Sidebar

Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 33 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Сталин и война

О "неумелости советского руководства". В начале войны мы познали горечь поражений, так как столкнулись с сильнейшей армией, покорившей более десяти европейских стран, в том числе Францию за один месяц. В той войне мы столкнулись не только с немцами и с Германией, мы столкнулись практически со всем Западом в виде гитлеровских войск — по крайней мере, вся континентальная Европа от Испании до Болгарии числилась в союзниках Третьего Рейха. Пятая часть всех войск Гитлера состояла из иностранцев: австрийцев, итальянцев, французов, испанцев, голландцев, венгров, финнов, румын и т.д.

Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Безусловно, ошибки были. Но в целом можно сказать об исключительно умелом руководстве советского правительства, подтверждением чего является выигранная война. Говорить долго о выдающемся командовании лично Сталина и других членов ГКО (Государственного комитета обороны) нет смысла, самым ярким подтверждением этого является победа. Однако сегодня пытаются замолчать роль Сталина и преувеличить роль Жукова. Жуков, безусловно, великий полководец, но хорошо руководить армиями в той тяжелой войне было недостаточно. Чтобы выиграть, надо было грамотно руководить не только армиями, но и всей страной в целом, от промышленности до агитации, и в этом проявился организаторский талант Сталина. Именно поэтому люди шли в атаку с именем Сталина, а не Жукова.

Захватчикам не только не удалось победить нас на поле брани, не смогли они победить нас тогда и в агитационной войне. План немецких идеологов по развязыванию этнической вражды между советскими народами полностью провалился.

Не удалось разрушить народное хозяйство Советского Союза. Советским руководством впервые в истории человечества была произведена массовая эвакуация промышленности. Эвакуированные промышленные объекты начинали работать сразу по месту прибытия, практически с колес. Эвакуация промышленности, организация ее работы на новых территориях была, может быть, даже более сложной и более важной задачей, чем непосредственное руководство военными операциями. Именно эвакуированная промышленность позволила нам наладить выпуск военной продукции не только лучшего, чем у противника, качества, но и в большем, чем у противника, объеме.

С задачей мобилизации всех народных сил советское правительство под руководством Сталина справилось блестяще, не случайно в народе бытовало мнение, что без Сталина мы бы войну не выиграли.

Партизанское движение, оказавшее серьезную помощь регулярной армии, также возникло не спонтанно. Еще перед началом войны были разработаны планы организации партизанского движения на случай возможной оккупации, назначены ответственные за организацию партизанского движения. Сразу после прихода нацистов организовывались партизанские отряды. Потом они росли только численно, но партизанская сеть создавалась сразу после начала оккупации данной территории.

Теперь о разведданных. Когда в очередной раз Сталину сообщили о новой дате войны, он выложил из сейфа сначала стопку данных о том, что война будет, а потом выложил такую же стопку данных о том, что войны не будет. Все всегда очень умны задним числом. Да, теперь все знают, когда началась война, но тогда высшему руководству страны, докладывая о начале войны, все время называли разные даты. Исключением не стали и доклады Рихарда Зорге. Часто говорят, что он называл точную дату войны 22 июня 1941 года. Правда, при этом «забывают» сказать, то до этого он называл в своих донесениях и другую дату. «Забывают» также сказать, что в своем донесении о начале войны 22 июня 1941 года, он указал абсолютно неверное направление удара немцев. Такова была ситуация, никто ничего точно не знал.

Даже если Сталин, не будучи экстрасенсом, не предугадал дату нападения немцев, ему вряд ли это можно ставить в вину. Ведь, как отмечет американский историк Г. Ферр:

«Много общего между позицией советского руководства и еще более разительным просчетом президента США Ф. Д. Рузвельта: не удалось разгадать планы японцев в отношении Перл-Харбора. Но… историкам не приходит в голову осуждать президен­та Ф. Д. Рузвельта за его неспособность предвидеть это напа­дение!»[1].

Сталин и война. К тому же советское командование не пропустило дату нападения, в отличие от американского руководства. Поэтому комментировать потоки лжи про то, что мы «проспали», вряд ли стоит. Приведем официальный документ. По совокупности донесений, высшее руководство страны посчитало, что нападение нацистов весьма возможно 22 июня, поэтому ночью 21 июля по приграничным округам было разослана следующая директива:

«Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, ICOBO, ОдВО. Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота.

1) В течение 22 — 23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапOBO, KOBO, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2) Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

3) Приказываю:

а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять боевые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войс­ка держать в рассредоточении и замаскированно;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемне­нию городов и объектов;

д) никаких других мероприятий без особого распо­ряжения не проводить. 21.6.41 г.»

Передача в округа была закончена 00.30 мин 22.06.1941. Комментарии, как говорится, излишни.

Более того, когда в 2 часа ночи посол Германии в СССР попросил аудиенции по срочному делу, руководство страны разгадало этот хитрый трюк. Стало понятно, что посол едет с тем, чтобы объявить войну, а значит, Германия нападала бы на нас не вероломно, а после объявления войны. Прием отложили, тем самым, заставив Германию напасть без объявления войны и представив ее в глазах мира вероломным агрессором. Этим же объясняется и кажущаяся неготовность пограничных частей — все было направлено на то, чтобы не допустить провокаций. Перед всем миром Гитлер выступил как агрессор.

Безусловно, русский народ — народ герой, но заслуга советского руководства состояла в том, чтобы раскрыть это качество в полной мере. Руководство очень много значит для русского народа, ведь надо помнить, что всего за 35 лет до начала Великой Отечественной войны Россия позорно проиграла войну никому не известной Японии.

Великая Отечественная война жестоко испытала и убедительно подтвердила жизнеспособность советского общественного строя. С июля 1941 г. по февраль 1942 г. на Восток было эвакуировано 2593 промышленных предприятия. Наши ученые, инженеры, рабочие совершили великий трудовой подвиг, которому нет равного в мировой истории. Советская промышленность за годы войны, несмотря на потерю многих заводов, выпустила в 2,2 раза больше, чем германская, танков, в 1,25 раза — самолетов, в 1,5 раза — орудий, в 4,5 раза — минометов. Она произвела 119.635 самолетов, а немцы сделали с помощью всей оккупированной Европы 80.600 самолетов.

Немецкий фельдмаршал Э. Манштейн в книге «Утерянные победы» также признавал, что Гитлер и германский генштаб недооценили не только «ресурсы Советского Союза и боеспособность Красной Армии», но и «прочность советской системы».

Самое главное, что СССР выпускал не только больше вооружений, но гораздо лучшего качества. Немцы воровали наши танки, чтобы сделать похожие. Но немецкие инженеры не смогли воспроизвести ни двигатель Т-34, ни постичь секрет высокостойкой брони, так же, как и секрет наших «катюш», о чем свидетельствуют четыре года безрезультатных испытаний.

Мифы об расстрелянных офицерах — продолжение мифа о репрессиях. Место реальных исторических фактов заменяют фильмы и романы, основанные лишь на художественном вымысле и ни на чем более.

В действительности, по сравнению с другими государствами, наша армия была самой насыщенной начсоставом. Так, если взять штаты армий европейских стран накануне 2-ой мировой войны, то наименьший процент офицеров (3,2 %) был в немецкой армии, наибольший (6,2 %) — в польской. СССР, ликвидировав все сословные ограничения, создал армию, в которой средняя численность офицеров составляла 14,32 %[2].


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость.  М., 2008. С . 91.

[2] Г. И. Герасимов. Действительное влияние репрессий 1937—1938 гг. на офицерский корпус РККА // Российский исторический журнал. 1999, № 1. С. 45. 

Западная агрессия

После нашей победы в Великой Отечественной войне Запад, в лице премьер-министра Великобритании Черчилля, объявляет СССР «холодную войну» и отгораживает Запад от СССР железным занавесом (знаменитая фултонская речь). Война, пусть и холодная, «железный занавес» — кажется, где-то все это мы уже слышали? В самом деле, термин «железный занавес» Черчилль позаимствовал у Геббельса из его статьи «Железный занавес против коммунизма». Так что у Гитлера сразу нашлись достойные преемники, наши бывшие «союзники».

За словами следуют действия. В 1949 г. Запад создает военный блок НАТО, в ответ мы вынуждены создать военный блок «Варшавского договора». В том же году Запад расчленяет Германию, не пойдя на предложение СССР объединить зоны оккупации Германии и провести свободные выборы. Запад боялся популярности идей коммунизма на его родине в Германии, особенно после выигранной коммунистической державой войны. Объединенная Германия могла стать сильным социалистическим государством в Европе.

У Москвы же на финальной стадии войны  были несколько иные заботы. Надлежало поднимать из руин страну, а не мечтать о квазикоммунистической экспансии. Установленным, доказанным фактом является то, что советское руководство ни в 1945-м, ни в 1946 году не собиралось воспроизводить в Центральной и Восточной Европе родственные сталинизму модели экономического, социального и политического устройства.

Конечно, «бешено ненавидящих» СССР режимов по соседству с нами не должно было быть. До осени 1947-го — весны 1948-го гг. в Чехословакии, Венгрии, Румынии у власти находились правительства,  возглавлявшиеся представителями буржуазных партий. В Польше из-за обструкции англичан, коим очень не терпелось внедрить в высший эшелон власти агента Интеллидженс сервис, процесс формирования правительства национального единства осложнялся. Тито не спрашивал Сталина, как управлять Югославией. Болгария пошла за Димитровым тоже без наших подсказок.

По логике вещей, особняком вроде бы должен был стать вопрос о Германии. Что предлагал Советский Союз? Сохранение ее единства, проведение общегерманских свободных выборов, формирование по их результатам национального правительства, скорое заключение с немцами мирного договора и вывод с территории Германии всех иностранных войск. Понятно, что немцам дозволялось самим определять строй, при котором они хотели бы жить. Москву вполне устраивал Веймарский вариант.

А как реагировали на советские предложения США, Англия и Франция? Чтобы не погрязнуть в деталях, ограничусь ссылкой на позицию Вашингтона. Госсекретарь США застолбил: «У нас нет оснований доверять демократической воле немецкого народа». Ни свободных вам выборов, ни заключения с немцами мирного договора, к выработке которого Москва предлагала пригласить представителей Германии, ни вывода иностранных войск из этой страны[1].

Шпионов, которых забрасывал к нам Запад, мы арестовывали сотнями. Большую помощь в их разоблачении оказывал нам наш разведчик К. Филби. Цель деятельности шпионов — диверсии, создание антиправительственных групп, пропаганда. Запад начинает напрямую финансировать украинские, прибалтийские банды, в большинстве своем составленные из недобитых фашистов и их пособников.

«Единственный способ выиграть третью мировую войну — это взорвать Советский Союз изнутри с помощью подрывных средств и разложения»[2].

 Активно сотрудничает Запад и с бывшими немецкими фашистами, особенно разведчиками. Ряд высокопоставленных фашистов переезжает в США. Основная их цель — организация подрывной деятельности в СССР.

Спустя более 60 лет после окончания Второй мировой войны, ЦРУ согласилось рассекретить свои архивы, которые должны помочь раскрыть многие тайны… «Сегодня мы объявляем о раскрытии 27 тысяч страниц документов», — сообщил на пресс-конференции во вторник в Вашингтоне глава Национального архива США Ален Вайнстайн.

 Рассекреченные во вторник документы рассказывают, в частности, что сразу после войны ЦРУ в рамках секретных программ Pastime и Kibitz организовало на территории американской оккупационной зоны в Германии сеть немецкой агентуры для работы против СССР.

 Документы рассказывают и о карьере завербованного в августе 1942 года эсэсовской разведкой на территории СССР на Кавказе Щерима Субзокова, который стал офицером «Кавказского легиона» и старшим лейтенантом SS. После войны Субзоков был завербован американской разведкой в Иордании и с 1952 по 1959 годы работал на ЦРУ, в том числе помогая в заброске американской агентуры в кавказские республики СССР.

 Собраны рассекреченные материалы об использовании американскими спецслужбами нацистских военных преступников в работе против СССР в годы «холодной войны». Рабочей группе удалось установить, в частности, что по меньшей мере пятеро помощников оберштурмбанфюрера СС…  после второй мировой войны работали на ЦРУ[3].


[1] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[2] Дженерал милитари ревю.

[3] ЦРУ рассекретило архивы, раскрывающие тайны Третьего рейха: подробности. News Prom.Ru. 07.06.2006.

Качества менталитета «Успех»

Как мы уже говорили,  наиболее близки менталитету «Успех» американцы, а их основными качествами являются эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

Национальный эгоизм — один из столпов западного менталитета. Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

1000 лет с 500-х годов до начала XVI века у Запада нет никаких значимых успехов: ни в науке, ни в технике, ни в искусстве, ни в экономическом развитии. Подчеркну: ни год или столетие — 1000 лет! Голод, антисанитария и, как следствие, эпидемии: оспы, чумы, туберкулёза и т.д. 

«Великий голод 1315—1317 гг. — первое в ряду крупномасштабных бедствий позднего средневековья, постигших Европу в начале XIV века. Великий голод повлек миллионы смертей… Великий голод был периодом необычайного роста преступности, распространения болезней, массовых смертей и каннибализма. Голод охватил всю Северную Европу — Великобританию, Францию, Скандинавию, Нидерланды, Германию и Польшу. Европу к югу от Альп и Пиренеев голод не затронул. По оценкам, от голода умерло от 10 до 25 % городского населения»[1].

 Да, были изобретены механические часы, существовало несколько философов, отдельных мастеров искусств, которых объединяют в эпоху раннего Возрождения… Впрочем, ничего существенного они не создали.

Отмечу также, что эпицентром развития были романские народы, в то время как германские народы (костяк Западной цивилизации): германцы, англичане, голландцы, — выражаясь своевременным языком, были периферийными странами Европы. И заметьте: голод поражал как раз северные страны.

Почти все «европейские» изобретения европейцы позаимствовали с Востока: пушки, порох, шёлк, компас и астролябию. Европейцы перевели большое количество греческих и арабских работ по медицине и науке, которые были распространены по всей Европе.

Но серьезных успехов Запад достиг в архитектуре (романский и готический стили) и… в судостроении. Последнее предопределило судьбу Запада и всего мира на несколько последующих столетий

Даже сами европейцы назвали эти века темными. В Испании — арабы, под Веной — турки, сунулись в Россию — здесь Александр Невский. Короче, полная беспросветность.

Но все меняется в конце XV века. Все, что мы знаем о величии Запада, начинается с этого времени. На смену отдельным философам приходят целые направления в философии, которые развивает целая плеяда выдающихся мыслителей: Макиавелли, Мор, Кампанелла, Монтень, Эразм Роттердамский и многие другие. На смену посредственным художникам и скульпторам приходят великие — такие, как Леонардо да Винчи и др. Прорыв в науке: Коперник, Парацельс и другие. В литературе — Шекспир.

Так что же произошло в конце XV века? Открытие Америки! Вот она — удача! Наивные, доверчивые люди с большим количеством золота. Толчок развитию капитализма дали  Великие географические открытия (Колумб, Васко да Гама, Д. Кан, Б. Диаш и др.). Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз.

И началось. Сначала появился Колумб (1492 г.[2]) с кораблями, набитыми золотом. Потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Началась реформация, знаменующая окончание эпохи Средневековья. Церковь упростили, лишили власти. И начали грабить колонии. Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании, заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521—1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[3].

«Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшных болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[4]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать:

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[5].

В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[6].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[7].

Капитализм на Западе был построен на костях других ограбленных и замученных народов. Капитализм — это успех Запада за счет убийства миллионов людей, не принадлежащих к западной цивилизации.

Самореализация. Индивидуализм пронизывает все западное общество. Индивидуализм абсолютизирует позицию индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определённому социальному строю, а обществу вообще.

Индивидуализм для западного человека — совсем не негативное свойство, а наоборот — ценное, уважаемое качество. Так, родоначальник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм постулировал: «Индивидуализм от природы присущ человечеству».

«…В отличие от славян, мы, жители Западной Европы, привыкли с необыкновенно ревностным усердием ставить все на карту индивидуализма»[8].

Естественно, что индивидуализм предполагает конкуренцию индивидов. Конкуренция — двигатель не только западной экономики, а двигатель всего западного общества. Все конкурируют друг с другом: в экономике — фирмы, в политике — партии, в простой жизни — люди за место под солнцем. Все в мире развивается только благодаря конкуренции и вечной борьбе — вот постулат западного менталитета. Этот постулат нашел свое отражение в самой известной биологической теории — теории Дарвина, согласно которой развитие живого мира объясняется естественным отбором — борьбой за существование. Этот постулат — основа самой основательной философской доктрины — философии Гегеля. Согласно диалектике, развитие бытия объясняется борьбой противоположностей. И, наконец, этот постулат нашел свое отражение в самой известной социальной теории — марксизме, согласно которому развитие общества представлено как результат борьбы классов. Так западный человек воспринимает реальность — все в этом мире развивается благодаря борьбе и конкуренции.

Индивидуализм порождает и другие качества — такие, как самодисциплина и стремление к независимости. Западноевропеец не только не нуждается во внешнем управлении и обладает самодисциплиной, но часто, наоборот, стремится свести внешнее управление к минимуму, стремится к максимально возможной независимости.

Британская империя не смогла бы стать настолько огромной, если бы не самоорганизующее начало англичан. Англичане не ждали указов сверху, они приходили, покоряли и организовывали жизнь покоренных так, как считали нужным, не советуясь с далекой метрополией. И, несмотря на отсутствие связи со столицей, жизнь колоний была организована удивительно похоже, невзирая на разные материки и народы, как будто англичане действовали строго в соответствии с некой инструкцией. Но инструкции не было, а было очень сильное самодисциплинирующее, самоорганизующее начало.

В психологии, анализируя данную модель поведения, часто применяют понятие «локус контроля». Согласно американскому психологу Джулиану Роттеру, одним из элементов знания о себе является гипотеза людей об источнике их достижений и неудач. Существуют два край­них типа такой локализации, или локуса контроля: интернальный (все зависит от меня) и экстернальный (все зависит от внешних обстоятельств). У западного человека преобладает интернальный локус контроля.

С индивидуализмом связана и ассертивность повышенное чувство собственного достоинства. Индивидуалист считает, что он никому не обязан и поэтому ни перед кем не должен заискивать.

Снобизм англичан — притча в языцех. Мало уступает им и Франция, где долгое время обсуждался закон о запрете предоставления меню в ресторанах на английском или других языках, даже в том случае, если данный ресторан посещается в основном иностранцами. Русские с упоением слушают западную музыку, на Западе же гораздо меньшее количество людей готово слушать песни на непонятном иностранном языке.

Алчность также важнейшее качество западного менталитета. Здесь мы под наживой понимаем стремление максимизации личного потребления. Подчеркнем: «алчность» без всякой негативной оценки. Аутентично, алчность — страстное желание приобретения. Поэтому общество потребления всегда будет культивировать желание приобретения, то есть  алчность. Было бы странно, если бы было наоборот.

Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[9], капитализм

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма, сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки. В их основе — миф о трудолюбии западного человека. В действительности же труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе о «священности частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалось, пусть это были даже заповеди христианства.

А вот в СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, потому что для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие Божье».


[1] Великий голод (1315—1317). http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] Золото с американского континента появилось чуть позже открытия Америки.

[3] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А.Н. М., 1997. С. 184.

[4] Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2005.

[5] Мизес Л. Либерализм.  М. 2001. С.  122—124.

[6] Колониализм [Википедия].

[7] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С 170.

[8] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс.  М., 1996.  С. 442.

[9] Энциклопедия социологии.  Сост. Грицанов А.А., Абушенко В.Л., Евелькин Г.М., Соколова Г.Н., Терещенко О.В.  М., 2003. [Капитализм].