Sidebar

Для понимания сути элитарно-властного дисбаланса нам надо познакомиться с понятиями «элита» и «господствующий класс»

Господствующий класс — это слой общества, реально управляющий обществом, вне всяких моральных или иных качественных характеристик. Существует единственное свидетельство принадлежности к господствующему классу — индекс  власти. Чем он выше, тем с большим основанием мы можем причислить его носителя к господствующему классу. Как данный индивид повысил свой индекс власти, в этом случае не важно. Сколотил состояние на торговле наркотиками, кого-то ограбил, являясь олигофреном, получил власть по наследству и т.п. — все это не имеет значения.

А вот «элита» — совсем иное понятие. Элита — это общественный слой, главной задачей которого является забота о безопасности, материальном и духовном совершенствовании всего общества.

В реальной жизни не всегда люди, в наибольшей степени соответствующие исполнению данных функций, эти функции исполняют. Но если случается, что в национальной сборной по футболу играют не самые лучшие от природы футболисты, то данное обстоятельство для общества не так плачевно, как если в господствующем классе находятся не представители элиты, а случайные люди.

Так вот, в любом достаточно большом обществе существует элитарно-властный дисбаланс. Элитарно-властный дисбаланс — показатель включенности элиты в господствующий класс (рис. 1). Часть элиты, которая входит в состав господствующего класса, можно назвать господствующей элитой. Часть элиты, которая не входит в господствующий класс и нередко находится в оппозиции к господствующей элите, можно назвать контрэлитой. Часть господствующего класса, не являющегося элитой, но в то же время находящегося у власти, можно назвать псевдоэлитой.

Elite governance imbalance

Основное различие между элитой и псевдоэлитой заключается в следующем. Псевдоэлита управляет обществом, исходя из собственных интересов, а элита — исходя из интересов общества. Можно сказать, что псевдоэлита живет по принципу «общество — для меня», а элита — по принципу «я — для общества».

Если господствующий класс не способен или не хочет разрешать проблемы, поставленные жизнью перед обществом, то в обществе может созреть новая элита, адекватная данному этапу развития общества. Так произошло в Западной Европе, так впоследствии произошло и в России.

Истоки ментального раскола русского общества уходят корнями к реформам Петра I. Несмотря на значимость и своевременность реформ Петра I в материальной сфере, им был сделан роковой шаг — разорвана вековая связь между различными слоями общества. Благодаря петровским реформам, во-первых, резко усилился гнет крепостного права, во-вторых, в сознание русского дворянства были внедрены чуждые западноевропейские ценностные ориентиры, стереотипы поведения, нравы.

Элитарно-властный дисбаланс в России достиг небывалого масштаба. Масштаба предреволюционного.

В конце концов, Россия докатилась до того, что российский премьер Петр Столыпин с горечью констатировал: для того, чтобы выслужиться в России, нужно менять русскую фамилию на иностранную. «На троне были немцы, около трона — немцы… везде немцы — до противности»,  — писал Герцен.

Эти противоречия еще более обнажила первая мировая война. Война с Германией, но царица — немка, плохо говорящая по-русски, председатель правительства — Штюрмер, один из первых генералов, вступивших в войну с Германией, — Ранненкампф. Сам император Николай II имел меньше 1 % русской крови.

Император Николай II имел меньше 1 % русской крови, а наследник престола царевич Алексей и того меньше — 0,4 %. Дело в том, что последний русский царь, женившийся на русской (и то первым браком), был Петр I, все остальные брали в жены немецких, датских и английских принцесс. Подробнее с генеалогическим древом Романовых можно ознакомиться на сайте www. rusmissia. ru/p/gen. htm.

 «Историки отмечали: в результате бесконечных династических браков в жилах русских царей Романовых к XX веку почти не осталось русской крови»[1].

Вот так. У власти стояли нерусские духовно, а часто и этнически. Это следовало бы хорошо уяснить националистам из стана поклонников русского самодержавия.

Во время моей встречи с лидером общества «Память» Васильевым, он мне много рассказывал о величии императора Николая II. Что с них взять с маргиналов — черносотенцев. Если вы думаете, что я говорю о современных, то ошибаетесь, — о царских.

Черносотенцы времен Николая II были маргиналами. Дружба с ними была признаком дурного тона, их даже монархия стеснялась, стараясь все контакты с ними вести негласно.  Февральская, а не Октябрьская революция привела к распаду организаций черносотенцев, а их лидеров отправила в тюрьму.

Хотя гонения были и при Николае II. Лидер Союза русского народа А.И. Дубровин множество раз арестовывался в 1911 и последующих годах. После Февральской революции Дубровин был арестован уже 28 февраля 1917 года, а освобожден лишь 14 октября 1917 года, и лишь в связи с состоянием здоровья. Дальнейшая его судьба довольно запутанна.

Другой лидер СРН, В.М. Пуришкевич, больше известный своими хулиганскими выходками, за что неоднократно был удаляем из Думы, также после Февральской революции 1917 года выступил против Временного правительства. Вёл работу по созданию подпольных вооруженных организаций монархического толка. После Октябрьской революции Пуришкевич был арестован, но практически сразу выпущен под честное слово о неучастии в борьбе против Советской власти. Слово он нарушил, уехал на юг, принимал участие в организации идеологической и пропагандистской поддержки белого движения. Умер в 1920 году.

И последний персонаж из стана защитников русской монархии, Н.Е. Марков, бежал в Германию, где прожил до 1945 года. Приветствовал нападение Гитлера на СССР.

Интересна характеристика Председателя Совета министров Российской Империи С.Ю.Витте лидера черносотенцев Дубровина. Он назвал его «негодяем» и «героем вонючего рынка… которых сторонятся и которым во всяком случае порядочные люди не дают руки».

От безысходности некоторые черносотенцы просто брали оружие и убивали: евреев-журналистов, евреев-депутатов, а потом и либералов, и революционеров. Но этих террористов  быстро находили и сажали.

Черносотенцам руки не подавали, а кто же был приближен ко двору? Одним из самых приближенных был Распутин — исторический персонаж, не нуждающийся в представлении и хорошо известный даже обывателю по порнофильмам, названию водки, презервативов и увеселительных заведений.

 Таким образом,  реальная, а не рафинированная царская Россия сгнила. И те, кто хотя бы как-то пытался вернуть её в русло традиции, несмотря на негласную финансовую помощь власти, не могли с этим ничего поделать. Они сами не пользовались сколько-нибудь значимой поддержкой в широких слоях российского общества, а слово «черносотенец» приравнивалось к ругательству.

Элитарно-властный дисбаланс всегда ведет к разворовыванию страны, разгулу коррупции и национальной измене. Это естественное следствие — ведь страна воспринимается правящим слоем не как Родина, а прежде всего — как объект эксплуатации.


[1] Радзинский Э. Николай II. М., 2005. С. 21.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 37 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

§ 2. Импульсивная дезорганизация

§ 2. Импульсивная дезорганизация

Идеологическое учение

Как социальная система капитализм имеет и свое идеологическое обеспечение — либерализм. Идеи классического либерализма восходят к эпо­хе буржуазных революций. В трудах основополож­ников этого учения Локка, Смита, Бентама, Милля, Спенсера и др. были сфор­мулированы исходные принципы либерализма. Стержневая идея либеральной идеологии —  свобода частного предпринимательства.

«С момента рождения ли­берализма и на протяжении более чем двухвековой его истории в его арсенале ведущее место занимала идея предоставления полного простора частнособ­ственнической инициативе и освобождения экономи­ческой деятельности от опеки государства»[1].

Либерализм родился и оформился как часть идеологии буржуазии, требовавшей предоставления себе прав и свобод в борьбе с монархией. Все идеи либерализма вытекают из этой  стержневой идеи. Например, идея разделения властей имеет в своей основе желание ослабить политическую власть с целью усиления в государстве власти экономической — принцип «разделяй и властвуй» в действии. Требование независимости СМИ, по сути, есть требование поставить СМИ под контроль капитала, так как ни одно СМИ не существует на поступления от продажи тиража, и выжить ему позволяют исключительно финансовые вливания: реклама, спонсорство, заказные статьи, блокирование[2], средства учредителей, меняющих свои деньги на политические дивиденды, приносимые СМИ. Провозглашение выборов как основы политической системы — не что иное, как превращение политиков в заложников капитала, так как любые выборы зависимы от денег.

Поэтому, если мы отбросим все идеологические штампы, то придется признать, что либерализм — это идеология предоставления власти наиболее успешным в предпринимательстве индивидам.


[1] Зеркин Д. П. Основы политологии.  Ростов н/Д., 1996. С. 372.

[2] С бизнес-структурами заключается договор, что любой негативный материал об этой структуре блокируется в данном СМИ, естественно, не бесплатно.

Что мешает наступлению 6 этапа 1. Несправедливость

Что же является в рамках капиталистической цивилизации непреодолимым препятствием  для построения нового социального устройства?

Человечество шло по пути освобождения. Сначала человек был закрепощен как раб. Свободы не было вовсе. На смену этому неравенству пришло феодальное неравенство и крепостная зависимость. Эту зависимость сменило имущественное неравенство. Сначала в рамках капитализма оно было закреплено явно, потом более закамуфлированно.

Вернемся к точке отсчета современного капитализма. В те времена не было пиара, все было проще и прозрачнее, поэтому победители очень точно определили, у кого должна быть власть: кто обладает  капиталом, у того должна быть и власть.

После буржуазной революции, произошедшей в Англии в 1640 году, был установлен имущественный ценз для тех, кто имел право пользоваться плодами так называемой демократии. Активным избирательным правом могли пользоваться только очень богатые —  всего 0,04% взрослого населения страны. Абсолютно такая же ситуация возникла и после других буржуазных революций. Было бы странно, если бы было иначе. Зачем буржуазии завоевывать власть, чтобы отдавать ее другим?

Во Франции в 1791 году во время Великой французской революции только 16% взрослого населения имели право участвовать в выборах. После принятия Конституции 1791 года имущественный ценз был увеличен, а доля имевших право на участие в выборах снизилась до 8%. Такое «широкое» участие в выборах не устраивало власть имущих, и в 1817 году имущественный ценз был установлен в размере 300 франков прямого налога. Лишь 88—110 тыс. человек из 25-милионной Франции уплачивало такой налог, то есть всего 0,3% взрослого населения страны. Для получения же права быть избранным депутатом, необходимо было уплачивать налог свыше 1 тыс. франков и достигнуть 40-летнего возраста. Таких лиц тогда насчитывалось всего 15 тыс., то есть 0,06% населения[1]. Таким образом, Свободой и Равенством пользовались менее 1 % населения — это было Братство капитала.

Поэтому неслучайно один из самых ярких критиков марксизма и апологет либерализма К. Поппер признавал:

«…Исторический опыт Маркса оказал влияние не только на его общее видение отношений между экономической и политической системами, но и на некоторые его другие взгляды, в частности, на либерализм и демократию, которые для него были только прикрытием диктатуры буржуазии. Эти Марксовы взгляды представляли собой интерпретацию социальной ситуации того времени, которая казалась вполне верной, поскольку беспременно подтверждалась печальным опытом. Дело в том, что Маркс жил, особенно в свои молодые годы, в период наиболее бесстыдной и жестокой эксплуатации. И эту бесстыдную эксплуатацию цинично защищали лицемерные апологеты, апеллировавшие к принципу человеческой свободы, к праву человека определять свою собственную судьбу и свободно заключать любой договор, который он сочтет благоприятным для своих интересов»[2].

Впоследствии, укрепляя свою власть, буржуазия постепенно отменяла имущественный ценз и, только окончательно окрепнув, научившись манипулировать народными массами, отменила имущественный ценз полностью. Красивые лозунги о равенстве, свободе, власти народа, как раньше, так и сейчас, служат лишь ширмой, прикрывающей власть буржуазии.

Главный принцип современного, так называемого правого государства, где все равны перед законом, так же утопичен, как и принцип коммунизма. Как могут быть равны богач, могущий нанять адвоката, и бедняк? И если они равны, то зачем тогда вообще нанимать дорогого адвоката? Однако оплата адвокатов, начинающаяся от нескольких сотен долларов в час, показывает, насколько они важны. Просто так им такие безумные деньги никто бы не платил. А раз роль дорогого адвоката так велика, значит, не все равны перед законом. Это настолько очевидно, что не требует особых доказательств.

В результате, каким бы талантливым ни был молодой человек, у него изначально не равные возможности с отпрыском богача. Если у вас нет возможности оплатить учебу в Йельском, Гарвардском или аналогичном университете, то шансы принадлежать к элите у вас близки к нулю.


[1] Грачев М. Н., Мадатов А.С. Демократия: методология исследования, анализ перспектив. М., 2004.

[2] Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. Т. 2. М., 1992. С. 142.