Sidebar




Победа большевиков была пирова. Большевикам досталась полностью разрушенная страна, фактически — с отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

«Социализм = Россия» — такова была формула сохранения нашего государства в то непростое время. Многие антисоветчики, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Российская империя в форме СССР воссоздалась, так как национальные интересы других народов совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты, независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украи-не, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России, и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Таким образом, либерализм верхов развалил Российскую Империю, и воссоздать её смог только социализм низов. Не было бы социализма, не было бы и России.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня об этом все забыли, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«Противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»[1].

Черносотенец Б.В. Никольский признавал, что большевики строили новую российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М.Д. Бонч-Бруевич писал:

 «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе кое с кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную, обеспечивая тем самым победу большевиков.


[1] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 51.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 38 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Международное положение СССР

В области внешней политики в 1970-х годах было немало сделано для достижения политической разрядки. Были заключены американо-советские договоры об ограничении стратегических наступательных вооружений. Была расширена советская зона влияния на разных континентах: Никарагуа, Эфиопия, Ангола, Вьетнам, Афганистан и так далее. Была построена мировая система социализма.

Особо остановимся на так называемой «Пражской весне» — контрреволюционном мятеже, устроенном западными спецслужбами в Чехословакии.

5 января 1968 года первым секретарём ЦК КП Чехословакии стал Александр Дубчек. В апреле 1968 года соратники Дубчека (К. Рихта, О. Шик, П. Ауэсперг) предложили свою «Программу действий» — программу реформирования для обеспечения «идейного плюрализма» — этакий горбачевизм чешского разлива. Далее все под копирку: либерализация, развал страны на Чехию и Словакию. Все это под прикрытием слов об истинном социализме, ленинских принципах и т.д. 

23 марта 1968 года на съезде коммунистических партий в Дрездене прозвучала критика реформ в Чехословакии, 4 мая Брежнев принял делегацию во главе с Дубчеком в Москве, где остро критиковал положение в ЧССР.

Руководители пяти стран Организации Варшавского договора 15 июля 1968 года адресовали Компартии Чехословакии письмо о необходимости решительного наступления на «правое крыло» в партии и «антисоциалистические силы» в стране. В ответ клятвы в верности социализму и Москве и продолжающийся развал.

Эта политика кучки заговорщиков в окружении Дубчека не была поддержана даже в самой Чехословакии. Целый ряд видных общественных деятелей Чехословакии подписались под открытым письмом с просьбой о помощи к странам Организации Варшавского договора

20 августа 1968 года 124-тысячный контингент вооруженных сил «дружественных государств»: СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии, — пересек границу страны.

Дубчек сразу в своём радиовоззвании к жителям страны призвал граждан сохранять спокойствие. Спокойствие было сохранено, даже Дубчека с поста не сняли. Вскоре Дубчек вместе с остальными руководителями Чехословакии прибыл в Москву для переговоров. После возвращения в Прагу до апреля 1969 года Александр Дубчек пребывал на посту первого секретаря ЦК КПЧ и возглавлял Федеральное собрание Чехословакии.

Потом сами чехословацкие  коммунисты на апрельском пленуме ЦК КПЧ (1969) отстранили Дубчека от власти и избрали первым секретарем Густава Гусака. Смещённый с постов в своей стране, в 1969—1970 гг. Дубчек некоторое время был послом в Турции.

Из Дубчека сегодня делают героя. Но он такой же герой, как и Горбачев, — слабый политик, вечно искавший «консенсус». Он не был даже агентом западных спецслужб, в противном случае его не отправили бы послом в капиталистическую Турцию из-за боязни, что сбежит. Дубчек с отличием окончил высшую партийную школу в Москве. Стал первым словаком на посту главы чехословацкой компартии. После ввода войск быстро «нашел консенсус» с позицией стран Организации Варшавского договора.

Возможность для самоактуализации

В обществе, в котором все меньше места остается стремлению к самоактуализации, где кумиром становятся не «генераторы», а «лампочки», неизбежно набирает силу процесс отторжения, высмеивания всего подлинно великого. А в кумиры обществу навязывают посредственных, а часто и бездарных актеров, писателей, певцов, модельеров, большая часть которых к тому же извращенцы. Естественно, как следствие, примитивизируется культура общества.

Примитивизируется все: театр, музеи, кино, литература. Массовая культура в большинстве своих форм не способствует гуманистически ориентированному социальному прогрессу и духовной эволюции человека. Призвание и назначение истинной культуры — облагораживание и совершенствование человека. Массовая культура исполняет обратные функции — она реанимирует низшие аспекты сознания и инстинкты, которые, в свою очередь, стимулируют этическую, эстетическую и интеллектуальную деградацию личности.

«Наша эпоха страдает волей к бездарности, волевым отвращением от гениальности и даровитости. Эпохи бывают бездарны, бедны гениями по собственной вине, это грех людской, а не слепая случайность, обделившая данное время дарами свыше. И в нашу эпоху, как и во всякую, немало есть дарований, но они ложно направлены, они чахнут в атмосфере воли к бездарности»[1].

Социализм — система, которая максимально способствовала самоактуализации личности. В рамках этой системы воспитывались созидатели, а не потребители. С детства мальчики хотели стать конструкторами, а не биржевыми маклерами, которые пытаются отнять (выиграть) деньги у таких же, как они сами.


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма.  М., 1997. С. 14—15.

Политика Хрущева

Отметим плюсы и минусы реформ Хрущева. Положительными результатами эпохи Хрущева можно считать то, что

  • Советский Союз стал космической державой. СССР запустил первый искусственный спутник и вывел человека в космос, первым запустил космические аппараты в сторону Луны, Венеры и Марса.
  • Было начато массовое строительство жилья.

Отрицательных результатов, к сожалению, было значительно больше. Во-первых, дезориентация общества, первую роль в которой играла дискредитация имени Сталина на XX съезде КПСС (14—25 февраля 1956 года в Москве).

Абсолютно не имеющая смысла, кроме сведения личных счетов, акция посеяла неуверенность и разочарование в души советских людей. Некоторые историки вскрывают природу этого явления, объясняя субъективно-негативное отношение Хрущева к Сталину тем, что Сталин не помиловал сына Хрущева после совершенного им преступления.

Официально его сын Леонид пропал без вести в 1943 году. Однако по одной из версий он был захвачен в плен, стал сотрудничать с нацистами, был выкраден партизанами и застрелен. Но это версия. Зато точно не версия, что его жена, Любовь Илларионовна Сизых, арестована в 1942 году по обвинению в «шпионаже». Другой сын Хрущева, Сергей, в 1991 году уехал в США, ныне гражданин этой страны, живет там припеваючи. В одном из своих телевизионных интервью он сказал: «Папа был бы рад, что я в США. Думаю, да, папа был бы рад». Такая вот семейка.

Доклад Хрущева о «Культе личности и его последствиях», в основном, сплошное очернительство личности Сталина и советской истории.

Интересна одна деталь. Либеральные псевдоисторики любят вспоминать, что доклад Хрущева вызвал шок на съезде. Встает вопрос: если в партии доклад вызвал шок, то являлись ли истинными материалы этого доклада? Хрущев рассказывал о громадных преступлениях Сталина, и если это вызвало шок, значит, о них никто не знал. Получается, что Сталин творил свои грязные дела, а знал о них только один Хрущев. Американский историк Г. Ферр, проанализировав каждый тезис обвинений Хрущева, резюмирует:

«Фактически же мне удалось сделать совсем другое откры­тие. Из всех утверждений «закрытого доклада», напрямую «разоблачающих» Сталина или Берию, не оказалось ни од­ного правдивого. Точнее так: среди всех тех из них, что подда­ются проверке, лживыми оказались все до единого. Как выяс­няется, в своей речи Хрущев не сказал про Сталина и Берию ничего такого, что оказалось бы правдой. Весь «закрытый док­лад» соткан сплошь из, подтасовок такого сорта»[1].

Даже если бы все сказанное Хрущевым было правдой, а это не так, то все равно в то время — время психологической войны Запада против России — делать такой доклад было преступлением. Большинство народа верило в Сталина, плакало на его похоронах, и Хрущев нанес непоправимый удар по исторической памяти народа и по его вере. Большинство социалистически настроенной интеллигенции в западных странах было сталинистами, после же этого доклада они стали отходить от социалистических идеалов. Этот доклад нанес непоправимый удар по международному авторитету СССР. В конечном счете, выступления в социалистических странах, когда крушили памятники «тирану» Сталину, были отголосками хрущевского доклада. Это вынуждены признать даже критики так называемой «сталинщины»:

«Разоблаче­ние сталинщины породило кризисы в просталинском руководстве ряда стран Восточной Европы, вызвало массовые народные дви­жения в Польше и Венгрии. В Венгрии ситуация обострилась до предела. У руководства страны был Матиас Ракоши, один из руководителей революции 1919 г. …Теперь, после XX съезда КПСС и разобла­чения культа личности Сталина, венгерское руководство расте­рялось и выпустило из-под своего контроля развитие полити­ческих событий. В Будапеште и других городах начались улич­ные демонстрации и выступления. Они были направлены против тогдашней компартии Венгрии, органов госбезопасности, против союза  с  СССР»[2].

Западные радиоголоса, вещающие на СССР, сразу стали посвящать передачи этому докладу, естественно, со своим комментариями. Вообще, надо сказать, что Запад за всю историю холодной войны не провел столь удачной идеологической диверсии, какую провел Хрущев против собственной страны. Не случайно радио «Свобода» в 1997 году отмечало сорокалетие этого доклада, как большой праздник, посвятив ему несколько передач. После того, хотя коммунистическая терминология по-прежнему оставалась в речах руководителей Советского государства, простые люди все меньше им верили.

Не маловажную роль в дезориентации общества сыграло так же и то, что главным девизом становится: «Догнать и перегнать»! В чем нам догонять, а тем более перегонять Запад? Ведь мы были лучшие во всех областях, кроме одной — количеству материальных благ на душу населения.

 Мы были во всем первые, и вдруг народу победителю говорят, что он опять должен кого-то догонять. Результатом стала душевная опустошенность людей.

А главной целью становится построение сытого мещанского общества, главный идол которого — колбаса.

«Главным полем борьбы между соци­алистической и либеральной идеологией в век интеллектуалов неизбежно становится интеллигенция. Советский социализм про­играл тогда, когда его вожди свели цели общества к килограм­мам мяса и метрам жилплощади. С этого момента интеллигенция стала искать других богов. Сначала это было просто внутреннее освобождение, выход на свободу из покинутого духом храма. Одним казалось, что можно жить семьей, работой, любовью к женщине. Другие ушли в религию. Общественная духовная энер­гия стала концентрироваться вокруг идей, альтернативных офи­циальным, т.е. западных»[3].

Все остальные идеологические «ходы» Хрущева вообще стали предметом анекдотов: «построим коммунизм к 1980 году», «последнего попа покажем в 80 годах» и т.д. и т.п.

Политика Хрущева — это дезориентация советских людей, социалистического общества в странах-союзниках, марксистских партий и прокоммунистически настроенной интеллигенции в капиталистических странах.

В результате, в СССР начались первые антиправительственные выступления. Сначала силовой разгон митингов в Тбилиси против осуждения культа личности Сталина (1956). Никто не забудет и расстрел в Новочеркасске (1962). Абсолютно бессмысленная и непонятная жестокость по отношению к людям, возмущенным ростом цен. Антисоциалистические выступления прокатились по соцстранам, марксистские партии стали терять поддержку, а западная интеллигенция стала отворачиваться от Советского Союза, популярность обрели маоистские идеи.

   Экономическая дезорганизация. Тем не менее, экономика продолжала развиваться довольно высокими темпами, которые значительно опережали темпы развития капиталистических держав и составляли около 10% в год. Однако многие исследователи подчеркивают, что достижения периода правления Хрущева в основном носили инерционный характер, то есть  во многом были следствием предыдущего этапа развития.

В экономике начались бурные реформы, одной из причин которых были не объективные проблемы, а импульсивность характера самого Хрущева. На это обстоятельство обращали внимание многие экономисты, см. например, Яременко Ю.В. «Экономические беседы»[4].

Если смотреть с чисто экономической точки зрения, смысл этих реформ не очень понятен. Экономика после смерти Сталина развивалась высокими темпами, и эти темпы надо было лишь поддерживать. Видимо, Хрущев хотел остаться в истории как большой реформатор. Реформы стали проводиться с большим размахом, правда, большинство их было непродуманно и приводило не к улучшению, а к ухудшению дел. Экономика была разделена не по естественному отраслевому признаку, а по территориальному.

Сельское хозяйство подорвали разгоном МТС и борьбой с личными подсобными хозяйствами, которую Хрущев начал проводить с 1958 года. В 1959 году жителям городов и рабочих посёлков было запрещено держать скот, у колхозников личный скот выкупался государством, обрезались приусадебные участки. Начался массовый забой скота в личных хозяйствах. Эта политика привела к сокращению поголовья скота и птицы, ухудшила положение крестьянства.

В 1960-х годах положение в сельском хозяйстве усугубилось разделением каждого обкома на промышленный и сельский, что повлекло за собой дезорганизацию и неразбериху в руководстве. В 1965 году, после ухода Хрущева на пенсию, эта реформа была отменена.

Вместо развития сельского хозяйства в России развивается сельское хозяйство Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, которые получают громадные дотации.

А кончились все экономические реформы тем, что в стране повысились цены (при Сталине цены ежегодно снижали), производство мяса в 1964 году упало до уровня 1958 года, темпы роста в сельском хозяйстве за 1959—1964 гг. упали до 1,5 % против 7,5 % в 1958 году, среднегодовое производство зерновых на душу населения упало почти до уровня 1913 года.  СССР впервые начал закупать хлеб за границей. Начинает лихорадить хлебную торговлю. В 1963 году в некоторый регионах впервые после 1947 года начинают вводить карточки на хлеб.

Территориальный развал. В придачу ко всему, Хрущев начал разваливать СССР, причем не в переносном — в прямом смысле, начиная раздавать территории. Подписал договор о передаче некоторых островов Японии, а сейчас выясняется, что еще велись переговоры о передаче Карелии Финляндии. Отдал Крым Украине, Чечне — исконно русские земли. Причем объяснить, зачем все это делалось, трудно. Зачем, например, отдал Крым Украине? Какая проблема с помощью этого решилась?

В канву этой политики укладывалось также и увеличение самостоятельности глав союзных республик.

Развал армии. Все, кто разваливал нашу страну, всегда следовали определенной логике. И одной из важных составляющих этой логики было разрушение армии. Конечно, сокращение армии можно было объяснить окончанием войны. Но Хрущев всегда проводил реформы со свойственным ему подходом. Сокращение армии было произведено таким образом, что людей увольняли до окончания срока службы, который давал право на пенсионное обслуживание. То есть, фактичес­ки, на улицу были выброшены десятки тысяч офицеров.

Попытка развала партии. Начинается планомерный развал партии. На пленуме ЦК КПСС в 1962 году Хрущев предлагает разделение партийных организаций на две части — промышленную и сельскохозяйственную. Некоторые руководители (К.Т. Мазуров) высказали предположение, что такое разделение приведет к перерождению сельскохозяйственной части партии в партию эсеров. Произошел постепенный переход к принципу «несменяемости кадров».

Подрыв международного авторитета. Мы уже писали, какое катастрофическое влияние оказала политика десталинизации на наших восточноевропейских союзников. По сути, это был удар в спину. Представим: у власти там сталинисты, и вдруг в СССР, на самом высоком уровне, говорится, что Сталин — воплощение всего худшего.

Но вопрос был не только в идеологическом предательстве. Хрущев просто убирал наших союзников. Например, Венгрией руководил верный наш союзник Ракоши, который называл себя «лучшим венгерским учеником Сталина», копируя сталинский режим в мельчайших деталях — вплоть до того, что в последние годы его правления венгерская военная форма была скопирована с советской, а в магазинах Венгрии начали продавать ржаной хлеб, который до этого в Венгрии не ели. В 1953 году Ракоши был вызван в Москву, подвергнут суровой критике за недостатки его экономической политики, и вынужден в июле уйти в отставку с поста премьер-министра.

И на кого он был заменен? На Имре Надя. Того самого, который принимает активное участие в мятеже 1956 года. Того самого, который заявил, что Венгрия выходит из Организации Варшавского договора, и провозгласил ее нейтралитет. Он даже обратился в ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии. Того самого, который впоследствии был повешен 16 июня 1958 года «за государственную измену».

Таким образом,  Хрущев силовым методом заменял наших союзников на откровенных предателей.

Однако только этим негативность политики Хрущева не исчерпывалась.  И речь, конечно, не о ботинке Хрущева, которым он стучал в ООН, хотя и это тоже показывает его уровень как  политика. Мы поссорились с Албанией и, главное, с таким важным союзником, как Китай. Полностью потеряли лицо как великая держава в Карибском кризисе.

Также непонятна односторонняя уступка Западу в виде вывода советских войск из Австрии. Вообще, политика Хрущева в деталях напоминает политику Горбачева.

Неадекватность антишпионских мер. Несмотря на усиление подрывной работы Запада против СССР, у нас по непонятным причинам практически перестают раскрываться шпионские сети. Лишь когда шпионаж становится откровенным и наглым, а разведывательный американский самолет У-2 сбивают над центром нашей страны, происходит показательный суд над шпионом. Вообще, скрытая агрессия против СССР достигла во времена Хрущева небывалых размеров. Но все же самую катастрофическую роль для нашей страны сыграл сам Хрущев. Он допустил, чтобы зерна, брошенные западными спецслужбами на территории нашей Родины, дали свои всходы.

Абсолютно неадекватными мерами так же были разрешение абортов и антирелигиозная компания.

Таким образом, результатом правления Хрущева стало сокращение веры в социалистические идеалы в душах простых людей, как у нас, так и на Западе, развал экономики, начало развала государства, резкое ухудшение международного положения СССР.

В большей части то, что сделал Хрущев, принесло вред нашему государству, поэтому не случайно наши враги относятся к нему с симпатией. Во время сплошного очернительства нашей истории в 90-е годы только о Хрущеве говорили хорошо. Наши заокеанские партнеры также всегда о Хрущеве говорят с теплотой. Периоды нашей истории они называют такими негативными терминами, как «застой», «репрессии» и т.д. Только период правления Хрущева обозначается как «оттепель». Столь же уважительно западные идеологи говорят лишь о Горбачеве. Об этом стоит задуматься.


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость.  М., 2008. С. 6.

[2] История отечества. 1939—1991. Учебник для 11 класса средней школы.  М., 1992. С.158

[3] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 106.

[4] Яременко Ю.В. Экономические беседы. М., 1999. С. 32