Sidebar

Петровская насильственная европеизация господствующего класса со временем привела к тому, что русский народ раскололся на французско-говорящий высший свет и простой народ. Господствующий класс стал чужд России, а Россия — чужда господствующему классу. Еще в XIX веке Н. Я. Данилевский писал:

«Все, чему придается это название русского, считается как бы годным лишь для простого народа, не стоящим внимания людей более богатых или образованных»[1].

К простому народу — своему кормильцу — господствующий класс относился как к некультурному быдлу. Представители господствующего класса во всем стремились походить на Европу: в одежде, в манерах, в языке… Признаком культурности считалось только европейское образование.

«В настоящее время большинство русской интеллигенции не только анационально, но прямо антинационально. Оно порабощено социальным космополитизмом и сепаратизмом, и с этой точки зрения является явным и резким противником и врагом своей нации и своей Родины»[2].

Формируется атмосфера 17-го года. Интеллигенция выходит на площади, требуя либерализации на западный манер, другая часть на митинги не выходит, но поддерживает первую, о чем говорят не рекламируемые широко опросы. Конечно, по русской традиции, интеллигенция заискивает перед властью, но потом в кулуарах откровенно смеется и издевается над власть предержащими. Довольных властью в среде интеллигенции практически нет.

Верховная власть сама насквозь либеральна, ее идеал — западная демократия, тем не менее, она жестко подавляет выступления оппозиции. Она сама не знает, что делать и куда двигаться, а все ее начинания общество тихо саботирует.

Народ устал как от первых либералов-западников, так и от вторых, у него возрождается тоска по сильной руке, которая, наконец, наведет порядок.

Если мы обратимся к фактам, то увидим, что далеко не все так однозначно было и с русским православием, которое «погубили» большевики. К 1917 году, по мнению многих мыслителей того времени, русское православие пребывало в серьезном кризисе. Причем констатировали это далеко не революционеры, а как раз консервативные писатели, которых, кстати, никто не читал, зато читали Л. Толстого, отлученного от церкви. Не вызывают поэтому удивления известия о том, что в годы первой русской революции практически во всех семинариях про­исходили забастовки (в 48 из 53), или о том, что в 1911 г. из общего чис­ла выпускников семинарий в 2148 человек только 574 приняли священнический сан, то есть всего 25 %[3].

«А. Ф. Лосев рассказывал, что епископ Феодор считал П. Флоренского единственным верующим человеком в Мо­сковской духовной академии, причем перебирал остальных преподавателей и доказывал это. В начале века П. Фло­ренский считал, что церковь стала похожа на сухарь, и ее надобно перемолоть в муку, дабы напечь новые хлебы — веру и церковь живую»[4].

Иначе говоря, Россия начала ХХ века отнюдь не была тихой и богобоязненной страной высокой христианской морали и законности. Придется признать, что вся церковность простого народа держалась на принуждении. Сразу же после Февральской революции в 1917 г., когда Временное правительство отменило обязательное посещение молебнов в русской армии, состоявшей в основном из крестьян, 70% солдат перестали посещать церковь.

Патриарх Тихон — последний патриарх царской России — 9 октября 1989 года был канонизирован Архиерейским Собором РПЦ. Вряд ли у кого возникнут сомнения в авторитетности этого источника.

«Отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне Советской власти»[5].

«Церковь возносит молитвы о стране Российской и о Советской власти»[6].

«Церковь признает и поддерживает Советскую власть, ибо нет власти не от Бога»[7].

«Пора <...> принять все происшедшее, как выражение воли Божией <...> осуждая всякое сообщество с врагами Советской Власти и явную или тайную агитацию против нее»[8].

«Мы <...> всенародно признали новый порядок вещей и Рабоче-Крестьянскую Власть народов, Правительство коей искренне приветствовали»[9].

«Мы <...> уже осудили заграничный церковный собор Карловицкий за попытку восстановить в России монархию из дома Романовых»[10].

«Молим вас со спокойной совестью, без боязни погрешить против святой веры, подчиниться Советской власти не за страх, а за совесть, памятуя слова апостола: "всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, — существующие же власти от Бога установлены»[11].

Таковы наставления последнего царского патриарха: не за страх, а за совесть подчиняйтесь Советской власти, которая есть выражение Божьей воли. Советская власть — выраженье Божьей воли? Да, это глубокое, мудрое наставление, которое лишь при поверхностной оценке непонятно. Как мы увидим далее, Патриарх раньше многих понял то, что было скрыто от обывателя.

Об уровне нравственности свидетельствует и тот факт, что в Санкт-Петербурге в 1913 г. число высших учебных заведений равнялось числу официально зарегистрированных публичных домов.

Кризис русскости с неминуемой неизбежностью привел к элитарно-властному дисбалансу. Уровень своего дохода русские дворяне пытались сделать столь же высоким, как и в Европе, не понимая, что благосостояние правящего класса в Европе во многом было результатом беспощадной эксплуатации колоний. Наше же дворянство в погоне за европейским уровнем потребления нещадно эксплуатировало русский народ, показывая пример невообразимого социального эгоизма. И здесь нет никакого преувеличения революционных писателей и публицистов, писавших об этом. Предоставим слово монархисту и консерватору П.И. Ковалевскому:

«Крестьяне зачастую теряли образ человеческий. Это были существа, очень похожие на человеческие, — мелкие, ху­дые, бледные, с косматой головой и с такой же бородой. Одевались они в тряпки из холста или в овечью шкуру, на ногах — опорки или тряпки. Жили они в землянках или в жал­ких хатках. Дальше своей деревни — мало кто знал другой свет. Эти крестьяне, главным образом, обрабатывали зем­лю, добывали хлеб и составляли из него деньги, которые затем должны были перейти в карман помещиков и управля­ющих. Правда, часть хлеба давали и крестьянам для еды, но этот хлеб часто бывал с примесью мякины… Личность таких несчастных как людей была ничем не обеспечена. Я лично видел случаи, когда отца семьи продавали в одну сто­рону, мать — в другую, а детей — в третью. Крепостные с лёгкой душой менялись на собак, лошадей и др. предметы. Управляющие и помещики проявляли свои права не только на женский труд, но и на личность женщины»[12].


[1] Данилевский Н. Я. Россия и Европа.  М., 1995. С. 79.

[2] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 45.

[3] Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. Париж, 1991. С. 53

[4] Бибихин В. В. Из рассказов А. Ф. Лосева // Вопросы филосо­фии, 1991, № 10. С. 140—141, 146.

[5] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.298.

[6] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[7] Акты патриарха Тихона. М., 1994. С.296.

[8] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М., 1998. С. 292.

[9] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998. С. 291—292.

[10] Акты патриарха Тихона. М., 1994, С.287.

[11] Архивы Кремля. Политбюро и церковь. 1922—1925 гг. М. 1998, С.295.

[12] Ковалевский П. И. Русский национализм. М., 2006. С. 31.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 29 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Проблемы СССР

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания? В неэффективности советской экономики или в чем-то другом?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начало года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[1], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но, несмотря на одинаковую эффективность, пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней, банк, в который кладет деньги Иван, должен давать не 10% годовых, как у Джона, а более чем 13,6%, то есть  банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36% только для того, чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом: за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 2)[2].

Как видим, советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепиться в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж ни как не заподозришь в любви к СССР,

«В 70—80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[3].

Действительно, в IV пятилетке 1946—1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20%. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем, причем явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблема дефицита — очень важная проблема, и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину, позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[4].

Застой же у нас был в идеологии. В то время как Запад вел бешеную работу на поле психологической войны, наша пропаганда обмусоливала марксистские постулаты вековой давности, давно не соответствующие реальности и всем уже давно надоевшие. На Западе возникла целая наука, изучавшая Советский Союз — советология, велись серьезные работы по исследованию психики, проводились различные тесты и эксперименты. К сожалению, советское руководство вовремя не осознало опасность психологической войны и не смогло принять адекватные меры, что обусловило в конечном счете развал страны.

И опять же, не был сделан осмысленный шаг в сторону русификации социалистической идеи, несмотря на то, что Брежнев был первым русским руководителем Советского Союза.

Нередко говорят о том, что Политбюро превратилось в дом престарелых. Это не совсем так. В то же время, когда в СССР Генеральными секретарями были Брежнев, Андропов, Черненко, в США президентом был Рейган. Рейгана в США считают одним из лучших президентов, он был во главе государства с 1981 по 1989 годы и ушел с поста президента в 78 лет. В то же время с поста Генерального секретаря Брежнев ушел в 76 лет, Андропов в 70 лет, а Черненко в 74 года. Согласно статистике, средний возраст  партийной элиты при Брежневе составлял 59,1 года. В это же время в США средний возраст политической элиты был примерно равен 57,5 лет, бюрократической — 62,5 лет[5]

Таким образом, главный порок брежневского управления страной заключался в том, что страна развивалась неадекватно времени, мы не использовали громадные преимущества планового социалистического хозяйства, страна шла вперед по инерции во всем — от идеологии до экономики, вместо того чтобы развиваться быстрыми темпами в соответствии с велениями времени.

Да, был кризис. Однако все эти проблемы были смешны, мы, по сути, даже не понимали,  что такое кризис. В 90-е годы мы это осознали. Годы без зарплаты, вал самоубийств, миллионы беспризорников, дети, которые ели комбикорм.

Или возьмем современный европейский кризис. Вполне себе благополучная Испания. Только официально — 20% безработных, сокращение социальных выплат, планы по увеличению пенсионного возраста. В Греции ситуация еще хуже, не намного лучше в Португалии, Ирландии, Италии. Темпы роста, в лучшем случае, в самых передовых странах 1—2%. Многотысячные демонстрации разгоняются слезоточивым газом, дубинками, водометами и резиновыми пулями.

Алкоголизм. Чрезмерная защищенность и расслабленность влияла на неуклонный рост потребления спиртных напитков (с 1,9 л чистого алкоголя на душу населения в 1952 г. до 14,2 л в 1984 г.).

В то же время, доктор медицинских наук А.В. Немцов считает, что рост алкоголизации происходил и в других странах мира (в частности, во Франции в 1965 г. он достигал 17,3 л/чел., что привело Шарля де Голля к необходимости принятия антиалкогольных правительственных актов).

«После Второй мировой, приблизительно с середины 50-х годов, когда были залечены основные раны, во всем мире, но особенно в Европе и Северной Америке, вместе с ростом материального достатка начался неудержимый рост потребления алкоголя. Благополучнейшая тогда Швеция за 30 лет — с 1946 по 1976 гг. — увеличила потребление на 129 %»[6].

Алкоголика нельзя было выгнать с работы, с ним нянчились, брали на поруки. Все это хорошо отражено в фильме «Афоня».

В СССР никто не голодал, никто не боялся потерять работу. Минимальная преступность, отсутствие наркомании. Социальные гарантии постоянно расширялись. Бесплатные квартиры, пионерлагеря, санатории, лечение, достойная пенсия. Мы разрушили страну из-за проблем, которые в западной стране даже не стали бы предметом серьезного обсуждения. Однако главной проблемой был дефицит, анализу которого посвящен следующий раздел.


[1] Учитывая процент на процент

[2] Грошев В.П. Занимательная экономика. М., 1988. С. 19.

[3] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика.  В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 15

[4] Зиновьев А. Смута.  М., 1994. С. 379.

[5] Ашин Г.К. Основы политической элитологии.  М., 1999. С. 218, 265.

[6] http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NATURE/VV_SC4_W.HTM Немцов А.В. Есть такая наука — алкология. Природа. 1995, № 11.

Как марксизм погубил социализм

Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.

Ставка на низость

Почему же так много явно русофобских мифов сложено о нашем советском прошлом? Конечно, возникли они неслучайно. Против России велась и ведется психологическая война, основной целью которой является уничтожение нашей самоидентичности. Нас хотят уничтожить духовно, чтобы потом было легче уничтожить физически. Наиболее образно суть  психологической войны изложил Аллен Даллес, являвшийся директором ЦРУ в 1953—1961 гг.:

«Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим философов, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино — все будут всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства — словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего, вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться  или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества»[1].

Так они боролись против СССР. Однако прежде всего надо было победить идеологию Советского Союза.

Запад сотрясали студенческие волнения, антивоенные манифестации, одиночки шли в «красные бригады». Что же делать?

И тогда была придумана изуверская идея. Народ надо отучить от малейших проявлений стремления к справедливости, нравственности. Пороки очень живучи, и очень быстро внедряются в сознание. И вместо революционно настроенной молодежи пришла рок-культура, вместо противников войны во Вьетнаме пришли хиппи.

Моральная деградация — не случайна. Это продуманная кампания по отучению человека от человеческих качеств. Уже с детства в сознание человека начинают приникать метастазы духовного вырождения. За редким исключением,                                                                                      современные мультфильмы пропагандируют насилие, жестокость, нереальность бытия, сексуальную патологию, порок и т. д.

Типичный сюжет диснеевского мультфильма: кот ловит мышку и… продает ее за доллары, а затем прячет деньги от всех и мечтает о том, как он с кошками будет развлекаться на море. Вот модель поведения, которая с детства внедряется в сознание ребенка: поймать, продать, спрятать от всех и потратить на секс и развлечение.

Другой, но уже более современный сюжет, как у нас говорили раньше, «для самих маленьких»: супергероиня танцует в клубе стриптиз, а в свободное от работы время выполняет функции «секретного агента 69» и борется с преступностью (мультсериал «Стриперелла»). Грудь «агента 69» является своеобразным детектором лжи, а своими ногами она обхватывает врага за шею и душит. Озвучивает мультфильм порномодель П. Андерсон.

«Я очень горжусь Стрипереллой, — отметила Памела Андерсон в интервью Reuters. — Она мое alter ego — сильная, умная, сексуальная, кроме того, давайте посмотрим правде в глаза, она немного шлюха»[2].

В подавляющем случае современные мультфильмы — это мультфильмы про монстров, космических пришельцев и т.п., везде убийства, насилие. Многочисленные мультсериалы с космическими войнами, супергероями разрушают у малыша врожденное чувство доброты. Мультфильмы и компьютерные игры внедряют в его сознание насилие и стремление подражать супергероям, которые легко расправляются со своими врагами, самыми разнообразными способами умертвляя их — расстреливая, взрывая, разрезая на части, сжигая в огне, топя в воде. Включаясь в игровой мир насилия и убийства, американский ребенок, по мере взросления, привыкает к насилию, как к наркотику, приобретая потребность видеть и ощущать все новые и новые порции насилия и убийств. К юношескому возрасту такой ребенок уже не способен смотреть нормальные фильмы, читать хорошие книги. Они кажутся ему скучными[3].

Уже с детства человека приучают жить в нереальном мире, полный отрыв от реальности — это основа большинства мультфильмов и компьютерных игр. Раньше сказки если и имели нереальных персонажей, то они всегда взаимодействовали с персонажами реальными, теперь все иначе: выдуманные космические корабли, выдуманные персонажи, выдуманное оружие и все остальное. Жизнь представляется ребенку, как игра или развлечение, где главными элементами являются деньги и борьба за власть.

Дошло то того, что некоторые церковные организации ежегодно публикуют список игрушек, не соответствующих истинному духу христианства[4]. Примером таких игрушек, закладывающих в подсознание малыша садомазохические наклонности, могут служить игрушки типа игрушечного монстра Shake Wacky Mike, которого можно всячески бить, топтать, избивать, растягивать, а он при этом издает только звуки радости и счастья.

Естественно, не обходится и без пропаганды, так сказать, «нетрадиционного» образа жизни. Например, один из главных персонажей популярнейшего мультфильма «Симпсоны» признается в том, что имеет нетрадиционную ориентацию, то есть персонаж мультфильма — гомосексуалист[5].

Возрастает количество западных стран, где принимаются законы, обязывающие школы проводить занятия на тему борьбы с гомофобией, рассказывать о «сексуальном разнообразии», а также ввести в учебники по истории главу о гей-культуре и указывать на исторический вклад геев и лесбиянок в развитие общества.

Например, в штате Калифорния губернатор А. Шварценеггер оказался перед необходимостью ратифицировать уже принятый сенатом штата закон. Один из инициаторов законопроекта сенатор от Демократической партии Ш. Куэл, сама являющаяся открытой лесбиянкой, заявила:

«С 1995 года мы работали над улучшением климата в школах для детей, являющихся геями, лесбиянками, бисексуалами и транссексуалами».

Аналогичная ситуация в Испании — католической стране, где правительство приняло решение о введении в школьную программу уроков об однополых отношениях.

На конференции «Решение проблемы гомофобии в наших школах» мэр Лондона К. Ливингстон лично представил новый DVD, направленный на борьбу с гомофобным отвержением, для распространения среди учителей в школах.

Иначе говоря, школу делают рассадником гомосексуальной идеологии. Получить хорошую оценку можно будет, только усвоив, каким важным был «исторический вклад геев», а также поняв важность «сексуального разнообразия».

У всех персонажей мультфильмов четко выражены половые признаки: полуголая грудь и задница. Если уж герой положительный, то это стриптизерша, если уж кукла, то обязательно с явно выделяющимися половыми признаками, как у куклы Барби, если уж тратить деньги, так на развлечение с кошками. Такая гипертрофированная пропаганда секса формирует искаженно-больное половое мировоззрение ребенка.

А пропаганда гомосексуализма РЕКОМЕНДОВАНА правительствами цивилизованных стран. В детских садах уже внедряется рекомендуемая Евросоюзом программа, в которой предусматривается чтение малышам сказки о двух влюбленных принцах. Краткий вариант одной из таких сказок: «Жил-был принц, он полюбил принцессу и всячески пытался добиться её руки и сердца, но она не обращала на него внимания, тогда принц завёл себе друга и начал жить с ним счастливо в любви и согласии».

Особое внимание стоит обратить на куклу Барби. Если мультфильмы навязываются нам современным телевидением, то кукол Барби родители покупают детям сами, не осознавая опасности, которую таит эта с виду безобидная игрушка, созданная в 1959 году в США.

Сначала о предыстории создания куклы Барби. Согласно официальной версии, творцом Барби является американка Рут Хандлер. Однако не все так просто. Кукольный профессор М.Г. Лорд пишет: «Прямой предшественницей Барби была кукла Лилли, игрушка для взрослых мужчин, которая вела свое происхождение от послевоенного персонажа комиксов в Bild Zeitung — низкосортной немецкой газете. Лилли из Bild Zeitung впервые появилась 24 июля 1952 года и сразу зарекомендовала себя настоящей самкой. Она обожала две вещи — секс и деньги и то и дело меняла любовников-толстосумов»[6].

Ее и продавали не в игрушечных магазинах, а в табачных лавках. Основными покупателями куколки Лилли были, конечно же, сексуально озабоченные бюргеры. Именно куколку, а не куклу, ведь, кроме всего прочего, слово «куколка» на сленге означает девицу легкого поведения. Рут Хандлер впервые увидела Лилли в Швейцарии, где проводила отпуск. «Мы шли по улице, заглянули в магазин, и там мне в глаза бросилась удивительная кукла с лицом и телом взрослой женщины», — благоговейно вспоминает Рут главный бизнес-момент своей жизни.

Даже западные психологи всерьез озабочены тем, что кукла Барби развивает у девочек стереотипы поведения, которые наносят вред как обществу в целом, так и отдельной личности. Меняется психология девочек — «у них проявляется не свойственная детям манерность, холодность и ранняя сексуальность»[7]. Наряжая Барби, девочка почти формирует свое жизненное кредо — быть строптивой куклой в чьих-то руках.

Раньше девочки играли с куклой в «дочки-матери». Кукла воспроизводила пропорции детского тела, она была близка и понятна малышке. Эта кукла учила девочку самому главному — быть матерью. Теперь эта игра совсем не в почете, а кукла Барби готовит девчушек  совсем не к роли матери. Самое важное для родителей здесь — понять, что Барби нельзя нянчить, ее можно только украшать. С детства девочкам внушается некий усредненный идеал красоты, и неудивительно, что, став чуть постарше, они стремятся быть похожими на свою красавицу. Очень худая, подтянутая, с гипертрофированными волосами, ногами и половыми признаками, кукла Барби — словно пародия на современных манекенщиц.

Особая ставка делается на развращение молодежи. Отсутствие жизненного опыта, желание протеста и борьбы делают ее легкой добычей для тех, кто стремится вывести новый вид постлюдей. Именно с этой целью созданы движение хиппи, различного рода фан-клубы, спортивные команды и т.д. Энергию молодежи, ее внутренний протест направляют в нужное русло, подальше от социального протеста. Неслучайно все упомянутые движения махровым цветом расцвели после студенческих волнений, прокатившихся по Европе в конце 1960-х годов, когда Франция стояла на грани революции. Поэтому было решено, что уж лучше пусть молодежь «бесится» на рок-концертах, чем протестует против сегодняшнего общества потребления.

За подростков берутся с утроенной силой. В этом отношении показателен пример одного из самых популярных журналов для подростков — Cool. Возьмем рядовой номер за 14 июля 2003 года. Всего 40 страниц, включая обложку:

1—2 страницы — сплетни о голливудских звездах, кто что купил, кто с кем спит;

3—4 — о западной группе;

5—6 — о двух известных западных дебилах;

7—8 — о западном фильме, подзаголовок «Больше бабок — круче тачки».

Далее все опять по кругу: группа, сплетни, секс, покупки, западный фильм… плюс две «концептуальные» статьи про армию под названием «Армейский ад» и о лидерстве как способе завоевания сексуального партнера. Заканчивается все тем, чем и начинается: сплетнями, величиной в один абзац каждая. Все крайне плоско, одномерно, примитивно, пошло, извращенно.

Если почитать этот журнал, выходящий громадным тиражом в 280 000 экз., то создается впечатление, что подростки занимаются сексом, слушают западную музыку, смотрят западные фильмы — и все. Однако это не так, жизнь не только значительной части, но большинства подростков совсем другая. И, несмотря на это, все остальные журналы муссируют те же темы, что и Cool, только нередко делают это еще более примитивно и пошло. Нет ни одного молодежного журнала, поднимающего иные темы. То же самое можно сказать и о фильмах для подростков, о молодежных каналах и обо всей молодежной культуре.

Поскольку очень наглядно виден разрыв между тематикой молодежной культуры и интересами молодежи, нельзя не прийти к выводу, что основной целью сил, которые формируют молодежную культуру, является не удовлетворение интересов, а именно целенаправленное формирование мировоззрения, ориентированного, во-первых, на ценности западного образа жизни, во-вторых, на духовную деградацию во всех ее проявлениях. Существует жесточайшая цензура: ничего возвышенного, умного, да и просто нормального в молодежную культуру просто не допускается.

Затем начинается процесс разложения уже подготовленных соответствующим образом душ взрослых людей.

И вот результат: против войны во Вьетнаме на митинги выходили миллионы, против войны в Ираке — тысячи, против войны в Ливии не выходит никто. Общество не интересуют вопросы справедливости, все поглощены своими мелкими заботами.


[1] Аллен Далес. директор ЦРУ 1953—1961 гг.

[2] Для детей и их пап: Памела Андерсон в мультфильме «Стриперелла». Правда. РУ. 06.24.2003.

[3] Платонов О.А. Почему погибнет Америка. Конец империи зла. М., 1998.

[4] Церковь осудила садомазохистские игрушки для детей. Lenta.Ru. 28.11.2001.

[5] Телекомпания НТВ. 19.02.2005.

[6] Грязное прошлое куклы Барби. OM.ru. 30.04.2002.

[7] Минобразования запретит продажу компьютерных игр, кукол Барби и игрушечного оружия. Правда.RU. 05.11.2002.