Sidebar

Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800—1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, происходили военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800—1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10—15%[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

 «Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905—1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз.

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир — мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[3].


[1] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 121.

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905—1907 гг., 1917—1922 гг.  М., 1997. С. 9, 26.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 308—309.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 17 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Всесильно, потому что верно?

Мир меняется, но ущербная коммунистическая идея не способна к развитию. Мы 70 лет оперировали тезисами более чем вековой давности. У нас не было серьезных разработок ни в вопросах государственного строительства, ни в геополитике, ни в экономике, ни в психологии, ни в других областях. Сейчас в это трудно поверить, но один из самых низких конкурсов был в экономические вузы.

На Западе возникла советология, во всех тонкостях изучавшая наше общество, а мы все продолжали его изучать в узких рамках марксизма-ленинизма. И в результате пришли к тому, что Ю.В. Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем». И это было правдой, но только половиной правды. Мы-то не знали общества, в котором жили, зато очень хорошо это общество знали и постоянно изучали наши враги на Западе.

И наша экономика стала неэффективной не потому, что социалистическая экономика неэффективна в принципе, а потому, что мы все чугун выплавляли, когда весь мир начал заниматься производством компьютеров. Пролетариат же гегемон, а если собирать компьютеры, куда его девать? Тот, кто собирает компьютеры, уже вроде и не гегемон, гегемон — это тот, кто выплавляет чугун. Пришлось выбирать: или гегемон, или компьютеры. Выбрали гегемона. Чем это кончилось и для гегемона, и для компьютеров, и для идеологии, и для страны в целом, мы прекрасно знаем.

Конечно, эта картина советской действительности является несколько упрощенной, но зато она верна и наглядна. Если до Маркса экономику страны оценивали преимущественно по производству сельхозпродукции, а в начале XX века — по степени развития тяжелой промышленности, то, начиная с середины XX века, доминирующим постепенно становится показатель развития наукоемких производств. А сегодня уже говорят о новой эпохе, где главное богатство страны будет составлять производство научной технологии и информации. Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что научную технологию и информацию производит не рабочий класс.

Почему же коммунистическая идея столь догматична? Сама по себе коммунистическая идея, т.е. е  быть ни понята, ни развита. Особенно явственно это проявляется при анализе коммунистического идеала. Как можно построить общество, главный принцип которого: от каждого по способностям — каждому по потребностям? Известно, что удовлетворение одних потребностей порождает новые потребности. Общество, в котором могут быть удовлетворены все потребности, не может существовать в принципе.

К тому же не каждый будет добровольно трудиться, используя все свои способности, то есть работать «на полную катушку». Поэтому основной принцип коммунизма в высшей степени утопичен. Общество, в котором все будут получать по своим потребностям, построить невозможно, точно так же, как и общество, где все будут работать, используя   все свои способности.

Как могут отмереть деньги, государство, семья? Во все это поверить нельзя. И никто не верил. Люди шли в партию, так как она олицетворяла чистый, светлый идеал справедливости. Очень показательна в этом отношении сцена из фильма «Чапаев»: главный герой даже не знает, в каком «Интернационале» состоит Ленин. Когда же начал действовать принцип партийного отбора, при котором знание коммунистического идеала стало обязательным, мы получили коммунистов вроде Горбачева и Ельцина.

Мы думали, что если построить справедливое общество и повторять одни и те же постулаты, то мы победим. Против нас работали тысячи профессиональных психологов, социологов, политологов. Их методы борьбы постоянно оттачивались, а мы все из года в год повторяли одно и то же. И поэтому проиграли.

Евреи революции

В СССР не было принято обсуждать национальность большевиков. В постсоветское же время на читателя хлынул вал литературы, рассказывающий о том, что все большевики были евреи, а также о масонском заговоре и всякой другой чепухе. Часто обливают помоями большевиков те же историки, которые до этого рассуждали о славных традициях Октября. Мы не пытаемся никого обелить, но очернять тоже не будем. Разберемся максимально непредвзято.

О еврейском заговоре

Евреи революции. У истоков марксизма в России стояли три наиболее крупные фигуры: Плеханов, Ленин, Мартов. Плеханов был русским. Мартов был евреем, его настоящая фамилия Цедербаум.

Был ли евреем Ленин? Сразу обращу внимание на то, что НИКАКИХ документов, свидетельствующих о том, что Ленин еврей, нет. Нет вообще. Никаких свидетельств о рождении, никаких данных церковно-приходских книг. Ничего  подобного, только воспоминания современников, вытекающие из других воспоминаний. Попробуем разобраться.

 Во-первых, Ленин не был чистокровным евреем. Во-вторых, Ленина нельзя признать евреем и по еврейскому закону, так как еврейство передается по материнской линии. Но его бабушка, а соответственно, и мать не являлись еврейками. По некоторым данным, Ленин был евреем на 25 %, а его дедушка со стороны матери носил имя Александр Дмитриевич Бланк. Итак, максимально,  что можно выжать из еврейской темы — это 25%. Но и здесь не все так просто.

Даже исследователи, пишущие о еврейских корнях Ленина, вынуждены признать, что А. Д.  Бланк конфликтовал с еврейской общиной и, обращаясь к императору, заявлял о своем несогласии с религиозным фанатизмом еврейского общества. Кагально-раввинская организация объявила его «преступником еврейского закона, погрязшим в блудодействии». В абсолютном большинстве, рассуждая о еврейских корнях Ленина, ссылаются на книгу М.Г. Штейна, который приходит к выводу, что «по ненависти к своему народу А.Д. Бланка можно сравнить, пожалуй, только с другим крещеным евреем — одним из основателей и руководителей московского «Союза русского народа» В.А. Грингмутом. Окончательный разрыв произошел после того, как Бланк крестился[1].

Есть и другие данные, по которым биографии двух Бланков спутывают сознательно. Дед Ленина, Александр Дмитриевич Бланк, происходил из православного купеческого рода. Начавши службу в 1824 году, он в 40-е дослужился до чина надворного советника со старшинством (подполковник), который давал ему право на потомственное дворянство. Другой Александр Бланк, никакого отношения к Ленину не имевший, действительно существовал, был на 3—4 года старше Александра Дмитриевича и во многом повторил его служебную карьеру. Он тоже учился медицине, но служил в госпиталях и благотворительных организациях, а не на государственной службе, то есть не мог получить чина, дающего право на дворянство.

Был ли Ленин этнически на 25 % евреем или нет, неизвестно, но самое главное, что в семье Ульяновых никогда не считали себя потомками евреев, эта тема даже не обсуждалась. По свидетельствам историков, появившиеся идеи о еврейских корнях семьи Ульяновых вызвали чувство глубокого удивления у сестры Ленина.  Но, главное, Ленин был ментально русским человеком, это признавали и те, кто его ненавидел. Как писал Н. Бердяев,

«Ленин был типически русский человек… В ха­рактере Ленина были типически русские черты и не специ­ально интеллигенции, а русского народа: простота, цель­ность, грубоватость, нелюбовь к прикрасам и к риторике, практичность мысли, склонность к нигилистическому ци­низму на моральной основе»[2].

В СССР — царстве интернационализма — фигуру Ленина не анализировали в контексте русской истории, а ставить его на одну доску с царями, пусть и великими, было кощунственно. Ленин позиционировался как вождь пролетариата, причем обязательно мирового. Но видные мыслители эмиграции, лишенные идеологических рамок, откровенно признавали:

«Пройдут годы, сменится нынешнее поколение, и затих­нут горькие обиды, страшные личные удары, которые наносил этот фатальный, в ореоле крови над Россией взошедший человек, миллионам страдающих и чувствующих русских людей. И умрет личная злоба, и «наступит история». И тогда уже все навсегда и окончательно поймут, что Ленин — наш, что Ленин — подлинный сын России, ее национальный ге­рой — рядом с Дмитрием Донским, Петром Великим, Пуш­киным и Толстым»[3].

Итак, неизвестно, был ли Ленин, пусть и на 25 %, этническим евреем, зато хорошо известно, что стреляла в Ленина еврейка Фанни Каплан (Ройтблат Фейга Хаимовна[4]). Многие обвиняют Ленина в анитипариотизме в отсутствии любви к России и русским. С этим вопросом не так все просто, Ленин не воспевает всех русских огульно, короче предоставим слово самому Ленину:

«Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т. е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика».

Теперь о партии большевиков. В РСДРП было много евреев, однако соединяла их далеко не этническая принадлежность[5]. Как известно, именно с еврейской фракцией в РСДРП —  «Бундом», большевики разошлись, обвиняя ее потом во всех смертных грехах. Как впрочем, разошлись они и с евреем Мартовым. Единая партия РСДРП раскололась на большевиков и меньшевиков первый раз в 1905 году. Меньшевиков возглавил Мартов, большевиков — Ленин. В ЦК большевиков вошли: Богданов А.А., Красин Л.Б., Ленин В.И., Постоловский Д.С., Рыков А.И. Пять человек, все русские. Все евреи РСДРП пошли за Мартовым (Цедербаумом). Несколько странно для еврейского заговора, когда «еврей» Ленин выгоняет из партии всех евреев и набирает одних русских.

Партия росла, крепла, приходили новые люди, кто-то уходил. Решающий съезд происходит 16 августа 1917 года. Это последний съезд перед революцией — VI съезд РСДРП(б). В ЦК большевиков вошли: Артем Ф.А., Берзин Я.А., Бубнов А.С., Бухарин Н.И., Дзержинский Ф.Э., Зиновьев (Радомысльский) Г.Е., Каменев (Розенфельд) Л.Б., Коллонтай А.М., Крестинский Н.Н., Ленин В.И., Милютин В.П., Муранов М.К., Ногин В.П., Рыков А.И., Свердлов Я.М., Смилга И.Т., Сокольников (Бриллиант) Г.Я., Сталин И.В., Троцкий (Бронштейн) Л.Д., Урицкий М.С., Шаумян С.Г. Всего 21 человек, русских 10, евреев 6, остальные грузины, поляки и др. национальности. Евреев революции меньше трети.

Какие выводы можно сделать? Во-первых, большинство русских. Во-вторых, очень значима доля евреев. В-третьих, евреи не только входили в ЦК, но играли более значимую роль, чем русские. В Бюро ЦК РСДРП(б), которому «предоставляется право решать все экстренные дела, но с обязательным привлечением к решению всех членов ЦК, находящихся в тот момент в Смольном», входили Ленин, Сталин, Троцкий, Свердлов.

Итак, миф о еврейской революции не подтверждается. Но открытым остается вопрос, почему действительно так много евреев в руководящих органах большевиков? Дело в том, что евреи веками жили во враждебном окружении и не имели собственного государства. У них отсутствовал государственный инстинкт, зато присутствовало качество бунтаря, не боящегося конфликта с социальным окружением. Значимое участие евреев в революции — не специфически русское явление. У евреев также были свои счеты с самодержавием за черту оседлости, за другие ограничения, за еврейские погромы.

В дальнейшем РСДРП полностью преобразовалась в русскую партию. В 1927 г. Троцкий исключён из партии, выслан в Алма-Ату, в 1929 г. — за границу. За объединение с Троцким в 1927 г. исключили из партии и отправили в ссылку Зиновьева. В 1926 г. исключён из Политбюро, в 1927 г. выведен из ЦК, затем исключён из партии Каменев[6].

В результате на XV съезде ВКП (б) (19 декабря 1927 г.) в состав Политбюро ЦК вошли: Бухарин Н. И., Ворошилов К. Е., Калинин М. И., Куйбышев В. В., Молотов В. М., Рудзутак Я. Э., Рыков А. И., Сталин И. В., Томский М. П. Девять человек, ни одного еврея.


[1] Колоскова  Т. Новые тайны родословной В.И. Ленина. Кто есть кто. № 2, 1999.

[2] Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1997. С. 95.

[3] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 373 (выделено Устряловым).

[4] Родилась в Волынской губернии на Украине. Ее отец был меламедом — учителем еврейской религиозной начальной школы.

[5] Уникальный документ. Персональный состав высших партийных органов с 1898 по 1991 гг. www. rusmissia. ru/p/ck. htm

[6] Зиновьева и Каменева неоднократно восстанавливали в партии, потом опять исключали, но, несмотря на все эти перипетии, былого влияния в партии после первого исключения они не имели

Что мешает наступлению 6 этапа 1. Несправедливость

Что же является в рамках капиталистической цивилизации непреодолимым препятствием  для построения нового социального устройства?

Человечество шло по пути освобождения. Сначала человек был закрепощен как раб. Свободы не было вовсе. На смену этому неравенству пришло феодальное неравенство и крепостная зависимость. Эту зависимость сменило имущественное неравенство. Сначала в рамках капитализма оно было закреплено явно, потом более закамуфлированно.

Вернемся к точке отсчета современного капитализма. В те времена не было пиара, все было проще и прозрачнее, поэтому победители очень точно определили, у кого должна быть власть: кто обладает  капиталом, у того должна быть и власть.

После буржуазной революции, произошедшей в Англии в 1640 году, был установлен имущественный ценз для тех, кто имел право пользоваться плодами так называемой демократии. Активным избирательным правом могли пользоваться только очень богатые —  всего 0,04% взрослого населения страны. Абсолютно такая же ситуация возникла и после других буржуазных революций. Было бы странно, если бы было иначе. Зачем буржуазии завоевывать власть, чтобы отдавать ее другим?

Во Франции в 1791 году во время Великой французской революции только 16% взрослого населения имели право участвовать в выборах. После принятия Конституции 1791 года имущественный ценз был увеличен, а доля имевших право на участие в выборах снизилась до 8%. Такое «широкое» участие в выборах не устраивало власть имущих, и в 1817 году имущественный ценз был установлен в размере 300 франков прямого налога. Лишь 88—110 тыс. человек из 25-милионной Франции уплачивало такой налог, то есть всего 0,3% взрослого населения страны. Для получения же права быть избранным депутатом, необходимо было уплачивать налог свыше 1 тыс. франков и достигнуть 40-летнего возраста. Таких лиц тогда насчитывалось всего 15 тыс., то есть 0,06% населения[1]. Таким образом, Свободой и Равенством пользовались менее 1 % населения — это было Братство капитала.

Поэтому неслучайно один из самых ярких критиков марксизма и апологет либерализма К. Поппер признавал:

«…Исторический опыт Маркса оказал влияние не только на его общее видение отношений между экономической и политической системами, но и на некоторые его другие взгляды, в частности, на либерализм и демократию, которые для него были только прикрытием диктатуры буржуазии. Эти Марксовы взгляды представляли собой интерпретацию социальной ситуации того времени, которая казалась вполне верной, поскольку беспременно подтверждалась печальным опытом. Дело в том, что Маркс жил, особенно в свои молодые годы, в период наиболее бесстыдной и жестокой эксплуатации. И эту бесстыдную эксплуатацию цинично защищали лицемерные апологеты, апеллировавшие к принципу человеческой свободы, к праву человека определять свою собственную судьбу и свободно заключать любой договор, который он сочтет благоприятным для своих интересов»[2].

Впоследствии, укрепляя свою власть, буржуазия постепенно отменяла имущественный ценз и, только окончательно окрепнув, научившись манипулировать народными массами, отменила имущественный ценз полностью. Красивые лозунги о равенстве, свободе, власти народа, как раньше, так и сейчас, служат лишь ширмой, прикрывающей власть буржуазии.

Главный принцип современного, так называемого правого государства, где все равны перед законом, так же утопичен, как и принцип коммунизма. Как могут быть равны богач, могущий нанять адвоката, и бедняк? И если они равны, то зачем тогда вообще нанимать дорогого адвоката? Однако оплата адвокатов, начинающаяся от нескольких сотен долларов в час, показывает, насколько они важны. Просто так им такие безумные деньги никто бы не платил. А раз роль дорогого адвоката так велика, значит, не все равны перед законом. Это настолько очевидно, что не требует особых доказательств.

В результате, каким бы талантливым ни был молодой человек, у него изначально не равные возможности с отпрыском богача. Если у вас нет возможности оплатить учебу в Йельском, Гарвардском или аналогичном университете, то шансы принадлежать к элите у вас близки к нулю.


[1] Грачев М. Н., Мадатов А.С. Демократия: методология исследования, анализ перспектив. М., 2004.

[2] Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. Т. 2. М., 1992. С. 142.