Sidebar

В СССР не было принято обсуждать национальность большевиков. В постсоветское же время на читателя хлынул вал литературы, рассказывающий о том, что все большевики были евреи, а также о масонском заговоре и всякой другой чепухе. Часто обливают помоями большевиков те же историки, которые до этого рассуждали о славных традициях Октября. Мы не пытаемся никого обелить, но очернять тоже не будем. Разберемся максимально непредвзято.

О еврейском заговоре

Евреи революции. У истоков марксизма в России стояли три наиболее крупные фигуры: Плеханов, Ленин, Мартов. Плеханов был русским. Мартов был евреем, его настоящая фамилия Цедербаум.

Был ли евреем Ленин? Сразу обращу внимание на то, что НИКАКИХ документов, свидетельствующих о том, что Ленин еврей, нет. Нет вообще. Никаких свидетельств о рождении, никаких данных церковно-приходских книг. Ничего  подобного, только воспоминания современников, вытекающие из других воспоминаний. Попробуем разобраться.

 Во-первых, Ленин не был чистокровным евреем. Во-вторых, Ленина нельзя признать евреем и по еврейскому закону, так как еврейство передается по материнской линии. Но его бабушка, а соответственно, и мать не являлись еврейками. По некоторым данным, Ленин был евреем на 25 %, а его дедушка со стороны матери носил имя Александр Дмитриевич Бланк. Итак, максимально,  что можно выжать из еврейской темы — это 25%. Но и здесь не все так просто.

Даже исследователи, пишущие о еврейских корнях Ленина, вынуждены признать, что А. Д.  Бланк конфликтовал с еврейской общиной и, обращаясь к императору, заявлял о своем несогласии с религиозным фанатизмом еврейского общества. Кагально-раввинская организация объявила его «преступником еврейского закона, погрязшим в блудодействии». В абсолютном большинстве, рассуждая о еврейских корнях Ленина, ссылаются на книгу М.Г. Штейна, который приходит к выводу, что «по ненависти к своему народу А.Д. Бланка можно сравнить, пожалуй, только с другим крещеным евреем — одним из основателей и руководителей московского «Союза русского народа» В.А. Грингмутом. Окончательный разрыв произошел после того, как Бланк крестился[1].

Есть и другие данные, по которым биографии двух Бланков спутывают сознательно. Дед Ленина, Александр Дмитриевич Бланк, происходил из православного купеческого рода. Начавши службу в 1824 году, он в 40-е дослужился до чина надворного советника со старшинством (подполковник), который давал ему право на потомственное дворянство. Другой Александр Бланк, никакого отношения к Ленину не имевший, действительно существовал, был на 3—4 года старше Александра Дмитриевича и во многом повторил его служебную карьеру. Он тоже учился медицине, но служил в госпиталях и благотворительных организациях, а не на государственной службе, то есть не мог получить чина, дающего право на дворянство.

Был ли Ленин этнически на 25 % евреем или нет, неизвестно, но самое главное, что в семье Ульяновых никогда не считали себя потомками евреев, эта тема даже не обсуждалась. По свидетельствам историков, появившиеся идеи о еврейских корнях семьи Ульяновых вызвали чувство глубокого удивления у сестры Ленина.  Но, главное, Ленин был ментально русским человеком, это признавали и те, кто его ненавидел. Как писал Н. Бердяев,

«Ленин был типически русский человек… В ха­рактере Ленина были типически русские черты и не специ­ально интеллигенции, а русского народа: простота, цель­ность, грубоватость, нелюбовь к прикрасам и к риторике, практичность мысли, склонность к нигилистическому ци­низму на моральной основе»[2].

В СССР — царстве интернационализма — фигуру Ленина не анализировали в контексте русской истории, а ставить его на одну доску с царями, пусть и великими, было кощунственно. Ленин позиционировался как вождь пролетариата, причем обязательно мирового. Но видные мыслители эмиграции, лишенные идеологических рамок, откровенно признавали:

«Пройдут годы, сменится нынешнее поколение, и затих­нут горькие обиды, страшные личные удары, которые наносил этот фатальный, в ореоле крови над Россией взошедший человек, миллионам страдающих и чувствующих русских людей. И умрет личная злоба, и «наступит история». И тогда уже все навсегда и окончательно поймут, что Ленин — наш, что Ленин — подлинный сын России, ее национальный ге­рой — рядом с Дмитрием Донским, Петром Великим, Пуш­киным и Толстым»[3].

Итак, неизвестно, был ли Ленин, пусть и на 25 %, этническим евреем, зато хорошо известно, что стреляла в Ленина еврейка Фанни Каплан (Ройтблат Фейга Хаимовна[4]). Многие обвиняют Ленина в анитипариотизме в отсутствии любви к России и русским. С этим вопросом не так все просто, Ленин не воспевает всех русских огульно, короче предоставим слово самому Ленину:

«Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т. е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика».

Теперь о партии большевиков. В РСДРП было много евреев, однако соединяла их далеко не этническая принадлежность[5]. Как известно, именно с еврейской фракцией в РСДРП —  «Бундом», большевики разошлись, обвиняя ее потом во всех смертных грехах. Как впрочем, разошлись они и с евреем Мартовым. Единая партия РСДРП раскололась на большевиков и меньшевиков первый раз в 1905 году. Меньшевиков возглавил Мартов, большевиков — Ленин. В ЦК большевиков вошли: Богданов А.А., Красин Л.Б., Ленин В.И., Постоловский Д.С., Рыков А.И. Пять человек, все русские. Все евреи РСДРП пошли за Мартовым (Цедербаумом). Несколько странно для еврейского заговора, когда «еврей» Ленин выгоняет из партии всех евреев и набирает одних русских.

Партия росла, крепла, приходили новые люди, кто-то уходил. Решающий съезд происходит 16 августа 1917 года. Это последний съезд перед революцией — VI съезд РСДРП(б). В ЦК большевиков вошли: Артем Ф.А., Берзин Я.А., Бубнов А.С., Бухарин Н.И., Дзержинский Ф.Э., Зиновьев (Радомысльский) Г.Е., Каменев (Розенфельд) Л.Б., Коллонтай А.М., Крестинский Н.Н., Ленин В.И., Милютин В.П., Муранов М.К., Ногин В.П., Рыков А.И., Свердлов Я.М., Смилга И.Т., Сокольников (Бриллиант) Г.Я., Сталин И.В., Троцкий (Бронштейн) Л.Д., Урицкий М.С., Шаумян С.Г. Всего 21 человек, русских 10, евреев 6, остальные грузины, поляки и др. национальности. Евреев революции меньше трети.

Какие выводы можно сделать? Во-первых, большинство русских. Во-вторых, очень значима доля евреев. В-третьих, евреи не только входили в ЦК, но играли более значимую роль, чем русские. В Бюро ЦК РСДРП(б), которому «предоставляется право решать все экстренные дела, но с обязательным привлечением к решению всех членов ЦК, находящихся в тот момент в Смольном», входили Ленин, Сталин, Троцкий, Свердлов.

Итак, миф о еврейской революции не подтверждается. Но открытым остается вопрос, почему действительно так много евреев в руководящих органах большевиков? Дело в том, что евреи веками жили во враждебном окружении и не имели собственного государства. У них отсутствовал государственный инстинкт, зато присутствовало качество бунтаря, не боящегося конфликта с социальным окружением. Значимое участие евреев в революции — не специфически русское явление. У евреев также были свои счеты с самодержавием за черту оседлости, за другие ограничения, за еврейские погромы.

В дальнейшем РСДРП полностью преобразовалась в русскую партию. В 1927 г. Троцкий исключён из партии, выслан в Алма-Ату, в 1929 г. — за границу. За объединение с Троцким в 1927 г. исключили из партии и отправили в ссылку Зиновьева. В 1926 г. исключён из Политбюро, в 1927 г. выведен из ЦК, затем исключён из партии Каменев[6].

В результате на XV съезде ВКП (б) (19 декабря 1927 г.) в состав Политбюро ЦК вошли: Бухарин Н. И., Ворошилов К. Е., Калинин М. И., Куйбышев В. В., Молотов В. М., Рудзутак Я. Э., Рыков А. И., Сталин И. В., Томский М. П. Девять человек, ни одного еврея.


[1] Колоскова  Т. Новые тайны родословной В.И. Ленина. Кто есть кто. № 2, 1999.

[2] Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1997. С. 95.

[3] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 373 (выделено Устряловым).

[4] Родилась в Волынской губернии на Украине. Ее отец был меламедом — учителем еврейской религиозной начальной школы.

[5] Уникальный документ. Персональный состав высших партийных органов с 1898 по 1991 гг. www. rusmissia. ru/p/ck. htm

[6] Зиновьева и Каменева неоднократно восстанавливали в партии, потом опять исключали, но, несмотря на все эти перипетии, былого влияния в партии после первого исключения они не имели


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Ошибочность марксистского объяснения победы социализма

Согласно марксистской формулировке, опережающее развитие производительных сил приводит конфликту с производственными отношениями. Этот конфликт приводит к революции и изменению общественно-экономической формации. Этнический фактор в этой теории практически не учитывается.

Такой узкоматериалистический подход оказался ошибочным. Ведь по нему социалистические революции должны были произойти сначала в развитых странах, там, где производительные силы наиболее развиты, и лишь потом в других странах. Все получилось не совсем так, а точнее — совсем не так. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

 «Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[1].

 Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и других.


[1] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции.  М., 2008. С. 192.

§ 2. Импульсивная дезорганизация

§ 2. Импульсивная дезорганизация

Русскость?

Петровская насильственная европеизация господствующего класса со временем привела к тому, что русский народ раскололся на французско-говорящий высший свет и простой народ. Господствующий класс стал чужд России, а Россия — чужда господствующему классу. Еще в XIX веке Н. Я. Данилевский писал:

«Все, чему придается это название русского, считается как бы годным лишь для простого народа, не стоящим внимания людей более богатых или образованных»[1].

К простому народу — своему кормильцу — господствующий класс относился как к некультурному быдлу. Представители господствующего класса во всем стремились походить на Европу: в одежде, в манерах, в языке… Признаком культурности считалось только европейское образование.

«В настоящее время большинство русской интеллигенции не только анационально, но прямо антинационально. Оно порабощено социальным космополитизмом и сепаратизмом, и с этой точки зрения является явным и резким противником и врагом своей нации и своей Родины»[2].

Формируется атмосфера 17-го года. Интеллигенция выходит на площади, требуя либерализации на западный манер, другая часть на митинги не выходит, но поддерживает первую, о чем говорят не рекламируемые широко опросы. Конечно, по русской традиции, интеллигенция заискивает перед властью, но потом в кулуарах откровенно смеется и издевается над власть предержащими. Довольных властью в среде интеллигенции практически нет.

Верховная власть сама насквозь либеральна, ее идеал — западная демократия, тем не менее, она жестко подавляет выступления оппозиции. Она сама не знает, что делать и куда двигаться, а все ее начинания общество тихо саботирует.

Народ устал как от первых либералов-западников, так и от вторых, у него возрождается тоска по сильной руке, которая, наконец, наведет порядок.

Если мы обратимся к фактам, то увидим, что далеко не все так однозначно было и с русским православием, которое «погубили» большевики. К 1917 году, по мнению многих мыслителей того времени, русское православие пребывало в серьезном кризисе. Причем констатировали это далеко не революционеры, а как раз консервативные писатели, которых, кстати, никто не читал, зато читали Л. Толстого, отлученного от церкви. Не вызывают поэтому удивления известия о том, что в годы первой русской революции практически во всех семинариях про­исходили забастовки (в 48 из 53), или о том, что в 1911 г. из общего чис­ла выпускников семинарий в 2148 человек только 574 приняли священнический сан, то есть всего 25 %[3].

«А. Ф. Лосев рассказывал, что епископ Феодор считал П. Флоренского единственным верующим человеком в Мо­сковской духовной академии, причем перебирал остальных преподавателей и доказывал это. В начале века П. Фло­ренский считал, что церковь стала похожа на сухарь, и ее надобно перемолоть в муку, дабы напечь новые хлебы — веру и церковь живую»[4].

Иначе говоря, Россия начала ХХ века отнюдь не была тихой и богобоязненной страной высокой христианской морали и законности. Придется признать, что вся церковность простого народа держалась на принуждении. Сразу же после Февральской революции в 1917 г., когда Временное правительство отменило обязательное посещение молебнов в русской армии, состоявшей в основном из крестьян, 70% солдат перестали посещать церковь.

Патриарх Тихон — последний патриарх царской России — 9 октября 1989 года был канонизирован Архиерейским Собором РПЦ. Вряд ли у кого возникнут сомнения в авторитетности этого источника.

«Отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне Советской власти»[5].

«Церковь возносит молитвы о стране Российской и о Советской власти»[6].

«Церковь признает и поддерживает Советскую власть, ибо нет власти не от Бога»[7].

«Пора <...> принять все происшедшее, как выражение воли Божией <...> осуждая всякое сообщество с врагами Советской Власти и явную или тайную агитацию против нее»[8].

«Мы <...> всенародно признали новый порядок вещей и Рабоче-Крестьянскую Власть народов, Правительство коей искренне приветствовали»[9].

«Мы <...> уже осудили заграничный церковный собор Карловицкий за попытку восстановить в России монархию из дома Романовых»[10].

«Молим вас со спокойной совестью, без боязни погрешить против святой веры, подчиниться Советской власти не за страх, а за совесть, памятуя слова апостола: "всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, — существующие же власти от Бога установлены»[11].

Таковы наставления последнего царского патриарха: не за страх, а за совесть подчиняйтесь Советской власти, которая есть выражение Божьей воли. Советская власть — выраженье Божьей воли? Да, это глубокое, мудрое наставление, которое лишь при поверхностной оценке непонятно. Как мы увидим далее, Патриарх раньше многих понял то, что было скрыто от обывателя.

Об уровне нравственности свидетельствует и тот факт, что в Санкт-Петербурге в 1913 г. число высших учебных заведений равнялось числу официально зарегистрированных публичных домов.

Кризис русскости с неминуемой неизбежностью привел к элитарно-властному дисбалансу. Уровень своего дохода русские дворяне пытались сделать столь же высоким, как и в Европе, не понимая, что благосостояние правящего класса в Европе во многом было результатом беспощадной эксплуатации колоний. Наше же дворянство в погоне за европейским уровнем потребления нещадно эксплуатировало русский народ, показывая пример невообразимого социального эгоизма. И здесь нет никакого преувеличения революционных писателей и публицистов, писавших об этом. Предоставим слово монархисту и консерватору П.И. Ковалевскому:

«Крестьяне зачастую теряли образ человеческий. Это были существа, очень похожие на человеческие, — мелкие, ху­дые, бледные, с косматой головой и с такой же бородой. Одевались они в тряпки из холста или в овечью шкуру, на ногах — опорки или тряпки. Жили они в землянках или в жал­ких хатках. Дальше своей деревни — мало кто знал другой свет. Эти крестьяне, главным образом, обрабатывали зем­лю, добывали хлеб и составляли из него деньги, которые затем должны были перейти в карман помещиков и управля­ющих. Правда, часть хлеба давали и крестьянам для еды, но этот хлеб часто бывал с примесью мякины… Личность таких несчастных как людей была ничем не обеспечена. Я лично видел случаи, когда отца семьи продавали в одну сто­рону, мать — в другую, а детей — в третью. Крепостные с лёгкой душой менялись на собак, лошадей и др. предметы. Управляющие и помещики проявляли свои права не только на женский труд, но и на личность женщины»[12].


[1] Данилевский Н. Я. Россия и Европа.  М., 1995. С. 79.

[2] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 45.

[3] Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. Париж, 1991. С. 53

[4] Бибихин В. В. Из рассказов А. Ф. Лосева // Вопросы филосо­фии, 1991, № 10. С. 140—141, 146.

[5] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.298.

[6] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[7] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[8] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М., 1998. С. 292.

[9] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998. С. 291—292.

[10] Акты патриарха Тихона. М., 1994, С.287.

[11] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998, С.295.

[12] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 31.