Sidebar

Какой была реальная царская Россия? Одни говорят: кормила хлебом всю Европу, другие на это отвечают: Европу-то кормила, но сама голодала. Одни говорят о страшном красном терроре, другие говорят о еще более жутком белом терроре. Этот спор можно продолжать до бесконечности. Через час он переходит на личности. В конечном счете — все остаются при своем мнении, добавляя к этому негативные оценки тех, с кем спорили. Аргументация сторонников монархии, чаще всего, зиждиться на элементарном незнании.

Оригинал видео - https://vk.com/video-364976_456239674. Для тех, солидарен с Главой Крыма Сергеем Аксёновым или думают, как группа «Любэ», что Екатерина - не права, отдав Аляску, или предполагающих, что Аляску отдал Горбачёв, небольшая историческая справка. Аляску продал Александр II в 1867 году, за 50 лет до революции, тогда, когда Николай II (г.р. 1868) даже не родился.

Поэтому, прежде всего, нам надо выработать методику оценки. Кстати, сегодня таких методик довольно много, вспомним, например, множество рейтингов успешности стран по тем или иным показателям.

Государство существует для того, чтобы люди жили хорошо. А иначе зачем оно нужно? Но что значит хорошо? При любой оценке есть количественные и качественные показатели.

Итак, количество. Самый важный показатель — продолжительность жизни. Так вот, в 1913 году этот показатель — 31 год, в 1926 году — 46 лет. Страна только пережила Первую мировую и гражданскую войны, голод, разруху, эпидемии, а продолжительность жизни выросла на 15 лет. На самом деле, больше ничего и сопоставлять не нужно. Прибавьте к своему возрасту 15 лет, чтобы прочувствовать, что значат 15 лет, выкинутых из жизни.

Получается: в царской России люди жили плохо и мало, в молодой советской республике — долго и хорошо. Но хорошо ли? Теперь поговорим о качестве жизни.

В действительности качество и количество взаимосвязаны. Плохо долго не живут. Коммунисты писали, что в царской России все было плохо, в современной России пишут, что все было хорошо. Так где нам найти реальные оценки? Скорее всего, такими будут оценки современников. Революционеры писали, что Россия — тюрьма народов и т.п. Что же, давайте откинем эти оценки и возьмем оценки монархистов.

Так вот, все они без исключения писали, что Россия находится в глубочайшем кризисе. Прежде всего, это был кризис ментальности и национальной самоидентичности.

С этого кризиса мы начнем.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 28 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

§ 3. О первых годах советской власти

§ 3. О первых годах советской власти

Почему, в конечном счете, мы победим

Исторический процесс хоть и объективен, но многовариантен. Конечно, есть объективная закономерность, против которой элита, как бы талантлива она ни была, пойти не может, однако эта закономерность многовариантна. Точнее, закономерностей множество, и роль элиты заключается в том, чтобы выбрать одну из них. Например, человек тяжело болен. Если его не лечить, он закономерно умрет, если лечить хорошо — также закономерно поправится, если лечить плохо — выздоровеет, но последствия болезни, в силу закономерности, еще долго будут давать о себе знать. Однако в любом случае, как бы талантлив ни был врач, чем бы он ни лечил больного, у того не вырастет вторая голова, потому что это совершенно не закономерно. В роли пациента в данном примере выступает общество, в роли врача — элита.

Существует объективная закономерность. Исходя из нее, Россия может стать локомотивом нового этапа развития человечества. Но станет ли эта объективная закономерность реальностью? Это зависит от нас. Мы должны, обязаны победить, потому что это предопределено историей. 

Положения марксизма

В первые годы большевики делали то, что должны были делать любые вменяемые политики. Собрать воедино страну, освободить страну от интервентов, навести порядок, устранить от власти коррупционную верхушку, освободить народ, сломав социальные привилегии, направить ресурсы не на позолоченные кареты, а на программы всеобщей грамотности, построение системы бесплатного здравоохранения, доступного простому народу, и тем самым ликвидировать возможность массовых эпидемий и снизить показатели детской смертности.

Это все были первоочередные задачи. И большевики с успехом справились с их решением. Но что делать дальше? Большевики ждали мировую революцию и верили в то, что она свершится. Но она не произошла.

А как строить коммунизм в отдельно взятом государстве? В марксистской теории не было ответа на этот вопрос.

Как-то гулял я по вечерней набережной в Ялте. В темноте набрел на памятник, на котором было написано, что этот курорт для тебя, «новый русский». «Вот это наглость», — подумал я, но потом увидел подпись: М. Горький. Утром я узнал, что это действительно памятник эпохи Великой Октябрьской революции. Вот в чем главная ошибка либералов сейчас и  большевиков тогда. Они людей хотят подстроить под модель общества, а не модель общества под людей. Они строят новое общество для нового человека — для «нового русского». Куда деваться нам, старым русским, их не заботит.

«…Пролетарское принуждение во всех его формах, начиная от расстрела и кончая трудовой повинностью… является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи»[1].

Коммунистическое общество можно построить, только изменив человека, и изменив кардинально. Но такой человек не может существовать в принципе. Хотя здесь есть, что обсудить и о чем поспорить. Возможно, лет через 1000. Но вот что точно: в современных условиях и в обозримом будущем коммунистическое общество можно строить, а построить нельзя.  

Положения марксизма. Марксисты заявляли, что «марксистское учение всесильно, потому что верно», но стоило совершиться социалистической революции, как большевики отбросили свое единственно верное учение и стали двигаться к коммунистической цели «эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок»[2]. Таким образом, большевики незамедлительно и полностью лишают себя главного теоретического оружия, своего «руководства к действию» —  материалистического понимания истории, — и начинают придумывать «на ходу» различные рецепты дальнейшего развития.

Когда все марксистские идеи провалились: мировая революция не совершилась, государство не отмерло, деньги тоже, — большевики стали вместо мировой революции устраивать концессии с иностранными бизнесменами, в экономике вместо натурообмена и изживания товарно-денежных отношений начали поощрять частное предпринимательство (НЭП) и т. д.

Иначе говоря,  никаких иллюзий быть не должно: в умах элиты большевиков бродило абсолютно утопичное учение. Это с одной стороны.

С другой стороны, придется признать, что у большевиков было два важных качества. Во-первых, они были очень энергичны в делах, а не словах, как деятели Временного правительства.

Во-вторых, они искренне желали счастья народного и ради этого могли пить морковный чай. Их абсолютно не интересовали яхты, зарубежные замки и футбольные клубы. И это отличало их от лицемеров из окружения царя.

И поэтому они моментально сориентировались, отбросив все марксистские постулаты, кроме, пожалуй, одного: марксистское учение не догма, а руководство к действию. И стали строить абсолютно новое, социалистическое общество, аналогов которому не существовало. Но как построить первое в мире государство рабочих и крестьян? Как его построить во враждебном капиталистическом окружении?


[1] Н.И. Бухарин.

[2] Ю.В. Андропов