Sidebar




Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 122 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Введение

§ 1. О книге

Минуло 20 лет со времени уничтожения Советского Союза. Стоит ли сейчас подробно анализировать советский проект? Неужели сейчас это актуально? Казалось бы, в современной России и так проблем хватает. Может, лучше заняться анализом и решением насущных проблем?

   В действительности, эта книга не о нашем прошлом, а о нашем настоящем и, главное, о будущем. Потому что, в конечном счете, все проблемы в сегодняшней России проистекают из непонимания того, кто мы есть.

Основной вопрос

Кто мы? С ответа на этот вопрос должны были начинаться реформы. Потому что не бывает абстрактно эффективных реформ. Их успешность всегда зависит, прежде всего, от исторического и этнического контекста.

То, что было эффективно в XIX веке, губительно в XXI веке. Представьте современную страну, сделавшую ставку на дирижабли как основной воздушный транспорт.

То, что сверхэффективно в одних странах, абсолютно неэффективно в других. Например, очень эффективно выращивать бананы на африканском континенте, а в Сибири напротив — очень неэффективно. Если брать шире, то у каждого народа существует свой тип этнического хозяйствования, в основе которого лежит национальный менталитет. И модель общества — экономическая, политическая, культурная — должна подгоняться под этот менталитет. А не наоборот, когда народ подгоняется под модель общества, которую кто-то наверху почему-то посчитал наиболее приемлемой.

Конечно, таким образом государство построить можно, но оно будет крайне неэффективным и неконкурентоспособным, настолько же, как и выращивание бананов в Сибири. Это государство будет проигрывать в конкурентной борьбе всем другим, а внутренне будет гнить.

Страус эффективен в саване, пингвин в Антарктиде, а рябчик в лесу. А если их поменять местами? Будет ли эффективен страус в Антарктиде, или пингвин в саване? Вопрос риторический. Может, и пингвин хороший, а ничего у него не будет получаться. Деградирует, будет жить плохо и недолго. Если бы умел пить водку, наверно бы, спился.

Так кто мы? Образно говоря, пингвины, страусы? Так вот, Советское государство во многом дало ответы на эти вопросы. Поэтому так важно сегодня понять, чем являлось советское государство.

Скажу сразу: я не апологет СССР. Было бы все идеально, не развалилось бы. Поэтому попытаемся разобраться максимально честно и непредвзято с сутью советского проекта. Это интересно также и потому, что данный проект был уникальной вехой в истории человечества. Именной уникальной, и именно вехой.

§ 2. Об авторе и изложении

По поводу изложения

В книге две части. Первая посвящена реальному СССР, очищенному от лжи антисоветчиков, иллюзий современных монархистов и ортодоксальных марксистов. Если ваше сознание не в плену подобных мифов, то эту часть вы можете, в принципе, пропустить.

Вторая часть гораздо важнее: в ней дается ответ, почему советский проект победил в России, почему он потом проиграл, и возродится ли он вновь.

Я прекрасно осознаю, что и как надо писать, чтобы твой труд благосклонно был воспринят в России современным господствующим классом или мог получить западный грант. Причем можно писать любую ахинею, главное, чтобы эта ахинея укладывалась в четкие рамки современной цензуры: Сталин — тиран, без причины уничтоживший миллионы безвинных, большевики свергли царя и ввергли благополучную Россию в кровавый хаос, руководство КПСС обладало громадными привилегиями, а советский человек плохо питался, одевался, и вечно стоял за всем в очереди.

В этих рамках возможно любое утрирование, пренебрежение здравым смыслом и исторической реальностью. Количество репрессированных можно приравнивать практически к половине взрослого населения СССР, за исключением репрессивного аппарата: половина сидела, половина охраняла, большевиков связывать с немецкой разведкой — все, конечно, подтверждается документами, которые почему-то нашли спустя лишь 100 лет, и т.д. и т.п.

Излагать в стране, где президентом официально провозглашен курс на десталинизацию, следует только подобным образом — тогда ты будешь уважаемым историком, социологом, экономистом.

И вот люди, облеченные степенями и званиями, массово производят конъюнктурщину, предпочитая не вспоминать, за какие труды они получили эти звания в советское время. Теперь — грош цена их советским трудам, придет время — такой же будет цена и их современным работам.

Достигнуть 100% истины нельзя. Как выяснилось, это невозможно даже в науках, которые именуют точными, что уж тут говорить о гуманитарных. Но стремиться к этому — наипервейшая задача любого исследователя. Руководствуясь этим принципом, я старался максимально приблизиться к истине, а не к западному гранту. Ведь чистая совесть исследователя важнее гранта. Не так ли?

Точки над i

Обычно при оценке книги у нас в первую очередь оценивают личность автора. Поэтому скажу сразу: по материнской линии я из дворян. Мои предки жили в Москве с XVII века. Кому интересно, может ознакомиться с моим генеалогическим древом на сайте http://valtsev.rusmissia.ru/detail/html/fotomine/genealTreeDet.html.

Сейчас много дворян, мода такая. Непонятно, правда, откуда они все взялись, если учесть, что в царской России дворян было всего несколько процентов. Ответ на вопрос, откуда взялось столько «дворян» в России сегодняшней, можно быстро получить, попросив показать документы. Здесь сразу начинаются разговоры о том, что их потеряли, уничтожили, так как боялись и т.д., и т.п. Мои предки, видимо, никого не боялись, сохранив все документы, начиная с фото и заканчивая свидетельствами о рождении, дипломами об образовании и т.д. Это, кстати, к вопросу о том, что всех дворян отправляли в ГУЛАГ, а документы о дворянском происхождении приравнивались к подписанному смертному приговору. Ленин, кстати, тоже был потомственный дворянин, с золотой медалью окончивший школу. Мы еще вернемся к вопросу о роли дворянства в революции.

Зачем я рассказываю о своем дворянском происхождении? Потому что я представляю, как жили мои предки и как, следовательно, мог жить бы и я. А тем, кто ныне поет дифирамбы царской России, следовало бы подумать о том, как жили бы они.

Этот труд не заказан никаким фондом или политическим движением. Я не состою и не состоял ни в какой партии, впрочем, как и мои родители, которые также не состояли в КПСС или иной партии. Наша семья не получила никаких преференций от коммунистов. Никаких преференций за этот труд не получу и я, скорее всего, наоборот — он нанесет вред моему статусу, по крайней мере, многие двери передо мной, наверно, вежливо закроются.

Переход к шестому этапу. От солидарности к творчеству

После того как человек «встает на ноги» он заводит семью. Конечно, бывает и наоборот, молодая семья «сидит на шеи у родителей», но назвать такую семью полноценной самостоятельной ячейкой общества, вряд ли возможно. В семьи появляются дети. Все это нормально, естественно, и через этот этап проходит абсолютное большинство людей сейчас, 100 лет тому назад, 1000 лет тому назад…

Какова аналогия в общественном развитии? У человечества нет половых органов, гендерных различий и семейный этап, поэтому приобретает несколько иное, социальное звучание.  Нормальная семья создается на основе любви. Конечно, бывает всевозможные отступления, но мы говорим об идеальном, так сказать, правильном случаи. Любовь — чувство, свойственное человеку, глубокая, самоотверженная привязанность к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии. Откровенно говоря, если отбросить всю поэтику, любовь проистекает из полового чувства. Единство взглядов, поддержка … это все присутствует в семье, но биологическая составляющая – половое чувство присутствует обязательно. Иначе половая измена так жестко не осуждалась и не приводила к разводам. Да и представить пламенную любовь восемнадцатилетнего в  восемьдесятилетней вряд ли возможно при всем единстве взглядов.

Так вот, если очистить этот этап от биологической составляющей, то в социальном аспекте любви будет соответствовать солидарность - единство убеждений и действий, взаимная помощь и поддержка, основанные на общности интересов и необходимости осуществления общих целей.

У семьи много функций, анализ которых выходит за пределы нашей работы. Но главная функция репродуктивная – в семье появляется ребенок. Опять экстраполируем развитие отдельного человека на социальное развитие. В социальном аспекте – это этап творчества. Мы видим, что у этой ступени развития есть три атрибута:

  • Уникальность. Создается уникальный феномен, никогда не существовавший ранее. В большинстве случаев – это ребенок, обладающий уникальным набором генов, способностей, особенностей внешности, характера и т.д. Этот тип творчества в большей степени соотносится с прекрасной половиной человечества, ведь только им доступно такое творение. Но и мужчины рожают, но не детей, они актуализируют свой творческий потенциал в сфере духовного, интеллектуального. Именно здесь, наиболее талантливыми, создается нечто уникальное, неслучайно, за редчайшим исключением, в научных областях, все нобелевские лауреаты – мужчины. Свое творения они воспринимают как дитя, отказывая себе во всем, ради него. Здесь, кроется и ключ к проблеме семейных сложностей у большинства творческих личностей, обусловленные несовместимостью разных типов самоактуализации.
  • Альтруистическое творение. Если на этапе «вставания на ноги» индивид производит все для равноценного обмена, произведенных им ценностей, на ценности произведенные другими людьми, но отсутствующие у индивида, например, обмен рабочей силы на зарплату. То на новом этапе происходит процесс планомерного  альтруистического созидания. Любое творчество  своей сути альтруистично, а воспитание детей и тому подавно.
  • Вклад в общественное развитие. Конечно, рожая ребенка, человек не осознает, что он создал кирпичик, из которого будет строиться общество в будущем. Самоактуализирующаяся личность это более четко осознает и стремится к этому. Но вне зависимости от понимания или непонимания, человек создает то, без чего будущее невозможно, тем самым выполняя свою скромную историческую миссию.

Таким образом,  после этапа «вставания на ноги» в общественном развитии должен наступить этап творчества, в ходе которого человек раскрывает свой уникальный потенциал, обретает бессмертие в детях, идеях, произведениях искусства и т.д.

Вообще же творчество (самоактуализация) есть важнейшая потребность личности и потребность общественного развития.

Два условия успешности социальной модели

Советский проект был успешен. Это очевидно. То, что сказано выше, лишь восстановление исторической правды. Но гораздо важнее  ответить на вопрос, почему советский проект был успешен?

Одни поливают СССР помоями. Вместо фактов приводят откровенную ложь о массовых репрессиях, о потерях в войне, раздувают проблему дефицита и т.д.

Другие, напротив, говорят о марксистском учении — единственно верном. Они до сих пор ждут мировой пролетарской революции. Это троцкисты. Я с такими встречался. Жалкое зрелище.

Но тогда почему советский проект был столь успешен? Для того чтобы социальная модель оказалась успешна, необходимо выполнение двух основных условий.

  • Во-первых, социальная модель должна отвечать духу времени. Возможно, когда-то самым успешным обществом было то, которое разработало наиболее эффективную технологию производства каменных топоров.
  • Во-вторых, социальная модель должна отвечать духу народа. То, что не воспринимается народом на ментальном уровне, не может быть успешным по определению.

Давайте проанализируем каждую из этих составляющих успешности социальной модели. Начнем с анализа исторической актуальности советского проекта. Но сначала одно отступление.