Sidebar

Во время Первой мировой войны немецкие шпионы изобличались не по одиночке, а целыми сетями. Затем случилось вообще из ряда вон выходящее событие. Как немецкий шпион был изобличен военный министр Сухомлинов. То есть всей военной компанией руководил предатель. Потом появилось множество версий о том, что Сухомлинова оклеветали, однако стоило ему оказаться на свободе, как он сразу же через Финляндию уехал в Германию.

Вспомним и великого князя Алексея Александровича, разворовавшего средства, отпущенные на строительство броненосцев типа «Бородино», в результате чего Россия к 1904 г. вместо 10 броненосцев данного типа, находящихся в строю, имела всего 5. Да и то только на стапелях. Судьба русской армии в войне с Японией в 1905 году хорошо известна.

Примерно в том же направлении двигалась и военная компания 1914—1917 гг. Ни побед, ни славы, зато сотни тысяч дезертиров. Но дезертиров можно было понять. В то время как народ умирал на фронтах, многие представители власти развлекались на балах, а некоторые откровенно наживались на войне. Так, несмотря на то, что в 1916 г. Россию стали сотрясать сахарные бунты, группа сахарозаводчиков во главе с Дм. Рубинштейном продавала сахар во вражеские Германию и Турцию, поскольку цены там были выше.

Народ, видя все это, просто зверел. В воздухе все время витал вопрос: «За что мы, простые люди, умираем? Они развлекаются, купают в ванных из шампанского французских куртизанок, делают деньги, мы же служим пушечным мясом»?

Русским не привыкать к трудностям, но русские не могут понять, почему часть нации должна умирать на фронтах, а другая развлекаться на балах и наживать состояния на спекуляциях и взятках. Во время Великой Отечественной войны трудностей на долю народа выпало значительно больше, но народ выстоял, потому что знал: трудно всем, от главнокомандующего до солдата. Дети всех советских руководителей воевали, и воевали на фронтах, а не отсиживаясь в штабах. Погиб сын Сталина, сын Микояна и немало других…

Национальная коррупция. Первую мировую войну мы вели под диктовку союзников: пока они отдыхали на своих фронтах (все серьезные сражения были на нашем фронте), мы проливали кровь как на нашем, так и на чужом фронте, посылая сражаться своих солдат к союзникам.

Из раза в раз повторялась одна и та же история: немцы наступают на Францию, Франции угрожает полный разгром, она обращается к России с просьбой начать наступление, чтобы оттянуть немецкие войска. Мы ценой сотен тысяч жизней спасаем Францию. Как писал французский маршал Фош, «Если Франция не стерта с карты Европы, она этим, прежде всего, обязана России».

Ради чьих интересов мы сражались с Германией? Германия хотела колониального передела мира, хотела отобрать колонии у Англии и Франции. Англия и Франция этого не хотели. А Россия здесь причем? Это был их внутриевропейский конфликт. У нас не было претензий к Германии, у Германии — к нам. Так почему мы воевали? Война обнажила проблему, о которой и так было известно — подчиненность русского двора интересам западных держав в лице Англии и Франции. От этих стран Россия зависела экономически: ведь в определяющих отраслях производства, таких, как горнодобывающая, металлообрабатывающая, машиностроительная отрасли, иностранные инвестиции превышали российские. Нас просто втянули в эту войну.

Это не Вторая мировая, вдохновляемая антикоммунистическими и антиеврейскими бреднями Гитлера о войне европейской цивилизации против жидов-большевиков, с помощью интернационала пытающихся подчинить мир. А накануне Первой мировой германский монарх множество раз умолял своего «дорого кузена» (Николая II) не объявлять войну Германии, не идти на поводу Англии и Франции. Безрезультатно… 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 86 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Проблемы СССР

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания? В неэффективности советской экономики или в чем-то другом?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начало года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[1], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но, несмотря на одинаковую эффективность, пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней, банк, в который кладет деньги Иван, должен давать не 10% годовых, как у Джона, а более чем 13,6%, то есть  банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36% только для того, чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом: за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 2)[2].

Как видим, советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепиться в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж ни как не заподозришь в любви к СССР,

«В 70—80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[3].

Действительно, в IV пятилетке 1946—1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20%. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем, причем явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблема дефицита — очень важная проблема, и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину, позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[4].

Застой же у нас был в идеологии. В то время как Запад вел бешеную работу на поле психологической войны, наша пропаганда обмусоливала марксистские постулаты вековой давности, давно не соответствующие реальности и всем уже давно надоевшие. На Западе возникла целая наука, изучавшая Советский Союз — советология, велись серьезные работы по исследованию психики, проводились различные тесты и эксперименты. К сожалению, советское руководство вовремя не осознало опасность психологической войны и не смогло принять адекватные меры, что обусловило в конечном счете развал страны.

И опять же, не был сделан осмысленный шаг в сторону русификации социалистической идеи, несмотря на то, что Брежнев был первым русским руководителем Советского Союза.

Нередко говорят о том, что Политбюро превратилось в дом престарелых. Это не совсем так. В то же время, когда в СССР Генеральными секретарями были Брежнев, Андропов, Черненко, в США президентом был Рейган. Рейгана в США считают одним из лучших президентов, он был во главе государства с 1981 по 1989 годы и ушел с поста президента в 78 лет. В то же время с поста Генерального секретаря Брежнев ушел в 76 лет, Андропов в 70 лет, а Черненко в 74 года. Согласно статистике, средний возраст  партийной элиты при Брежневе составлял 59,1 года. В это же время в США средний возраст политической элиты был примерно равен 57,5 лет, бюрократической — 62,5 лет[5]

Таким образом, главный порок брежневского управления страной заключался в том, что страна развивалась неадекватно времени, мы не использовали громадные преимущества планового социалистического хозяйства, страна шла вперед по инерции во всем — от идеологии до экономики, вместо того чтобы развиваться быстрыми темпами в соответствии с велениями времени.

Да, был кризис. Однако все эти проблемы были смешны, мы, по сути, даже не понимали,  что такое кризис. В 90-е годы мы это осознали. Годы без зарплаты, вал самоубийств, миллионы беспризорников, дети, которые ели комбикорм.

Или возьмем современный европейский кризис. Вполне себе благополучная Испания. Только официально — 20% безработных, сокращение социальных выплат, планы по увеличению пенсионного возраста. В Греции ситуация еще хуже, не намного лучше в Португалии, Ирландии, Италии. Темпы роста, в лучшем случае, в самых передовых странах 1—2%. Многотысячные демонстрации разгоняются слезоточивым газом, дубинками, водометами и резиновыми пулями.

Алкоголизм. Чрезмерная защищенность и расслабленность влияла на неуклонный рост потребления спиртных напитков (с 1,9 л чистого алкоголя на душу населения в 1952 г. до 14,2 л в 1984 г.).

В то же время, доктор медицинских наук А.В. Немцов считает, что рост алкоголизации происходил и в других странах мира (в частности, во Франции в 1965 г. он достигал 17,3 л/чел., что привело Шарля де Голля к необходимости принятия антиалкогольных правительственных актов).

«После Второй мировой, приблизительно с середины 50-х годов, когда были залечены основные раны, во всем мире, но особенно в Европе и Северной Америке, вместе с ростом материального достатка начался неудержимый рост потребления алкоголя. Благополучнейшая тогда Швеция за 30 лет — с 1946 по 1976 гг. — увеличила потребление на 129 %»[6].

Алкоголика нельзя было выгнать с работы, с ним нянчились, брали на поруки. Все это хорошо отражено в фильме «Афоня».

В СССР никто не голодал, никто не боялся потерять работу. Минимальная преступность, отсутствие наркомании. Социальные гарантии постоянно расширялись. Бесплатные квартиры, пионерлагеря, санатории, лечение, достойная пенсия. Мы разрушили страну из-за проблем, которые в западной стране даже не стали бы предметом серьезного обсуждения. Однако главной проблемой был дефицит, анализу которого посвящен следующий раздел.


[1] Учитывая процент на процент

[2] Грошев В.П. Занимательная экономика. М., 1988. С. 19.

[3] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика.  В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 15

[4] Зиновьев А. Смута.  М., 1994. С. 379.

[5] Ашин Г.К. Основы политической элитологии.  М., 1999. С. 218, 265.

[6] http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NATURE/VV_SC4_W.HTM Немцов А.В. Есть такая наука — алкология. Природа. 1995, № 11.

§ 4. Почему мы тоскуем

§ 4. Почему мы тоскуем

Русское освобождение

Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800—1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, происходили военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800—1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10—15%[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

 «Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905—1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз.

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир — мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[3].


[1] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 121.

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905—1907 гг., 1917—1922 гг.  М., 1997. С. 9, 26.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 308—309.