Sidebar

Победа большевиков была пирова. Большевикам досталась полностью разрушенная страна, фактически — с отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

«Социализм = Россия» — такова была формула сохранения нашего государства в то непростое время. Многие антисоветчики, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Российская империя в форме СССР воссоздалась, так как национальные интересы других народов совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты, независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украи-не, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России, и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Таким образом, либерализм верхов развалил Российскую Империю, и воссоздать её смог только социализм низов. Не было бы социализма, не было бы и России.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня об этом все забыли, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«Противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»[1].

Черносотенец Б.В. Никольский признавал, что большевики строили новую российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М.Д. Бонч-Бруевич писал:

 «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе кое с кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную, обеспечивая тем самым победу большевиков.


[1] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 51.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 47 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Русские символы

Вообще, советский период был вершиной могущества русского государства. Мы стали первыми во многих областях: в науке, космосе, экономике, искусстве и т.д. И главное — мы стали себя уважать. С болью в сердце я смотрел по телевидению опрос, проводимый не так давно на улицах Вашингтона. Опрашиваемым показывали флаг России и спрашивали: «Чей это флаг»? Никто не мог ответить. Потом показывали наш родной советский флаг, и все отвечали: «Это флаг русских».

 Это мелочь, но очень показательная мелочь. Нас знали, уважали и боялись во всем мире, наши символы знали все. Мы были второй сверхдержавой мира. Кстати, красный цвет — это русский цвет, испокон веков любимый на Руси, слова «прекрасный» и «красный» имеют в основе один корень. Слово «красный» всегда было на Руси синонимом хорошего, красивого (красна девица, красная рубаха и т.д.). С этой точки зрения, символ государства — флаг —должен быть, естественно, красным.

Красный флаг — это флаг победы, причем победы не только над гитлеровскими оккупантами. С красным флагом вышел Дмитрий Донской на Куликово поле, с красным флагом поднималось народное ополчение в 1612 году. Красное знамя — память вековой борьбы русского народа за свое свободное будущее.

Русские в западном сознании связаны именно с красным, со звездой, с аббревиатурой «СССР». Это все наше, родное. Типичный пример виденья русского солдата польско-немецкого художника Якуба Розальского.

Какова же история трехцветного флага (триколора), являющегося сегодня государственным флагом России? Недавно в России отмечалось 300 лет триколора. Цифра, конечно, круглая, легко запоминается, единственный ее порок — недостаточная историческая обоснованность.

Дело в том, что о времени появления триколора историки много спорят. Считается, что впервые триколор появился в России в 1668 году. Он был поднят над кораблями конвоя, сопровождавшего морские торговые караваны царя Алексея Михайловича. И его прототипом был флаг Голландии, в то время далеко не последней морской державы. Однако официально этот флаг утвердился лишь при Петре I. Именно он 20 января 1705 года издал указ, по которому «на торговых всяких судах» должны поднимать бело-сине-красный   флаг, сам начертал образец и определил порядок цветных горизонтальных полос. Данный флаг стали называть «провиантским», но впоследствии стали поднимать и над военными судами.

Однако триколор не прижился, и вскоре был сменен на флаг, имеющий две перекрещенные по диагонали синие полоски на белом фоне стяга, который сегодня известен как Андреевский флаг.

Флагом империи триколор стал лишь в 1883 году, благодаря императору Александру III. Выбор Александра пал на «провиантский» флаг потому, что этот флаг на торговых судах России был известен в портах Европы. До того государственным флагом России был чёрно-жёлто-белый флаг, соответствующий трём цветам на гербе России.

«Как корабль назовешь, так он и поплывет». С появлением в 1883 году над Россией модифицированного голландского флага (триколора) словно злой рок распростер над ней свои крылья. Ни одной военной победы! Поражения в русско-японской и Первой мировой войне. «Провиантский» флаг не стал знаменем великой империи. Под этим флагом потерпели поражение белые армии. Окончательно его опозорили пособники фашистов — власовцы, использовавшие триколор как символ своей армии.

Таковы истории двух флагов. Один — русский, другой — голландский, один — символ доблести, другой — торговли, один — символ русских побед, другой — символ поражений и предательства.

Качества менталитета «Успех»

Как мы уже говорили,  наиболее близки менталитету «Успех» американцы, а их основными качествами являются эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

Национальный эгоизм — один из столпов западного менталитета. Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

1000 лет с 500-х годов до начала XVI века у Запада нет никаких значимых успехов: ни в науке, ни в технике, ни в искусстве, ни в экономическом развитии. Подчеркну: ни год или столетие — 1000 лет! Голод, антисанитария и, как следствие, эпидемии: оспы, чумы, туберкулёза и т.д. 

«Великий голод 1315—1317 гг. — первое в ряду крупномасштабных бедствий позднего средневековья, постигших Европу в начале XIV века. Великий голод повлек миллионы смертей… Великий голод был периодом необычайного роста преступности, распространения болезней, массовых смертей и каннибализма. Голод охватил всю Северную Европу — Великобританию, Францию, Скандинавию, Нидерланды, Германию и Польшу. Европу к югу от Альп и Пиренеев голод не затронул. По оценкам, от голода умерло от 10 до 25 % городского населения»[1].

 Да, были изобретены механические часы, существовало несколько философов, отдельных мастеров искусств, которых объединяют в эпоху раннего Возрождения… Впрочем, ничего существенного они не создали.

Отмечу также, что эпицентром развития были романские народы, в то время как германские народы (костяк Западной цивилизации): германцы, англичане, голландцы, — выражаясь своевременным языком, были периферийными странами Европы. И заметьте: голод поражал как раз северные страны.

Почти все «европейские» изобретения европейцы позаимствовали с Востока: пушки, порох, шёлк, компас и астролябию. Европейцы перевели большое количество греческих и арабских работ по медицине и науке, которые были распространены по всей Европе.

Но серьезных успехов Запад достиг в архитектуре (романский и готический стили) и… в судостроении. Последнее предопределило судьбу Запада и всего мира на несколько последующих столетий

Даже сами европейцы назвали эти века темными. В Испании — арабы, под Веной — турки, сунулись в Россию — здесь Александр Невский. Короче, полная беспросветность.

Но все меняется в конце XV века. Все, что мы знаем о величии Запада, начинается с этого времени. На смену отдельным философам приходят целые направления в философии, которые развивает целая плеяда выдающихся мыслителей: Макиавелли, Мор, Кампанелла, Монтень, Эразм Роттердамский и многие другие. На смену посредственным художникам и скульпторам приходят великие — такие, как Леонардо да Винчи и др. Прорыв в науке: Коперник, Парацельс и другие. В литературе — Шекспир.

Так что же произошло в конце XV века? Открытие Америки! Вот она — удача! Наивные, доверчивые люди с большим количеством золота. Толчок развитию капитализма дали  Великие географические открытия (Колумб, Васко да Гама, Д. Кан, Б. Диаш и др.). Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз.

И началось. Сначала появился Колумб (1492 г.[2]) с кораблями, набитыми золотом. Потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Началась реформация, знаменующая окончание эпохи Средневековья. Церковь упростили, лишили власти. И начали грабить колонии. Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании, заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521—1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[3].

«Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшных болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[4]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать:

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[5].

В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[6].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[7].

Капитализм на Западе был построен на костях других ограбленных и замученных народов. Капитализм — это успех Запада за счет убийства миллионов людей, не принадлежащих к западной цивилизации.

Самореализация. Индивидуализм пронизывает все западное общество. Индивидуализм абсолютизирует позицию индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определённому социальному строю, а обществу вообще.

Индивидуализм для западного человека — совсем не негативное свойство, а наоборот — ценное, уважаемое качество. Так, родоначальник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм постулировал: «Индивидуализм от природы присущ человечеству».

«…В отличие от славян, мы, жители Западной Европы, привыкли с необыкновенно ревностным усердием ставить все на карту индивидуализма»[8].

Естественно, что индивидуализм предполагает конкуренцию индивидов. Конкуренция — двигатель не только западной экономики, а двигатель всего западного общества. Все конкурируют друг с другом: в экономике — фирмы, в политике — партии, в простой жизни — люди за место под солнцем. Все в мире развивается только благодаря конкуренции и вечной борьбе — вот постулат западного менталитета. Этот постулат нашел свое отражение в самой известной биологической теории — теории Дарвина, согласно которой развитие живого мира объясняется естественным отбором — борьбой за существование. Этот постулат — основа самой основательной философской доктрины — философии Гегеля. Согласно диалектике, развитие бытия объясняется борьбой противоположностей. И, наконец, этот постулат нашел свое отражение в самой известной социальной теории — марксизме, согласно которому развитие общества представлено как результат борьбы классов. Так западный человек воспринимает реальность — все в этом мире развивается благодаря борьбе и конкуренции.

Индивидуализм порождает и другие качества — такие, как самодисциплина и стремление к независимости. Западноевропеец не только не нуждается во внешнем управлении и обладает самодисциплиной, но часто, наоборот, стремится свести внешнее управление к минимуму, стремится к максимально возможной независимости.

Британская империя не смогла бы стать настолько огромной, если бы не самоорганизующее начало англичан. Англичане не ждали указов сверху, они приходили, покоряли и организовывали жизнь покоренных так, как считали нужным, не советуясь с далекой метрополией. И, несмотря на отсутствие связи со столицей, жизнь колоний была организована удивительно похоже, невзирая на разные материки и народы, как будто англичане действовали строго в соответствии с некой инструкцией. Но инструкции не было, а было очень сильное самодисциплинирующее, самоорганизующее начало.

В психологии, анализируя данную модель поведения, часто применяют понятие «локус контроля». Согласно американскому психологу Джулиану Роттеру, одним из элементов знания о себе является гипотеза людей об источнике их достижений и неудач. Существуют два край­них типа такой локализации, или локуса контроля: интернальный (все зависит от меня) и экстернальный (все зависит от внешних обстоятельств). У западного человека преобладает интернальный локус контроля.

С индивидуализмом связана и ассертивность повышенное чувство собственного достоинства. Индивидуалист считает, что он никому не обязан и поэтому ни перед кем не должен заискивать.

Снобизм англичан — притча в языцех. Мало уступает им и Франция, где долгое время обсуждался закон о запрете предоставления меню в ресторанах на английском или других языках, даже в том случае, если данный ресторан посещается в основном иностранцами. Русские с упоением слушают западную музыку, на Западе же гораздо меньшее количество людей готово слушать песни на непонятном иностранном языке.

Алчность также важнейшее качество западного менталитета. Здесь мы под наживой понимаем стремление максимизации личного потребления. Подчеркнем: «алчность» без всякой негативной оценки. Аутентично, алчность — страстное желание приобретения. Поэтому общество потребления всегда будет культивировать желание приобретения, то есть  алчность. Было бы странно, если бы было наоборот.

Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[9], капитализм

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма, сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки. В их основе — миф о трудолюбии западного человека. В действительности же труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе о «священности частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалось, пусть это были даже заповеди христианства.

А вот в СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, потому что для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие Божье».


[1] Великий голод (1315—1317). http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] Золото с американского континента появилось чуть позже открытия Америки.

[3] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А.Н. М., 1997. С. 184.

[4] Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2005.

[5] Мизес Л. Либерализм.  М. 2001. С.  122—124.

[6] Колониализм [Википедия].

[7] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С 170.

[8] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс.  М., 1996.  С. 442.

[9] Энциклопедия социологии.  Сост. Грицанов А.А., Абушенко В.Л., Евелькин Г.М., Соколова Г.Н., Терещенко О.В.  М., 2003. [Капитализм].

Национальная коррупция

Во время Первой мировой войны немецкие шпионы изобличались не по одиночке, а целыми сетями. Затем случилось вообще из ряда вон выходящее событие. Как немецкий шпион был изобличен военный министр Сухомлинов. То есть всей военной компанией руководил предатель. Потом появилось множество версий о том, что Сухомлинова оклеветали, однако стоило ему оказаться на свободе, как он сразу же через Финляндию уехал в Германию.

Вспомним и великого князя Алексея Александровича, разворовавшего средства, отпущенные на строительство броненосцев типа «Бородино», в результате чего Россия к 1904 г. вместо 10 броненосцев данного типа, находящихся в строю, имела всего 5. Да и то только на стапелях. Судьба русской армии в войне с Японией в 1905 году хорошо известна.

Примерно в том же направлении двигалась и военная компания 1914—1917 гг. Ни побед, ни славы, зато сотни тысяч дезертиров. Но дезертиров можно было понять. В то время как народ умирал на фронтах, многие представители власти развлекались на балах, а некоторые откровенно наживались на войне. Так, несмотря на то, что в 1916 г. Россию стали сотрясать сахарные бунты, группа сахарозаводчиков во главе с Дм. Рубинштейном продавала сахар во вражеские Германию и Турцию, поскольку цены там были выше.

Народ, видя все это, просто зверел. В воздухе все время витал вопрос: «За что мы, простые люди, умираем? Они развлекаются, купают в ванных из шампанского французских куртизанок, делают деньги, мы же служим пушечным мясом»?

Русским не привыкать к трудностям, но русские не могут понять, почему часть нации должна умирать на фронтах, а другая развлекаться на балах и наживать состояния на спекуляциях и взятках. Во время Великой Отечественной войны трудностей на долю народа выпало значительно больше, но народ выстоял, потому что знал: трудно всем, от главнокомандующего до солдата. Дети всех советских руководителей воевали, и воевали на фронтах, а не отсиживаясь в штабах. Погиб сын Сталина, сын Микояна и немало других…

Национальная коррупция. Первую мировую войну мы вели под диктовку союзников: пока они отдыхали на своих фронтах (все серьезные сражения были на нашем фронте), мы проливали кровь как на нашем, так и на чужом фронте, посылая сражаться своих солдат к союзникам.

Из раза в раз повторялась одна и та же история: немцы наступают на Францию, Франции угрожает полный разгром, она обращается к России с просьбой начать наступление, чтобы оттянуть немецкие войска. Мы ценой сотен тысяч жизней спасаем Францию. Как писал французский маршал Фош, «Если Франция не стерта с карты Европы, она этим, прежде всего, обязана России».

Ради чьих интересов мы сражались с Германией? Германия хотела колониального передела мира, хотела отобрать колонии у Англии и Франции. Англия и Франция этого не хотели. А Россия здесь причем? Это был их внутриевропейский конфликт. У нас не было претензий к Германии, у Германии — к нам. Так почему мы воевали? Война обнажила проблему, о которой и так было известно — подчиненность русского двора интересам западных держав в лице Англии и Франции. От этих стран Россия зависела экономически: ведь в определяющих отраслях производства, таких, как горнодобывающая, металлообрабатывающая, машиностроительная отрасли, иностранные инвестиции превышали российские. Нас просто втянули в эту войну.

Это не Вторая мировая, вдохновляемая антикоммунистическими и антиеврейскими бреднями Гитлера о войне европейской цивилизации против жидов-большевиков, с помощью интернационала пытающихся подчинить мир. А накануне Первой мировой германский монарх множество раз умолял своего «дорого кузена» (Николая II) не объявлять войну Германии, не идти на поводу Англии и Франции. Безрезультатно…