Sidebar

Наступил 1917 год. Развал экономки, закрытие заводов, громадные военные потери (более 9 млн, в том числе 1,7 убитыми), разложение монархии. В феврале в Петрограде начался голод. Заводы охватили забастовки, с каждым днем число бастующих увеличивалось. На улицу вышли сотни тысяч людей.

 Все попытки подавить революцию не увенчались успехом. Переломный день —  26 февраля. Ночью власти провели массовые аресты, а днем расстреляли демонстрацию. Это вызвало громадное возмущение. Личный состав 4-й роты запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка открыл огонь по полицейским. 27 февраля к революционным массам присоединились около 70 тыс. солдат запасных батальонов Волынского, Преображенского, Литовского, Московского резервных полков и других частей. На сторону революции перешла значительная часть Петроградского гарнизона. Части, посланные с фронта, отказывались стрелять в народ и, более того, переходили на сторону восставших. В конце концов, на сторону революции перешел даже царский конвой. Эта весть особенно поразила Николая II.

 Царь полностью лишился поддержки. Его не поддерживал никто: ни рабочие, ни крестьяне, ни солдаты, ни бывшие министры, ни думцы, ни личная охрана, даже родной брат приветствовал революцию.

Подчеркнем еще раз: царя свергли не большевики. Лет десять тому назад эту банальную истину не стоило даже писать, но сегодня, вследствие падения уровня образования, многие действительно уверены, что большевики свергли царя.

Итак, 27 февраля 1917 года в России произошла Февральская революция. Совершена она была частью господствующего класса, но при всеобщей народной поддержке.

3 марта оставшийся в одиночестве и неподдерживаемый никем Николай II отрекся от престола. Ленин в это время был за границей в Цюрихе, Зиновьев в Берне, другие пребывали в ссылке и значимого влияния на ход Февральской революции не оказали. Более того, Февральская революция для Ленина, по свидетельствам некоторых историков, была неожиданностью.

«Ленин был в Швейцарии и за месяц до февраля и не предполагал, что будет переворот. 22 января 1917 года в Швейцарии в док­ладе для молодежи В. И. Ленин говорил: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции». Троцкий был в Америке, Сталин в Сибири, а из членов будущего состава ЦК, избранного в августе 1917 года на VI съезде партии большевиков, никого в фев­рале не было в Петрограде»[1].

Таким образом, говорить, что большевики свергли царя, можно с тем же успехом, как и утверждать, будто большевики сдали Москву Наполеону.

Россия нуждалась в рывке, господствующая социальная система тормозила развитие страны, в результате чего не актуализировался русский потенциал.

«Чаадаев думал, что силы русского народа не были актуализированы… они остались как бы в потенциальном состоянии. …Неактуализированность сил русского народа в прошлом, отсутствие величия в его истории делаются для Чаадаева залогом возможности великого будущего. И тут он высказывает некоторые основные мысли для всей русской мысли XIX в. В Рос­сии есть преимущество девственности почвы. Ее отста­лость дает возможность выбора. Скрытые, потенциаль­ные силы могут себя обнаружить в будущем. «Прошлое уже нам не подвластно, — восклицает Чаадаев, — но будущее зависит от нас»[2].

На смену отжившей социальной системе должна была прийти новая. Но какая? Здесь мы приведем известную цитату французского психолога и социолога Густава Лебона, именно в ней, думается, заключен ответ на этот вопрос.

«Из всех ошибок, порожденных историей, самая гибельная та, ради которой пролилось без пользы всего больше крови и произведено всего больше разрушений; эта ошибка — мысль, что всякий народ может изменить свои учреждения по своему желанию. Все, что он может сделать — это изменить названия, дать новые имена старым понятиям»[3].


[1] Бенедиктов Н. А. Русские святыни.  М., 2003.  С. 133.

[2] Бердяев Н. А. Русская идея.  М., 2000.  С. 11.

[3] Лебон Г. Психология социализма.  М., 2005.  С. 13.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 220 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Справедливость

Поскольку понятие  «справедливость» имеет некоторые разночтения, сделаем некоторые пояснения.

Справедливость — понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия между правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, заслугами и их общественным признанием, преступлением и наказанием. И следовательно, должно быть соответствие между практической ролью различных социальных слоев, групп и индивидов в жизни общества и их социальным положением.

Однако понятие «справедливость» не включает моральные оценки поступков людей. Упрощено говоря: бандиты ограбили поезд, а потом, пока все грабители спали, один сбежал со всем награбленным, удачно вложил деньги на бирже и стал великим дельцом Уолл-Стрит. Это успех, но это не справедливость. Справедливо — это когда поезд грабят, а потом справедливо распределяют награбленное в соответствии с ролью каждого в ограблении.

Таким образом, вопрос о том, как человек достигает успеха, не вторичен, и в этом его существенное отличие от менталитета «Успех».

Теперь о разночтениях понятия «справедливость». Начиная с Аристотеля, принято выделять справедливость уравнивающую и распределительную.

Первый вид справедливости есть справедливость в чистом виде, так сказать, справедливость без примесей. Она относится к отношениям равноправных людей по поводу предметов («равным — за равное»). Она относится не непосредственно к людям, а к их действиям, и требует равенства (эквивалентности) труда и оплаты, ценности вещи и ее цены, вреда и его возмещения.

Второй вид справедливости — распределительная справедливость — требует пропорциональности в отношении к людям согласно тому или иному критерию («каждому свое»). Отношения распределительной справедливости требуют участия, по меньшей мере, трех людей, каждый из которых действует для достижения одной цели в рамках организованного сообщества. Один из этих людей — распределяющий — является «начальником». В этом случае вводится не только «начальник», но и критерий, по которому надо справедливо распределять. Например, надо помогать слабым, вне зависимости от их участия в производстве благ.

В этом параграфе мы понимаем под справедливостью исключительно уравнивающую справедливость. Упрощенно: если мы не помогаем слабому, это справедливо, но безнравственно.

Переход к шестому этапу. От солидарности к творчеству

После того как человек «встает на ноги» он заводит семью. Конечно, бывает и наоборот, молодая семья «сидит на шеи у родителей», но назвать такую семью полноценной самостоятельной ячейкой общества, вряд ли возможно. В семьи появляются дети. Все это нормально, естественно, и через этот этап проходит абсолютное большинство людей сейчас, 100 лет тому назад, 1000 лет тому назад…

Какова аналогия в общественном развитии? У человечества нет половых органов, гендерных различий и семейный этап, поэтому приобретает несколько иное, социальное звучание.  Нормальная семья создается на основе любви. Конечно, бывает всевозможные отступления, но мы говорим об идеальном, так сказать, правильном случаи. Любовь — чувство, свойственное человеку, глубокая, самоотверженная привязанность к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии. Откровенно говоря, если отбросить всю поэтику, любовь проистекает из полового чувства. Единство взглядов, поддержка … это все присутствует в семье, но биологическая составляющая – половое чувство присутствует обязательно. Иначе половая измена так жестко не осуждалась и не приводила к разводам. Да и представить пламенную любовь восемнадцатилетнего в  восемьдесятилетней вряд ли возможно при всем единстве взглядов.

Так вот, если очистить этот этап от биологической составляющей, то в социальном аспекте любви будет соответствовать солидарность - единство убеждений и действий, взаимная помощь и поддержка, основанные на общности интересов и необходимости осуществления общих целей.

У семьи много функций, анализ которых выходит за пределы нашей работы. Но главная функция репродуктивная – в семье появляется ребенок. Опять экстраполируем развитие отдельного человека на социальное развитие. В социальном аспекте – это этап творчества. Мы видим, что у этой ступени развития есть три атрибута:

  • Уникальность. Создается уникальный феномен, никогда не существовавший ранее. В большинстве случаев – это ребенок, обладающий уникальным набором генов, способностей, особенностей внешности, характера и т.д. Этот тип творчества в большей степени соотносится с прекрасной половиной человечества, ведь только им доступно такое творение. Но и мужчины рожают, но не детей, они актуализируют свой творческий потенциал в сфере духовного, интеллектуального. Именно здесь, наиболее талантливыми, создается нечто уникальное, неслучайно, за редчайшим исключением, в научных областях, все нобелевские лауреаты – мужчины. Свое творения они воспринимают как дитя, отказывая себе во всем, ради него. Здесь, кроется и ключ к проблеме семейных сложностей у большинства творческих личностей, обусловленные несовместимостью разных типов самоактуализации.
  • Альтруистическое творение. Если на этапе «вставания на ноги» индивид производит все для равноценного обмена, произведенных им ценностей, на ценности произведенные другими людьми, но отсутствующие у индивида, например, обмен рабочей силы на зарплату. То на новом этапе происходит процесс планомерного  альтруистического созидания. Любое творчество  своей сути альтруистично, а воспитание детей и тому подавно.
  • Вклад в общественное развитие. Конечно, рожая ребенка, человек не осознает, что он создал кирпичик, из которого будет строиться общество в будущем. Самоактуализирующаяся личность это более четко осознает и стремится к этому. Но вне зависимости от понимания или непонимания, человек создает то, без чего будущее невозможно, тем самым выполняя свою скромную историческую миссию.

Таким образом,  после этапа «вставания на ноги» в общественном развитии должен наступить этап творчества, в ходе которого человек раскрывает свой уникальный потенциал, обретает бессмертие в детях, идеях, произведениях искусства и т.д.

Вообще же творчество (самоактуализация) есть важнейшая потребность личности и потребность общественного развития.

Русский комплекс неполноценности

Русский человек постоянно замечает в себе недостатки. Мы не ценим себя, часто просто не уважаем, и именно поэтому нас нередко не уважают другие народы. Мы все время себя критикуем, восхищаемся достижениями других цивилизаций, забывая, что наши достижения в тех же областях гораздо более значимы. Однако неправильно было бы говорить о том, что это качество надо изжить. Самокритика часто является источником развития отдельного человека и народа в целом, правда, когда они знают чувство меры. Поэтому о наличии данного качества надо просто помнить и осознавать опасность, от него исходящую, потому что именно оно очень хорошо использовалось западными спецслужбами в психологической войне против СССР.

Рыба ищет там, где глубже, человек — где лучше, а русские — там, где сложнее. С одной стороны, это положительное качество — русские полны энтузиазма, и в годы великих свершений отдают себя без остатка во имя достижения цели. Но, с другой стороны, благодаря  такой черте характера, русские часто сами разрушают свое спокойствие. В советское и постсоветское время люди, уезжавшие на постоянное место жительства за границу, бросали жилье, работу, карьеру. Кандидаты наук, врачи, преподаватели шли работать таксистами и посудомойками. Можно понять евреев, которые уезжали на родину, но зачем русские ехали в чужие страны? Чтобы удовлетворить порыв русской души к трудностям, которые потом героически преодолевать? Русские все время находятся в поисках инобытия, потому только в России существует пословица: «Хорошо там, где нас нет».

«У рус­ских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть»[1].

Типичен пример популярной советской актрисы Елены Алексеевны Кореневой (жена барона Мюнхгаузена в фильме «Тот самый Мюнхгаузен»). Эмигрировала в 1982 году в США, выйдя замуж за американца. Дальше все типично. Брак естественно фиктивен, муж развелся, выйдя замуж за другого мужчину. Это уже типично для США. Короче, он гомосексуалист. А что Корнеева? И здесь все типично. Пошла работать официанткой в ресторан «Русский самовар». Помыкавшись, в 1993 году Елена Коренева вернулась в Россию[2].

Это качество русской души следует отметить особо. Брежневский период был, пожалуй, самым спокойным в истории России. Никто не боялся остаться без работы, пенсия обеспечивала достойную старость, существовала бесплатная медицина, образование, жилье. Все были уверены в завтрашнем дне. Но нам не нужна уверенность в завтрашнем дне, нам нужен бунт — беспощадный и, главное, бессмысленный.

Спокойствие — это нечто чужеродное для русской истории и русского менталитета. У нас спокойных времен не было вообще, точнее, был один период — время так называемого развитого социализма, но это спокойствие воспринималось негативно, как застой, хотя, как уже говорилось, это было преувеличением.


[1] Бердяев Н. Русская идея// Вопросы философии. 1990. № 3. С. 151—152.

[2] Муж и любовник Елены Кореневой отметили серебряную свадьбу / "Только звезды №38. 01 октября 2011.