Sidebar

У меня нет никакой мотивации очернять царскую Россию, как не было подобной мотивации и у монархистов — очевидцев того состояния, в котором находилась Россия. И я, и они писали это с горечью. Но против фактов не попрешь. Да и зачем?

 Наиболее активные из монархистов создавали различные организации. Но Россия не пошла за ними ни в феврале, ни в октябре. Монархия изжила себя, и круг её поддержки стремительно сокращался.

Все написанное выше должно дать нам ясную картину, почему события неизбежно шли к 1917 году, почему ни военная помощь Англии, Франции, США, Японии, предоставленная Колчаку, Деникину, Юденичу, Миллеру, ни прямая иностранная военная интервенция не смогли сломить большевиков. Почему белое движение, контролируя летом 1918 г. до 4/5 территории России, потерпело в итоге поражение.

Крестьянская Россия заключила негласный договор с большевиками — согласилась терпеть продразверстку, ВЧК и т.д. и т.п., но при условии, что большевики ГАРАНТИРУЮТ НЕВОЗВРАЩЕНИЕ СТАРЫХ ПОРЯДКОВ. Этот поворот крестьянства к большевикам в 1918 г. и обеспечил крушение белого движения.

Царская Россия начала ХХ века удивительно напоминает Россию начала XXI столетия. Отличия же во многом обусловлены тем, что сегодня еще не до конца уничтожено советское наследие.

Поэтому пока еще сохраняется относительно высокий уровень образования. Но реформа средней школы, в результате которой будет существенным образом сокращено количество бесплатных предметов, думается, решит эту «проблему».

Сокращается количество специалистов в сфере здравоохранения. Врач широкого профиля должен стать основой российского здравоохранения. Этакий земский врач, который умеет все, но очень неглубоко.

Да и зачем простому люду качественное образование и здравоохранение? Конечно, элита в таких учреждениях лечиться не будет, точнее, она уже лечится за границей, где также и учит своих детей.

Лидеров националистических сил уже начали постоянно таскать по судам, так что никакого существенного влияния в обществе они иметь не будут. От отчаяния наиболее деятельные из них, вероятно, перейдут к индивидуальному террору.

Вместо больниц будут строиться и уже строятся церкви, власть имущие станут постоянно рассуждать о святости и нарушать абсолютно все заповеди, но церковь будет молчать, более того — поддерживать эту богоборческую по своей сути власть, вспоминая о подачках в виде пожертвований.

Постепенно мы придем и уже приходим к тому, что не сможем выпускать собственные автомобили, самолеты и корабли, как, впрочем, и современное вооружение. Все это будет закупаться за границей. То, что у нас есть сейчас, было изобретено в СССР. Ничего иного мы произвести даже спустя 20 лет так и не смогли.

Постепенно Россия разучится выпускать сколько-нибудь качественные наукоемкие товары. Фотоаппараты, ноутбуки, сотовые телефоны, мотоциклы, кондиционеры, стиральные машины… — все это будет выпускаться где угодно, но только не в России. Нашим уделом станет сырье — низкого качества и с высокой себестоимостью. Раньше производили и продавали хлеб, лес, пушнину, теперь — нефть, газ, низкосортный металлопрокат.

Представители господствующего класса будут постоянно тешить простой люд разговорами о великой России и все также вывозить капиталы за рубеж, покупать там квартиры, дворцы и замки. Коррупция, моральная деградация, предательство национальных интересов достигнут (уже достигли?) небывалых размеров. В конечном счете, наша внешняя политика будет полностью зависеть внешних сил.

Образ будущей России нетрудно составить, достаточно просто экстраполировать образ царской России в современность. Все это уже было, часто мы повторяем историю до мельчайших подробностей. Отличия современной России и царской несущественны, раньше проституток возили в Ниццу, теперь в Куршевель.

Современный властный бомонд поэтому так и любит Россию начала ХХ века. Не потому, что это было время процветания России, — это было время процветания таких, как они сами. Как говорится, рыбак рыбака видит издалека. Есть, правда, одна загвоздка — кончилось все это плохо.

И напоследок. Современные либералы очень любят воспевать отца либеральных реформ эпохи Николая II, председателя Совета министров - Сергей Юльевич Витте. Вспомним и мы:

«Большинство наших дворян представляет собой кучку дегенератов, которые, кроме своих личных интересов и удовлетворения личных похотей, ничего не признают, а потому и направляют все усилия на получение тех или иных милостей за счёт народных денег, взыскиваемых с обедневшего русского народа для государственного блага»

И еще более глубоко о возможности революции, точнее о ее неизбежности.

«В конце XIX и начале XX века нельзя вести политику средних веков, когда народ делается, по крайней мере в части своей, сознательным, невозможно вести политику несправедливого поощрения привилегированного меньшинства за счёт большинства. Правители, которые этого не понимают, готовят революцию, которая взрывается при первом же случае. Вся наша революция произошла оттого, что правители не понимали и не понимают той истины, что общество, народ двигается. Правительство обязано регулировать это движение и держать его в берегах, а если оно этого не делает, а прямо грубо загораживает путь, то происходит революционный потоп».

Еще раз обратим внимание. Это не Ленин писал: «большинство наших дворян представляет собой кучку дегенератов». Это писал граф, руководившей экономикой Российской Империи.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 69 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Солидарность

Можно сказать, солидарность — это справедливость плюс нравственность. То есть общество должно быть не только справедливым, но и в высшей степени нравственным. Ситуация, когда банда справедливо распределяет награбленное, неприемлема, солидарность и грабеж несовместимы. Вообще, если кратко, то солидарность — это нравственная справедливость.

Солидарность — (лат. solidus — прочный) — единство убеждений и действий, взаимная помощь и поддержка. Это понятие приобрело в русской философии особую значимость в связи с распространением в России идей социализма.

Оно встречается уже у Герцена и петрашевцев, но одной из центральных категорий социальной философии оно стало у идеологов народничества с кон. 60-х гг. XIX в. В воззрениях Лаврова, М. А. Бакунина, Л. И. Мечникова, Кропоткина, Михайловского и др. деятелей народнического движения солидарность. рассматривается как важнейший фактор развития человеческого общества, возрастание которого ведет к прогрессу и всеобщему благоденствию, а утрата — к взаимной борьбе за существование, нищете и эксплуатации.

Бакунин, напр., понимая солидарность как согласование всех материальных и общественных интересов каждого с человеческими обязанностями каждого, рассматривает ее в теснейшей связи со свободой и характеризует последнюю как развитие и «очеловечение» солидарности.

Еще более широким было понимание солидарности у Лаврова, который усматривал ее не только среди людей, но и в органическом мире в целом. Взаимная поддержка и солидарность обеспечивает, считал он, выживание вида в борьбе с др. видами и является фактором его прогрессивного развития.

Человеческая солидарность стала разрушаться под влиянием индивидуализма и стремления к наживе. На передний план был выдвинут личный интерес, который привел к всеобщей борьбе всех против всех. В этих условиях и возникли учения социализма, призванные вернуть общество к началам солидарности как средству достижения всеобщего равенства и благоденствия.

Общественная солидарность, по Лаврову, может быть прочной лишь при устранении экономической конкуренции. В качестве нравственной задачи он выдвигал необходимость вырабатывать в себе и в других те «привычки солидарности», без которых осуществление лучшего общественного строя совершенно немыслимо.

Михайловский понятие солидарности тесно увязывал с понятием «кооперация «. Солидарность считал он, может существовать только между людьми, равными по положению в обществеве, а такое равенство возможно лишь в условиях простой кооперации, где отсутствует разделение труда между отдельными членами, общая цель вызывает взаимопонимание и как следствие — солидарность интересов и взаимопомощь.

Л. И. Мечников поместил понятие солидарность в самый центр своей социологической концепции, рассматривая рост солидарности в обществе как главную движущую силу исторического прогресса. Как и Лавров, он считал, что явления солидарности существуют уже в органическом мире.

«Биология — изучает в области растительного и животного мира явления борьбы за существование, социология же интересуется только проявлениями солидарности и объединения сил, т. е. факторами кооперации в природе»[1].

Причем если Бакунин тесно связывал солидарность со свободой человека, то Мечников рассматривал факты «принудительной солидарности» и «вынужденной солидарностью», связывая их с уровнем развития кооперации. Степень же свободы, по Мечникову, показывает уровень солидарность, являясь критерием прогресса. Согласно Мечникову, общество в основном проходит те же ступени солидарности, что и органический мир в целом. Подневольные союзы, держащиеся внешней принудительной силой, сменяются подчиненными союзами, возникающими вследствие разделения труда, которые, в свою очередь, должны уступить место свободным союзам, объединяющим индивидов в силу их «сознательного стремления к солидарности».

В работах Кропоткина термин « солидарность» встречается реже, чем у др. идеологов народничества, и обычно заменяется термином «взаимная помощь», выражающим то же самое содержание. Все это свидетельствует о том, что понятие «солидарность» является одним из наиболее характерных в народнической социологии и философии истории.

Оригинальная трактовка солидарности дана Левицким в рамках его концепции «органического мировоззрения». Она связана с «метафизикой временного процесса «, где солидарность рассматривается как «фактор развития», получивший наивысшее развитие в христианстве, которое «является наиболее чистым выражением солидарности, переросшей семейные, феодальные, клановые, национальные и прочие рамки»[2].


[1] Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. - М., 1924. - С. 43.

[2] Левицкий С.А.Основы органического мировоззрения. -  Франкфурт-на-Майне, 1948. - С. 150.

Успех

Успех здесь — главное. Успешный гангстер почитается так же, как и успешный поэт. Здесь мы несколько «хватанули», гангстер, конечно, гораздо более интересная и уважаемая личность, чем поэт. Разве можно удивляться тому, что в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[1]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе.

Рост преступности — наглядная демонстрация слов Б. Франклина: «Человека, утверждающего, что деньги могут все, можно подозревать в том, что он может пойти на все ради денег». Более резко аналогичную мысль высказал Эди-Пьер Бошен: «Те, кто считает, что деньги — это все, без сомнения, готовы на все ради денег». Высокий уровень преступности, наркомания, проституция и другие пороки существовали и раньше, но были исключением из правил, теперь порок — норма. За последние 30—40 лет численность преступлений увеличилась в США в 7—8 раз, во Франции — в 5—6 раз, в Германии — в 3—4 раза, то есть рост идет не на несколько процентов, а в разы[2]. И не случайно за время строительства капитализма в России число наркоманов выросло в 12 раз[3].

Закономерно, что при капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, идет героизация преступников в фильмах, книгах. Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т.д. и т.п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно: в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

С приходом капитализма экраны сразу заполняют кинофильмы, которые воспевают воровство. Не в переносном, а в прямом смысле. Постоянно культивируется тема удачного ограбления банка, и зритель, даже не понимая, на уровне подсознания начинает отождествлять себя с вором, переживая за героя очередной киноленты. Этот процесс в психологии называется персонализацией. Персонализация — изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности в связи с отождествлением в сознании человека себя с образом другого субъекта.


[1] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией.  Новые Известия. 06.09.2006.

[2] Основы социологии и политологии/ Под ред. Бороноева А.О. М., 2001. С. 138.

[3] Доклад Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского. 07.06.2001.

Введение

§ 1. О книге

Минуло 20 лет со времени уничтожения Советского Союза. Стоит ли сейчас подробно анализировать советский проект? Неужели сейчас это актуально? Казалось бы, в современной России и так проблем хватает. Может, лучше заняться анализом и решением насущных проблем?

   В действительности, эта книга не о нашем прошлом, а о нашем настоящем и, главное, о будущем. Потому что, в конечном счете, все проблемы в сегодняшней России проистекают из непонимания того, кто мы есть.

Основной вопрос

Кто мы? С ответа на этот вопрос должны были начинаться реформы. Потому что не бывает абстрактно эффективных реформ. Их успешность всегда зависит, прежде всего, от исторического и этнического контекста.

То, что было эффективно в XIX веке, губительно в XXI веке. Представьте современную страну, сделавшую ставку на дирижабли как основной воздушный транспорт.

То, что сверхэффективно в одних странах, абсолютно неэффективно в других. Например, очень эффективно выращивать бананы на африканском континенте, а в Сибири напротив — очень неэффективно. Если брать шире, то у каждого народа существует свой тип этнического хозяйствования, в основе которого лежит национальный менталитет. И модель общества — экономическая, политическая, культурная — должна подгоняться под этот менталитет. А не наоборот, когда народ подгоняется под модель общества, которую кто-то наверху почему-то посчитал наиболее приемлемой.

Конечно, таким образом государство построить можно, но оно будет крайне неэффективным и неконкурентоспособным, настолько же, как и выращивание бананов в Сибири. Это государство будет проигрывать в конкурентной борьбе всем другим, а внутренне будет гнить.

Страус эффективен в саване, пингвин в Антарктиде, а рябчик в лесу. А если их поменять местами? Будет ли эффективен страус в Антарктиде, или пингвин в саване? Вопрос риторический. Может, и пингвин хороший, а ничего у него не будет получаться. Деградирует, будет жить плохо и недолго. Если бы умел пить водку, наверно бы, спился.

Так кто мы? Образно говоря, пингвины, страусы? Так вот, Советское государство во многом дало ответы на эти вопросы. Поэтому так важно сегодня понять, чем являлось советское государство.

Скажу сразу: я не апологет СССР. Было бы все идеально, не развалилось бы. Поэтому попытаемся разобраться максимально честно и непредвзято с сутью советского проекта. Это интересно также и потому, что данный проект был уникальной вехой в истории человечества. Именной уникальной, и именно вехой.

§ 2. Об авторе и изложении

По поводу изложения

В книге две части. Первая посвящена реальному СССР, очищенному от лжи антисоветчиков, иллюзий современных монархистов и ортодоксальных марксистов. Если ваше сознание не в плену подобных мифов, то эту часть вы можете, в принципе, пропустить.

Вторая часть гораздо важнее: в ней дается ответ, почему советский проект победил в России, почему он потом проиграл, и возродится ли он вновь.

Я прекрасно осознаю, что и как надо писать, чтобы твой труд благосклонно был воспринят в России современным господствующим классом или мог получить западный грант. Причем можно писать любую ахинею, главное, чтобы эта ахинея укладывалась в четкие рамки современной цензуры: Сталин — тиран, без причины уничтоживший миллионы безвинных, большевики свергли царя и ввергли благополучную Россию в кровавый хаос, руководство КПСС обладало громадными привилегиями, а советский человек плохо питался, одевался, и вечно стоял за всем в очереди.

В этих рамках возможно любое утрирование, пренебрежение здравым смыслом и исторической реальностью. Количество репрессированных можно приравнивать практически к половине взрослого населения СССР, за исключением репрессивного аппарата: половина сидела, половина охраняла, большевиков связывать с немецкой разведкой — все, конечно, подтверждается документами, которые почему-то нашли спустя лишь 100 лет, и т.д. и т.п.

Излагать в стране, где президентом официально провозглашен курс на десталинизацию, следует только подобным образом — тогда ты будешь уважаемым историком, социологом, экономистом.

И вот люди, облеченные степенями и званиями, массово производят конъюнктурщину, предпочитая не вспоминать, за какие труды они получили эти звания в советское время. Теперь — грош цена их советским трудам, придет время — такой же будет цена и их современным работам.

Достигнуть 100% истины нельзя. Как выяснилось, это невозможно даже в науках, которые именуют точными, что уж тут говорить о гуманитарных. Но стремиться к этому — наипервейшая задача любого исследователя. Руководствуясь этим принципом, я старался максимально приблизиться к истине, а не к западному гранту. Ведь чистая совесть исследователя важнее гранта. Не так ли?

Точки над i

Обычно при оценке книги у нас в первую очередь оценивают личность автора. Поэтому скажу сразу: по материнской линии я из дворян. Мои предки жили в Москве с XVII века. Кому интересно, может ознакомиться с моим генеалогическим древом на сайте http://valtsev.rusmissia.ru/detail/html/fotomine/genealTreeDet.html.

Сейчас много дворян, мода такая. Непонятно, правда, откуда они все взялись, если учесть, что в царской России дворян было всего несколько процентов. Ответ на вопрос, откуда взялось столько «дворян» в России сегодняшней, можно быстро получить, попросив показать документы. Здесь сразу начинаются разговоры о том, что их потеряли, уничтожили, так как боялись и т.д., и т.п. Мои предки, видимо, никого не боялись, сохранив все документы, начиная с фото и заканчивая свидетельствами о рождении, дипломами об образовании и т.д. Это, кстати, к вопросу о том, что всех дворян отправляли в ГУЛАГ, а документы о дворянском происхождении приравнивались к подписанному смертному приговору. Ленин, кстати, тоже был потомственный дворянин, с золотой медалью окончивший школу. Мы еще вернемся к вопросу о роли дворянства в революции.

Зачем я рассказываю о своем дворянском происхождении? Потому что я представляю, как жили мои предки и как, следовательно, мог жить бы и я. А тем, кто ныне поет дифирамбы царской России, следовало бы подумать о том, как жили бы они.

Этот труд не заказан никаким фондом или политическим движением. Я не состою и не состоял ни в какой партии, впрочем, как и мои родители, которые также не состояли в КПСС или иной партии. Наша семья не получила никаких преференций от коммунистов. Никаких преференций за этот труд не получу и я, скорее всего, наоборот — он нанесет вред моему статусу, по крайней мере, многие двери передо мной, наверно, вежливо закроются.