Sidebar




После нашей победы в Великой Отечественной войне Запад, в лице премьер-министра Великобритании Черчилля, объявляет СССР «холодную войну» и отгораживает Запад от СССР железным занавесом (знаменитая фултонская речь). Война, пусть и холодная, «железный занавес» — кажется, где-то все это мы уже слышали? В самом деле, термин «железный занавес» Черчилль позаимствовал у Геббельса из его статьи «Железный занавес против коммунизма». Так что у Гитлера сразу нашлись достойные преемники, наши бывшие «союзники».

За словами следуют действия. В 1949 г. Запад создает военный блок НАТО, в ответ мы вынуждены создать военный блок «Варшавского договора». В том же году Запад расчленяет Германию, не пойдя на предложение СССР объединить зоны оккупации Германии и провести свободные выборы. Запад боялся популярности идей коммунизма на его родине в Германии, особенно после выигранной коммунистической державой войны. Объединенная Германия могла стать сильным социалистическим государством в Европе.

У Москвы же на финальной стадии войны  были несколько иные заботы. Надлежало поднимать из руин страну, а не мечтать о квазикоммунистической экспансии. Установленным, доказанным фактом является то, что советское руководство ни в 1945-м, ни в 1946 году не собиралось воспроизводить в Центральной и Восточной Европе родственные сталинизму модели экономического, социального и политического устройства.

Конечно, «бешено ненавидящих» СССР режимов по соседству с нами не должно было быть. До осени 1947-го — весны 1948-го гг. в Чехословакии, Венгрии, Румынии у власти находились правительства,  возглавлявшиеся представителями буржуазных партий. В Польше из-за обструкции англичан, коим очень не терпелось внедрить в высший эшелон власти агента Интеллидженс сервис, процесс формирования правительства национального единства осложнялся. Тито не спрашивал Сталина, как управлять Югославией. Болгария пошла за Димитровым тоже без наших подсказок.

По логике вещей, особняком вроде бы должен был стать вопрос о Германии. Что предлагал Советский Союз? Сохранение ее единства, проведение общегерманских свободных выборов, формирование по их результатам национального правительства, скорое заключение с немцами мирного договора и вывод с территории Германии всех иностранных войск. Понятно, что немцам дозволялось самим определять строй, при котором они хотели бы жить. Москву вполне устраивал Веймарский вариант.

А как реагировали на советские предложения США, Англия и Франция? Чтобы не погрязнуть в деталях, ограничусь ссылкой на позицию Вашингтона. Госсекретарь США застолбил: «У нас нет оснований доверять демократической воле немецкого народа». Ни свободных вам выборов, ни заключения с немцами мирного договора, к выработке которого Москва предлагала пригласить представителей Германии, ни вывода иностранных войск из этой страны[1].

Шпионов, которых забрасывал к нам Запад, мы арестовывали сотнями. Большую помощь в их разоблачении оказывал нам наш разведчик К. Филби. Цель деятельности шпионов — диверсии, создание антиправительственных групп, пропаганда. Запад начинает напрямую финансировать украинские, прибалтийские банды, в большинстве своем составленные из недобитых фашистов и их пособников.

«Единственный способ выиграть третью мировую войну — это взорвать Советский Союз изнутри с помощью подрывных средств и разложения»[2].

 Активно сотрудничает Запад и с бывшими немецкими фашистами, особенно разведчиками. Ряд высокопоставленных фашистов переезжает в США. Основная их цель — организация подрывной деятельности в СССР.

Спустя более 60 лет после окончания Второй мировой войны, ЦРУ согласилось рассекретить свои архивы, которые должны помочь раскрыть многие тайны… «Сегодня мы объявляем о раскрытии 27 тысяч страниц документов», — сообщил на пресс-конференции во вторник в Вашингтоне глава Национального архива США Ален Вайнстайн.

 Рассекреченные во вторник документы рассказывают, в частности, что сразу после войны ЦРУ в рамках секретных программ Pastime и Kibitz организовало на территории американской оккупационной зоны в Германии сеть немецкой агентуры для работы против СССР.

 Документы рассказывают и о карьере завербованного в августе 1942 года эсэсовской разведкой на территории СССР на Кавказе Щерима Субзокова, который стал офицером «Кавказского легиона» и старшим лейтенантом SS. После войны Субзоков был завербован американской разведкой в Иордании и с 1952 по 1959 годы работал на ЦРУ, в том числе помогая в заброске американской агентуры в кавказские республики СССР.

 Собраны рассекреченные материалы об использовании американскими спецслужбами нацистских военных преступников в работе против СССР в годы «холодной войны». Рабочей группе удалось установить, в частности, что по меньшей мере пятеро помощников оберштурмбанфюрера СС…  после второй мировой войны работали на ЦРУ[3].


[1] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[2] Дженерал милитари ревю.

[3] ЦРУ рассекретило архивы, раскрывающие тайны Третьего рейха: подробности. News Prom.Ru. 07.06.2006.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Успех

Успех здесь — главное. Успешный гангстер почитается так же, как и успешный поэт. Здесь мы несколько «хватанули», гангстер, конечно, гораздо более интересная и уважаемая личность, чем поэт. Разве можно удивляться тому, что в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[1]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе.

Рост преступности — наглядная демонстрация слов Б. Франклина: «Человека, утверждающего, что деньги могут все, можно подозревать в том, что он может пойти на все ради денег». Более резко аналогичную мысль высказал Эди-Пьер Бошен: «Те, кто считает, что деньги — это все, без сомнения, готовы на все ради денег». Высокий уровень преступности, наркомания, проституция и другие пороки существовали и раньше, но были исключением из правил, теперь порок — норма. За последние 30—40 лет численность преступлений увеличилась в США в 7—8 раз, во Франции — в 5—6 раз, в Германии — в 3—4 раза, то есть рост идет не на несколько процентов, а в разы[2]. И не случайно за время строительства капитализма в России число наркоманов выросло в 12 раз[3].

Закономерно, что при капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, идет героизация преступников в фильмах, книгах. Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т.д. и т.п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно: в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

С приходом капитализма экраны сразу заполняют кинофильмы, которые воспевают воровство. Не в переносном, а в прямом смысле. Постоянно культивируется тема удачного ограбления банка, и зритель, даже не понимая, на уровне подсознания начинает отождествлять себя с вором, переживая за героя очередной киноленты. Этот процесс в психологии называется персонализацией. Персонализация — изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности в связи с отождествлением в сознании человека себя с образом другого субъекта.


[1] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией.  Новые Известия. 06.09.2006.

[2] Основы социологии и политологии/ Под ред. Бороноева А.О. М., 2001. С. 138.

[3] Доклад Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского. 07.06.2001.

Жертвы политических репрессий

Трудный вопрос о репрессиях. В антисоветской пропаганде особая ставка делается на раздувание мифа о жертвах политических репрессий в период правления Сталина.

Сначала о массовости. Антисоветская пропаганда утверждает, что было расстреляно 10 миллионов, сидело 30. Кто-то говорит о том, что расстреляно 20, а сидело 30 или даже 50 миллионов. Уже сам разброс цифр показывает, что они подкреплены не историческими данными, а лишь воображением. В принципе, каждый может придумать свою цифру, например, 60 миллионов, и смело ее озвучивать. Чем цифра выше, тем более благосклонно она будет воспринята сообществом фальсификаторов истории.

Перейдем от вымыслов к фактам. В ходе подготовке доклада, дискредитирующего Сталина после его смерти, Хрущевым был сделан запрос об осужденных за время правления Сталина. Закрытая справка была предоставлена Генеральным прокурором СССР Руденко. Согласно ей, с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами было осуждено 3 777 380 человек, в том числе, к высшей мере наказания — 642 980 человек.

При этом надо учитывать, что в 1921 г. еще шла гражданская война, потом было сопротивление басмачества, банды на Украине, иностранные диверсанты и агенты и т.д.

Посмотрите аргументированное видео о репрессиях известного историка Евгения Спицына о репрессиях.

Интересно, что, рассуждая о миллионах репрессированных, реабилитировали на порядок меньше. Это естественно. Рассуждать о миллионах репрессированных можно, рассуждать вообще можно, о чем угодно, но реабилитировать миллионы нельзя, потому что их просто нет. Поясним, о чем идет речь.

В 2006 г. закончилась работа органов прокуратуры по проверке уголовных дел в отношении жертв политических репрессий. За почти 15 лет работы реабилитировано 775 тысяч[1]. Идеологический заказ к прокуратуре понятен, поэтому можно предположить, что работа велась крайне пристрастно — реабилитировались даже явные преступники. Причем реабилитированные — это необязательно расстрелянные, а все, по мнению прокуратуры, репрессированные. Но и эта цифра также нуждается в детальной проверке. Например, в России к репрессированным официально относят детей репрессированных, так как они тоже пострадали от репрессий. Итак, 775 тысяч — официальная цифра, поэтому все разговоры о миллионах репрессированных — плод воспаленного антисоветского воображения.

Интересна и другая цифра. Всего в отношении реабилитации рассматривался 1 млн 240 тыс. дел. Пресловутые миллионы осужденных отсутствуют опять. Но интересно даже не это. Если реабилитировали лишь 775 тыс., значит 465 тыс. отказались признать репрессированными незаконно. Получается, что даже современные историки вынуждены признать, что 465 тыс., т.е. почти 40 % от общего числа были осуждены за контрреволюционные преступления вполне законно. Значит, дела возникали не на пустом месте, как нас нередко пытаются убедить.

Жертвы политических репрессий. Теперь о «репрессиях». Слово «репрессированный» подразумевает человека безвинно наказанного. Были ли наказанные невинно? Были. К сожалению, любая судебная система допускает ошибки. Однако количество ошибочно осужденных в 1920—1950-х годов сегодня завышается в миллионы раз.

«Страдали ли в те лихие годы невиновные? Конечно, страдали, как страдают и сейчас. В благополучной Америке, например, «ошибка правосудия» составляет около 5 % осуждённых. Это официальные данные, основанные на признании самих американских судьей. Это означает, что в тюрьмах США в настоящий момент безвинно сидит свыше ста тысяч человек, а сколько их будет за 30 лет?»[2].

Например, в 2006 г. на свободу вышел американец, проведший в тюрьме 24 года за преступления, которых не совершал. Только результаты ДНК-теста подтвердили невиновность человека, осужденного на 130 лет. До этого на свободу вышел человек, проведший в тюрьме по ошибке 22 года. За 15 лет проведение подобных анализов ДНК позволило оправдать более 170 человек[3]. Речь идет, прежде всего, об изнасиловании — преступлении, в котором возможно проведение подобного теста. И это в случае, если в результате остался материал для ДНК-теста, а если его нет? А сколько преступлений, где такой тест провести нельзя, ведь изнасилования в общей массе преступлений составляют лишь около 10 %. Причем проверка не поставлена на поток, проверяются единичные случаи. Так сколько незаконно репрессированных в США десятки лет проводят в тюрьме? Даже по мнению американских экспертов, за последние 15 лет репрессировано было около 30 тыс. американцев[4].

«Одна из причин, по которой антисоветские идеологи распространяют мифы о десятках миллионах репрессированных, заключается в том, что 20, а тем более 40 миллионов человек не могут быть виновными. Отсюда сразу следует вывод о беззаконности Советской власти. А если посмотреть на реальные, а не выдуманные цифры, то сразу встает вопрос — «Да, это много и это очень плохо, но были ли они невиновны? Вполне может быть, что в стране за 33 года действительно нашлось такое количество людей, нарушивших закон». А как обстоят дела в других странах, может быть там картина принципиально другая? Нет, нисколько. Например, в тюрьмах Америки находится более 2 миллиона 200 тысяч человек. Это сейчас, в мирное время. Это много? Немало. Но из этого никак не следует, что большинство из них невиновны. Население США составляет 260 миллионов человек, количество заключённых — 2 миллиона 200 тысяч. Население СССР в 1940 г. — свыше 190 миллионов, количество заключённых 1 миллион 850 тысяч, то есть, в таком количестве нет ничего экстраординарного»[5].

Казалось бы, Сталин сделал все для того, что бы у потомков не возникло и тени сомнения в виновности осужденных. Процессы были открытыми, факты были на лицо, подсудимые полностью признали вину и раскаялись в содеянном. Что еще нужно? На процессах присутствовали иностранные журналисты и дипломаты. Например, процесс Зиновьева-Каменева. Свою глубокую убеждённость в том, что обвиняемые признавались добровольно, доказательства подлинные и заговор действительно был, высказал присутствовавший в зале суда посол США, кстати, бывший судья и ярый противник коммунизма.

Троцкий из-за рубежа открыто финансировал троцкистское подполье, писал воззвания и скрытые инструкции, открыто призывал к свержению действующего правительства. Это все документировано и известно всем. Вообще, представить мирно сопротивлявшуюся оппозицию, состоящую из профессиональных революционеров ленинской гвардии, довольно трудно. Как трудно представить и то, что старый дореволюционный мир безропотно покорился новой власти.

«На тему о сталинских репрессиях сложилась огром­ная литература. На мой взгляд, она почти на сто процентов есть фальсификация реальной истории. …Вопрос о репрессиях имеет принципиальное значение для понимания как истории формирования русского коммунизма, так и его сущности как социального строя.

Была мировая война. Рухнула царская империя, причем коммунисты в этом были меньше всего по­винны. Произошла революция. В стране — дезорганизация, разруха, голод, расцвет преступности. Новая революция, на сей раз — со­циалистическая. Гражданская война. Интервенция. Восстания. Никакая власть не смогла бы установить элементарный обще­ственный порядок без массовых репрессий… Сталинские репрессии приняли политическую форму в силу конкретных исторических условий — борьба против сил контрре­волюции, саботажа, вредительства и т. п. Наивно думать, будто ничего подобного не было, будто старый мир покорно подчинил­ся новому режиму. Он сопротивлялся, и это было естественно»[6].

 И еще. Наивно думать, что был хороший царь, полная демократия, но пришли большевики и начали всех политических оппонентов сажать, в особенности, творческую интеллигенцию. Вспомним XIX век. Пушкин сослан, Чернышевский — семь лет каторги, ссылка, Достоевский — смертный приговор, в последний момент замененный на каторгу. Герцен, Огарев, Белинский — ссылки, аресты, преследования. Толстой отлучен от церкви и власти, только мировая известность спасла его от ареста.

1877 г. — известный «процесс 193-х». Множество известных обвиняемых. Среди подсудимых было 38 женщин. Число арестованных по «делу 193-х» превышало четыре тысячи. Трое умирают во время процесса, 28 осуждены на каторгу. Множество сослано.

Царский режим казнил, убивал, ссылал, расстреливал мирные демонстрации, со страшной жестокостью подавлял крестьянские восстания. Десятки тысяч погибших, виновных только в том, что они умирали с голоду.

Нельзя судить об исторических фактах вне исторического контекста. Такой подход характерен или для дилетанта или для фальсификатора. Сегодня кажется неоправданной жестокостью сажать людей за негативные высказывания о власти. Но давайте перенесемся в ту эпоху. Что сделали бы с человеком, публично хулившим официальную власть в других странах, например, в нацистской Германии или Италии? Правда, в этих странах была диктатура, поэтому возьмем для примера цитадель демократии — США.

16 мая 1918 г. Конгресс США принял поправку к «Акту о шпионаже», согласно кото­рому тем, кто «высказывается устно или письменно в не­лояльном, хулительном, грубом или оскорбительном тоне о форме государственного устройства или в отношении конституции Соединенных Штатов, или в отношении Вооруженных сил», грозило до 20 лет тюремного заключения[7].

При Сталине всем, кто выступал против государства и народа, неоднократно предоставляли возможность одуматься, и не только Зиновьеву или Каменеву — были прощены тысячи членов украинских, прибалтийских банд, с оружием в руках, на деньги Запада воевавших против нашей Родины. Почему тысячи бывших эсэсовцев сегодня маршируют по улицам Киева, Талина, Риги? Потому что их тогда простили. Такой вот коммунистический гуманизм.

Особая гуманность была проявлена к переселенным народам. Оставим в стороне эмоциональную сторону вопроса и обратимся к фактам и расчетам американского историка Г. Ферра[8].

В 1939 г. численность крымских татар составила 218 000 человек. Около 22 000 человек, или 10 % населения, со­ставляли мужчины призывного возраста. В 1941 г. 20 000 крымских призывников дезертировали из Вооруженных сил СССР; к 1944 г. те же 20 000 крымско-татарских ополченцев пере­шли на сторону нацистской Германии и с оружием в руках бо­ролись против Красной Армии.

Итак, сотрудничество с гитлеровцами в этой среде было поистине массовым. И тут мы приходим к одному из трудных вопро­сов: как в данном случае должна была поступать Советская власть?

Можно было расстрелять 20 000 дезертиров. А можно было всех мужчин призывного, то есть детородного возраста при­говорить к тюремному заключению. Но и то, и другое факти­чески означало бы уничтожение крымско-татарского народа. Вместо этого Советское правительство решило выслать в Среднюю Азию целиком весь народ, что и было осуществлено в 1944 году. Им дали землю и на несколько лет освободили от уплаты налогов. Крымско-татарский народ был сохранен.

Оценивая сталинскую эпоху, А. Зиновьев очень точно подытоживает и отвечает на вопрос, почему сталинский период развития России вызывает столь много критики:

«Сталинская политика вызывала и до сих пор вызывает злобу не столько потому, что была связана с жестокостью и репрессиями, сколько потому, что была порази­тельно успешной. Беспристрастные исследователи в далеком бу­дущем наверняка в жестокости сталинских лет увидят не столько факт якобы необоснованных жестокостей, сколько мужество и дальновидность сталинского руководства пойти на эти жесто­кости как на неизбежные в интересах выживания страны»[9].


[1] В России завершена проверка дел жертв политических репрессий. РИА «Новости». 30.10.2006

[2] Краснов П. Так были ли репрессии? «Интернет против Телеэкрана».

[3] В США доказана невиновность человека, проведшего в тюрьме 24 года. РИА «Новости». 24.01.2006

[4] В американских тюрьмах сидят тысячи невинных людей, считают эксперты. Day. Az. 20.04.2004

[5] Краснов П. Репрессии: Виновные и невиновные. «Интернет против Телеэкрана»

[6] Зиновьев А. Русский эксперимент.  М., 1995. С. 62—63.

[7] Кара-Мурза С. Г. Антимиф.  М., 2004. С. 310.

[8] Ферр Г. Антисталинская подлость. – М., 2008. – с. 108-109.

[9] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 71.

Как марксизм погубил социализм

Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.