Sidebar

 О нравственности советского периода стоит сказать особо. Советский период был нравственной вершиной не только всей истории России, но и всей истории человечества. Конечно, он был не идеален, идеален только Бог, и все-таки стоит признать безо всяких философских, заумных фраз: нам, советским людям, посчастливилось жить в самую лучшую эпоху в мировой истории, в великой и могучей стране.

«Мы» — это поколение помнящих стыд, честь, совесть. Мы еще помним то время, когда слово «голубой» было прилагательным. Нас учили высшим принципам, пусть через призму советской идеологии, но все равно это были и совесть, и честь, и стыд. Нам казалось это таким очевидным, как воздухом дышать. Но сегодня мы осознаем: если так пойдет дальше, вырастет поколение, которое искренне не будет понимать терминов «стыд» или «честь». Понимаете, новое поколение будет не бессовестным, в смысле отрицающим совесть, а не знающим совести. Это пострашнее бессовестных. Когда человек что-то отрицает, всегда есть возможность пересмотреть свой взгляд. Но как пересмотреть взгляд на то, чего не знаешь?»[1].

Не было ничего более великого на русской земле, чем Советский Союз, не случится ничего великого и после, если сегодняшний тренд развития не будет преодолен. Мы не должны  повторять тезисы наших врагов о СССР. Запад нас ненавидит, и больше всего он ненавидит наше советское прошлое.


[1] Проект Россия. Вторая книга. Выбор пути.  М., 2007.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 79 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Солидарность

Можно сказать, солидарность — это справедливость плюс нравственность. То есть общество должно быть не только справедливым, но и в высшей степени нравственным. Ситуация, когда банда справедливо распределяет награбленное, неприемлема, солидарность и грабеж несовместимы. Вообще, если кратко, то солидарность — это нравственная справедливость.

Солидарность — (лат. solidus — прочный) — единство убеждений и действий, взаимная помощь и поддержка. Это понятие приобрело в русской философии особую значимость в связи с распространением в России идей социализма.

Оно встречается уже у Герцена и петрашевцев, но одной из центральных категорий социальной философии оно стало у идеологов народничества с кон. 60-х гг. XIX в. В воззрениях Лаврова, М. А. Бакунина, Л. И. Мечникова, Кропоткина, Михайловского и др. деятелей народнического движения солидарность. рассматривается как важнейший фактор развития человеческого общества, возрастание которого ведет к прогрессу и всеобщему благоденствию, а утрата — к взаимной борьбе за существование, нищете и эксплуатации.

Бакунин, напр., понимая солидарность как согласование всех материальных и общественных интересов каждого с человеческими обязанностями каждого, рассматривает ее в теснейшей связи со свободой и характеризует последнюю как развитие и «очеловечение» солидарности.

Еще более широким было понимание солидарности у Лаврова, который усматривал ее не только среди людей, но и в органическом мире в целом. Взаимная поддержка и солидарность обеспечивает, считал он, выживание вида в борьбе с др. видами и является фактором его прогрессивного развития.

Человеческая солидарность стала разрушаться под влиянием индивидуализма и стремления к наживе. На передний план был выдвинут личный интерес, который привел к всеобщей борьбе всех против всех. В этих условиях и возникли учения социализма, призванные вернуть общество к началам солидарности как средству достижения всеобщего равенства и благоденствия.

Общественная солидарность, по Лаврову, может быть прочной лишь при устранении экономической конкуренции. В качестве нравственной задачи он выдвигал необходимость вырабатывать в себе и в других те «привычки солидарности», без которых осуществление лучшего общественного строя совершенно немыслимо.

Михайловский понятие солидарности тесно увязывал с понятием «кооперация «. Солидарность считал он, может существовать только между людьми, равными по положению в обществеве, а такое равенство возможно лишь в условиях простой кооперации, где отсутствует разделение труда между отдельными членами, общая цель вызывает взаимопонимание и как следствие — солидарность интересов и взаимопомощь.

Л. И. Мечников поместил понятие солидарность в самый центр своей социологической концепции, рассматривая рост солидарности в обществе как главную движущую силу исторического прогресса. Как и Лавров, он считал, что явления солидарности существуют уже в органическом мире.

«Биология — изучает в области растительного и животного мира явления борьбы за существование, социология же интересуется только проявлениями солидарности и объединения сил, т. е. факторами кооперации в природе»[1].

Причем если Бакунин тесно связывал солидарность со свободой человека, то Мечников рассматривал факты «принудительной солидарности» и «вынужденной солидарностью», связывая их с уровнем развития кооперации. Степень же свободы, по Мечникову, показывает уровень солидарность, являясь критерием прогресса. Согласно Мечникову, общество в основном проходит те же ступени солидарности, что и органический мир в целом. Подневольные союзы, держащиеся внешней принудительной силой, сменяются подчиненными союзами, возникающими вследствие разделения труда, которые, в свою очередь, должны уступить место свободным союзам, объединяющим индивидов в силу их «сознательного стремления к солидарности».

В работах Кропоткина термин « солидарность» встречается реже, чем у др. идеологов народничества, и обычно заменяется термином «взаимная помощь», выражающим то же самое содержание. Все это свидетельствует о том, что понятие «солидарность» является одним из наиболее характерных в народнической социологии и философии истории.

Оригинальная трактовка солидарности дана Левицким в рамках его концепции «органического мировоззрения». Она связана с «метафизикой временного процесса «, где солидарность рассматривается как «фактор развития», получивший наивысшее развитие в христианстве, которое «является наиболее чистым выражением солидарности, переросшей семейные, феодальные, клановые, национальные и прочие рамки»[2].


[1] Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. - М., 1924. - С. 43.

[2] Левицкий С.А.Основы органического мировоззрения. -  Франкфурт-на-Майне, 1948. - С. 150.

Советские ракеты

О том, за счет чего мы все живем. Сегодня наша страна нещадно прожигает то, что было создано при социализме. Мы существуем как государство лишь потому, что у нас есть нефть и ракеты. Мы не создаем новых видов вооружений, не разведываем новых запасов нефти и газа, мы только ругаем СССР и живем за его счет. Причем лучше всех живут как раз самые яростные критики Советского Союза — те, кто за бесценок получил советские заводы, советскую нефть, советские трубопроводы. Но с каждым годом нефти и ракет становится все меньше. А что будет, когда нефть и газ закончатся, а ракеты и другие виды вооружений устареют?

 С 1960 года в СССР были освоены огромные месторождения Поволжья, Тимано-Печоры и Западной Сибири. Мы жили не очень богато, потому что вкладывали в будущее. Тратили громадные материальные и людские ресурсы на разведку нефти в тяжелейших условиях Сибири — холод, вечная мерзлота, отсутствие инфраструктуры. Да и никто не знал точно, есть ли там нефть вообще. Но мы нашли нефть, стали ее добывать, построили заводы, города, трубопроводы. Это был поистине подвиг.

В 2010 году Россия экспортировала нефти и нефтепродуктов на 400 млрд долларов. Три четверти того, что добывает Россия, она продает на внешних рынках, чистый экспорт нефти и нефтепродуктов составил 71,1% от добычи нефти[1]. В денежном выражении, вместе с нефтепродуктами, 49% поступающей валюты — это нефтяные доходы.

Следующая статья российского бюджета — газ. Открытие больших месторождений газа в Сибири, на Урале и в Поволжье в 1970-е и 1980-е годы сделало СССР одной из крупнейших газодобывающих стран. В 1965 г. было образовано Министерство газовой промышленности, которое ведало поиском газовых месторождений, добычей газа, его доставкой и продажей. Сегодня один Газпром производит более 8% российского внутреннего валового продукта. Кроме того, мы продаем сталь, электроэнергию…

И ничего из этого не произведено в современной России. Россия не строит металлургические заводы, электростанции или АЭС, не добывает нефть или газ из новых разведанных месторождений. Россия продает все еще советские нефть, газ, метал, электроэнергию… И вся страна живет за счет этого.

Причем после распада Советского Союза государственные предприятия были акционированы, и значительная их часть перешла в частные руки. То, что построил весь народ, попало в руки кучки олигархов, которые даже не живут здесь.

Офисные работники тоже живут за счет советской нефти. Почему? Зайдите в магазин одежды. Много здесь российского? Зайдите в магазин электроники, попросите показать российский товар. В море различных марок: телевизоров, видеокамер, музыкальных центров и т. д. — отечественные марки данной продукции встречаются лишь эпизодически. К сожалению, это правило распространяется не только на относительно наукоемкие товары, такие, как видеокамеры, но и на такие товары, как элементы питания (батарейки), аудио и видеокассеты. Количество отечественных продуктов питания таково, что уже на самом высоком уровне говорят об угрозе продовольственной безопасности

Итак, нас кормит мясом Аргентина, Европа снабжает электроникой, Китай — товарами ширпотреба и т.д. и т.п. А на что мы вымениваем их товар? Только на то, что поставляем на экспорт. И здесь мы приходим к тому, с чего начали. Мы продаем советскую нефть, газ, металл... Образно говоря, ваш мобильный телефон куплен на ресурсы СССР. То есть сегодня у нас точно такой же образ жизни, как у населения ближневосточных монархий, которые живут за счет нефти. Они ее тоже не добывают, не перевозят и не видят. Но потребляют западные товары, которые выменивают на нефть.

В определении доли нефтегазовых, и шире — сырьевых товаров в доли ВВП России — есть большая доля лукавства. Говорят о 9%, 30% или даже 60%. Кто во что горазд. В действительности же зайдите в магазин, и вам сразу станет понятна эта доля.

Поясним на примере. Приехал топ-менеджер из Нефтеюганска в Москву, купил в Москве иномарку. А теперь смотрим, сколько людей задействовано в этом простом акте купли-продажи. Автосалон получил прибыль, заплатил зарплаты офисным работникам, перевозчикам...

Но ведь купил топ-менеджер автомобиль не на улице. Он позвонил по номеру, указанному в рекламном объявлении в газете, поэтому прибавим зарплату сотрудников рекламного агентства, редакции газеты, типографии… Так нефтяные доходы размазываются по громадному кругу людей, вплоть до продавца газеты в ларьке и дворника в автосалоне.

Получая зарплату, эти люди тоже ее тратят, например, на продукты питания. Прибавим зарплату продавца в магазине, охранника, уборщицы… Несколько огрублено, но это и есть действие мультипликатора.

Однако заметьте: никто из них не производит ни то, что мы едим, ни то, что мы одеваем, ни то, без чего мы не можем прожить ни дня, то есть телефоны или компьютеры. Все это произведено за пределами России и выменивается на советскую нефть.

Иначе говоря, Советский Союз, который сегодня поливается помоями различными современными политологами, кормит всех нас, в том числе и этих политологов.

Советские ракеты. С нами не обошлись, как с Ираком и Ливией лишь потому, что в советское время была создана не только промышленная база, которую мы сейчас проедаем, но и ракеты для защиты этой базы

Долгое время между двумя главными ядерными державами (СССР и США) обеспечивался стратегический баланс. После ряда договорных ограничений и сокращений стратегических ядерных вооружений по состоянию на 1 сентября 1990 года, как следует из текста Меморандума к Договору СНВ-1, у сторон оставалось примерно одинаковое число стратегических носителей и размещаемых на этих носителях боеголовок, а именно:

  • СССР — 2500 носителей (МБР, БРПЛ, ТБ) — 10 271 боезаряд.
  • США — 2246 носителей (МБР, БРПЛ, ТБ) — 10 563 боезаряда.

«МБР (межконтинентальных баллистических ракет), МБР с РГЧ (МБР с разделяющимися головными частями), БРПЛ (баллистических ракет подводных лодок) и ТБ (тяжелых бомбардировщиков), а также боезарядов (боеголовок), размещаемых на этих носителях, а именно:

СССР — 2500 носителей (МБР, БРПЛ, ТБ) — 10 271 боезаряд, из которых на 1398 МБР — 6612 боезарядов (из них на 1110 МБР с РГЧ — 6324 боезаряда и на 288 МБР с моноблоком — 288 боезарядов), на 940 БРПЛ — 2804 боезаряда и на 162 ТБ — 855 боезарядов.

США — 2246 носителей (МБР, БРПЛ, ТБ) — 10 563 боезаряда, из которых на 1000 МБР с РГЧ — 2450 боезарядов, на 672 БРПЛ — 5760 боезарядов и на 574 ТБ — 2353 боезаряда»[2].

Согласно договору  СНВ-III от 2010 года у России должно остаться 700 носителей и всего 1550 ядерных боезарядов

США активно разрабатывают и испытывают систему противоракетной обороны. Это существенно разрушает стратегический баланс и ставит нас перед необходимостью адекватного ответа. Сколько бы мы восторженно ни рассуждали о маневрирующих боеголовках, способных пройти через систему противоракетной обороны, совершенно ясно: это лишь слова.

Как только США развернут новейшую группировку спутников космической радиолокационной разведки, все наши ПГРК превратятся в постоянно контролируемые и беззащитные цели и утратят способность к ответному удару.


[1] Russia Energy Profile (18 ноября 2008).

[2] Григорьев Ю.П. От гонки вооружений ХХ века к потере ядерного паритета в XXI. // Независимое военное обозрение. 04.07. 2006.

Мероприятия большевиков

А теперь представим, что большевиков не было. Не было вообще. Как в рассказе Бредбери «И грянул гром»: уберем один элемент из прошлого. Как изменится будущее?

Февралисты окончательно разваливают державу, начавшийся парад суверенитетов доходит до логического конца. Вначале от Российской империи отваливаются все национальные республики. На территории России — преступность, банды махновцев, полная анархия, голод, эпидемии. Чтобы восстановить порядок, западные державы вводят на территорию России свои войска. Это делается по приглашению самих февралистов. Страна фактически превращается в колонию. В таком сценарии нет ни капли преувеличения, все логично шло к этому, а частично уже было осуществлено. Но подобному  сценарию воспрепятствовали  большевики.

Сегодня в России отменено празднование Великой Октябрьской социалистической революции, ее стыдливо называют переворотом. В то же время во Франции дата Великой французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды, как о начале триумфального шествия свободы, тогда как в России Великая Октябрьская социалистическая революция лишь обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революцией буржуазии в собственных интересах, которая предоставила свободы 8% населения. Величие Русской революции заключалось в стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров французской революции — Марат. Его убила в ванной молодая дворянка Шарлотта Корде во время визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Небезынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он стал даже присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффилированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, что в результате ее бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. 

В противовес этому, множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции французской, которая на душу населения убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Великая Октябрьская социалистическая революция — это то, чем мы, русские, можем по праву гордиться. Она перевернула весь мир во имя справедливости. Мы создали новый тип государства — первое в мире государство рабочих и крестьян.

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

 «К 1917 г., в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

…Символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову, и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Мероприятия большевиков. Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[1].

Напоследок приведем цитату еще одного человека: «Те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я  нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было, и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[2]. Человек, произнесший это, не кто иной, как последний правитель дореволюционной России — А. Керенский.


[1] Бердяев Н. А. Русская идея.  М., 2000. С. 235—237.

[2] Улько Е. Возможности не представилось. «Родина». 1992, № 5.