Sidebar

Каким образом социалистическая идея появилась в России? Вместе с появлением партии, возглавляемой Ленином? Нет.

Социализм в России к 1917 году имел почти вековую историю, и приверженцами этой доктрины были наиболее выдающиеся представители русской мысли.

Первым шагом в направлении формирования социалистической доктрины можно считать «Русскую Правду» Пестеля.

«Размышляя о ходе развития Запада после происшедших там буржуазных революций, Пестель пришел к выводу о нерешенности ими социальных задач и ограниченности утвердившегося там общественного строя: феодальная аристократия сменилась аристократией богатства. С последней Пестель связывал еще большую «порчу нравов»[1].

Но как оформленная доктрина русский социализм появился позднее, в 30-х годах XIX в., ее основателем был Александр Иванович Герцен. Это течение социалистической идеи так и называлось: «русский социализм», идеи которого разделяли многие видные русские мыслители.

Для Достоевского проблема социализма была чрезвычайно значимой как выражение социального идеала и русской идеи вообще. Однако он был против социа­лизма атеистического, богоборческого и, следовательно, без­нравственного.

«Не в коммунизме, не в механических формах заключается социализм народа русского… спасется лишь, в конце концов, все­светным единением во имя Христово. Вот наш русский социа­лизм!»[2].

Аналогичны были и воззрения Огарева, который истолковывал социализм как «новое христианство», акцентируя его нравственный аспект.

Позднее, в 1845—1849 гг., появляются первые социалистические кружки, группирующиеся вокруг Михаила Васильевича Петрашевского-Буташевича, занимавшиеся пропагандой социалистической идеи. Кружок Петрашевского был разогнан, его участники (123 человека) арестованы. Петрашевский и еще 20 подсудимых по этому делу были приговорены к смертной казни, замененной в последний момент каторгой и последующей ссылкой. Среди приговоренных был и Федор Михайлович Достоевский.

В конце 50-х годов XIX века идеи социализма развивал Николай Гаврилович Чернышевский, который пришел к следующему выводу: социализм есть неизбежный результат социально-экономической истории общества по пути к коллективной собственности и «принципу товарищества». Чернышевский видел осуществление социалистического идеала в развитии крестьянской общины и последующей крестьянской революции. В июле 1862 г. Чернышевский был арестован и поплатился за свои идеи, получив семь лет каторги.

В пропаганду социалистических идей включились такие блестящие публицисты, как Добролюбов, Шелгунов, Серно-Соловьевич, Писарев, Заичневский.

В 60—70-е годы наступил новый этап развития русского социализма, который можно назвать народническим. Его главными идеологами были Лавров, Ткачев, в какой-то мере Н. Морозов. Концепции Герцена и Чернышевского сменились теориями, в которых общетеоретические основы первых преобразовывались в программы социального действия, пропагандирующие массовый «выход в народ», с целью разбудить и развить в нем его «социалистический инстинкт».

«Новое поколение его адептов сумело сформулировать идею социализма как политический и нравственный принцип, как формулу непосредственного действования. «Хождение в народ» выходило за рамки простой политической акции — оно вылилось в своеобразное приобщение к источнику того, что признавалось за воплощение справедливости и добра».[3]

Важную роль в пропаганде социалистических идей и защите русской крестьянской общины сыграл великий русский писатель Л. Толстой, которого Ленин назвал «зеркалом русской революции».

 «Везде, где только русские люди осаживались без вмешательства правительства, — пишет он, — они устанавливали между собой не насильническое, а свободное, основанное на взаимном согласии, мирское, с общинным владением землей управление, которое вполне удовлетворяло требованиям мирного общежития»[4].

Позднее наступил марксистский этап развития социалистической идеи, связанный, прежде всего, с именами Плеханова и Ленина.

Следовательно, можно с полным правом сделать вывод: социализм был органически русским явлением, отражением русского менталитета с присущим ему мессианством, коллективизмом, преобладанием нравственных ориентиров. Можно сказать, социализм был социальной формой православия, направленной на регламентацию и разрешение вопросов социально-экономического характера.

«…Русский социализм не есть порождение классовой сущности пролетариата: в 1917 году русский пролетариат был слаб и неразвит, в то время как развитый пролетариат Германии проиграл свою революцию, а еще более развитый английский пролетариат даже и не попытался осуществить ее. Русский социализм — есть свободное, произвольное выражение национального духа. А национальный дух России сформирован Православием»[5].


[1] Новикова Л., Сиземская И.  Русская философия истории.  М., 2000. С. 35.

[2] Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. В 30 т.  Л., 1984. Т. XXVII. С. 19.

[3] Новикова Л., Сиземская И.  Русская философия истории.  М., 2000. С. 35.

[4] Толстой Л.Н. Цит. по диалогу профессора С. Н. Чурбакова «Из своего далека Толстой грозит нынешним реформаторам» // Правда, 5. № 78. С. 4.

[5] Строев С. Русский социализм — доктрина победы. // Интернет против Телеэкрана. http://www.contr-tv.ru


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 90 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Эпоха социализма

Как построить социализм? Поэтому после завершения гражданской войны в партии начались дискуссии о будущем России. Возникают несколько платформ, основными идеями которых являются:

  • Мировая революция. Определенная часть партии считает, что надо не останавливаться на достигнутом, и продолжает мечтать о мировой революции и использовании России в качестве детонатора мирового взрыва, рассматривая русских как пушечное мясо для осуществления этой идеи (Троцкий).
  • Крестьянский путь развития. Россия еще не созрела для построения коммунизма, т.к. пролетариат — гегемон нового общества — в России не развит. Нужно постепенное развитие с опорой на крестьянство (Бухарин)[1].
  • Реставрация. Были и такие, которые были не прочь реставрировать капитализм, так как власть они уже захватили, и теперь их больше интересовала возможность ее реализации, то есть возможность сколачивания состояний. Конечно, изначально, когда делали революцию, они не имели тайного плана захвата власти и реставрации старых порядков. Парадокс заключается в том, что это были самые идейные большевики, которые просто разочаровались. Ведь всё их мировоззрение строилось на том, что после Октябрьской революции произойдет мировая. А потом — отмирание государства и далее по списку. Но ничего этого не произошло, и всем уже было понятно, что в обозримом будущем не произойдет. Отсюда и разочарование.
  • Индустриализация. Суть данного подхода состояла в построении мощного индустриального государства, основанного на союзе рабочих и крестьян. Предполагалось построение коммунизма в отдельно взятой стране (Сталин).

Постепенно все позиции сгруппировались вокруг сталинского и троцкистского подходов. Многие представители ленинской гвардии примкнули к Троцкому, что и предопределило их последующую судьбу.

Борьбу этих позиций предвидел еще Ленин в своем «Письме к съезду». Ленин предвидел, что основными в вопросе устойчивости власти являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними представляют наибольшую опасность раскола партии. Собственно, так и произошло.

Началась дискуссия, которая достигла своего пика к 1927 году, перед XV съездом партии. По законам того времени, за два месяца до съезда объявлялась общепартийная дискуссия, начинались дискуссионные собрания. Большинство партии не согласилось с идеями троцкистов. 724 тыс. ее членов высказались за политику ЦК и Сталина, и лишь 4 тыс. за троцкистов. Идеологическое поражение троцкистов было очевидно.

Эпоха социализма. Возобладал сталинский подход — построение мощного индустриального государства, основанного на союзе рабочих и крестьян. Был взят курс на построение мощнейшей социалистической державы. И только это единственное верное направление позволило нам отстоять нашу независимость в 1941—1945 годах.

«Мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»[2].

Удивительно точно сказано, но что еще более поражает, так это дата произнесенной Сталиным речи — 1931 год. Конечно, при решении столь грандиозной задачи стране приходилось напрягаться из всех сил. Были и перегибы, особенно в отношении крестьянства. Но надо понимать, что из крестьянства выкачивали средства не для того, чтобы партийная номенклатура строила себе дачи, а на строительство заводов, электростанций, создание новых и лучших в мире видов вооружений, проведение научных разработок и т.д.

По сути дела, решался вопрос о будущем страны, решался вопрос о нашей независимости, о существовании русских как нации, в том числе — и о возможности сохранения жизни тем же крестьянам.

Трудно сказать, что творилось в душе у Сталина, ведь известно: «чужая душа — потемки». Можно предположить, что Сталин и не хотел, чтобы Россия стала мощным государством, а его мотивация была следующей. Пролетариат — гегемон нового общества. В России его мало. Значит, надо его создать. Для того чтобы создать пролетариат, надо построить заводы. Таким образом, вопрос шел о создании социальной базы нового общества, аналогично тому, как либералы создают средний класс.

Возможно, мотивация была такова, а возможно, и нет. Однако с полной уверенностью можно сказать, что именно победа сталинского подхода спасла нашу страну второй раз.

Причудливая метаморфоза истории. Богоносность России воплощается в том, что в самый драматичный период российской истории ее спасает партия безбожников. Первый раз Ленин спасает от распада, причем, не ставя это основной целью своей политики.

Второй раз страну спасает Сталин, приняв программу, сам того не зная, подготовки к отражению нацистского порабощения. И Россия начала реализовывать эту программу тогда, когда нацисты даже не пришли к власти.


[1] Бухарин постоянно колебался между различными платформами.

[2] Сталин.

§ 3. Время упущенных возможностей

§ 3. Время упущенных возможностей

Отечественная война. Потери

Определенный перевес на стороне советских войск появился в конце войны, когда значимая часть живой силой противника была уже уничтожена. Но в битве под Москвой преимущество нацистов составляло 1,5 раза, а в главном сражении войны под Сталинградом, где мы переломали хребет нацистскому зверю, численное преимущество на стороне нацистов —  1,7 раза.

К этому стоит добавить, что такой же перевес у нацистов был не только в живой силе, но и в технике. Например, количество самолетов под Сталинградом у нацистов было в 3 раза большим, а ведь преимущество в авиации — это не преимущество в винтовках, это громадный перевес. Военно-экономический потенциал Германии на начало войны был 1,5—2 раза выше, чем в СССР, а после оккупации европейской части СССР, имевшей стратегическое значение, потенциал Германии был в 3—4 раза выше потенциала СССР.

«Наступающие (немцы в начале войны, — авт.) превосходили их по живой силе в 1,8 раз, по танкам — в 1,5 раза, по артиллерии — в 1,3 и по современным самолетам — в 3,2 раза»[1].

И только с 1942 года, после уничтожения значимой части живой силы и вооружений противника, после того, как весь мир увидел, что мы не только умеем лучше воевать, но и лучше работать, Красная армия стала постепенно превосходить в этих показателях немецкую.

Отечественная война. Потери. Теперь что касается цифр потерь. После войны появилась цифра: 7 миллионов погибших. В послесталинский период она увеличилась до 20 миллионов. Это цифра считалась официальной до эпохи развала СССР. Сейчас многих это число — 20 миллионов погибших — не устраивает, говорят о 40 или даже 50 миллионах.

Сколько же наших солдат погибло во время Великой Отечественной войны? Каково соотношение наших потерь и потерь немцев? Точка в этом вопросе уже давно поставлена и, в большинстве случаев, рассуждения о громадных боевых потерях Красной армии являются признаком дилетантизма или сознательной попытки фальсифицировать историческую реальность.

Итак, боевые безвозвратные потери Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) составили 8.668.400[2]. Эта цифра долгое время была засекречена. Однако в 1993 г. выходит книга «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах», в которой рассекречиваются данные о потерях Советской армии в различных войнах и конфликтах[3].

Итак, 8.668.400. Эта цифра требует ряда пояснений. Преднамеренно убито в результате голода и пыток более 1,2 миллиона советских военнослужащих, находящихся в плену. Таким образом, на фронте погибло менее 7,5 миллионов советских военнослужащих.

Однако Советский Союз потерял гораздо больше жизней, так как со стороны Германии война носила истребительный по отношению к пленным и мирному населению характер. Только на территории Белоруссии вместе с жителями было сожжено 628 деревень. Миллионы людей были угнаны на работу в Германию. Отсюда и возникает цифра в десятки миллионов.

Каковы же боевые потери наших противников? Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6.923,7 тысяч человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия и др.) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725,8 тысяч человек. Кроме того, на стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования, безвозвратные потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек убитыми. Таким образом, людские потери Германии и её союзников в боевых действиях против СССР составили 8.672.500 человек.

Мы не случайно выше подсчитали потери Красной армии без потерь в плену. Это было сделано для того, чтобы наши сопоставления были корректными. Дело в том, что наши потери были больше за счет целенаправленного уничтожения советских военнослужащих в немецком плену. Число же немецких военнопленных составляло 2,4 миллиона, а вернулось в Германию 1.939 тысяч человек, 450,6 тысяч немцев умерли в плену. То есть на фронте погибло более 8,2 миллиона.

Таким образом, каждый, кто умеет считать до десяти, может видеть: потери нацистов и их союзников больше, чем потери РККА.

Можно еще более углубиться в вопрос о соотношении потерь. В этом случае стоит рассмотреть потери партизан, и соотнести потери, возникшие при освобождении Европы. Но, как ни считай, потери противника превышают потери РККА. Не зря после завершения Великой Отечественной войны Михаил Шолохов писал:

«Никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумленным взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия…. Пройдут века, но человечество навсегда будет хранить благодарную память о героической Красной Армии».

Теперь о морозе. У русских не существует никакой особой предрасположенности к перенесению морозов. У них нет слоя подкожного жира, и мерзнут они так же, как и немцы или англичане, поэтому все рассуждения о «генерале Морозе» наивны. Мы просто одеваемся теплее. А если немцы не смогли обмундировать свою армию соответствующим образом, то это лишь говорит о компетентности немецких стратегов. Если же обмундирование было, что подтверждают кадры немецкой военной кинохроники, а они все же не могли переносить мороз, то это говорит о силе воле, о способности противостоять трудностям, о морально-волевых качествах русского солдата.

 В конце концов, одно из трех основных сражений второй мировой — Курская дуга было, как известно, летом, без всяких морозов. Курская дуга — последняя крупная наступательная операция немцев. Что тогда помешало немцам? Может быть, слишком жаркое лето?

И последнее о потерях. Один не вполне адекватный лидер сопредельного государства, в промежутке между поеданием галстуков, объявил, что именно его страна внесла громадный вклад в разгром фашистов. Этому мифу способствовал и интернациональный советский кинематограф, который в фильме о войне рядом с русским воином постоянно изображал колоритного кавказского воина.

Не хочется никого обижать. Но и коверкать реальность в угоду политкорректности, мы не будем. Поэтому ниже приводится таблица потерь с разбивкой по национальностям СССР.

Национальный состав погибших советских военнослужащих Потери
Нации Всего тыс. чел. % от общего числа потерь
Русские 5 747, 1 66,3
Украинцы 1 376,5 15,9
Белорусы 251,4 2,9
Татары 188,3 2,2
Евреи 138,7 1,6
Казахи 130,0 1,5
Узбеки 121,4 1,4
Армяне 88,2 0,96
Грузины 79,7 0,92
Мордва 63,3 0,73
Азербайджанцы 58,1 0,67
Молдаване 53,7 0,62
Прибалты 44,2 0,51
Башкиры 32,1 0,37
Киргизы 26,9 0,31
Удмурты 23,4 0,27
Таджики 22,5 0,26
Туркмены 21,7 0,25
Марийцы 20,8 0,24
Коми 16,5 0,19
Буряты 13,0 0,15
Народности Дагестана 11,3 0,13
Осетины 10,4 0,12
Другие национальности 71,1 0,82
Итого 8 668,4 100

[1] Верт Н. История советского государства: пер. с фр. 2-е изд. М., 1998. С. 134.

[2] Дополнительный материал. Статья, в который подробно разбирается вопрос о людских потерях РККА в ВОВ, на сайте www. rusmissia. ru/p/3s. htm

[3] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах / Под общ. ред. Г.Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993.