Sidebar




Социализм и коммунизм — коллективистские учения, поэтому они выступали против частной собственности (собственность должна быть общей), за приоритет общих интересов над интересами частными, за реальное равенство прав, основанное на имущественном равенстве, за распределение произведенного продукта пропорционально труду каждого гражданина.

Но различия также очень существенны. Социалистический идеал обоснован, исходя из нравственных принципов, коммунистический — исходя из материалистического учения. И это фундаментальное отличие проявляется во всем: в отношении к религии, семье, нации, государству.

В социалистическом проекте государство играет решающую роль, в коммунистическом — отмирает. Отношение к государству как центру волевой мобилизации масс сближает социализм и фашизм, неслучайно основатель фашизма Муссолини в начале своей политической карьеры был социалистом, а отец Муссолини, кузнец Алессандро, был членом Второго (Социалистического) Интернационала.

А фокусирование на нравственных, духовных проблемах идентично для христианских движений и социализма, то есть, фактически, любая социалистическая доктрина религиозна.

Противостоит, по своей сути, социализму либерализм с его материализмом и индивидуализмом. Следовательно, ментальный оппонент западной цивилизации, которым является русская цивилизация, может  успешно развиваться идеологически, опираясь только на социалистическую доктрину. Успешная Россия может быть только социалистической, что и было подтверждено историей развития русской цивилизации в 20-м столетии.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 42 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Осевые ценностные ориентации

Какой строй наиболее адекватен России? Для ответа на этот вопрос надо разобрать классификации ментальностей различных народов. Мы не будем углубляться в сугубо научный анализ. Итак, конспективно[1]. Менталитет это мировоззрение, в основе которого лежат ценностные ориентации. Различных видов ценностных ориентаций, а следовательно, мировоззрений и менталитетов, громадное количество. Но существует 4 основных типа менталитета, из которых происходит все их многообразие.

Существует один осевой тип ценностных ориентаций, являющийся системообразующим  для мировоззрения человека — духовность, и одна осевая форма ценностных ориентаций — коллективизм (рис. 5).

Введение

§ 1. О книге

Минуло 20 лет со времени уничтожения Советского Союза. Стоит ли сейчас подробно анализировать советский проект? Неужели сейчас это актуально? Казалось бы, в современной России и так проблем хватает. Может, лучше заняться анализом и решением насущных проблем?

   В действительности, эта книга не о нашем прошлом, а о нашем настоящем и, главное, о будущем. Потому что, в конечном счете, все проблемы в сегодняшней России проистекают из непонимания того, кто мы есть.

Основной вопрос

Кто мы? С ответа на этот вопрос должны были начинаться реформы. Потому что не бывает абстрактно эффективных реформ. Их успешность всегда зависит, прежде всего, от исторического и этнического контекста.

То, что было эффективно в XIX веке, губительно в XXI веке. Представьте современную страну, сделавшую ставку на дирижабли как основной воздушный транспорт.

То, что сверхэффективно в одних странах, абсолютно неэффективно в других. Например, очень эффективно выращивать бананы на африканском континенте, а в Сибири напротив — очень неэффективно. Если брать шире, то у каждого народа существует свой тип этнического хозяйствования, в основе которого лежит национальный менталитет. И модель общества — экономическая, политическая, культурная — должна подгоняться под этот менталитет. А не наоборот, когда народ подгоняется под модель общества, которую кто-то наверху почему-то посчитал наиболее приемлемой.

Конечно, таким образом государство построить можно, но оно будет крайне неэффективным и неконкурентоспособным, настолько же, как и выращивание бананов в Сибири. Это государство будет проигрывать в конкурентной борьбе всем другим, а внутренне будет гнить.

Страус эффективен в саване, пингвин в Антарктиде, а рябчик в лесу. А если их поменять местами? Будет ли эффективен страус в Антарктиде, или пингвин в саване? Вопрос риторический. Может, и пингвин хороший, а ничего у него не будет получаться. Деградирует, будет жить плохо и недолго. Если бы умел пить водку, наверно бы, спился.

Так кто мы? Образно говоря, пингвины, страусы? Так вот, Советское государство во многом дало ответы на эти вопросы. Поэтому так важно сегодня понять, чем являлось советское государство.

Скажу сразу: я не апологет СССР. Было бы все идеально, не развалилось бы. Поэтому попытаемся разобраться максимально честно и непредвзято с сутью советского проекта. Это интересно также и потому, что данный проект был уникальной вехой в истории человечества. Именной уникальной, и именно вехой.

§ 2. Об авторе и изложении

По поводу изложения

В книге две части. Первая посвящена реальному СССР, очищенному от лжи антисоветчиков, иллюзий современных монархистов и ортодоксальных марксистов. Если ваше сознание не в плену подобных мифов, то эту часть вы можете, в принципе, пропустить.

Вторая часть гораздо важнее: в ней дается ответ, почему советский проект победил в России, почему он потом проиграл, и возродится ли он вновь.

Я прекрасно осознаю, что и как надо писать, чтобы твой труд благосклонно был воспринят в России современным господствующим классом или мог получить западный грант. Причем можно писать любую ахинею, главное, чтобы эта ахинея укладывалась в четкие рамки современной цензуры: Сталин — тиран, без причины уничтоживший миллионы безвинных, большевики свергли царя и ввергли благополучную Россию в кровавый хаос, руководство КПСС обладало громадными привилегиями, а советский человек плохо питался, одевался, и вечно стоял за всем в очереди.

В этих рамках возможно любое утрирование, пренебрежение здравым смыслом и исторической реальностью. Количество репрессированных можно приравнивать практически к половине взрослого населения СССР, за исключением репрессивного аппарата: половина сидела, половина охраняла, большевиков связывать с немецкой разведкой — все, конечно, подтверждается документами, которые почему-то нашли спустя лишь 100 лет, и т.д. и т.п.

Излагать в стране, где президентом официально провозглашен курс на десталинизацию, следует только подобным образом — тогда ты будешь уважаемым историком, социологом, экономистом.

И вот люди, облеченные степенями и званиями, массово производят конъюнктурщину, предпочитая не вспоминать, за какие труды они получили эти звания в советское время. Теперь — грош цена их советским трудам, придет время — такой же будет цена и их современным работам.

Достигнуть 100% истины нельзя. Как выяснилось, это невозможно даже в науках, которые именуют точными, что уж тут говорить о гуманитарных. Но стремиться к этому — наипервейшая задача любого исследователя. Руководствуясь этим принципом, я старался максимально приблизиться к истине, а не к западному гранту. Ведь чистая совесть исследователя важнее гранта. Не так ли?

Точки над i

Обычно при оценке книги у нас в первую очередь оценивают личность автора. Поэтому скажу сразу: по материнской линии я из дворян. Мои предки жили в Москве с XVII века. Кому интересно, может ознакомиться с моим генеалогическим древом на сайте http://valtsev.rusmissia.ru/detail/html/fotomine/genealTreeDet.html.

Сейчас много дворян, мода такая. Непонятно, правда, откуда они все взялись, если учесть, что в царской России дворян было всего несколько процентов. Ответ на вопрос, откуда взялось столько «дворян» в России сегодняшней, можно быстро получить, попросив показать документы. Здесь сразу начинаются разговоры о том, что их потеряли, уничтожили, так как боялись и т.д., и т.п. Мои предки, видимо, никого не боялись, сохранив все документы, начиная с фото и заканчивая свидетельствами о рождении, дипломами об образовании и т.д. Это, кстати, к вопросу о том, что всех дворян отправляли в ГУЛАГ, а документы о дворянском происхождении приравнивались к подписанному смертному приговору. Ленин, кстати, тоже был потомственный дворянин, с золотой медалью окончивший школу. Мы еще вернемся к вопросу о роли дворянства в революции.

Зачем я рассказываю о своем дворянском происхождении? Потому что я представляю, как жили мои предки и как, следовательно, мог жить бы и я. А тем, кто ныне поет дифирамбы царской России, следовало бы подумать о том, как жили бы они.

Этот труд не заказан никаким фондом или политическим движением. Я не состою и не состоял ни в какой партии, впрочем, как и мои родители, которые также не состояли в КПСС или иной партии. Наша семья не получила никаких преференций от коммунистов. Никаких преференций за этот труд не получу и я, скорее всего, наоборот — он нанесет вред моему статусу, по крайней мере, многие двери передо мной, наверно, вежливо закроются.

Русское освобождение

Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800—1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, происходили военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800—1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10—15%[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

 «Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905—1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз.

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир — мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[3].


[1] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 121.

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905—1907 гг., 1917—1922 гг.  М., 1997. С. 9, 26.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 308—309.