Sidebar

Как жил народ в царской России? Возьмем опять самый интегральный показатель — размер ВНП на душу населения. По размерам валового национального продукта на душу населения Россия уступала ВСЕМ развитым странам: США — в 9,5 раза, Англии — в 4,5, Канаде — в 4, Германии — в 3,5, Франции, Бельгии, Голландии, Австралии, Новой Зеландии, Испании — в 3 раза, Австро-Венгрии — в 2 раза.

По современному обзорному исследованию мирового ВВП, в России в 1913 году ВВП на душу населения, исчисленный в международных долларах Геари-Хамиса 1990 года, составлял 1488 дол-  ларов на человека при среднемировом значении 1524 доллара, что было ниже уровня ВСЕХ европейских стран, кроме Португалии, и приблизительно соответствовало уровню Японии и среднему уровню Латинской Америки[1].

Экономическая отсталость. Здесь также важна и динамика. В 1908—1913 гг. цены на потребительские товары возросли на 24%, зарплата же по России возросла в среднем на 14,52%. Таким образом, мы видим, что реальные доходы рабочих не возросли, а упали. Цены (оптовые) на пшеницу в 1901—1912 гг. возросли на 44%; на рожь — на 63,63% на свинину — на 55,86%. Естественно, что не менее чем оптовые, возросли и цены на продукцию хлебобулочной промышленности и на мясо в розничной торговле. В итоге в 1913 г. реальные доходы трудящихся в России составляли 90% от уровня 1900 г.

Мы были позади всех стран. И опережали они нас в разы. Вдумайтесь, США опережали Россию почти в 10 раз. Сейчас эта разница лишь трехкратная. Поделите свой доход на три, чтобы почувствовать «благосостояние» царской России.

Усугубляло положение то, что Россия была отсталой экономикой. Это видно по такому интегральному показателю, как производительность труда.

Так вот, уровень производительности труда в промышленности в России был меньше чем в США в 9 раз; Англии — в 5 раз; Германии — в 4 раза. В СССР производительность труда превзошла уровень производительности труда Англии и отставала лишь от американской, правда, на 46%.

В результате объем самого передового на тот момент промышленного производства был, естественно, ниже, чем у всех передовых стран.

  Объемы промышленного производства в 1913 г.

  • Общие, в млрд руб. на душу населения:
  • США — 38,13 397,19
  • Великобритания — 15,5 336,96
  • Германия —  12,4 182,35
  • Франция — 10,54 263,5
  • Россия — 7,75 44,29

На 24 472 заводах имелось всего 24 140 электрических, паровых, дизельных двигателей (со средней мощностью 60 л.с.). То есть даже не всякий завод имел хотя бы один двигатель. Вот вам и «передовые технологии».

По энерговооруженности и механовооруженности Россия отставала от США в 10 раз, от Англии — в 5, от Германии, Бельгии, Новой Зеландии — в 4 раза.

Добавим сюда же еще один интересный факт: в 1913 г. в США имелось 3,035 млн абонентов телефонной сети, в Германии — 797 тыс., в Англии — 536,5 тыс., во Франции — 185 тыс., в Австро-Венгрии — 110 тыс., в Швеции — 102 тыс., в Дании — 98 тыс., в России — 97 тысяч абонентов. То есть в России телефонов было меньше, чем в Дании.

Россия медленно, но верно превращалась в сырьевую колонию Запада. В 1887—1913 гг. Запад инвестировал в Россию 1783 млн золотых рублей. За этот же период из России было вывезено чистого дохода на 2326 млн золотых рублей (превышение за 26 лет доходов над инвестициями — на 513 млн золотых рублей). Ежегодно переводилось за границу выплат по процентам и погашениям займов до 500 млн золотых рублей (в современных ценах это 15 млрд дол.).

Теперь о динамике. Россия не то что «рванула», а продолжала отставать: если в 1850 г. соотношение ВВП России к ВВП Германии равнялось 4 к 10, то в 1913 г. это соотношение было уже 3,3 к 10.

Николай Ерофеев, доктор исторических наук, разбирая вопрос о уровне жизни населения в Российской Империи в начале XX века делает вывод: «утверждение о том, что Царская Россия развивалась очень успешно и что если бы не было Первой мировой войны и Октябрьской революции, она могла бы догнать развитые западные страны, ошибочно и спекулятивно. В Российской империи уровень жизни населения повышался, но не сближался с развитыми странами, а, напротив, отставал. По его мнению, если бы сохранились существующие тогда социальные отношения, система государственного управления, а также темпы модернизации, то реальнее была бы не перспектива занять достойное место в ряду развитых стран, а напротив — оттеснение на обочину цивилизации или даже потеря национальной независимости»[2].

Естественно, к Первой мировой войне мы подошли с абсолютно отсталой армией, что привело к миллионам бессмысленных жертв русских солдат.

Отсталая Россия не могла произвести ни танков, ни автомобилей, ни самолетов. За 1914—1917 гг. из самолетов было собрано всего 94 «Ильи Муромца», и то двигатели и приборы на них были импортные. В основном мы закупали: «Ньюпор», «Фарман», «Бристоль-Бульдог», «Сопвич», «Фоккер».

А автомобили? «Форд», «Мерседес-Бенц», «Фиат», «Рено», «Пежо». А где русские фирмы, производящие автомобили полностью (от сырья до готового изделия)? Их нет.

На русских эсминцах, крейсерах и линкорах стояли немецкие и шведские турбины, английские гирокомпаса и дальномеры.    

В результате во время войны Россия бессмысленно тратила громадные людские и материальные ресурсы и все больше влезала в долги. А союзники наживались на этом, предоставляя нам кредиты под высокие проценты. А впоследствии за предоставление очередного кредита в 3 млрд рублей Англия потребовала перевести часть золотого запаса в Лондон. Здесь мы опять проведем параллели с Великой Отечественной войной. Когда американцы обратились к Сталину с требованием оплатить поставки военной техники по ленд-лизу, Сталин ответил, что эти поставки уже давно оплачены русской кровью.

 «Если на начало 1914 г. «чистый» внешний долг правительства России равнялся, с учетом гарантированных займов, 5404 млн, то к октябрю 1917 г. он достиг величины в 14860 млн рублей. Из всей внешней задолженности всех стран мира, составлявшей к началу 1917 г. сумму в 16385 млн долларов по паритету, на Россию приходилось 5937 млн долларов (36,2 %)[3]. Такой колоссальный долг Россия никогда бы выплатить не смогла. Она была обречена превратиться из зависимой страны в настоящую полуколонию. От этой участи ее спасла Октябрьская социалистическая революция. 21 января 1918 г. ВЦИК РСФСР принял декрет об аннулировании внешних государственных долгов»[4].

Мы часто сталкиваемся с пропагандой следующей идеи: был хороший царь, богатая Россия, которая кормила всю Европу хлебом, пришли большевики, свергли царя, устроили голод. Большевики, как мы увидим далее, царя не свергали. Сейчас разберемся и с так называемым хлебным изобилием.

Многие, доказывая благополучие России, ссылаются на вывоз Россией хлеба за границу для продажи. Да, Россия действительно продавала за границу хлеб, но не от богатства, а от бедности. Продавала, чтобы получить валюту, продавала, а сама голодала. Потребление хлеба в России на душу населения было в три раза ниже, чем в США, и это при том, что в России хлеб, в отличие от других стран, являлся основным продуктом питания. Результатом такого хлебного псевдоизобилия был голод простого народа. От голода за время правления Николая II умерло свыше 5 миллионов человек.

«Даже хлеб — основное наше богатство — был скуден. Если Англия потребляла на душу населения 24 пуда, Германия 27 пудов, а США целых 62 пуда, то русское потребление хлеба было только 21,6 пуда — включая во все это и корм скоту. Нужно при этом принять во внимание, что в пищевом рационе России хлеб занимал такое место, как нигде в других странах он не занимал. В богатых странах мира, как США, Англии, Германии и Франции, хлеб вытеснялся мясными и молочными продуктами и рыбой, — в свежем и консервированном виде»[5].

России нечего было продавать, а дворянам хотелось отдыхать в Париже, Ницце, проматывать состояния. Брать деньги они могли, только продавая хлеб своих крестьян, часто обрекая последних на голод.

В начале ХХ в. голод постигал Россию 5 раз: 1901, 1905, 1906, 1908, 1911 годы. Вполне закономерно, что по материалам переписи 1897 года. в европейской части России продолжительность жизни русских мужчин была 27,5 лет. Николаем II был издан уникальный указ «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». И все же, несмотря на голод, Россия вывозила хлеб! Царский министр Вышнеградский, отвечая на обвинения в сбыте хлеба за границу даже во времена голода в России, заявил с трибуны Государственной думы: «Недоедим, а вывезем!».

В России продолжался хронический кризис животноводства. Так, число рабочих лошадей в сельском хозяйстве на 100 человек сельского населения упало с 38 в 1870 г. до 30 в 1911 г. На 100 человек населения количество скота (крупного рогатого и свиней) сократилось с 67 голов в 1896—1898 гг. до 65 голов в 1899—1901 гг. и до 55 голов в 1911—1913 гг.

По различным оценкам, в 1901—1912 гг. от голода и его последствий погибло около 8 млн человек. Царское же правительство было более всего озабочено тем, как бы скрыть масштабы голодовок. В печати цензура запрещала употреблять слово голод, заменяя его словом «недород».

Количество забастовок и протестов в России было в 5 раз выше, чем, например, в Германии. Если бы все было хорошо, то не было бы тысяч стачек, забастовок, митингов, восстаний. Причем это были не митинги типа праздничных гуляний. Людей расстреливали, сажали, ссылали, но успокоить страну так и не смогли.

По данным IV Государственной Думы, с 1901 по 1914 гг. царские войска более 6000 раз открывали огонь, в том числе и артиллерийский, по митингам и демонстрациям рабочих, а также по сходам и шествиям крестьян. И это только по МИРНЫМ митингам, шествиям, сходам. Число жертв подобного рода «стрельб» превысило 180 тысяч.  В 1907—1910 гг. в каторжных централах погибло свыше 40 тыс. человек.

Сегодня очень часто можно также услышать о том, что коммунисты придумали продотряды, с помощью которых отнимали хлеб у крестьян, истязали их, разве только не съедали живьем. Но это не соответствует действительности. Продотряды были созданы еще при царском режиме в 1916 году. Мера в условиях войны вынужденная, поскольку нужно было кормить голодающие города. Большевики сохранили продотряды с той же целью. Но было и одно отличие: сами большевики не имели позолоченных карет и вилл в Ницце. И это прекрасно знали крестьяне и понимали, что хлеб отдают таким же, как они сами — простым и голодающим людям.


[1] По оценкам Гренингенского центра роста и развития (The Groningen Growth and Development Centre), исследования под руководством Ангуса Мэдиссона. http://www.ggdc.net/MADDISON/oriindex.htm

[2] Ерофеев, Н. Уровень жизни населения в России в конце XIX – начале XX века [Электронный ресурс] / Научно-просветительский журнал "СКЕПСИС". – 2011 - Режим доступа: http://scepsis.ru/library/id_2163.html

[3] Фиск Г. Финансовое положение Европы и Америки после войны. М., 1926. С. 394. Таблица XV.

[4] Семенов Ю. И.  Философия и общая теория истории. Основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. М., 2003. С. 527.

[5] Солоневич И. Л. Народная монархия. М., 1999. С. 68.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 42 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Ошибочность марксистского объяснения победы социализма

Согласно марксистской формулировке, опережающее развитие производительных сил приводит конфликту с производственными отношениями. Этот конфликт приводит к революции и изменению общественно-экономической формации. Этнический фактор в этой теории практически не учитывается.

Такой узкоматериалистический подход оказался ошибочным. Ведь по нему социалистические революции должны были произойти сначала в развитых странах, там, где производительные силы наиболее развиты, и лишь потом в других странах. Все получилось не совсем так, а точнее — совсем не так. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

 «Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[1].

 Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и других.


[1] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции.  М., 2008. С. 192.

Сталин и война

О "неумелости советского руководства". В начале войны мы познали горечь поражений, так как столкнулись с сильнейшей армией, покорившей более десяти европейских стран, в том числе Францию за один месяц. В той войне мы столкнулись не только с немцами и с Германией, мы столкнулись практически со всем Западом в виде гитлеровских войск — по крайней мере, вся континентальная Европа от Испании до Болгарии числилась в союзниках Третьего Рейха. Пятая часть всех войск Гитлера состояла из иностранцев: австрийцев, итальянцев, французов, испанцев, голландцев, венгров, финнов, румын и т.д.

Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Безусловно, ошибки были. Но в целом можно сказать об исключительно умелом руководстве советского правительства, подтверждением чего является выигранная война. Говорить долго о выдающемся командовании лично Сталина и других членов ГКО (Государственного комитета обороны) нет смысла, самым ярким подтверждением этого является победа. Однако сегодня пытаются замолчать роль Сталина и преувеличить роль Жукова. Жуков, безусловно, великий полководец, но хорошо руководить армиями в той тяжелой войне было недостаточно. Чтобы выиграть, надо было грамотно руководить не только армиями, но и всей страной в целом, от промышленности до агитации, и в этом проявился организаторский талант Сталина. Именно поэтому люди шли в атаку с именем Сталина, а не Жукова.

Захватчикам не только не удалось победить нас на поле брани, не смогли они победить нас тогда и в агитационной войне. План немецких идеологов по развязыванию этнической вражды между советскими народами полностью провалился.

Не удалось разрушить народное хозяйство Советского Союза. Советским руководством впервые в истории человечества была произведена массовая эвакуация промышленности. Эвакуированные промышленные объекты начинали работать сразу по месту прибытия, практически с колес. Эвакуация промышленности, организация ее работы на новых территориях была, может быть, даже более сложной и более важной задачей, чем непосредственное руководство военными операциями. Именно эвакуированная промышленность позволила нам наладить выпуск военной продукции не только лучшего, чем у противника, качества, но и в большем, чем у противника, объеме.

С задачей мобилизации всех народных сил советское правительство под руководством Сталина справилось блестяще, не случайно в народе бытовало мнение, что без Сталина мы бы войну не выиграли.

Партизанское движение, оказавшее серьезную помощь регулярной армии, также возникло не спонтанно. Еще перед началом войны были разработаны планы организации партизанского движения на случай возможной оккупации, назначены ответственные за организацию партизанского движения. Сразу после прихода нацистов организовывались партизанские отряды. Потом они росли только численно, но партизанская сеть создавалась сразу после начала оккупации данной территории.

Теперь о разведданных. Когда в очередной раз Сталину сообщили о новой дате войны, он выложил из сейфа сначала стопку данных о том, что война будет, а потом выложил такую же стопку данных о том, что войны не будет. Все всегда очень умны задним числом. Да, теперь все знают, когда началась война, но тогда высшему руководству страны, докладывая о начале войны, все время называли разные даты. Исключением не стали и доклады Рихарда Зорге. Часто говорят, что он называл точную дату войны 22 июня 1941 года. Правда, при этом «забывают» сказать, то до этого он называл в своих донесениях и другую дату. «Забывают» также сказать, что в своем донесении о начале войны 22 июня 1941 года, он указал абсолютно неверное направление удара немцев. Такова была ситуация, никто ничего точно не знал.

Даже если Сталин, не будучи экстрасенсом, не предугадал дату нападения немцев, ему вряд ли это можно ставить в вину. Ведь, как отмечет американский историк Г. Ферр:

«Много общего между позицией советского руководства и еще более разительным просчетом президента США Ф. Д. Рузвельта: не удалось разгадать планы японцев в отношении Перл-Харбора. Но… историкам не приходит в голову осуждать президен­та Ф. Д. Рузвельта за его неспособность предвидеть это напа­дение!»[1].

Сталин и война. К тому же советское командование не пропустило дату нападения, в отличие от американского руководства. Поэтому комментировать потоки лжи про то, что мы «проспали», вряд ли стоит. Приведем официальный документ. По совокупности донесений, высшее руководство страны посчитало, что нападение нацистов весьма возможно 22 июня, поэтому ночью 21 июля по приграничным округам было разослана следующая директива:

«Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, ICOBO, ОдВО. Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота.

1) В течение 22 — 23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапOBO, KOBO, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2) Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

3) Приказываю:

а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять боевые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войс­ка держать в рассредоточении и замаскированно;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемне­нию городов и объектов;

д) никаких других мероприятий без особого распо­ряжения не проводить. 21.6.41 г.»

Передача в округа была закончена 00.30 мин 22.06.1941. Комментарии, как говорится, излишни.

Более того, когда в 2 часа ночи посол Германии в СССР попросил аудиенции по срочному делу, руководство страны разгадало этот хитрый трюк. Стало понятно, что посол едет с тем, чтобы объявить войну, а значит, Германия нападала бы на нас не вероломно, а после объявления войны. Прием отложили, тем самым, заставив Германию напасть без объявления войны и представив ее в глазах мира вероломным агрессором. Этим же объясняется и кажущаяся неготовность пограничных частей — все было направлено на то, чтобы не допустить провокаций. Перед всем миром Гитлер выступил как агрессор.

Безусловно, русский народ — народ герой, но заслуга советского руководства состояла в том, чтобы раскрыть это качество в полной мере. Руководство очень много значит для русского народа, ведь надо помнить, что всего за 35 лет до начала Великой Отечественной войны Россия позорно проиграла войну никому не известной Японии.

Великая Отечественная война жестоко испытала и убедительно подтвердила жизнеспособность советского общественного строя. С июля 1941 г. по февраль 1942 г. на Восток было эвакуировано 2593 промышленных предприятия. Наши ученые, инженеры, рабочие совершили великий трудовой подвиг, которому нет равного в мировой истории. Советская промышленность за годы войны, несмотря на потерю многих заводов, выпустила в 2,2 раза больше, чем германская, танков, в 1,25 раза — самолетов, в 1,5 раза — орудий, в 4,5 раза — минометов. Она произвела 119.635 самолетов, а немцы сделали с помощью всей оккупированной Европы 80.600 самолетов.

Немецкий фельдмаршал Э. Манштейн в книге «Утерянные победы» также признавал, что Гитлер и германский генштаб недооценили не только «ресурсы Советского Союза и боеспособность Красной Армии», но и «прочность советской системы».

Самое главное, что СССР выпускал не только больше вооружений, но гораздо лучшего качества. Немцы воровали наши танки, чтобы сделать похожие. Но немецкие инженеры не смогли воспроизвести ни двигатель Т-34, ни постичь секрет высокостойкой брони, так же, как и секрет наших «катюш», о чем свидетельствуют четыре года безрезультатных испытаний.

Мифы об расстрелянных офицерах — продолжение мифа о репрессиях. Место реальных исторических фактов заменяют фильмы и романы, основанные лишь на художественном вымысле и ни на чем более.

В действительности, по сравнению с другими государствами, наша армия была самой насыщенной начсоставом. Так, если взять штаты армий европейских стран накануне 2-ой мировой войны, то наименьший процент офицеров (3,2 %) был в немецкой армии, наибольший (6,2 %) — в польской. СССР, ликвидировав все сословные ограничения, создал армию, в которой средняя численность офицеров составляла 14,32 %[2].


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость.  М., 2008. С . 91.

[2] Г. И. Герасимов. Действительное влияние репрессий 1937—1938 гг. на офицерский корпус РККА // Российский исторический журнал. 1999, № 1. С. 45. 

Февральская революция 1917

Наступил 1917 год. Развал экономки, закрытие заводов, громадные военные потери (более 9 млн, в том числе 1,7 убитыми), разложение монархии. В феврале в Петрограде начался голод. Заводы охватили забастовки, с каждым днем число бастующих увеличивалось. На улицу вышли сотни тысяч людей.

 Все попытки подавить революцию не увенчались успехом. Переломный день —  26 февраля. Ночью власти провели массовые аресты, а днем расстреляли демонстрацию. Это вызвало громадное возмущение. Личный состав 4-й роты запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка открыл огонь по полицейским. 27 февраля к революционным массам присоединились около 70 тыс. солдат запасных батальонов Волынского, Преображенского, Литовского, Московского резервных полков и других частей. На сторону революции перешла значительная часть Петроградского гарнизона. Части, посланные с фронта, отказывались стрелять в народ и, более того, переходили на сторону восставших. В конце концов, на сторону революции перешел даже царский конвой. Эта весть особенно поразила Николая II.

 Царь полностью лишился поддержки. Его не поддерживал никто: ни рабочие, ни крестьяне, ни солдаты, ни бывшие министры, ни думцы, ни личная охрана, даже родной брат приветствовал революцию.

Подчеркнем еще раз: царя свергли не большевики. Лет десять тому назад эту банальную истину не стоило даже писать, но сегодня, вследствие падения уровня образования, многие действительно уверены, что большевики свергли царя.

Итак, 27 февраля 1917 года в России произошла Февральская революция. Совершена она была частью господствующего класса, но при всеобщей народной поддержке.

3 марта оставшийся в одиночестве и неподдерживаемый никем Николай II отрекся от престола. Ленин в это время был за границей в Цюрихе, Зиновьев в Берне, другие пребывали в ссылке и значимого влияния на ход Февральской революции не оказали. Более того, Февральская революция для Ленина, по свидетельствам некоторых историков, была неожиданностью.

«Ленин был в Швейцарии и за месяц до февраля и не предполагал, что будет переворот. 22 января 1917 года в Швейцарии в док­ладе для молодежи В. И. Ленин говорил: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции». Троцкий был в Америке, Сталин в Сибири, а из членов будущего состава ЦК, избранного в августе 1917 года на VI съезде партии большевиков, никого в фев­рале не было в Петрограде»[1].

Таким образом, говорить, что большевики свергли царя, можно с тем же успехом, как и утверждать, будто большевики сдали Москву Наполеону.

Россия нуждалась в рывке, господствующая социальная система тормозила развитие страны, в результате чего не актуализировался русский потенциал.

«Чаадаев думал, что силы русского народа не были актуализированы… они остались как бы в потенциальном состоянии. …Неактуализированность сил русского народа в прошлом, отсутствие величия в его истории делаются для Чаадаева залогом возможности великого будущего. И тут он высказывает некоторые основные мысли для всей русской мысли XIX в. В Рос­сии есть преимущество девственности почвы. Ее отста­лость дает возможность выбора. Скрытые, потенциаль­ные силы могут себя обнаружить в будущем. «Прошлое уже нам не подвластно, — восклицает Чаадаев, — но будущее зависит от нас»[2].

На смену отжившей социальной системе должна была прийти новая. Но какая? Здесь мы приведем известную цитату французского психолога и социолога Густава Лебона, именно в ней, думается, заключен ответ на этот вопрос.

«Из всех ошибок, порожденных историей, самая гибельная та, ради которой пролилось без пользы всего больше крови и произведено всего больше разрушений; эта ошибка — мысль, что всякий народ может изменить свои учреждения по своему желанию. Все, что он может сделать — это изменить названия, дать новые имена старым понятиям»[3].


[1] Бенедиктов Н. А. Русские святыни.  М., 2003.  С. 133.

[2] Бердяев Н. А. Русская идея.  М., 2000.  С. 11.

[3] Лебон Г. Психология социализма.  М., 2005.  С. 13.