Sidebar




Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800—1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, происходили военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800—1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10—15%[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

 «Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905—1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз.

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир — мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[3].


[1] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 121.

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905—1907 гг., 1917—1922 гг.  М., 1997. С. 9, 26.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 308—309.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 57 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

§ 2. Чем ответил Запад
§ 5. Суть СССР. Подведем итоги

Суть СССР. Удачен ли был советский проект? Не будем пускаться в софические рассуждения. Раньше — все на телегах, теперь — на автомобилях.

Недавно президент России Дм. Медведев поставил в заслугу себе и В. Путину, что россияне живут лучше, чем в конце 90-х. В действительности, это не аргумент. Почему?

Дети в детдомах тоже растут. У них прибавляется вес, увеличивается объем знаний. Можно ли на основе этого сказать, что для ребенка лучше жить в детдоме? Вся эта аргументация рухнет, если мы сравним развитие ребенка в детдоме и в семье, где он окружен заботой и любовью. При сравнении мы сразу выясним, что в благополучной семье ребенок развивается лучше. Короче, все познается в сравнении, этой максиме — не одно тысячелетие.

И она применима к оценке развития страны. Понятно, что за редким исключением все страны стали жить лучше. Происходит процесс накопления богатств, строятся здания, дороги. Поэтому «жить стали лучше через 10 лет» — пустой вывод. Все познается в сравнении. Следовательно, для корректной оценки нам надо задаться вопросом: а насколько успешнее стали жить другие страны? Каков рейтинг успешности нашей страны? Если Россия стала жить лучше, чем раньше, но в рейтинге успешных стран опустилась с 20-го на 60-е место, то грош цена такой успешности. Но перейдем от теории к практике.

Экономика. Существует такой интегральный показатель, показывающий насколько успешна страна — доля ВВП страны в мировом ВВП. Если эта доля велика и растет, безусловно, развитие успешно. Каков был показатель царской России? Смотрите таблицу[1].

Таблица № 3

Советский Союз в мировой экономике, доля в мировом национальном доходе (% к итогу)

  1913 г. 1920 г. 1929г. 1938 г. 1950 г. 1986 г.
Весь мир 100 100 100 100 100 100
Развитые капиталистические страны 70,8 72,2 72,6 69 67,5 56,9
США 24,3 28,9 28,6 24,1 32,5 21,3
Западная Европа 37,8 35,0 33,5 33,1 26,3 22,0
ФРГ 6,8 4,4 5,4 7,2 5,0 4,7
Франция 6,8 5,8 7,3 5,2 4,5 4,1
Великобритания 7,8 8,6 6,6 6,9 5,7 3,2
Италия 4,1 4,4 4,0 3,8 3,0 2,9
Япония 3,8 4,6 5 5,5 3,5 9,3
СССР 6 2,2 5 8,3 10 14 0
Китай 5,4 6,3 5,2 5,2 4,0 6,7

Причем надо учитывать, что европейские страны — это страны, имеющие население в 2—3 раза меньше, чем Россия. И что в России в 1913 г. был рекордный (80 млн.т.) урожай зерновых.

Советский проект оказался экономически суперэффективным. И здесь можно хоть головой об стенку биться, но доказать экономическую неэффективность советского проекта нельзя. Можно только врать, что с успехом и делается.

И именно суперэфективность советского проекта позволяет нам до сих пор жить за счет его, проедая советский запас прочности.

Обращу внимание также и на то, что в ХХ столетии только три страны увеличили свою долю в мировом ВНП: СССР,  Япония, Китай.  Все три страны шли разными путями: СССР —  европейская страна, строившая социализм; Япония — азиатская страна, строившая капитализм;  Китай — азиатская страна, строившая социализм. Что же у них общего, кроме увеличившейся доли в мировом ВНП? Объединяет эти страны то, что они шли  своим путем, не прислушиваясь к подсказкам извне. И все они добились успеха. Таким образом, одним из важнейших компонентов формулы экономического успеха является сохранение своей самобытности, и развитие в соответствии со своим этническим типом хозяйствования. Ориентация на капиталистическую или, наоборот, социалистическую форму хозяйствования — в этом отношении дело вторичное, ведь кредо, на котором строится кросскультурная этика, гласит: «Плохих культур не бывают! Бывают просто разные культуры»[2].

Но, может, нефть там и все такое? Нет, не все такое, опять берем самый интегральный показатель — производительность труда, посмотрим, как работали советские люди. Как мы уже говорили (рис. 2), советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепиться в десятке.

С 1913 по 1974 гг. производительность труда в промышленности СССР увеличилась в 23,3 раза, в сельском хозяйстве — в 6,2 раза, вследствие чего изменилось и соотношение по уровню производительности труда между СССР и развитыми странами. Если в 1913 году Великобритания и Франция в 3—5 раз превосходили Россию по производительности труда, то в 1973 году уровень производительности труда в этих странах стал ниже, чем в СССР. Лишь в 70-е годы советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста.

А как люди? Опять берем интегральный показатель — продолжительность жизни в СССР:

1985 г.  — 71,4 года.

1913 г. — 31

1927 г. — 44  

1939 г. — 47

1955 г. — 64

1956 г. — 67

1958 г. — 68  

1959 г. — 69  

1961 г. — 70  

1975 г. — 70,4  

1980 г. — 70,9  

1985 г. — 71,4  

Суть СССР. В середине 80-х годов СССР уверенно входил в первую десятку стран с наиболее высокой продолжительностью жизни[3].

Причем разрыв был минимален. В Италии этот показатель был 72 года, в Болгарии — 71,3, в ГДР — 71,2, в ФРГ — 70,6, в Польше — 71 год[4].

Данные факты говорят о том, что Россия в советский период сделала колоссальный шаг вперед в области уровня и качества жизни народа, несмотря на все испытания века. А переход к капитализму в 90-е годы привел к вымиранию нации, которое продолжается до сих пор. По данным книги фактов ЦРУ, этот показатель на 2010 год составляет 66,2 года, то есть 160-е место из 224 стран[5].

Но вернемся в Российскую империю. И опять сравнение не в ее пользу. Россия царская отставала от всех развитых стран, причем разница эта была не в год- два, а в десятилетия.

В 1913 году продолжительность жизни в России — 31 год[6], тогда как  в Великобритании — 52 года, Японии — 51, Франции — 50, США — 50, Германии — 49, Италии — 47 лет[7]. На каком месте была Россия, понятно. На одном из последних — по странам, где велась такая статистика (конфигурация мира была иной, в колониях подобной статистики просто не существовало).

Таким образом, если в 1985 году продолжительность жизни в СССР была выше, чем в Германии почти на год, то в 1913 году — меньше почти на 20 лет. Как говорится, почувствуйте разницу.

И так во всем. Какой бы мы показатель не взяли, ни один не показывает преимущество царской России. Ни один. Доходы на душу населения, обеспеченность врачами, количество грамотных, количество студентов… Если все их сравнить в кросскультурном аспекте, сразу видно, какой рывок был совершен Советским Союзом. И именно поэтому царская Россия не смогла победить малюсенькую дикую Японию, воевавшую с нами в одиночку, а советская Россия сокрушила Германию, Италию и кучу всяких их мелких «румынских» союзников.


[1] Агентство внешнеэкономических связей и телекоммуникаций «INTRADE». http://www.rusimpex.ru/Content/Economics/Ussr/tab04.htm

[2] Мясоедов С.П. Основы кросскультурного менеджмента. М., 2003. С.14.

[3] Россет Э. Продолжительность человеческой жизни. Население мира. Демографический справочник. М., 1989. С. 210—237, 212.

[4] Россет Э. Продолжительность человеческой жизни. Население мира. Демографический справочник. М., 1989. С. 210—237, 207.

[6] Берем самый оптимистический показатель, по пессимистическим расчетам продолжительность жизни в России  и того меньше — 30,5 лет[6].

[7] Мельянцев В.А.. Восток и Запад во втором тысячелетии. М., 1996. С. 145.

Всесильно, потому что верно?

Мир меняется, но ущербная коммунистическая идея не способна к развитию. Мы 70 лет оперировали тезисами более чем вековой давности. У нас не было серьезных разработок ни в вопросах государственного строительства, ни в геополитике, ни в экономике, ни в психологии, ни в других областях. Сейчас в это трудно поверить, но один из самых низких конкурсов был в экономические вузы.

На Западе возникла советология, во всех тонкостях изучавшая наше общество, а мы все продолжали его изучать в узких рамках марксизма-ленинизма. И в результате пришли к тому, что Ю.В. Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем». И это было правдой, но только половиной правды. Мы-то не знали общества, в котором жили, зато очень хорошо это общество знали и постоянно изучали наши враги на Западе.

И наша экономика стала неэффективной не потому, что социалистическая экономика неэффективна в принципе, а потому, что мы все чугун выплавляли, когда весь мир начал заниматься производством компьютеров. Пролетариат же гегемон, а если собирать компьютеры, куда его девать? Тот, кто собирает компьютеры, уже вроде и не гегемон, гегемон — это тот, кто выплавляет чугун. Пришлось выбирать: или гегемон, или компьютеры. Выбрали гегемона. Чем это кончилось и для гегемона, и для компьютеров, и для идеологии, и для страны в целом, мы прекрасно знаем.

Конечно, эта картина советской действительности является несколько упрощенной, но зато она верна и наглядна. Если до Маркса экономику страны оценивали преимущественно по производству сельхозпродукции, а в начале XX века — по степени развития тяжелой промышленности, то, начиная с середины XX века, доминирующим постепенно становится показатель развития наукоемких производств. А сегодня уже говорят о новой эпохе, где главное богатство страны будет составлять производство научной технологии и информации. Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что научную технологию и информацию производит не рабочий класс.

Почему же коммунистическая идея столь догматична? Сама по себе коммунистическая идея, т.е. е  быть ни понята, ни развита. Особенно явственно это проявляется при анализе коммунистического идеала. Как можно построить общество, главный принцип которого: от каждого по способностям — каждому по потребностям? Известно, что удовлетворение одних потребностей порождает новые потребности. Общество, в котором могут быть удовлетворены все потребности, не может существовать в принципе.

К тому же не каждый будет добровольно трудиться, используя все свои способности, то есть работать «на полную катушку». Поэтому основной принцип коммунизма в высшей степени утопичен. Общество, в котором все будут получать по своим потребностям, построить невозможно, точно так же, как и общество, где все будут работать, используя   все свои способности.

Как могут отмереть деньги, государство, семья? Во все это поверить нельзя. И никто не верил. Люди шли в партию, так как она олицетворяла чистый, светлый идеал справедливости. Очень показательна в этом отношении сцена из фильма «Чапаев»: главный герой даже не знает, в каком «Интернационале» состоит Ленин. Когда же начал действовать принцип партийного отбора, при котором знание коммунистического идеала стало обязательным, мы получили коммунистов вроде Горбачева и Ельцина.

Мы думали, что если построить справедливое общество и повторять одни и те же постулаты, то мы победим. Против нас работали тысячи профессиональных психологов, социологов, политологов. Их методы борьбы постоянно оттачивались, а мы все из года в год повторяли одно и то же. И поэтому проиграли.