Sidebar

Недостатков нет только в раю. Были недостатки и в Советском Союзе. Но нигде и никогда человечеством не было создано более великой и справедливой социальной системы, чем та, которая была создана нами в нашей советской стране.

Для реализации мечты человечества необходимо построить справедливое общество. Справедливость — высшая ценность. Как писал И. Кант, «Когда справедливость исчезает, то не остаётся ничего, что могло бы придать ценность жизни людей».

Только советский период со всей очевидностью показал, что общество может быть пронизано честностью, солидарностью, непорочностью, где каждый простой человек может достичь вершин власти. И в этом кроется его великая притягательная сила. Именно поэтому так очерняют советский период времени.

«Казнокрады, мошенники, лжецы, клеветники, особенно имеющие дипломы престижных университетов, имеющие своей целью деньги, богатство, власть, всегда стоят у власти или, как минимум, около нее. При капитализме их господство стало всеобъемлющим и подавляющим. За всю человеческую историю ситуация изменилась только однажды — лишь в бытность СССР “люди денег” перестали считаться лучшими людьми, в них видели только их хищную суть. Молодежь рвалась не в банкиры, не в биржевики, а в космонавты, в ученые, в конструкторы и иные творческие, героические социальные ипостаси»[1].

При капитализме никогда не было, да, по сути, и не могло быть общества равных возможностей, так как это потребовало бы экономического равенства и равенства привилегий. Ни того, ни другого на Западе нет. Разве миллионер и нищий равны перед законом? Разве возможности сына фермера равны возможностям президентского отпрыска? Американская политическая элита — это кланы Кеннеди, Бушей и прочих, простые люди туда не попадают. Правда, стоит отметить, что часто привилегии очень тесно связаны с личным капиталом и напрямую от него зависят.

Так что при капитализме равенство невозможно. А заявления о том, что каждый может делать что угодно, а значит, и добиться чего угодно, рассчитаны на простаков. Поэтому, если мы хотим истинного равенства, то должны, прежде всего, не допускать чрезмерного «ожирения» одних и обнищания всех остальных. Во-вторых, нужно исключить родственные привилегии. Собственно, не без недостатков, но такая система и существовала при советской власти. Вспомним, что с различными оговорками, но все же каждый человек мог поступить в любой вуз страны. Исключение составлял разве что МГИМО — это был практически закрытый институт, по большей части, для детей элиты дипломатического корпуса.

Равенство может быть идеологическим, пропагандистским штампом, вроде «общества равных возможностей», которым пользовались западные идеологи, и равенством действительным, какое было у нас. Конечно, и у нас не все было идеально, но идеального равенства достичь невозможно.

Равенство невозможно, потому что люди не равны, — это аксиома. Бывает только равенство возможностей. Если ты умен и решителен, то добьешься своего, если нет, останешься внизу социальной лестницы. Но равенство возможностей реально только в рамках социалистического общества.


[1] Водолеев Г. Люди цивилизации денег. http://ari. ru/publication.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

§ 2. Импульсивная дезорганизация

§ 2. Импульсивная дезорганизация

Политика Хрущева

Отметим плюсы и минусы реформ Хрущева. Положительными результатами эпохи Хрущева можно считать то, что

  • Советский Союз стал космической державой. СССР запустил первый искусственный спутник и вывел человека в космос, первым запустил космические аппараты в сторону Луны, Венеры и Марса.
  • Было начато массовое строительство жилья.

Отрицательных результатов, к сожалению, было значительно больше. Во-первых, дезориентация общества, первую роль в которой играла дискредитация имени Сталина на XX съезде КПСС (14—25 февраля 1956 года в Москве).

Абсолютно не имеющая смысла, кроме сведения личных счетов, акция посеяла неуверенность и разочарование в души советских людей. Некоторые историки вскрывают природу этого явления, объясняя субъективно-негативное отношение Хрущева к Сталину тем, что Сталин не помиловал сына Хрущева после совершенного им преступления.

Официально его сын Леонид пропал без вести в 1943 году. Однако по одной из версий он был захвачен в плен, стал сотрудничать с нацистами, был выкраден партизанами и застрелен. Но это версия. Зато точно не версия, что его жена, Любовь Илларионовна Сизых, арестована в 1942 году по обвинению в «шпионаже». Другой сын Хрущева, Сергей, в 1991 году уехал в США, ныне гражданин этой страны, живет там припеваючи. В одном из своих телевизионных интервью он сказал: «Папа был бы рад, что я в США. Думаю, да, папа был бы рад». Такая вот семейка.

Доклад Хрущева о «Культе личности и его последствиях», в основном, сплошное очернительство личности Сталина и советской истории.

Интересна одна деталь. Либеральные псевдоисторики любят вспоминать, что доклад Хрущева вызвал шок на съезде. Встает вопрос: если в партии доклад вызвал шок, то являлись ли истинными материалы этого доклада? Хрущев рассказывал о громадных преступлениях Сталина, и если это вызвало шок, значит, о них никто не знал. Получается, что Сталин творил свои грязные дела, а знал о них только один Хрущев. Американский историк Г. Ферр, проанализировав каждый тезис обвинений Хрущева, резюмирует:

«Фактически же мне удалось сделать совсем другое откры­тие. Из всех утверждений «закрытого доклада», напрямую «разоблачающих» Сталина или Берию, не оказалось ни од­ного правдивого. Точнее так: среди всех тех из них, что подда­ются проверке, лживыми оказались все до единого. Как выяс­няется, в своей речи Хрущев не сказал про Сталина и Берию ничего такого, что оказалось бы правдой. Весь «закрытый док­лад» соткан сплошь из, подтасовок такого сорта»[1].

Даже если бы все сказанное Хрущевым было правдой, а это не так, то все равно в то время — время психологической войны Запада против России — делать такой доклад было преступлением. Большинство народа верило в Сталина, плакало на его похоронах, и Хрущев нанес непоправимый удар по исторической памяти народа и по его вере. Большинство социалистически настроенной интеллигенции в западных странах было сталинистами, после же этого доклада они стали отходить от социалистических идеалов. Этот доклад нанес непоправимый удар по международному авторитету СССР. В конечном счете, выступления в социалистических странах, когда крушили памятники «тирану» Сталину, были отголосками хрущевского доклада. Это вынуждены признать даже критики так называемой «сталинщины»:

«Разоблаче­ние сталинщины породило кризисы в просталинском руководстве ряда стран Восточной Европы, вызвало массовые народные дви­жения в Польше и Венгрии. В Венгрии ситуация обострилась до предела. У руководства страны был Матиас Ракоши, один из руководителей революции 1919 г. …Теперь, после XX съезда КПСС и разобла­чения культа личности Сталина, венгерское руководство расте­рялось и выпустило из-под своего контроля развитие полити­ческих событий. В Будапеште и других городах начались улич­ные демонстрации и выступления. Они были направлены против тогдашней компартии Венгрии, органов госбезопасности, против союза  с  СССР»[2].

Западные радиоголоса, вещающие на СССР, сразу стали посвящать передачи этому докладу, естественно, со своим комментариями. Вообще, надо сказать, что Запад за всю историю холодной войны не провел столь удачной идеологической диверсии, какую провел Хрущев против собственной страны. Не случайно радио «Свобода» в 1997 году отмечало сорокалетие этого доклада, как большой праздник, посвятив ему несколько передач. После того, хотя коммунистическая терминология по-прежнему оставалась в речах руководителей Советского государства, простые люди все меньше им верили.

Не маловажную роль в дезориентации общества сыграло так же и то, что главным девизом становится: «Догнать и перегнать»! В чем нам догонять, а тем более перегонять Запад? Ведь мы были лучшие во всех областях, кроме одной — количеству материальных благ на душу населения.

 Мы были во всем первые, и вдруг народу победителю говорят, что он опять должен кого-то догонять. Результатом стала душевная опустошенность людей.

А главной целью становится построение сытого мещанского общества, главный идол которого — колбаса.

«Главным полем борьбы между соци­алистической и либеральной идеологией в век интеллектуалов неизбежно становится интеллигенция. Советский социализм про­играл тогда, когда его вожди свели цели общества к килограм­мам мяса и метрам жилплощади. С этого момента интеллигенция стала искать других богов. Сначала это было просто внутреннее освобождение, выход на свободу из покинутого духом храма. Одним казалось, что можно жить семьей, работой, любовью к женщине. Другие ушли в религию. Общественная духовная энер­гия стала концентрироваться вокруг идей, альтернативных офи­циальным, т.е. западных»[3].

Все остальные идеологические «ходы» Хрущева вообще стали предметом анекдотов: «построим коммунизм к 1980 году», «последнего попа покажем в 80 годах» и т.д. и т.п.

Политика Хрущева — это дезориентация советских людей, социалистического общества в странах-союзниках, марксистских партий и прокоммунистически настроенной интеллигенции в капиталистических странах.

В результате, в СССР начались первые антиправительственные выступления. Сначала силовой разгон митингов в Тбилиси против осуждения культа личности Сталина (1956). Никто не забудет и расстрел в Новочеркасске (1962). Абсолютно бессмысленная и непонятная жестокость по отношению к людям, возмущенным ростом цен. Антисоциалистические выступления прокатились по соцстранам, марксистские партии стали терять поддержку, а западная интеллигенция стала отворачиваться от Советского Союза, популярность обрели маоистские идеи.

   Экономическая дезорганизация. Тем не менее, экономика продолжала развиваться довольно высокими темпами, которые значительно опережали темпы развития капиталистических держав и составляли около 10% в год. Однако многие исследователи подчеркивают, что достижения периода правления Хрущева в основном носили инерционный характер, то есть  во многом были следствием предыдущего этапа развития.

В экономике начались бурные реформы, одной из причин которых были не объективные проблемы, а импульсивность характера самого Хрущева. На это обстоятельство обращали внимание многие экономисты, см. например, Яременко Ю.В. «Экономические беседы»[4].

Если смотреть с чисто экономической точки зрения, смысл этих реформ не очень понятен. Экономика после смерти Сталина развивалась высокими темпами, и эти темпы надо было лишь поддерживать. Видимо, Хрущев хотел остаться в истории как большой реформатор. Реформы стали проводиться с большим размахом, правда, большинство их было непродуманно и приводило не к улучшению, а к ухудшению дел. Экономика была разделена не по естественному отраслевому признаку, а по территориальному.

Сельское хозяйство подорвали разгоном МТС и борьбой с личными подсобными хозяйствами, которую Хрущев начал проводить с 1958 года. В 1959 году жителям городов и рабочих посёлков было запрещено держать скот, у колхозников личный скот выкупался государством, обрезались приусадебные участки. Начался массовый забой скота в личных хозяйствах. Эта политика привела к сокращению поголовья скота и птицы, ухудшила положение крестьянства.

В 1960-х годах положение в сельском хозяйстве усугубилось разделением каждого обкома на промышленный и сельский, что повлекло за собой дезорганизацию и неразбериху в руководстве. В 1965 году, после ухода Хрущева на пенсию, эта реформа была отменена.

Вместо развития сельского хозяйства в России развивается сельское хозяйство Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, которые получают громадные дотации.

А кончились все экономические реформы тем, что в стране повысились цены (при Сталине цены ежегодно снижали), производство мяса в 1964 году упало до уровня 1958 года, темпы роста в сельском хозяйстве за 1959—1964 гг. упали до 1,5 % против 7,5 % в 1958 году, среднегодовое производство зерновых на душу населения упало почти до уровня 1913 года.  СССР впервые начал закупать хлеб за границей. Начинает лихорадить хлебную торговлю. В 1963 году в некоторый регионах впервые после 1947 года начинают вводить карточки на хлеб.

Территориальный развал. В придачу ко всему, Хрущев начал разваливать СССР, причем не в переносном — в прямом смысле, начиная раздавать территории. Подписал договор о передаче некоторых островов Японии, а сейчас выясняется, что еще велись переговоры о передаче Карелии Финляндии. Отдал Крым Украине, Чечне — исконно русские земли. Причем объяснить, зачем все это делалось, трудно. Зачем, например, отдал Крым Украине? Какая проблема с помощью этого решилась?

В канву этой политики укладывалось также и увеличение самостоятельности глав союзных республик.

Развал армии. Все, кто разваливал нашу страну, всегда следовали определенной логике. И одной из важных составляющих этой логики было разрушение армии. Конечно, сокращение армии можно было объяснить окончанием войны. Но Хрущев всегда проводил реформы со свойственным ему подходом. Сокращение армии было произведено таким образом, что людей увольняли до окончания срока службы, который давал право на пенсионное обслуживание. То есть, фактичес­ки, на улицу были выброшены десятки тысяч офицеров.

Попытка развала партии. Начинается планомерный развал партии. На пленуме ЦК КПСС в 1962 году Хрущев предлагает разделение партийных организаций на две части — промышленную и сельскохозяйственную. Некоторые руководители (К.Т. Мазуров) высказали предположение, что такое разделение приведет к перерождению сельскохозяйственной части партии в партию эсеров. Произошел постепенный переход к принципу «несменяемости кадров».

Подрыв международного авторитета. Мы уже писали, какое катастрофическое влияние оказала политика десталинизации на наших восточноевропейских союзников. По сути, это был удар в спину. Представим: у власти там сталинисты, и вдруг в СССР, на самом высоком уровне, говорится, что Сталин — воплощение всего худшего.

Но вопрос был не только в идеологическом предательстве. Хрущев просто убирал наших союзников. Например, Венгрией руководил верный наш союзник Ракоши, который называл себя «лучшим венгерским учеником Сталина», копируя сталинский режим в мельчайших деталях — вплоть до того, что в последние годы его правления венгерская военная форма была скопирована с советской, а в магазинах Венгрии начали продавать ржаной хлеб, который до этого в Венгрии не ели. В 1953 году Ракоши был вызван в Москву, подвергнут суровой критике за недостатки его экономической политики, и вынужден в июле уйти в отставку с поста премьер-министра.

И на кого он был заменен? На Имре Надя. Того самого, который принимает активное участие в мятеже 1956 года. Того самого, который заявил, что Венгрия выходит из Организации Варшавского договора, и провозгласил ее нейтралитет. Он даже обратился в ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии. Того самого, который впоследствии был повешен 16 июня 1958 года «за государственную измену».

Таким образом,  Хрущев силовым методом заменял наших союзников на откровенных предателей.

Однако только этим негативность политики Хрущева не исчерпывалась.  И речь, конечно, не о ботинке Хрущева, которым он стучал в ООН, хотя и это тоже показывает его уровень как  политика. Мы поссорились с Албанией и, главное, с таким важным союзником, как Китай. Полностью потеряли лицо как великая держава в Карибском кризисе.

Также непонятна односторонняя уступка Западу в виде вывода советских войск из Австрии. Вообще, политика Хрущева в деталях напоминает политику Горбачева.

Неадекватность антишпионских мер. Несмотря на усиление подрывной работы Запада против СССР, у нас по непонятным причинам практически перестают раскрываться шпионские сети. Лишь когда шпионаж становится откровенным и наглым, а разведывательный американский самолет У-2 сбивают над центром нашей страны, происходит показательный суд над шпионом. Вообще, скрытая агрессия против СССР достигла во времена Хрущева небывалых размеров. Но все же самую катастрофическую роль для нашей страны сыграл сам Хрущев. Он допустил, чтобы зерна, брошенные западными спецслужбами на территории нашей Родины, дали свои всходы.

Абсолютно неадекватными мерами так же были разрешение абортов и антирелигиозная компания.

Таким образом, результатом правления Хрущева стало сокращение веры в социалистические идеалы в душах простых людей, как у нас, так и на Западе, развал экономики, начало развала государства, резкое ухудшение международного положения СССР.

В большей части то, что сделал Хрущев, принесло вред нашему государству, поэтому не случайно наши враги относятся к нему с симпатией. Во время сплошного очернительства нашей истории в 90-е годы только о Хрущеве говорили хорошо. Наши заокеанские партнеры также всегда о Хрущеве говорят с теплотой. Периоды нашей истории они называют такими негативными терминами, как «застой», «репрессии» и т.д. Только период правления Хрущева обозначается как «оттепель». Столь же уважительно западные идеологи говорят лишь о Горбачеве. Об этом стоит задуматься.


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость.  М., 2008. С. 6.

[2] История отечества. 1939—1991. Учебник для 11 класса средней школы.  М., 1992. С.158

[3] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 106.

[4] Яременко Ю.В. Экономические беседы. М., 1999. С. 32

Как марксизм погубил социализм

Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.