Sidebar




Какой была реальная царская Россия? Одни говорят: кормила хлебом всю Европу, другие на это отвечают: Европу-то кормила, но сама голодала. Одни говорят о страшном красном терроре, другие говорят о еще более жутком белом терроре. Этот спор можно продолжать до бесконечности. Через час он переходит на личности. В конечном счете — все остаются при своем мнении, добавляя к этому негативные оценки тех, с кем спорили. Аргументация сторонников монархии, чаще всего, зиждиться на элементарном незнании.

Оригинал видео - https://vk.com/video-364976_456239674. Для тех, солидарен с Главой Крыма Сергеем Аксёновым или думают, как группа «Любэ», что Екатерина - не права, отдав Аляску, или предполагающих, что Аляску отдал Горбачёв, небольшая историческая справка. Аляску продал Александр II в 1867 году, за 50 лет до революции, тогда, когда Николай II (г.р. 1868) даже не родился.

Поэтому, прежде всего, нам надо выработать методику оценки. Кстати, сегодня таких методик довольно много, вспомним, например, множество рейтингов успешности стран по тем или иным показателям.

Государство существует для того, чтобы люди жили хорошо. А иначе зачем оно нужно? Но что значит хорошо? При любой оценке есть количественные и качественные показатели.

Итак, количество. Самый важный показатель — продолжительность жизни. Так вот, в 1913 году этот показатель — 31 год, в 1926 году — 46 лет. Страна только пережила Первую мировую и гражданскую войны, голод, разруху, эпидемии, а продолжительность жизни выросла на 15 лет. На самом деле, больше ничего и сопоставлять не нужно. Прибавьте к своему возрасту 15 лет, чтобы прочувствовать, что значат 15 лет, выкинутых из жизни.

Получается: в царской России люди жили плохо и мало, в молодой советской республике — долго и хорошо. Но хорошо ли? Теперь поговорим о качестве жизни.

В действительности качество и количество взаимосвязаны. Плохо долго не живут. Коммунисты писали, что в царской России все было плохо, в современной России пишут, что все было хорошо. Так где нам найти реальные оценки? Скорее всего, такими будут оценки современников. Революционеры писали, что Россия — тюрьма народов и т.п. Что же, давайте откинем эти оценки и возьмем оценки монархистов.

Так вот, все они без исключения писали, что Россия находится в глубочайшем кризисе. Прежде всего, это был кризис ментальности и национальной самоидентичности.

С этого кризиса мы начнем.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас на сайте 69 гостей и нет пользователей

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Всесильно, потому что верно?

Мир меняется, но ущербная коммунистическая идея не способна к развитию. Мы 70 лет оперировали тезисами более чем вековой давности. У нас не было серьезных разработок ни в вопросах государственного строительства, ни в геополитике, ни в экономике, ни в психологии, ни в других областях. Сейчас в это трудно поверить, но один из самых низких конкурсов был в экономические вузы.

На Западе возникла советология, во всех тонкостях изучавшая наше общество, а мы все продолжали его изучать в узких рамках марксизма-ленинизма. И в результате пришли к тому, что Ю.В. Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем». И это было правдой, но только половиной правды. Мы-то не знали общества, в котором жили, зато очень хорошо это общество знали и постоянно изучали наши враги на Западе.

И наша экономика стала неэффективной не потому, что социалистическая экономика неэффективна в принципе, а потому, что мы все чугун выплавляли, когда весь мир начал заниматься производством компьютеров. Пролетариат же гегемон, а если собирать компьютеры, куда его девать? Тот, кто собирает компьютеры, уже вроде и не гегемон, гегемон — это тот, кто выплавляет чугун. Пришлось выбирать: или гегемон, или компьютеры. Выбрали гегемона. Чем это кончилось и для гегемона, и для компьютеров, и для идеологии, и для страны в целом, мы прекрасно знаем.

Конечно, эта картина советской действительности является несколько упрощенной, но зато она верна и наглядна. Если до Маркса экономику страны оценивали преимущественно по производству сельхозпродукции, а в начале XX века — по степени развития тяжелой промышленности, то, начиная с середины XX века, доминирующим постепенно становится показатель развития наукоемких производств. А сегодня уже говорят о новой эпохе, где главное богатство страны будет составлять производство научной технологии и информации. Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что научную технологию и информацию производит не рабочий класс.

Почему же коммунистическая идея столь догматична? Сама по себе коммунистическая идея, т.е. е  быть ни понята, ни развита. Особенно явственно это проявляется при анализе коммунистического идеала. Как можно построить общество, главный принцип которого: от каждого по способностям — каждому по потребностям? Известно, что удовлетворение одних потребностей порождает новые потребности. Общество, в котором могут быть удовлетворены все потребности, не может существовать в принципе.

К тому же не каждый будет добровольно трудиться, используя все свои способности, то есть работать «на полную катушку». Поэтому основной принцип коммунизма в высшей степени утопичен. Общество, в котором все будут получать по своим потребностям, построить невозможно, точно так же, как и общество, где все будут работать, используя   все свои способности.

Как могут отмереть деньги, государство, семья? Во все это поверить нельзя. И никто не верил. Люди шли в партию, так как она олицетворяла чистый, светлый идеал справедливости. Очень показательна в этом отношении сцена из фильма «Чапаев»: главный герой даже не знает, в каком «Интернационале» состоит Ленин. Когда же начал действовать принцип партийного отбора, при котором знание коммунистического идеала стало обязательным, мы получили коммунистов вроде Горбачева и Ельцина.

Мы думали, что если построить справедливое общество и повторять одни и те же постулаты, то мы победим. Против нас работали тысячи профессиональных психологов, социологов, политологов. Их методы борьбы постоянно оттачивались, а мы все из года в год повторяли одно и то же. И поэтому проиграли.

Элитарно-властный дисбаланс

Для понимания сути элитарно-властного дисбаланса нам надо познакомиться с понятиями «элита» и «господствующий класс»

Господствующий класс — это слой общества, реально управляющий обществом, вне всяких моральных или иных качественных характеристик. Существует единственное свидетельство принадлежности к господствующему классу — индекс  власти. Чем он выше, тем с большим основанием мы можем причислить его носителя к господствующему классу. Как данный индивид повысил свой индекс власти, в этом случае не важно. Сколотил состояние на торговле наркотиками, кого-то ограбил, являясь олигофреном, получил власть по наследству и т.п. — все это не имеет значения.

А вот «элита» — совсем иное понятие. Элита — это общественный слой, главной задачей которого является забота о безопасности, материальном и духовном совершенствовании всего общества.

В реальной жизни не всегда люди, в наибольшей степени соответствующие исполнению данных функций, эти функции исполняют. Но если случается, что в национальной сборной по футболу играют не самые лучшие от природы футболисты, то данное обстоятельство для общества не так плачевно, как если в господствующем классе находятся не представители элиты, а случайные люди.

Так вот, в любом достаточно большом обществе существует элитарно-властный дисбаланс. Элитарно-властный дисбаланс — показатель включенности элиты в господствующий класс (рис. 1). Часть элиты, которая входит в состав господствующего класса, можно назвать господствующей элитой. Часть элиты, которая не входит в господствующий класс и нередко находится в оппозиции к господствующей элите, можно назвать контрэлитой. Часть господствующего класса, не являющегося элитой, но в то же время находящегося у власти, можно назвать псевдоэлитой.

Основное различие между элитой и псевдоэлитой заключается в следующем. Псевдоэлита управляет обществом, исходя из собственных интересов, а элита — исходя из интересов общества. Можно сказать, что псевдоэлита живет по принципу «общество — для меня», а элита — по принципу «я — для общества».

Если господствующий класс не способен или не хочет разрешать проблемы, поставленные жизнью перед обществом, то в обществе может созреть новая элита, адекватная данному этапу развития общества. Так произошло в Западной Европе, так впоследствии произошло и в России.

Истоки ментального раскола русского общества уходят корнями к реформам Петра I. Несмотря на значимость и своевременность реформ Петра I в материальной сфере, им был сделан роковой шаг — разорвана вековая связь между различными слоями общества. Благодаря петровским реформам, во-первых, резко усилился гнет крепостного права, во-вторых, в сознание русского дворянства были внедрены чуждые западноевропейские ценностные ориентиры, стереотипы поведения, нравы.

Элитарно-властный дисбаланс в России достиг небывалого масштаба. Масштаба предреволюционного.

В конце концов, Россия докатилась до того, что российский премьер Петр Столыпин с горечью констатировал: для того, чтобы выслужиться в России, нужно менять русскую фамилию на иностранную. «На троне были немцы, около трона — немцы… везде немцы — до противности»,  — писал Герцен.

Эти противоречия еще более обнажила первая мировая война. Война с Германией, но царица — немка, плохо говорящая по-русски, председатель правительства — Штюрмер, один из первых генералов, вступивших в войну с Германией, — Ранненкампф. Сам император Николай II имел меньше 1 % русской крови.

Император Николай II имел меньше 1 % русской крови, а наследник престола царевич Алексей и того меньше — 0,4 %. Дело в том, что последний русский царь, женившийся на русской (и то первым браком), был Петр I, все остальные брали в жены немецких, датских и английских принцесс. Подробнее с генеалогическим древом Романовых можно ознакомиться на сайте www. rusmissia. ru/p/gen. htm.

 «Историки отмечали: в результате бесконечных династических браков в жилах русских царей Романовых к XX веку почти не осталось русской крови»[1].

Вот так. У власти стояли нерусские духовно, а часто и этнически. Это следовало бы хорошо уяснить националистам из стана поклонников русского самодержавия.

Во время моей встречи с лидером общества «Память» Васильевым, он мне много рассказывал о величии императора Николая II. Что с них взять с маргиналов — черносотенцев. Если вы думаете, что я говорю о современных, то ошибаетесь, — о царских.

Черносотенцы времен Николая II были маргиналами. Дружба с ними была признаком дурного тона, их даже монархия стеснялась, стараясь все контакты с ними вести негласно.  Февральская, а не Октябрьская революция привела к распаду организаций черносотенцев, а их лидеров отправила в тюрьму.

Хотя гонения были и при Николае II. Лидер Союза русского народа А.И. Дубровин множество раз арестовывался в 1911 и последующих годах. После Февральской революции Дубровин был арестован уже 28 февраля 1917 года, а освобожден лишь 14 октября 1917 года, и лишь в связи с состоянием здоровья. Дальнейшая его судьба довольно запутанна.

Другой лидер СРН, В.М. Пуришкевич, больше известный своими хулиганскими выходками, за что неоднократно был удаляем из Думы, также после Февральской революции 1917 года выступил против Временного правительства. Вёл работу по созданию подпольных вооруженных организаций монархического толка. После Октябрьской революции Пуришкевич был арестован, но практически сразу выпущен под честное слово о неучастии в борьбе против Советской власти. Слово он нарушил, уехал на юг, принимал участие в организации идеологической и пропагандистской поддержки белого движения. Умер в 1920 году.

И последний персонаж из стана защитников русской монархии, Н.Е. Марков, бежал в Германию, где прожил до 1945 года. Приветствовал нападение Гитлера на СССР.

Интересна характеристика Председателя Совета министров Российской Империи С.Ю.Витте лидера черносотенцев Дубровина. Он назвал его «негодяем» и «героем вонючего рынка… которых сторонятся и которым во всяком случае порядочные люди не дают руки».

От безысходности некоторые черносотенцы просто брали оружие и убивали: евреев-журналистов, евреев-депутатов, а потом и либералов, и революционеров. Но этих террористов  быстро находили и сажали.

Черносотенцам руки не подавали, а кто же был приближен ко двору? Одним из самых приближенных был Распутин — исторический персонаж, не нуждающийся в представлении и хорошо известный даже обывателю по порнофильмам, названию водки, презервативов и увеселительных заведений.

 Таким образом,  реальная, а не рафинированная царская Россия сгнила. И те, кто хотя бы как-то пытался вернуть её в русло традиции, несмотря на негласную финансовую помощь власти, не могли с этим ничего поделать. Они сами не пользовались сколько-нибудь значимой поддержкой в широких слоях российского общества, а слово «черносотенец» приравнивалось к ругательству.

Элитарно-властный дисбаланс всегда ведет к разворовыванию страны, разгулу коррупции и национальной измене. Это естественное следствие — ведь страна воспринимается правящим слоем не как Родина, а прежде всего — как объект эксплуатации.


[1] Радзинский Э. Николай II. М., 2005. С. 21.

§ 5. Менталитет «Справедливость»
§ 5. Менталитет «Справедливость»