Sidebar

Счастье не измеряется сосисками или колбасой. Счастье — это когда тебя понимают. Но  власть не понимает нас.

Есть и сосиски и колбаса, но жить приходится в чуждой атмосфере — ментально антирусской. И именно это ментально надламывает русский народ. Растет алкоголизация, количество самоубийств.  В десятке стран, где отмечается самый высокий уровень самоубийств Россия и пять экс-республик бывшего Советского Союза, и именно те, где проживает наибольшее количество русскоязычного населения – Литва, Белоруссия, Казахстан, Латвия, Украина. Растет эмиграция, как внешняя, так и внутренняя – люди уходят в себя.

Нас заставляют играть по чужим правилам в чужие игры. Нас заставляют быть корыстными, эгоистичными и лживыми. Нас заставляют жить в ментально антирусской среде.

Образно говоря, любители хоккея вышли зимой на озеро играть в хоккей. Но тут появился хозяин озера и говорит, что на озере надо играть в водное поло. Обосновывая это тем, что в других странах сейчас играют в водное поло.

Ему говорят, что климат у нас не тот, нельзя сейчас играть в водное поло. Мы не любим водное поло. Да и почему мы должны играть в водное поло? У нас амуниция, интересы климат другие. Почему хоккеисты должны играть в водное поло? Ради чего?

В результате и профессионалами в водном поле они не станут и квалификацию хоккеиста потеряют и будут безуспешны во всем.

Мы тоскуем не только потому, что развалина экономика, армия, культура, наука, социальная сфера, т.к. на себе это многие не чувствуют. Не чувствуют пока не проеден до конца советский фундамент. Мы тоскуем, прежде всего, потому, что в России построено ментально антирусское общество.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 64 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Ставка на низость

Почему же так много явно русофобских мифов сложено о нашем советском прошлом? Конечно, возникли они неслучайно. Против России велась и ведется психологическая война, основной целью которой является уничтожение нашей самоидентичности. Нас хотят уничтожить духовно, чтобы потом было легче уничтожить физически. Наиболее образно суть  психологической войны изложил Аллен Даллес, являвшийся директором ЦРУ в 1953—1961 гг.:

«Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим философов, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино — все будут всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства — словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего, вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться  или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества»[1].

Так они боролись против СССР. Однако прежде всего надо было победить идеологию Советского Союза.

Запад сотрясали студенческие волнения, антивоенные манифестации, одиночки шли в «красные бригады». Что же делать?

И тогда была придумана изуверская идея. Народ надо отучить от малейших проявлений стремления к справедливости, нравственности. Пороки очень живучи, и очень быстро внедряются в сознание. И вместо революционно настроенной молодежи пришла рок-культура, вместо противников войны во Вьетнаме пришли хиппи.

Моральная деградация — не случайна. Это продуманная кампания по отучению человека от человеческих качеств. Уже с детства в сознание человека начинают приникать метастазы духовного вырождения. За редким исключением,                                                                                      современные мультфильмы пропагандируют насилие, жестокость, нереальность бытия, сексуальную патологию, порок и т. д.

Типичный сюжет диснеевского мультфильма: кот ловит мышку и… продает ее за доллары, а затем прячет деньги от всех и мечтает о том, как он с кошками будет развлекаться на море. Вот модель поведения, которая с детства внедряется в сознание ребенка: поймать, продать, спрятать от всех и потратить на секс и развлечение.

Другой, но уже более современный сюжет, как у нас говорили раньше, «для самих маленьких»: супергероиня танцует в клубе стриптиз, а в свободное от работы время выполняет функции «секретного агента 69» и борется с преступностью (мультсериал «Стриперелла»). Грудь «агента 69» является своеобразным детектором лжи, а своими ногами она обхватывает врага за шею и душит. Озвучивает мультфильм порномодель П. Андерсон.

«Я очень горжусь Стрипереллой, — отметила Памела Андерсон в интервью Reuters. — Она мое alter ego — сильная, умная, сексуальная, кроме того, давайте посмотрим правде в глаза, она немного шлюха»[2].

В подавляющем случае современные мультфильмы — это мультфильмы про монстров, космических пришельцев и т.п., везде убийства, насилие. Многочисленные мультсериалы с космическими войнами, супергероями разрушают у малыша врожденное чувство доброты. Мультфильмы и компьютерные игры внедряют в его сознание насилие и стремление подражать супергероям, которые легко расправляются со своими врагами, самыми разнообразными способами умертвляя их — расстреливая, взрывая, разрезая на части, сжигая в огне, топя в воде. Включаясь в игровой мир насилия и убийства, американский ребенок, по мере взросления, привыкает к насилию, как к наркотику, приобретая потребность видеть и ощущать все новые и новые порции насилия и убийств. К юношескому возрасту такой ребенок уже не способен смотреть нормальные фильмы, читать хорошие книги. Они кажутся ему скучными[3].

Уже с детства человека приучают жить в нереальном мире, полный отрыв от реальности — это основа большинства мультфильмов и компьютерных игр. Раньше сказки если и имели нереальных персонажей, то они всегда взаимодействовали с персонажами реальными, теперь все иначе: выдуманные космические корабли, выдуманные персонажи, выдуманное оружие и все остальное. Жизнь представляется ребенку, как игра или развлечение, где главными элементами являются деньги и борьба за власть.

Дошло то того, что некоторые церковные организации ежегодно публикуют список игрушек, не соответствующих истинному духу христианства[4]. Примером таких игрушек, закладывающих в подсознание малыша садомазохические наклонности, могут служить игрушки типа игрушечного монстра Shake Wacky Mike, которого можно всячески бить, топтать, избивать, растягивать, а он при этом издает только звуки радости и счастья.

Естественно, не обходится и без пропаганды, так сказать, «нетрадиционного» образа жизни. Например, один из главных персонажей популярнейшего мультфильма «Симпсоны» признается в том, что имеет нетрадиционную ориентацию, то есть персонаж мультфильма — гомосексуалист[5].

Возрастает количество западных стран, где принимаются законы, обязывающие школы проводить занятия на тему борьбы с гомофобией, рассказывать о «сексуальном разнообразии», а также ввести в учебники по истории главу о гей-культуре и указывать на исторический вклад геев и лесбиянок в развитие общества.

Например, в штате Калифорния губернатор А. Шварценеггер оказался перед необходимостью ратифицировать уже принятый сенатом штата закон. Один из инициаторов законопроекта сенатор от Демократической партии Ш. Куэл, сама являющаяся открытой лесбиянкой, заявила:

«С 1995 года мы работали над улучшением климата в школах для детей, являющихся геями, лесбиянками, бисексуалами и транссексуалами».

Аналогичная ситуация в Испании — католической стране, где правительство приняло решение о введении в школьную программу уроков об однополых отношениях.

На конференции «Решение проблемы гомофобии в наших школах» мэр Лондона К. Ливингстон лично представил новый DVD, направленный на борьбу с гомофобным отвержением, для распространения среди учителей в школах.

Иначе говоря, школу делают рассадником гомосексуальной идеологии. Получить хорошую оценку можно будет, только усвоив, каким важным был «исторический вклад геев», а также поняв важность «сексуального разнообразия».

У всех персонажей мультфильмов четко выражены половые признаки: полуголая грудь и задница. Если уж герой положительный, то это стриптизерша, если уж кукла, то обязательно с явно выделяющимися половыми признаками, как у куклы Барби, если уж тратить деньги, так на развлечение с кошками. Такая гипертрофированная пропаганда секса формирует искаженно-больное половое мировоззрение ребенка.

А пропаганда гомосексуализма РЕКОМЕНДОВАНА правительствами цивилизованных стран. В детских садах уже внедряется рекомендуемая Евросоюзом программа, в которой предусматривается чтение малышам сказки о двух влюбленных принцах. Краткий вариант одной из таких сказок: «Жил-был принц, он полюбил принцессу и всячески пытался добиться её руки и сердца, но она не обращала на него внимания, тогда принц завёл себе друга и начал жить с ним счастливо в любви и согласии».

Особое внимание стоит обратить на куклу Барби. Если мультфильмы навязываются нам современным телевидением, то кукол Барби родители покупают детям сами, не осознавая опасности, которую таит эта с виду безобидная игрушка, созданная в 1959 году в США.

Сначала о предыстории создания куклы Барби. Согласно официальной версии, творцом Барби является американка Рут Хандлер. Однако не все так просто. Кукольный профессор М.Г. Лорд пишет: «Прямой предшественницей Барби была кукла Лилли, игрушка для взрослых мужчин, которая вела свое происхождение от послевоенного персонажа комиксов в Bild Zeitung — низкосортной немецкой газете. Лилли из Bild Zeitung впервые появилась 24 июля 1952 года и сразу зарекомендовала себя настоящей самкой. Она обожала две вещи — секс и деньги и то и дело меняла любовников-толстосумов»[6].

Ее и продавали не в игрушечных магазинах, а в табачных лавках. Основными покупателями куколки Лилли были, конечно же, сексуально озабоченные бюргеры. Именно куколку, а не куклу, ведь, кроме всего прочего, слово «куколка» на сленге означает девицу легкого поведения. Рут Хандлер впервые увидела Лилли в Швейцарии, где проводила отпуск. «Мы шли по улице, заглянули в магазин, и там мне в глаза бросилась удивительная кукла с лицом и телом взрослой женщины», — благоговейно вспоминает Рут главный бизнес-момент своей жизни.

Даже западные психологи всерьез озабочены тем, что кукла Барби развивает у девочек стереотипы поведения, которые наносят вред как обществу в целом, так и отдельной личности. Меняется психология девочек — «у них проявляется не свойственная детям манерность, холодность и ранняя сексуальность»[7]. Наряжая Барби, девочка почти формирует свое жизненное кредо — быть строптивой куклой в чьих-то руках.

Раньше девочки играли с куклой в «дочки-матери». Кукла воспроизводила пропорции детского тела, она была близка и понятна малышке. Эта кукла учила девочку самому главному — быть матерью. Теперь эта игра совсем не в почете, а кукла Барби готовит девчушек  совсем не к роли матери. Самое важное для родителей здесь — понять, что Барби нельзя нянчить, ее можно только украшать. С детства девочкам внушается некий усредненный идеал красоты, и неудивительно, что, став чуть постарше, они стремятся быть похожими на свою красавицу. Очень худая, подтянутая, с гипертрофированными волосами, ногами и половыми признаками, кукла Барби — словно пародия на современных манекенщиц.

Особая ставка делается на развращение молодежи. Отсутствие жизненного опыта, желание протеста и борьбы делают ее легкой добычей для тех, кто стремится вывести новый вид постлюдей. Именно с этой целью созданы движение хиппи, различного рода фан-клубы, спортивные команды и т.д. Энергию молодежи, ее внутренний протест направляют в нужное русло, подальше от социального протеста. Неслучайно все упомянутые движения махровым цветом расцвели после студенческих волнений, прокатившихся по Европе в конце 1960-х годов, когда Франция стояла на грани революции. Поэтому было решено, что уж лучше пусть молодежь «бесится» на рок-концертах, чем протестует против сегодняшнего общества потребления.

За подростков берутся с утроенной силой. В этом отношении показателен пример одного из самых популярных журналов для подростков — Cool. Возьмем рядовой номер за 14 июля 2003 года. Всего 40 страниц, включая обложку:

1—2 страницы — сплетни о голливудских звездах, кто что купил, кто с кем спит;

3—4 — о западной группе;

5—6 — о двух известных западных дебилах;

7—8 — о западном фильме, подзаголовок «Больше бабок — круче тачки».

Далее все опять по кругу: группа, сплетни, секс, покупки, западный фильм… плюс две «концептуальные» статьи про армию под названием «Армейский ад» и о лидерстве как способе завоевания сексуального партнера. Заканчивается все тем, чем и начинается: сплетнями, величиной в один абзац каждая. Все крайне плоско, одномерно, примитивно, пошло, извращенно.

Если почитать этот журнал, выходящий громадным тиражом в 280 000 экз., то создается впечатление, что подростки занимаются сексом, слушают западную музыку, смотрят западные фильмы — и все. Однако это не так, жизнь не только значительной части, но большинства подростков совсем другая. И, несмотря на это, все остальные журналы муссируют те же темы, что и Cool, только нередко делают это еще более примитивно и пошло. Нет ни одного молодежного журнала, поднимающего иные темы. То же самое можно сказать и о фильмах для подростков, о молодежных каналах и обо всей молодежной культуре.

Поскольку очень наглядно виден разрыв между тематикой молодежной культуры и интересами молодежи, нельзя не прийти к выводу, что основной целью сил, которые формируют молодежную культуру, является не удовлетворение интересов, а именно целенаправленное формирование мировоззрения, ориентированного, во-первых, на ценности западного образа жизни, во-вторых, на духовную деградацию во всех ее проявлениях. Существует жесточайшая цензура: ничего возвышенного, умного, да и просто нормального в молодежную культуру просто не допускается.

Затем начинается процесс разложения уже подготовленных соответствующим образом душ взрослых людей.

И вот результат: против войны во Вьетнаме на митинги выходили миллионы, против войны в Ираке — тысячи, против войны в Ливии не выходит никто. Общество не интересуют вопросы справедливости, все поглощены своими мелкими заботами.


[1] Аллен Далес. директор ЦРУ 1953—1961 гг.

[2] Для детей и их пап: Памела Андерсон в мультфильме «Стриперелла». Правда. РУ. 06.24.2003.

[3] Платонов О.А. Почему погибнет Америка. Конец империи зла. М., 1998.

[4] Церковь осудила садомазохистские игрушки для детей. Lenta.Ru. 28.11.2001.

[5] Телекомпания НТВ. 19.02.2005.

[6] Грязное прошлое куклы Барби. OM.ru. 30.04.2002.

[7] Минобразования запретит продажу компьютерных игр, кукол Барби и игрушечного оружия. Правда.RU. 05.11.2002.

Советский дефицит

Был ли дефицит? Был. Это хорошо? Плохо. Это был недостаток советской системы? Да, очень серьезный недостаток. Его надо было исправлять? Да, реформы были необходимы. Но какие? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять сущность существовавших проблем.

Сначала немного теории. «Даже из попугая можно сделать образованного политэконома — все, что он должен заучить, это лишь два слова: «Спрос» и «Предложение», — так звучит известная поговорка, приводимая американским экономистом П. Самуэльсоном[1]. Действительно, понятия «рынок», «спрос» и «предложение» хоть и поверхностно, но во многом раскрывают механизм функционирования капиталистической системы.

Рынок — институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара.

Спрос — количество товаров, которое может быть реализовано на рынке при существующем уровне цен.

Предложение — количество товаров, которое может быть куплено на рынке при существующем уровне цен.

Кривая спроса (рис. 3) иллюстрирует очевидный факт: чем ниже цена, тем больше желающих купить данное благо и наоборот. Кривая предложения показывает обратное: чем выше цена, тем больше желающих предоставить на рынок данное благо по этой высокой цене.

 

 

Цена равновесия есть точка пересечения графика спроса и предложения. Равновесная цена — цена, которая устраивает и продавца и покупателя. Если продавец установит на товар цену выше равновесной (А), то по такой цене часть покупателей откажется покупать товар. На рынке окажется избыток товара. Если продавец установит на товар цену ниже равновесной цены, то на рынке образуется дефицит товара.

В западных учебниках по экономике пишется, что рынок стремится к цене равновесия. Это не совсем верно. Продавцы всегда устанавливают цену выше цены равновесия. В идеальном случае эта цена превышает цену равновесия незначительно. Только такая цена позволяет продавцу присутствовать на рынке и заниматься своим делом — торговать. Установив равновесную цену, он лишится работы, т. к. продаст весь товар. Рынок подразумевает продавца и продаваемый товар, значит, цена должна быть выше равновесной. Вот почему на рынке всегда есть избыток товара, а основное ценовое правило функционирующего рынка гласит: цена блага всегда должна быть выше равновесной.

На рынке всегда все есть, причем независимо от реальной ситуации в экономике страны. Например, изобилие существует на рынках африканских стран, в которых тысячи людей умирают с голоду. Во времена реформ Гайдара производство сократилось в несколько раз, но прилавки были полны продуктами.

Теперь от теории к советской практике. Почему сегодня в магазинах изобилие продуктов, а в Советском Союзе, особенно в последние годы его существования, был дефицит? Раньше мало производили? Нет, нынешний уровень производства сельхозпродукции ниже прежнего. В 2006 г. министр сельского хозяйства России Гордеев заявил, что только через 3—4 года мы достигнем уровня 1990 г.

Многим памятны итоги реформаторской деятельности Горбачева. Прилавки оказались пустыми, стали вводиться талоны, а по сути — карточки на основные виды продуктов. Что же произошло? Катастрофический неурожай? Диверсанты взорвали хлебозаводы? Война? Эпидемия?

Ничего подобного не было. Но что же тогда произошло? Как же решается этот парадокс — производили больше, а ничего не было, производим меньше, и есть все?

Когда говорят, что большим достижением реформ 90-х стало наполнение рынка продуктами питания, то несколько преувеличивают заслуги реформаторов. В действительности, в результате реформ была ликвидирована государственная торговая сеть и заменена частной. А в частной торговой сети все есть всегда, вследствие действия основного ценового правила функционирующего рынка — цена всегда выше равновесной. Ведь в советское время рынки тоже были полны продуктов, естественно, цены на них значительно превышали государственные. Но все, ругая государственную торговлю, предпочитали покупать продукты именно в ней, а не на рынке.

Достаточно сейчас опустить цены, как сразу начнутся перебои с продуктами. Пример. На Калужской продуктовой ярмарке существует палатка, торгующая молочными продуктами на 1 рубль дешевле рыночных цен. В эту палатку всегда стоит очередь из пенсионеров. Если цены опустить еще немного, то стоять надо будет довольно долго. Если еще немного, то, возможно, продавать начнут по записи. А если опустить цену еще немного, то начнут продавать из-под полы, а прилавки станут пустыми. Молока не будет меньше, но в торговле его все равно не будет.

Другой пример: несмотря на изобилие автомобилей на рынке, очередь на Ford Focus, выпускаемый на заводе во Всеволожске, составляет от 6 до 9 месяцев, так как цена самой дешевой модели Ford Focus с двигателем 1,4 л составляет около 12 тыс. долларов[2]. При этом надо учитывать, что автомобиль Ford — это не молоко или хлеб, которые трудно заменить другим товаром. Конкретную марку автомобиля заменить довольно легко, в конце концов, есть громадное количество автомобилей других производителей. И, тем не менее, мы свидетели того, что достаточно цену автомобиля опустить немного ниже рыночной, как он начинает продаваться по предварительной записи, с очередью от полгода и выше.

Итак, на рынке цена всегда выше равновесной, и поэтому всегда есть товар. Это не является ни показателем развития экономики, ни показателем благосостояния населения, это неотъемлемое свойство рынка.

Поэтому причина советского дефицита кроется не в недостаточном объеме производства, а в ценовой несбалансированности спроса и предложения. Почему же в советское время производили товара больше, но товара не было? Очевидно, что цена была ниже равновесной. Но какова причина данного обстоятельства?

Мы знаем, каким образом формируется цена в рыночной экономике (рис. 3). А как формировалась цена товара или услуги в советской, плановой экономике?

Одним из основных экономических законов марксизма является закон стоимости, в соответствии с которым цена товара есть форма его стоимости, то есть количества труда, затраченного на производство данного товара. Если упростить, то суть закона стоимости в следующем: рабочий произвел болт, за болт он получил зарплату 100 рублей. Значит, цена болта 100 рублей. Все рыночные колебания цены болта будут вокруг 100 рублей[3].

Если же рабочий захочет купить свой болт, то у него будет 100 рублей, заработанных им на заводе. На рынке будет только один болт, ведь больше никто не производил болтов. Цена болта 100 рублей. Получается идеальная ситуация: спрос равен предложению, цена равновесная. Такова идеальная социалистическая экономика, основанная на законе стоимости. Но проблема в том, что идеальность этой ситуации может быть воплощена только в идеальном обществе.

Представим, что ситуация немножко изменится. Например, рабочий подхалтурил, расточил движок соседу и взял с него тоже 100 рублей, в результате денег у рабочего 200 рублей — 100 рублей зарплаты и 100 рублей от халтуры. И когда он придет в государственный магазин, он готов купить два болта. Но если он купит два болта, значит, болтов в государственном магазине на всех не хватит. Другому рабочему не достанется. Начнется дефицит.

Причина дефицита товаров в социалистической экономике кроется в неадекватном ценообразовании, при котором не учитывался довольно существенный сектор теневой экономики. Кто-то занимался репетиторством, кто-то калымил, шабашил, сдавал квартиру, наконец, просто воровал. Конечно, нельзя примитивизировать ценообразование в СССР, но, тем не менее, его основа — закон стоимости неверно отражал реальность. Денег много, а цены низкие — вот причина дефицита товаров в Советском Союзе.

Дефицит никак не связан с социалистическим типом экономики. При Сталине тоже «все было», и черную икру в магазинах на развес продавали. Стоит установить цены на товар ниже равновесной цены спроса, как товар моментально пропадет с прилавков магазинов, таков железный закон экономики. В различных капиталистических странах не раз проводили эксперименты с установлением стабилизационных низких цен на товары, и результат был всегда один: товар моментально пропадал с полок магазинов. Л. Мизес приводит пример, как правительство Австрии установило потолок арендной платы в Вене. В результате, несмотря на сокращение населения Вены и строительство новых домов, «тысячи людей не могут найти себе жилье»[4].

В СССР гордились тем, что цены на основные товары не повышались несколько десятилетий. Такие псевдодостижения и привели к дефициту, тогда как небольшое повышение цен могло бы в одночасье ликвидировать весь дефицит и сопутствующую ему напряженность и критику.

Вернемся к эпохе Горбачева. Почему все товары пропали? В экономику были вброшены громадные денежные средства, которые, естественно, не были обеспечены товарами. Как? Было разрешено переводить безналичные средства в наличные. И безналичные деньги, которые ранее тратились на производственные нужды, с помощью различных полузаконных схем переводились в наличные и превращались в платежеспособный спрос населения. Цены оставались низкими, а денег становилось все больше. Низкие цены приводили к тому, что все раскупалось, часто раскупалось впрок. Отсюда и появился парадокс, впоследствии приобретший форму анекдота: «Американцы никак не могут понять, как так может быть: в магазинах ничего нет, а придешь в гости — все есть».

Ни вывоз заграницу продуктов питания, ни производство продуктов питания, ни наличие продуктов в магазинах, ни антисоветские фильмы не являются показателем реальной обеспеченности продуктами питания. Можно голодать и экспортировать продукты питания. Можно производить и из-за бесхозяйственности терять значимую часть произведенного на стадии переработки и хранения. А у частника всегда будут продукты питания, даже если весь народ будет голодать.

Есть только один показатель. Только один. Это потребление основных продуктов питания. Обратимся к статистике. Сравним потребление самой богатой страны и основного соперника России — США и аналогичный показатель РСФСР (табл. 2). Как мы видим, СССР отставал от США только по потреблению мяса.

Таблица № 2

Потребление основных продуктов питания в США и РСФСР

 (на душу населения в 1989 г., кг)

СССР США
Молоко 396 263
Яйца 309 229
Рыба 21,3 12,2
Мясо 69 113
Сахар 45,2 28
Хлебные продукты 115 100
Картофель 106 57

СССР, по оценкам ООН, в области сельского хозяйства и продо­вольствия (ФАО) в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимал 7 место в мире. Приходится признать, не первое место, но придется также признать и то, что большинство капиталистических стран СССР обгонял. Но застой в идеологии, помноженный на извечную российскую любовь к самокритике, приводил к тому, что люди были все равно недовольны.

«Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что явля­ется исключительно высоким показателем (в США — 263 кг), но 44 % опрошенных жителей СССР ответи­ли, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62 % населения было недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов. А между тем их потребление составляло там в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый слу­чай — сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52 % оп­рошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67 %)»[5].

Еще раз подчеркнем, система производства и распределения продуктов питания нуждалась в реформе, но для правильного реформирования необходимо было понимать истинную картину, а не основываться на расхожих шутках и тезисах пропаганды западных радиоголосов.

И, наконец, самое интересное заключаемся в том, что когда в 2008 г. правительство все же задумалось, как обеспечить население продуктами питания, опять пошла речь о введении продуктовых талонов для малоимущих, которые теперь будут называться марками. И это только начало.

«Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, так думает 62% — почти две трети россиян, на 11% больше, чем в прошлом году. При этом доля желающих получить продуктовую карту менее чем за год выросла на четверть»[6].


[1] Сэмюэлсон (Самуэльсон) Пол — американский экономист. Автор известного учебника «Экономика». Нобелевская премия (1970).

[2] На время написания книги.

[3] Естественно, в этом примере исключается труд посредников, бухгалтеров, овеществленный в средства производства труд и т.д. 

[4] Мизес Л. Либерализм.  М., 2001. С.78.

[5] Глазьев С.Ю., Кара-Мурза С.Г., Батчиков С.А.  Белая Книга.  М., 2003.  С. 52—54.

[6] Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих

ПЛН, Псков. 19.03.2009.

§ 4. Менталитет «Успех»

§ 4. Менталитет «Успех»