятельствах бывший первый секретарь Ставропольского крайкома партии, член ЦК КПСС Ф.Д. Кулаков. Именно эта смерть довольно молодого политического деятеля дала возможность подняться по служебной лестнице заместителю Кулакова — Горбачеву.

Во-вторых, случилась странная задержка делегации во главе с первым секретарем ЦК КП Украины, членом Политбюро В.В. Щербицким в США. В то время, когда в Москве решался вопрос о председателе комиссии по похоронам К.У. Черненко, а значит, по сути, о будущем Генеральном секретаре ЦК КПСС, в США не смогли найти, чем заправить самолет советской делегации для вылета на Родину. В.В. Щербицкий не был сторонником Горбачева, и если бы он присутствовал в Москве, то вопрос о кандидатуре Генерального секретаря мог быть решен иным образом.

В-третьих, гибель при загадочных обстоятельствах первого секретаря ЦК КП Белоруссии П.М. Машерова в 1980 году, как раз после назначения в Москву[3]. Машеров — фронтовик, герой Советского Союза, талантливый, успешный и очень популярный руководитель. В случае его перехода на работу в Москву шансов у серенького Горбачева не было бы никаких.

Но, главное, к Горбачеву как-то странно благодушно отнеслись на Западе, даже тогда, когда он еще клялся в верности ленинским идеалам и еще не успел ничего сделать. Особую поддержку Горбачеву оказывала премьер-министр Великобритании, закоренелая антикоммунистка М. Тэтчер[4]. Почему?

В жизни любого человека, в любой социальной системе в ходе ее развития возникают проблемы. Проблемы необходимо решать. Были ли они в Советском Союзе? Да, были. Но были ли предприняты Горбачевым действенные попытки решения этих проблем? Нет. Создавалось впечатление, что все делалось для того, чтобы причинить максимальный вред в минимальные сроки. Особо явственно это было видно в вопросе разоружения СССР.

Все проводилось в безумной спешке. Когда Рейган предложил свой вариант разоружения, американские СМИ обвинили его в дешевом пиаре, — мол, такой договор Советы все равно никогда не подпишут. Но мы, вызвав громадное удивление западных коллег, все подписали. По заявлению западных переговорщиков, члены советской делегации часто вообще были плохо ознакомлены с документами, которые подписывали.

Делегации западных держав специально занимали более жесткую изначальную позицию, чтобы оставить пространство для маневра. Обычная практика переговоров. Но наши переговорщики без обсуждения подписывали все, что им предлагали. Нередко это приводило в замешательство западные делегации. Так не принято вести переговоры. По заявлению западных дипломатов, они даже подозревали, что над ними издеваются.

Советская сторона шла на громадные односторонние уступки. Выводили войска из Европы — в поле, в палатки. Зачем нужна была такая спешка, сравнимая с бегством? Войска выводили, веря устным обещаниям, что войска НАТО не будут размещены в этих странах, о чем неоднократно заявлял сам Горбачев. Но Горбачев не пятилетний ребенок, он прекрасно должен был осознавать, что войска мы выводим реальные, а обещания устные. Кто о них потом вспомнит?

«Горбачев  оказался самым неудачным коммерсантом за всю историю человечества. Он мог бы потребовать от Запада статуса перворазрядной державы для нашей страны, огромной суммы помощи, и это было бы справедливо. А ему дарили аплодисменты и одновременно сажали нас на кабальный внешний долг»[5].

В первые годы правления Горбачева ему еще приходилось считаться со старой гвардией коммунистов, тем не менее, по сути дела, всего за пару лет, с 1988-го по 1991-й гг. успели развалить экономику, армию, нравственность и, наконец, всю державу.

Политика Горбачева в экономике - целенаправленный развал. Один из основных ударов был нанесен по торговле. В стране появились талоны на продовольственные товары. В Москве в некоторые дни приходилось час стоять за хлебом. Полки опустели. Что же произошло? Неурожай? Резкое падение производства? Война? Чума? Что?

Нет, чумы не было, неурожая тоже. Все гораздо проще — в экономику было брошено громадное количество денег. Как?

В СССР было два вида денег - наличные и безналичные. Наличные - это был фонд заработной платы. Безналичными деньгами оплачивались расчеты между предприятиями. Товарный баланс страны строился из расчета количества наличных денег. Перевод одних денег в другие был категорически запрещен. За исключением утвержденной сверху сметы заработной платы для сотрудников.

 Что сделал Горбачев? Был принят Закон «О кооперации в СССР». Кооперативам разрешили открывать счета в банках и получать безнал от госпредприятий и переводить этот безнал в нал. Предприятия заключали фиктивный договор на некую сумму, которую потом предприятие переводило на счет кооператива, а те уже получали нал. И после этого случилась страшная вещь - вся эта масса безналичных денег через кооперативы превратилась в наличные, хлынула на потребительский рынок.

Платежеспособный спрос резко превысил предложение. В рыночной экономике это должно было привести к резкому скачку цен. Но в СССР цены регулировались государством и остались столь же низкими. В результате население смело все товары. Все это понятно любому экономисту.

Именно эти пустые полки так любят показывать сегодня по телевидению, ругая коммунистов. Правда, забывают сказать, что они были результатом деятельности реформатора Горбачева.

Имея моральную и материальную поддержку, поднимают головы экстремисты всех мастей. Возникают различные националистические движения во всех союзных республиках. В любой стране мира только за незначительную часть того, что говорили экстремисты, они бы оказались за решеткой — ведь они призывали к насильственной смене власти, к изменению конституционного строя. Это все уголовные статьи. Но органы власти бездействуют, как будто их нет вообще.

«В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентов влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза»[6].

 Показательный пример. Когда в августе 1991 года было объявлено о создании ГКЧП, ни один видный «борец» не выступил против, а первыми телеграммы о своей поддержки действий ГКЧП прислали два самых видных руководителя национальных фронтов: грузинского — Гамсахурдиа и литовского — Ландсбергис. Только увидев слабость и нерешительность членов ГКЧП, увидев, как тряслись руки на пресс-конференции у нового президента Янаева, «борцы» потихоньку стали вновь входить в свою прежнюю роль.

Нередко можно столкнуться со следующей ложной схемой: был протест низов, с которым верхи не справились. Это не так. Протест низов всячески подогревался. Начиная с прихода к власти Горбачева, осуществляется массовый вброс через СМИ антисоветских материалов и публикаций. Причем все СМИ еще являются государственными. Все это происходит не с попустительства, — с прямого указания власти. В 1985 году на пост заведующего Отделом пропаганды ЦК КПСС Горбачевым назначается А. Яковлев, по его собственным признаниям, ненавидящий КПСС и коммунистическую идеологию. В 1992 году на него завели уголовное дело по подозрению в связях с ЦРУ, но потом быстро замяли. Государственные киностудии начинают массовое производство фильмов, в которых даже не намекают, а открыто призывают к смене государственного строя. Американское влиятельное  издание «The Wall Street Journal», восторженно отзываясь о деятельности Яковлева, вскрывает подлинный механизм сознательного развала:

«При советской системе идеологический контроль осуществляли главные редакторы, выступавшие в качестве цензоров и расплачивавшиеся за малейшие ошибки своими должностями. Яковлев сделал два шага для изменения существовавшей системы. Он ввел в штат главных печатных изданий своих союзников-либералов и обеспечил их политической защитой. …В результате советские газеты начали правильно и точно отражать происходившие в мире события. Когда в 1988 году в прессе стали появляться разоблачительные материалы, подробно рассказывавшие о зверствах сталинской эпохи, авторитет коммунистической идеологии был разрушен.

С крушением идеологии в советском обществе обнаружились скрытые разломы, в том числе — межнациональные конфликты, эксплуатация рабочих, а также партийный аппарат, единство которого можно было сохранять лишь силой. Советский Союз просуществовал еще три года, однако он был уже обречен, поскольку ни одна система, построенная на таком шатком фундаменте, не способна выжить»[7].

Таким образом, развал государства это не следствие ошибок или мягкотелости Горбачева. С его приходом к власти начинается этап всестороннего, целенаправленного и очень продуманного разрушения государства.

С утра до вечера, шла массовая обработка сознания. Постоянно муссировался тезис:  советская система ущербна, западная лучше, коммунисты пользуются привилегиями, они некомпетентны, презирают народ  и т.д. и т.п. И народ восстал против коммунистов против собственного государства, а по сути против себя. Все это делалось не с попустительства руководства КПСС, не с его ведома, даже не при его активной поддержке,  а при активном руководящем участии предателей в руководстве КПСС. Посмотрите газеты и телепередачи тех лет, сплошная антисоветская и антикоммунистическая пропаганда. В результате на страже советских интересов осталась одна газета «Советская Россия». Для примера, посмотрите журнал «Фитиль» тех лет http://rutube.ru/tracks/4978744.html?v=f5c0583e1c89264dc992a4a036fe5fb6&autoStart=true&bmstart=1000.

Как последовательный враг русского государства, Горбачев первым делом отдает часть нашей территории американцам — 51 тыс. кв. км. акватории Берингова моря. А ведь это стратегически важный район, который давал стране 10% от всего улова рыбы в стране. По данным ученых, в этом регионе есть также месторождения нефти и газа.

Почему отдал другой стране нашу территорию? На каких основаниях?

Почему предал Горбачев? Одни говорят, что семья Горбачевых мстила системе за своих отцов. Действительно, и Горбачев, и его жена — из семьи врагов народа. Другие говорят, что предавал Горбачев за деньги. Действительно, дело о передаче взятки лично Горбачеву южнокорейским президентом возникало, но его замяли, — мол, Горбачев не заметил, что ему передали вместе с бумагами деньги. Горбачев получал громадные суммы за издание своих книг за рубежом, получал деньги в виде премий.

Однако в конце концов, какая разница, почему предал. Главное, что предал.


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 45.

[2] Ловкис Е., Гуща С. Горбачев предостерег россиян от возврата к советскому прошлому. Deutsche Welle.  14.08.2011.

[3] Машеров погиб 4 октября 1980 г. в автомобильной катастрофе: на пути его автомобиля неожиданно появился грузовик, гружёный картофелем. Машеров ехал в аэропорт, чтобы лететь в Москву. Кто-то очень испугался этого назначения. Считается, что это была последняя возможность устранить Машерова, так как после переезда в Москву статус его личной охраны резко повышался в соответствии с его повышением.

[4] Здесь стоит напомнить, что сам Горбачев незадолго до своего назначения летал в Лондон

[5]  Яременко Ю.В, Экономические беседы. – М., 1999 – с.203

[6] Доклад КГБ СССР «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан»

[7] Саттер Д. Сознательный революционер. The Wall Street Journa (ИноСМИ.Ru).  21.10 2005

Советский дефицит

Был ли дефицит? Был. Это хорошо? Плохо. Это был недостаток советской системы? Да, очень серьезный недостаток. Его надо было исправлять? Да, реформы были необходимы. Но какие? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять сущность существовавших проблем.

Сначала немного теории. «Даже из попугая можно сделать образованного политэконома — все, что он должен заучить, это лишь два слова: «Спрос» и «Предложение», — так звучит известная поговорка, приводимая американским экономистом П. Самуэльсоном[1]. Действительно, понятия «рынок», «спрос» и «предложение» хоть и поверхностно, но во многом раскрывают механизм функционирования капиталистической системы.

Рынок — институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара.

Спрос — количество товаров, которое может быть реализовано на рынке при существующем уровне цен.

Предложение — количество товаров, которое может быть куплено на рынке при существующем уровне цен.

Кривая спроса (рис. 3) иллюстрирует очевидный факт: чем ниже цена, тем больше желающих купить данное благо и наоборот. Кривая предложения показывает обратное: чем выше цена, тем больше желающих предоставить на рынок данное благо по этой высокой цене.

 

 

Цена равновесия есть точка пересечения графика спроса и предложения. Равновесная цена — цена, которая устраивает и продавца и покупателя. Если продавец установит на товар цену выше равновесной (А), то по такой цене часть покупателей откажется покупать товар. На рынке окажется избыток товара. Если продавец установит на товар цену ниже равновесной цены, то на рынке образуется дефицит товара.

В западных учебниках по экономике пишется, что рынок стремится к цене равновесия. Это не совсем верно. Продавцы всегда устанавливают цену выше цены равновесия. В идеальном случае эта цена превышает цену равновесия незначительно. Только такая цена позволяет продавцу присутствовать на рынке и заниматься своим делом — торговать. Установив равновесную цену, он лишится работы, т. к. продаст весь товар. Рынок подразумевает продавца и продаваемый товар, значит, цена должна быть выше равновесной. Вот почему на рынке всегда есть избыток товара, а основное ценовое правило функционирующего рынка гласит: цена блага всегда должна быть выше равновесной.

На рынке всегда все есть, причем независимо от реальной ситуации в экономике страны. Например, изобилие существует на рынках африканских стран, в которых тысячи людей умирают с голоду. Во времена реформ Гайдара производство сократилось в несколько раз, но прилавки были полны продуктами.

Теперь от теории к советской практике. Почему сегодня в магазинах изобилие продуктов, а в Советском Союзе, особенно в последние годы его существования, был дефицит? Раньше мало производили? Нет, нынешний уровень производства сельхозпродукции ниже прежнего. В 2006 г. министр сельского хозяйства России Гордеев заявил, что только через 3—4 года мы достигнем уровня 1990 г.

Многим памятны итоги реформаторской деятельности Горбачева. Прилавки оказались пустыми, стали вводиться талоны, а по сути — карточки на основные виды продуктов. Что же произошло? Катастрофический неурожай? Диверсанты взорвали хлебозаводы? Война? Эпидемия?

Ничего подобного не было. Но что же тогда произошло? Как же решается этот парадокс — производили больше, а ничего не было, производим меньше, и есть все?

Когда говорят, что большим достижением реформ 90-х стало наполнение рынка продуктами питания, то несколько преувеличивают заслуги реформаторов. В действительности, в результате реформ была ликвидирована государственная торговая сеть и заменена частной. А в частной торговой сети все есть всегда, вследствие действия основного ценового правила функционирующего рынка — цена всегда выше равновесной. Ведь в советское время рынки тоже были полны продуктов, естественно, цены на них значительно превышали государственные. Но все, ругая государственную торговлю, предпочитали покупать продукты именно в ней, а не на рынке.

Достаточно сейчас опустить цены, как сразу начнутся перебои с продуктами. Пример. На Калужской продуктовой ярмарке существует палатка, торгующая молочными продуктами на 1 рубль дешевле рыночных цен. В эту палатку всегда стоит очередь из пенсионеров. Если цены опустить еще немного, то стоять надо будет довольно долго. Если еще немного, то, возможно, продавать начнут по записи. А если опустить цену еще немного, то начнут продавать из-под полы, а прилавки станут пустыми. Молока не будет меньше, но в торговле его все равно не будет.

Другой пример: несмотря на изобилие автомобилей на рынке, очередь на Ford Focus, выпускаемый на заводе во Всеволожске, составляет от 6 до 9 месяцев, так как цена самой дешевой модели Ford Focus с двигателем 1,4 л составляет около 12 тыс. долларов[2]. При этом надо учитывать, что автомобиль Ford — это не молоко или хлеб, которые трудно заменить другим товаром. Конкретную марку автомобиля заменить довольно легко, в конце концов, есть громадное количество автомобилей других производителей. И, тем не менее, мы свидетели того, что достаточно цену автомобиля опустить немного ниже рыночной, как он начинает продаваться по предварительной записи, с очередью от полгода и выше.

Итак, на рынке цена всегда выше равновесной, и поэтому всегда есть товар. Это не является ни показателем развития экономики, ни показателем благосостояния населения, это неотъемлемое свойство рынка.

Поэтому причина советского дефицита кроется не в недостаточном объеме производства, а в ценовой несбалансированности спроса и предложения. Почему же в советское время производили товара больше, но товара не было? Очевидно, что цена была ниже равновесной. Но какова причина данного обстоятельства?

Мы знаем, каким образом формируется цена в рыночной экономике (рис. 3). А как формировалась цена товара или услуги в советской, плановой экономике?

Одним из основных экономических законов марксизма является закон стоимости, в соответствии с которым цена товара есть форма его стоимости, то есть количества труда, затраченного на производство данного товара. Если упростить, то суть закона стоимости в следующем: рабочий произвел болт, за болт он получил зарплату 100 рублей. Значит, цена болта 100 рублей. Все рыночные колебания цены болта будут вокруг 100 рублей[3].

Если же рабочий захочет купить свой болт, то у него будет 100 рублей, заработанных им на заводе. На рынке будет только один болт, ведь больше никто не производил болтов. Цена болта 100 рублей. Получается идеальная ситуация: спрос равен предложению, цена равновесная. Такова идеальная социалистическая экономика, основанная на законе стоимости. Но проблема в том, что идеальность этой ситуации может быть воплощена только в идеальном обществе.

Представим, что ситуация немножко изменится. Например, рабочий подхалтурил, расточил движок соседу и взял с него тоже 100 рублей, в результате денег у рабочего 200 рублей — 100 рублей зарплаты и 100 рублей от халтуры. И когда он придет в государственный магазин, он готов купить два болта. Но если он купит два болта, значит, болтов в государственном магазине на всех не хватит. Другому рабочему не достанется. Начнется дефицит.

Причина дефицита товаров в социалистической экономике кроется в неадекватном ценообразовании, при котором не учитывался довольно существенный сектор теневой экономики. Кто-то занимался репетиторством, кто-то калымил, шабашил, сдавал квартиру, наконец, просто воровал. Конечно, нельзя примитивизировать ценообразование в СССР, но, тем не менее, его основа — закон стоимости неверно отражал реальность. Денег много, а цены низкие — вот причина дефицита товаров в Советском Союзе.

Дефицит никак не связан с социалистическим типом экономики. При Сталине тоже «все было», и черную икру в магазинах на развес продавали. Стоит установить цены на товар ниже равновесной цены спроса, как товар моментально пропадет с прилавков магазинов, таков железный закон экономики. В различных капиталистических странах не раз проводили эксперименты с установлением стабилизационных низких цен на товары, и результат был всегда один: товар моментально пропадал с полок магазинов. Л. Мизес приводит пример, как правительство Австрии установило потолок арендной платы в Вене. В результате, несмотря на сокращение населения Вены и строительство новых домов, «тысячи людей не могут найти себе жилье»[4].

В СССР гордились тем, что цены на основные товары не повышались несколько десятилетий. Такие псевдодостижения и привели к дефициту, тогда как небольшое повышение цен могло бы в одночасье ликвидировать весь дефицит и сопутствующую ему напряженность и критику.

Вернемся к эпохе Горбачева. Почему все товары пропали? В экономику были вброшены громадные денежные средства, которые, естественно, не были обеспечены товарами. Как? Было разрешено переводить безналичные средства в наличные. И безналичные деньги, которые ранее тратились на производственные нужды, с помощью различных полузаконных схем переводились в наличные и превращались в платежеспособный спрос населения. Цены оставались низкими, а денег становилось все больше. Низкие цены приводили к тому, что все раскупалось, часто раскупалось впрок. Отсюда и появился парадокс, впоследствии приобретший форму анекдота: «Американцы никак не могут понять, как так может быть: в магазинах ничего нет, а придешь в гости — все есть».

Ни вывоз заграницу продуктов питания, ни производство продуктов питания, ни наличие продуктов в магазинах, ни антисоветские фильмы не являются показателем реальной обеспеченности продуктами питания. Можно голодать и экспортировать продукты питания. Можно производить и из-за бесхозяйственности терять значимую часть произведенного на стадии переработки и хранения. А у частника всегда будут продукты питания, даже если весь народ будет голодать.

Есть только один показатель. Только один. Это потребление основных продуктов питания. Обратимся к статистике. Сравним потребление самой богатой страны и основного соперника России — США и аналогичный показатель РСФСР (табл. 2). Как мы видим, СССР отставал от США только по потреблению мяса.

Таблица № 2

Потребление основных продуктов питания в США и РСФСР

 (на душу населения в 1989 г., кг)

СССР США
Молоко 396 263
Яйца 309 229
Рыба 21,3 12,2
Мясо 69 113
Сахар 45,2 28
Хлебные продукты 115 100
Картофель 106 57

СССР, по оценкам ООН, в области сельского хозяйства и продо­вольствия (ФАО) в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимал 7 место в мире. Приходится признать, не первое место, но придется также признать и то, что большинство капиталистических стран СССР обгонял. Но застой в идеологии, помноженный на извечную российскую любовь к самокритике, приводил к тому, что люди были все равно недовольны.

«Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что явля­ется исключительно высоким показателем (в США — 263 кг), но 44 % опрошенных жителей СССР ответи­ли, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62 % населения было недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов. А между тем их потребление составляло там в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый слу­чай — сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52 % оп­рошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67 %)»[5].

Еще раз подчеркнем, система производства и распределения продуктов питания нуждалась в реформе, но для правильного реформирования необходимо было понимать истинную картину, а не основываться на расхожих шутках и тезисах пропаганды западных радиоголосов.

И, наконец, самое интересное заключаемся в том, что когда в 2008 г. правительство все же задумалось, как обеспечить население продуктами питания, опять пошла речь о введении продуктовых талонов для малоимущих, которые теперь будут называться марками. И это только начало.

«Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, так думает 62% — почти две трети россиян, на 11% больше, чем в прошлом году. При этом доля желающих получить продуктовую карту менее чем за год выросла на четверть»[6].


[1] Сэмюэлсон (Самуэльсон) Пол — американский экономист. Автор известного учебника «Экономика». Нобелевская премия (1970).

[2] На время написания книги.

[3] Естественно, в этом примере исключается труд посредников, бухгалтеров, овеществленный в средства производства труд и т.д. 

[4] Мизес Л. Либерализм.  М., 2001. С.78.

[5] Глазьев С.Ю., Кара-Мурза С.Г., Батчиков С.А.  Белая Книга.  М., 2003.  С. 52—54.

[6] Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих

ПЛН, Псков. 19.03.2009.

Эпоха социализма

Как построить социализм? Поэтому после завершения гражданской войны в партии начались дискуссии о будущем России. Возникают несколько платформ, основными идеями которых являются:

  • Мировая революция. Определенная часть партии считает, что надо не останавливаться на достигнутом, и продолжает мечтать о мировой революции и использовании России в качестве детонатора мирового взрыва, рассматривая русских как пушечное мясо для осуществления этой идеи (Троцкий).
  • Крестьянский путь развития. Россия еще не созрела для построения коммунизма, т.к. пролетариат — гегемон нового общества — в России не развит. Нужно постепенное развитие с опорой на крестьянство (Бухарин)[1].
  • Реставрация. Были и такие, которые были не прочь реставрировать капитализм, так как власть они уже захватили, и теперь их больше интересовала возможность ее реализации, то есть возможность сколачивания состояний. Конечно, изначально, когда делали революцию, они не имели тайного плана захвата власти и реставрации старых порядков. Парадокс заключается в том, что это были самые идейные большевики, которые просто разочаровались. Ведь всё их мировоззрение строилось на том, что после Октябрьской революции произойдет мировая. А потом — отмирание государства и далее по списку. Но ничего этого не произошло, и всем уже было понятно, что в обозримом будущем не произойдет. Отсюда и разочарование.
  • Индустриализация. Суть данного подхода состояла в построении мощного индустриального государства, основанного на союзе рабочих и крестьян. Предполагалось построение коммунизма в отдельно взятой стране (Сталин).

Постепенно все позиции сгруппировались вокруг сталинского и троцкистского подходов. Многие представители ленинской гвардии примкнули к Троцкому, что и предопределило их последующую судьбу.

Борьбу этих позиций предвидел еще Ленин в своем «Письме к съезду». Ленин предвидел, что основными в вопросе устойчивости власти являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними представляют наибольшую опасность раскола партии. Собственно, так и произошло.

Началась дискуссия, которая достигла своего пика к 1927 году, перед XV съездом партии. По законам того времени, за два месяца до съезда объявлялась общепартийная дискуссия, начинались дискуссионные собрания. Большинство партии не согласилось с идеями троцкистов. 724 тыс. ее членов высказались за политику ЦК и Сталина, и лишь 4 тыс. за троцкистов. Идеологическое поражение троцкистов было очевидно.

Эпоха социализма. Возобладал сталинский подход — построение мощного индустриального государства, основанного на союзе рабочих и крестьян. Был взят курс на построение мощнейшей социалистической державы. И только это единственное верное направление позволило нам отстоять нашу независимость в 1941—1945 годах.

«Мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»[2].

Удивительно точно сказано, но что еще более поражает, так это дата произнесенной Сталиным речи — 1931 год. Конечно, при решении столь грандиозной задачи стране приходилось напрягаться из всех сил. Были и перегибы, особенно в отношении крестьянства. Но надо понимать, что из крестьянства выкачивали средства не для того, чтобы партийная номенклатура строила себе дачи, а на строительство заводов, электростанций, создание новых и лучших в мире видов вооружений, проведение научных разработок и т.д.

По сути дела, решался вопрос о будущем страны, решался вопрос о нашей независимости, о существовании русских как нации, в том числе — и о возможности сохранения жизни тем же крестьянам.

Трудно сказать, что творилось в душе у Сталина, ведь известно: «чужая душа — потемки». Можно предположить, что Сталин и не хотел, чтобы Россия стала мощным государством, а его мотивация была следующей. Пролетариат — гегемон нового общества. В России его мало. Значит, надо его создать. Для того чтобы создать пролетариат, надо построить заводы. Таким образом, вопрос шел о создании социальной базы нового общества, аналогично тому, как либералы создают средний класс.

Возможно, мотивация была такова, а возможно, и нет. Однако с полной уверенностью можно сказать, что именно победа сталинского подхода спасла нашу страну второй раз.

Причудливая метаморфоза истории. Богоносность России воплощается в том, что в самый драматичный период российской истории ее спасает партия безбожников. Первый раз Ленин спасает от распада, причем, не ставя это основной целью своей политики.

Второй раз страну спасает Сталин, приняв программу, сам того не зная, подготовки к отражению нацистского порабощения. И Россия начала реализовывать эту программу тогда, когда нацисты даже не пришли к власти.


[1] Бухарин постоянно колебался между различными платформами.

[2] Сталин.