Sidebar

Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800—1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, происходили военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800—1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10—15%[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

 «Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905—1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз.

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир — мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[3].


[1] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 121.

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905—1907 гг., 1917—1922 гг.  М., 1997. С. 9, 26.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 308—309.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 67 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Хрущев кратко

В партию большевиков Хрущев вступил лишь в 1918 году. Потом серенькая карьера партийного интригана, всегда колебавшегося вместе с линией партии. В частности, как 1-й секретарь Московского горкома и обкома ВКП(б), а позднее как первый секретарь ЦК КП(б) Украины проявил себя «беспощадным борцом» с «врагами народа».

«…Будучи первым секретарём Московского обкома и горкома партии в 1937 году, Н.С. Хрущёв «активно выпрашивал у Политбюро „лимиты на расстрел» рядовых „врагов народа»: кулаков, уголовников… «Н. С. Хрущёв прославился на этой работе своей кровожадностью». Например, в стенограмме январского (1938 года) закрытого Пленума ЦК ВКП(б) Хрущёв фигурировал в докладе Г.М. Маленкова 14 января 1938 года на Пленуме как «перегибщик». Причём персонально по Хрущёву Маленков сказал: «Проведённая в Москве проверка исключений из партии и арестов обнаружила, что большинство осуждённых вообще ни в чём не виноваты»[1].

Об этом он старался не вспоминать, как не вспоминать и о том, что он являлся одним из виновников катастрофических окружений РККА под Киевом (1941) и под Харьковом (1942).

Хрущев кратко. Еще раз подчеркнем: Хрущев пришел к власти как путчист, а не в результате его выдвижения Коммунистической партией.

Оценки деятельности Хрущева прямо противоположны. Нередко Хрущева обвиняют в целенаправленном развале социалистической системы Советского Союза. Согласно этой точке зрения, в то время демонтаж социализма был невозможен, так как слишком очевидны были его успехи. Также и с точки зрения Запада: сначала социализм надо развалить, чтобы потом представить его заведомо недееспособным. И Хрущев с успехом начал выполнять эту миссию. Хрущев был первым диссидентом. Так, В.М. Молотов писал: «Хрущёв — он же сапожник в вопросах теории, он же противник марксизма-ленинизма, это же враг коммунистической революции, скрытый и хитрый, очень завуалированный...» (21.06.1972)[2].

«Хрущев, а не Солженицын и не Сахаров был первым советским диссидентом, и странно не то, что он, в конце концов пал, но то, что он пал в 1964 году, а не в 1957, когда против него восстало большинство его соратников, а спас его решительным силовым маневром маршал Жуков»[3].

Конечно, Хрущев не был агентом западных спецслужб, но профессиональный уровень выскочки, пришедшего к власти с помощью военного переворота, явно не отвечал масштабу задач, стоявших перед такой огромной страной, как СССР. Как верно отметил Л.М. Каганович:

«Он принёс пользу нашему государству и партии, наряду с ошибками и недостатками, от которых никто не свободен. Однако "вышка" — первый секретарь ЦК ВКП(б) — оказалась для него слишком высокой»[4].

 Усугубляла непрофессионализм энергичность, желание кипучей реформаторской деятельности. Резюмируя, можно сказать, что, при отдельных положительных сторонах, деятельность Хрущева не укладывалась в общий мейнстрим русской истории.

Он пришел на штыках Жукова, держался на штыках Жукова. Оставшись без поддержки Жукова, он теряет власть. В октябре 1964 года уже весь президиум ЦК высказался за отставку военного путчиста Хрущева. Хрущев пишет заявление об уходе на пенсию по состоянию здоровья.

Никаким заговором Пленум не был, соблюдены все уставные нормы. На пост Первого секретаря Хрущёва избрал Пленум. Пленум и освободил его. В своё время Пленум рекомендовал Верховному Совету назначить Хрущёва на пост Председателя Совмина. И в октябре 64-го Пленум вынес рекомендацию Верховному Совету о смещении его с этого поста. Уже перед Пленумом, на заседании Президиума, Хрущёв сам признал: ему невозможно оставаться далее у руля государства и партии. Так что члены ЦК поступили не только правомерно, но и впервые в советской истории партии смело, в соответствии с убеждениями, пошли на смещение лидера, допустившего множество ошибок, и как политического руководителя, переставшего соответствовать своему назначению[5].

 Таким образом, Н.С. Хрущёв — неоднозначная фигура на политическом небосклоне России. Он желал счастья советскому народу, хотел, чтобы все жили при коммунизме. Но его реформаторские способности оказались довольно ограниченными, что к тому же усугублялось импульсивным характером. Вместо продуманных долгосрочных реформ началась реформаторская чехарда, что привело к ухудшению дел в экономике, в политике. Крайне сильно пострадал международный имидж СССР, когда вместо взвешенного политика пришел человек, стучавший башмаком по трибуне ООН.

«Бунт его был направлен против русской имперской истории: его либеральные реформы угрожали самому существованию империи. Иначе говоря, антисталинский курс Хрущева оказался неуместен в России и был ею решительно отвергнут»[6].

Политика Хрущева — яркая иллюстрация поговорки: «дурак хуже врага». Здесь можно лишь добавить: когда этот дурак энергичный, то он хуже десяти врагов, а когда, вдобавок, дурак занимает высший государственный пост, то хуже и целой армии врагов.


[1] Сироткин В. Сталин. Как заставить людей работать?  М., 2004.   

[2] Феликс Чуев. Полудержавный властелин.  М., 2000.

[3] Соловьев В., Клепикова Е. Андропов: Тайный ход в Кремль. Спб., 1995. С. 42

[4] Каганович Л.М. Памятные записки. С. 647.

[6] Соловьев В., Клепикова Е. Андропов: Тайный ход в Кремль. Спб., 1995. С. 41

Модель общества, адекватная менталитету «Самоактуализация»

Удивительно, но общества, наиболее адекватные менталитету, неизменно возникали в раздробленном государстве. Так случилось в Древней Греции, расколотой на города-государства, впоследствии это повторилось в Эпоху Возрождения в раздробленной Италии.

Общества, в котором самоактуализация каждого индивида — основная цель, не существует. Есть только примеры из прошлого, но это не значит, что такое общество не возможно в будущем. В истории не раз возникали социальные модели, нацеленные лишь на какой-то один тип самоактуализации.

Например, фашизм фокусируется лишь на одном типе самоактуализации — политическом вождизме. Точно так же, как основой религии являются лишь религиозное служение и религиозная самоактуализация. Иные типы самоактуализации дискриминируются.

К сожалению, идеологий, нацеленных на самоактуализацию как таковую, не существует, хотя отдельные элементы такой направленности есть в различных политических учениях. Учение, краеугольным камнем которого будет самоактуализация каждого человека, еще предстоит выработать.

Общество созидания

Человек, стремящийся чего-либо достичь в жизни, пытается «достроить» себя. А как можно «достроить» себя? Способа два: во-первых, с помощью внешних благ, во-вторых, с помощью внутренних дарований. В первом случае о человеке судят по его дому, автомобилю, костюму, часам, телефону и т.д. Во втором — по его способностям, талантам в сфере искусства и науки, наличия порядочности, чувства долга и т.д.

Материально ориентированные люди всегда выбирают первый путь, духовно ориентированные люди — всегда второй. Первые всегда достраивают себя внешним миром, вторые достраивают внешний мир собой.

В СССР было построено общество созидателей, пропагандировался принцип достройки себя с помощью внутренних дарований. Стаханов, Чкалов, Гагарин — вот советские кумиры. Страсть к приобретательству высмеивалась. Ротшильды, Рокфеллеры всегда были сугубо отрицательными персонажами.