Sidebar

Сотрудничество. В значительной степени коллективизмом обусловлен патернализм, который выражается в надежде на государство, обязанное решать проблемы каждого гражданина. Государственное попечительство рассматривается как «благо» и обязанность властей перед обществом (народом). В качестве идеала государственной власти российский менталитет предполагает, в первую очередь, власть единоличную (ответственную), сильную (авторитетную) и спра­ведливую (нравственную). В силу этого, в национальном сознании сложилось определенное отноше­ние к авторитету. С одной стороны — вера в авторитет, часто наделяемый харизматическими чертами, и, соответственно, ожи­дание от него «чуда», сопровождаемое постоянной готовностью ему подчиняться. С другой — убеждение в том, что авто­ритет сам должен служить «общему делу», национально-государ­ственной идее. Отсюда направленность национального сознания на контроль за деятельностью авторитета через постоянное соотнесение ее с «общим делом», которое сооб­ща переживается людьми. Если авторитет осуществляет деятель­ность вразрез с этими взглядами, то его образ меркнет, и авторитета, как правило, свергают, а иногда и жестоко с ним рас­правляются.

Вообще, патернализм — ключ ко многим загадкам русской души, мы самая патерналистская нация. Разгадка этого феномена кроется в нашей истории. Русские веками формировались как армия. А в армии выполняют приказ и не ропщут.

Почему в постперестроечной России не идут реформы? Потому что в армии возможны реформы только при соблюдении двух условий: во-первых, они должны быть вертикальны, во-вторых, жестки и не обсуждаемы. Царь должен брить бороды или строить Днепрогэс. Если же он что-то блеет о каких-то налоговых изменениях, которые должны что-то где-то изменить, создать какие-то стимулы, то народ это воспринимает, как что-то чуждое, и всегда саботирует. Настоящий реформатор должен брить насильно бороды. Тогда и царь воспринимается как настоящий, и реформы идут.

Почему русские — единственный народ, который не создает диаспоры? Потому что истинные солдаты не создают диаспор. Они подчиняется руководству. Руководство меняется, они подчиняются ему полностью, подстраивая себя под новые порядки. Цвет русского дворянства в одно поколения стал французским, забыв свои вековые рода, гербы, язык. Все что осталось русского, так это русское кладбище.

На Западе требуют свободы, русские требуют порядка. Почему? В армии не может быть свободы. Партии, которые на своих предвыборных знаменах начертали «Свобода», всегда будут иметь несколько процентов и проиграют тем, кто выступает за порядок.

Патернализм во многом обуславливает такое качество, как долготерпение. Часто создается впечатление, что терпение русских безгранично. Столько лишений, сколько пережила русская нация, не пережил ни один этнос.

«Подвиг непротивления — русский подвиг… Ха­рактерно для русской религиозности юродство — при­нятие поношения от людей, посмеяние миру, вызов миру. …Самосжигание как религиозный подвиг — русское национальное явление, почти неведомое другим народам»[1].

Однако надо понимать, что русские не готовы терпеть все что угодно и от кого угодно. Именно терпеливые русские мужики, не потерпев оккупантов, уходили в партизаны в 1912 году. Массовое партизанское движение было неведомо народам Европы, несмотря на присущую им высокую степень ассертивности (т.е. способности человека не зависеть от внешних влияний и оценок, самостоятельно регулировать собственное поведение и отвечать за него). Казалось бы, все должно было быть иначе: во Франции должны быть партизаны, в России — смиренные русские. Но в действительности было наоборот. Почему?

Русские терпеливы по отношению к действиям государства, потому что считают его своим. Каждый человек позволяет близким людям то, что не позволил бы чужому человеку. Здесь очень важно понять, что русские понимают под государством.

Для западного человека государство — это, прежде всего, чиновник и закон. Так, по данным опросов, в Великобритании 69% считают, что закон не может быть несправедлив, и только 10% считали, что парламентарии плохо работают[2]. Русские не любят как первое, так и второе, потому что для нас государство — это территория, идея и, наконец, государь.

«Чиновник», «бюрократ» — в лексиконе русского обывателя слова с явно выраженной негативной окраской. Общество всегда воспринималось русскими как большая и единая семья. Неслучайно слово «государство» — однокоренное со словом «государь», то есть государство есть вотчина государя, как главы семейства. В то время как западные варианты слова государства происходят от латинского слова status (состояние): state (англ.), staat (нем.), etat (фр.), stato (итал.), estado (исп.). Отсюда проистекают западные теории о государстве, возникшем для упорядочивания естественного состояния, когда все борются друг против друга.

«В России главным действующим лицом было государство. Всё зависело от его нужд, его задач. В России государство стояло «как утес среди моря» (по выражению Ф. Броделя). Всё замыкалось на его всемогуществе, на его усиленной позиции, на его самовластии как по отношению к городам, так и по отношению к православной церкви, или к массе крестьян, или к самим боярам»[3].

Даже народное представительство возникло в России не для того, чтобы ограничить власть царя, как это было на Западе, а напротив — чтобы усилить её. Наибольшее влияние земские соборы имели в начале XVII века, когда страна только вышла из Смутного времени, вследствие чего царская власть была очень слаба.

«Вече и князь представляли собой два необходимых элемента государственной власти: князь был необхо­дим земле для управления и суда, т.е. для установле­ния внутреннего порядка и, кроме того, для защиты страны от внешних врагов; вече, в свою очередь, было необходимо князю, потому что без поддержки насе­ления с одной своей дружиной он далеко не всегда был бы в состоянии провести в жизнь намеченные им меры. Таким образом, оба эти элемента власти допол­няли, поддерживали друг друга, действовали в духе «одиначества» (единения)… Эта черта тоже отделяет Древнюю Русь от средневе­ковой Европы, где вече (парламент) сложилось как противовес княжеской (королевской) власти»[4].

Государь для российского общества — символ государства. Даже восстания народа в России носили на себе отпечаток этой национальной особенности. Крестьянские войны под предводительством Разина (1670—1671 гг.), Булавина (1707—1708 гг.), Пугачева (1773—1775 гг.) имели одну важную, чисто русскую особенность. Эти восстания были не против существующих порядков, даже не против существующей власти, как в Европе. Восставшие были уверены, что царь не знает о творимых на местах беспорядках или что правит не настоящий царь, а самозванец, и целью восстания было восстановление в правах настоящего царя. Не допускалась даже мысль о том, что настоящий царь может быть несправедлив. То есть восстания были направлены не на исправление патриархальных принципов существования государства, а на приведение их в норму (править должен настоящий царь, а не самозванец).

«То есть россияне славились тем, чем иноземцы укоряли их: слепою, неограниченной преданностью к монаршей воле в самых ее безрассудных уклонениях от государственных и человеческих законов»[5].

Альтруизм. С духовностью связаны такие качества как альтруизм, доброжелательность, человеколюбие, милосердие, миролюбие, человечность, сердечность.

У русских, проживающих в Сибири, существовал обычай оставлять на ночь еду у калитки, чтобы возможный беглый каторжник не умер с голоду. Хотя понимали, что преступник, а было жалко — русские склонны к состраданию. Это качество часто играло и отрицательную роль. Русские часто жертвовали своими интересами ради интересов других народов, которые впоследствии отворачивались от нас или, еще хуже, присоединялись к нашим врагам.

Русские, в отличие от Запада, никогда не эксплуатировали другие народы — ни Азию, ни Кавказ, ни Прибалтику. В СССР только Россия и Белоруссия вкладывали в союзный бюджет больше, чем получали из него. Более того, многие народы вообще обязаны России своим существованием.

«Александр (грузинский царь, — авт.), целуя крест, клялся вместе с тремя сыновьями, Ираклием, Давидом и Георгием, вместе со всею землею, быть в вечном, неизменном подданстве у Федора (русский царь, — авт.), у будущих детей его и наследников, иметь одних друзей и врагов с Россиею, служить ей усердно до издыхания»[6].

Русский  альтруизм, который обуславливает стремление к постоянной безвозмездной помощи другим народом, следует отличать от взаимопомощи — атрибута коллективистских цивилизаций. При взаимопомощи предполагается взаимность, русские же всегда помогали альтруистично, без всякой надежды на выгодность последующих взаимоотношений.

«У русских, в случае необходимости, считается нормальным оставить свои ключи от квартиры именно у соседей — чтобы поливать цветы, давать корм рыбкам или кормить домашнего кота. В Европе эти функции выполняет консьержка, причем за определенную плату» [7].

Надежда на безвозмездную помощь порождает иждивенческие настроения, но, с другой стороны, благодаря взаимопомощи народ легче проходит через тяжелые испытания. Нельзя не отметить и положительное влияние взаимопомощи на моральный климат в обществе. В индивидуалистических культурах дружеские связи многочисленны, но не глубоки и не постоянны, социальные обязательства избе­гаются.

Равенство нередко вырождается в уравниловку и зависть. Однако необходимо помнить, что уравниловка и стремление к равенству — разные феномены. Уравниловка ведет к нивелировке индивидуальности, равенство же есть аспект справедливости: равенство возможностей, равенство перед законом и т.д. Уравниловка — это выхолощенное стремление к равенству.

Нередко равенство относят к проявлениям коллективизма. Это неверно. Коллективизм —  это стремление к сопричастности, которое далеко не всегда сопутствует стремлению к равенству. Например, цивилизации Востока являются коллективистскими культурами, но стремление к равенству Востоку чуждо, даже на Западе это стремление выражено более отчетливо.

На Востоке, наоборот, дистанция власти от простого населения громадна, ни о каком равенстве даже речи идти не может. Восточный руководитель исторически всегда был деспотом, оторванным от простого народа настолько, насколько это вообще возможно. Причем, разрыв не только не воспринимался как нечто негативное, а наоборот — как неизменный атрибут власти, подчеркивающий ее значительность. В России, напротив, стремление к равенству, которое есть продолжение альтруизма — аспекта духовности, развито очень сильно.

Советский союз ругали за уравниловку. Да, но к социализму это не имеет никакого отношения. Вспомним, «от каждого — по способностям, каждому — по труду». Уравниловка —  характеристика русского менталитета, поэтому и социализм и капитализм мы подстраиваем под эту черту.

Военные мне рассказывали, что, согласно новому приказу Министерства обороны РФ, начальник части может поощрять хороших офицеров. В результате у одного зарплата 15 тыс., а у другого 40 тыс. Что же делали военные? Брали дополнительные поощрительные деньги и делили на всех. «Как мы можем служить вместе, если я буду делать то же, но получать в 3 раза больше?» — говорил мне один лейтенант. Я эту историю рассказал ста человекам. Ни один не осудил этого лейтенанта, все сказали: «Какие молодцы».


[1] Бердяев Н.А. Русская идея.  М., 2000. С. 11.

[2] Бенедиктов Н. Русские святыни.  М., 2003. С. 29.

[3] Бродель. Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV—XVIII вв. Т. 3. Время мира.  М., 1992. С. 468.

[4] Шмурло Е. Ф. История России.  М., 1999.  С. 67—68.

[5] Карамзин Н.М. История государства российского.  М., 2000. С. 211.

[6] Карамзин Н.М. История государства российского.  М., 2000. С. 351.

[7] Сергеева А. В. Русские: Стереотипы поведения, традиции, ментальность.  М., 2004. С.131


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 84 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

§ 2. Чем ответил Запад
Модель общества, адекватная менталитету «Солидарность»

То, что было построено в СССР, в наибольшей степени отвечало русским ментальным качествам. Поэтому именно советский проект был успешен.

Русскому менталитету наиболее соответствует общественный строй, покоящийся на трех столпах:

  • моральная справедливость, перераспределительная система благ в пользу тех, кто нуждается, — главные стимуляторы трудовой деятельности;
  • государство, которое играет роль центра волевой мобилизации. Коллективное достижение успеха;

Мы уже говорили, что капитализм основан на алчности, стремлении к самореализации и конкуренции. Но именно эти качества не являются доминантными в русском менталитете. «Кавказцы захватили рынки. Государство, помоги и огради», — таков лейтмотив выступлений русских националистов. Но почему-то кавказцы не требуют от Азербайджана, чтобы тот помог им захватить рынки в чужой стране.

Даже представители малого бизнеса — ядро коммерчески активного населения —постоянно жалуются на налоги, чиновников, высокую арендную плату и ставки кредитов, высокие тарифы на коммунальные услуги. Но, в действительности, все это — сублимированная тяга к государственному заступничеству. Мол, «государство, помоги нам делать бизнес». Создаются всевозможные комитеты, фонды помощи малому бизнесу, а малому бизнесу все недостаточно.

Турки без всякого заступничества застроили все побережье первосортными гостиницами на любой вкус, где отдыхают теперь в массовом количестве русские. Построили все это в пустом поле. С российской стороны Черного моря — лишь разрозненные мини-отели, построенные, в основном, армянами.

С китайской стороны Амура на пустом месте выросли комбинаты по переработке нашего леса, построены дороги, города. С нашей стороны Амура — ничего, только то, что было построено еще при коммунистах. И опять жалобы на налоги, дороги и т.д. и т.п. Русские пенсионеры продают свои маленькие квартиры в Благовещенске и за эти деньги покупают шикарные апартаменты по ту сторону Амура. Китайцы наладили перевод пенсий, а продукты и коммунальные платежи у них дешевле…

Русская деревня сегодня — это, в большинстве случаев, запустение, нищенские зарплаты, вера в приход доброго царя или полное безверие, убиваемое самогоном. Приезжаешь в татарскую деревню, где действуют те же законы и налоги, — все развивается, селяне отвозят на рынок свою продукцию, на вырученные средства совместно строят дома.

Русские — самая антикапиталистическая нация на земле. Ментально капитализм — антирусский строй. Поэтому он убивает, опустошает, ведет к полной деградации. И дело здесь не в пресловутых налогах или законах. Автор одного из самых известных психологических исследований русского менталитета Ксения Касьянова очень точно подмечает:

«Героические» усилия наших СМИ «привить» русскому человеку индивидуализм, озабоченность своим материальным благосостоянием и другие «западные» качества в виде главных ценностей ведут именно к такому результату, прежде всего, к деморализации. Ссылки на то, что «рынок» требует именно таких черт личности, с на­шей точки зрения, несостоятельны. Рынок должен быть при­способлен к нашему национальному характеру, а не наоборот»[1].

Рассмотрим касающийся каждого россиянина вопрос о зарплате. Капиталисты повышают зарплату не потому, что они «добрые», а потому, что люди в массовом количестве выходят на забастовку. Так развивается весь капиталистический мир. Не проходит и месяца, чтобы в какой-нибудь капиталистической стране все не останавливалось, потому что объявили общенациональную забастовку то водители, то летчики, то машинисты и т.п. и т.д. Причем они живут гораздо лучше российских коллег, но все равно постоянно требуют повышения зарплаты.

Если русские хотят жить при капитализме, то они должны быть готовы постоянно бастовать. Но этого качества нет в русской крови, нет любви к борьбе за свои права, нет индивидуализма, зато наличествует желание не «раскачивать лодку». В армии не бастуют, в армии выполняют приказы. В каптерках могут ругать офицеров, но на плацу все выполняют приказы. Потому мы на кухне — «против», на собрании — «за».

В России доля заработной платы составляет всего 23% ВВП, а размеры взносов на социальное страхование (пенсионное, медицинское и социальное страхования) — всего 7,5% ВВП. В итоге совокупные расходы в России на два базовых института доходов населения (заработная плата и социальное страхование) составляют чуть больше 30% ВВП, что в 1,8—2 раза меньше, чем в развитых странах (рис. 8).

Проще говоря, страна произвела продукции на 100 рублей, в развитых странах 60 рублей пошло бы на зарплаты работникам, в России же — только 30 рублей. Но в развитых странах, несмотря на это, постоянно бастуют, а русские, видимо, всем довольны.

«С «рынком труда» вообще получилось черт знает что, наши западные учителя просто остолбенели от удивления… Люди, вопреки всем законам рынка, работают, иногда по полгода не получая зар­платы. Они отдают свой труд не как товар, а как некую общественную ценность. Зарплату они требуют не по формуле эквивалентного обмена «товар — деньги», а как средство существования. Аргументом редких де­монстраций протеста не стало нормальное обвинение обманутого на рынке торговца: «Вы украли мой товар!» Рабочие и учителя требуют: «Заплатите, ибо мне нечем кормить ребенка!» Это — аргументация от справедли­вости, а не от рынка. Уже отцы политэкономии, Адам Смит и Рикардо подчеркивали, что жизненная нужда продавца, а тем более справедливость и сострадание — категории сугубо нерыночные. Акт рыночного обмена основан исключительно на рациональном расчете, и, предлагая свой товар (в данном случае рабочую силу), продавец имеет право объяснять лишь выгоду сделки для покупателя, а не ссылаться на то, что ему «детей нечем кормить»[2].

Формула  Фэйера показала свою действенность в США и, наверно, была бы применима ко многим другим странам. Но только не к России.

Перед выборами в Госдуму РФ в 2007 г. резко повысились цены, но правящая партия получила свыше 70% голосов. Все довольны? Нет, все недовольны! Все ругали правительство, депутатов, но на вопрос, за кого вы голосовали, всегда отвечали: «За правящую партию». Этот выбор абсолютно иррационален. Голосовали, потому что «мы свое отжили, пусть хоть дети поживут», «коней на переправе не меняют» и т.д. и т.п. Короче, голосовали сердцем.

Почему же русские «против», но голосуют «за»? Потому что русские никогда не оценивают власть по уровню своего благосостояния. Главное, чтобы не отдельному человеку было хорошо, главное, чтобы было хорошо государству. Можно повысить цены, но провести военные учения, и 70% обеспечено.

Русский менталитет не совместим с проявлением либерализма ни в сфере политики, ни в сфере экономики. Но, главное, нам и не нужно подстраиваться под чуждую нам, уходящую в прошлое экономико-политическую систему. Она не является ни наиболее эффективной, ни наиболее близкой нам, а в сегодняшних условиях — вообще губительна для человечества.


[1] Касьянова К. О русском национальном характере.  М., 2003. С. 4—5.

[2] Кара-Мурза С. Г. Истмат и проблема «восток-запад».  M., 2001. С. 5.

Политика Горбачева

В 1985 году к власти приходит Михаил Сергеевич  Горбачёв. Политика Горбачева - целенаправленного развала Советского Союза.

«То, что произошло после 1985 года в России, называют «второй революцией» [1]. Пусть революция! Но какая?! Сравним хо­тя бы тех, кого свергают с пьедесталов, с теми, кто свергает! Кто были первые? Выходцы из низов, рабочие, профессиональные революционеры, прошедшие тюрьмы, каторгу, ссылку, подполье, изгнание. И как они жили?! В тридцать три года от туберкулеза умирает Свердлов, молодыми от болезней умирают Дзержинский, Куйбышев, Фрунзе и многие другие. Сколько их погибло в тюрь­мах, на виселицах, на фронтах Гражданской войны! А вторые? Генеральный Секретарь ЦК КПСС, члены Политбюро и ЦК, ми­нистры, генералы, академики и т. п. Ни у кого волос с головы не упал. А по части ограбления народа они в десятки раз превзошли тех, кого в этом демагогически обвиняли. Тот же Дзержинский для страны и для народа принес добра неизмеримо больше, чем все его разоблачители и свергатели вместе взятые».

Располагаем ли мы документами о связях Горбачева и западных спецслужб? Конечно, нет. Но всегда ли надо иметь документ, чтобы понимать очевидные истины? Вы вряд ли получите справку о том, что снег белый, но разве это поколеблет вашу уверенность, что это действительно так?

  • Во-первых, Горбачев предал коммунистическую идеологию. Еще в 80-х он говорил, что его отец был ленинцем, и он умрет ленинцем. В ходе реформ никогда не появятся господа, заявлял Горбачев. Но теперь он сам признает, что он лгал и изначально исповедовал совсем иные взгляды.
  • Во-вторых, предал КПСС — партию, которая взрастила его, и руководителем которой он был. Теперь выясняется, что это входило в его изначальные планы. Горбачев, сегодня прямо заявляет, что развал КПСС входил в его основные планы.

«Михаил Горбачев упомянул и о своих ошибках, допущенных им два десятилетия назад. Он отметил, что вовремя не смог расформировать коммунистическую партию»[2].

  • В-третьих, предал наших политических союзников в социалистических странах, многие из которых закончили советские вузы, верой и правдой служили «старшему брату».

Горбачев предал все. Можно ли верить предателю, который до последнего момента клялся в верности ленинским заветом, а потом буквально в один миг стал либералом?

Существуют и другие странные факты его биографии.

Во-первых, в 1978 году умер при странных обстоятельствах бывший первый секретарь Ставропольского крайкома партии, член ЦК КПСС Ф.Д. Кулаков. Именно эта смерть довольно молодого политического деятеля дала возможность подняться по служебной лестнице заместителю Кулакова — Горбачеву.

Во-вторых, случилась странная задержка делегации во главе с первым секретарем ЦК КП Украины, членом Политбюро В.В. Щербицким в США. В то время, когда в Москве решался вопрос о председателе комиссии по похоронам К.У. Черненко, а значит, по сути, о будущем Генеральном секретаре ЦК КПСС, в США не смогли найти, чем заправить самолет советской делегации для вылета на Родину. В.В. Щербицкий не был сторонником Горбачева, и если бы он присутствовал в Москве, то вопрос о кандидатуре Генерального секретаря мог быть решен иным образом.

В-третьих, гибель при загадочных обстоятельствах первого секретаря ЦК КП Белоруссии П.М. Машерова в 1980 году, как раз после назначения в Москву[3]. Машеров — фронтовик, герой Советского Союза, талантливый, успешный и очень популярный руководитель. В случае его перехода на работу в Москву шансов у серенького Горбачева не было бы никаких.

Но, главное, к Горбачеву как-то странно благодушно отнеслись на Западе, даже тогда, когда он еще клялся в верности ленинским идеалам и еще не успел ничего сделать. Особую поддержку Горбачеву оказывала премьер-министр Великобритании, закоренелая антикоммунистка М. Тэтчер[4]. Почему?

В жизни любого человека, в любой социальной системе в ходе ее развития возникают проблемы. Проблемы необходимо решать. Были ли они в Советском Союзе? Да, были. Но были ли предприняты Горбачевым действенные попытки решения этих проблем? Нет. Создавалось впечатление, что все делалось для того, чтобы причинить максимальный вред в минимальные сроки. Особо явственно это было видно в вопросе разоружения СССР.

Все проводилось в безумной спешке. Когда Рейган предложил свой вариант разоружения, американские СМИ обвинили его в дешевом пиаре, — мол, такой договор Советы все равно никогда не подпишут. Но мы, вызвав громадное удивление западных коллег, все подписали. По заявлению западных переговорщиков, члены советской делегации часто вообще были плохо ознакомлены с документами, которые подписывали.

Делегации западных держав специально занимали более жесткую изначальную позицию, чтобы оставить пространство для маневра. Обычная практика переговоров. Но наши переговорщики без обсуждения подписывали все, что им предлагали. Нередко это приводило в замешательство западные делегации. Так не принято вести переговоры. По заявлению западных дипломатов, они даже подозревали, что над ними издеваются.

Советская сторона шла на громадные односторонние уступки. Выводили войска из Европы — в поле, в палатки. Зачем нужна была такая спешка, сравнимая с бегством? Войска выводили, веря устным обещаниям, что войска НАТО не будут размещены в этих странах, о чем неоднократно заявлял сам Горбачев. Но Горбачев не пятилетний ребенок, он прекрасно должен был осознавать, что войска мы выводим реальные, а обещания устные. Кто о них потом вспомнит?

«Горбачев  оказался самым неудачным коммерсантом за всю историю человечества. Он мог бы потребовать от Запада статуса перворазрядной державы для нашей страны, огромной суммы помощи, и это было бы справедливо. А ему дарили аплодисменты и одновременно сажали нас на кабальный внешний долг»[5].

В первые годы правления Горбачева ему еще приходилось считаться со старой гвардией коммунистов, тем не менее, по сути дела, всего за пару лет, с 1988-го по 1991-й гг. успели развалить экономику, армию, нравственность и, наконец, всю державу.

Политика Горбачева в экономике - целенаправленный развал. Один из основных ударов был нанесен по торговле. В стране появились талоны на продовольственные товары. В Москве в некоторые дни приходилось час стоять за хлебом. Полки опустели. Что же произошло? Неурожай? Резкое падение производства? Война? Чума? Что?

Нет, чумы не было, неурожая тоже. Все гораздо проще — в экономику было брошено громадное количество денег. Как?

В СССР было два вида денег - наличные и безналичные. Наличные - это был фонд заработной платы. Безналичными деньгами оплачивались расчеты между предприятиями. Товарный баланс страны строился из расчета количества наличных денег. Перевод одних денег в другие был категорически запрещен. За исключением утвержденной сверху сметы заработной платы для сотрудников.

 Что сделал Горбачев? Был принят Закон «О кооперации в СССР». Кооперативам разрешили открывать счета в банках и получать безнал от госпредприятий и переводить этот безнал в нал. Предприятия заключали фиктивный договор на некую сумму, которую потом предприятие переводило на счет кооператива, а те уже получали нал. И после этого случилась страшная вещь - вся эта масса безналичных денег через кооперативы превратилась в наличные, хлынула на потребительский рынок.

Платежеспособный спрос резко превысил предложение. В рыночной экономике это должно было привести к резкому скачку цен. Но в СССР цены регулировались государством и остались столь же низкими. В результате население смело все товары. Все это понятно любому экономисту.

Именно эти пустые полки так любят показывать сегодня по телевидению, ругая коммунистов. Правда, забывают сказать, что они были результатом деятельности реформатора Горбачева.

Имея моральную и материальную поддержку, поднимают головы экстремисты всех мастей. Возникают различные националистические движения во всех союзных республиках. В любой стране мира только за незначительную часть того, что говорили экстремисты, они бы оказались за решеткой — ведь они призывали к насильственной смене власти, к изменению конституционного строя. Это все уголовные статьи. Но органы власти бездействуют, как будто их нет вообще.

«В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентов влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза»[6].

 Показательный пример. Когда в августе 1991 года было объявлено о создании ГКЧП, ни один видный «борец» не выступил против, а первыми телеграммы о своей поддержки действий ГКЧП прислали два самых видных руководителя национальных фронтов: грузинского — Гамсахурдиа и литовского — Ландсбергис. Только увидев слабость и нерешительность членов ГКЧП, увидев, как тряслись руки на пресс-конференции у нового президента Янаева, «борцы» потихоньку стали вновь входить в свою прежнюю роль.

Нередко можно столкнуться со следующей ложной схемой: был протест низов, с которым верхи не справились. Это не так. Протест низов всячески подогревался. Начиная с прихода к власти Горбачева, осуществляется массовый вброс через СМИ антисоветских материалов и публикаций. Причем все СМИ еще являются государственными. Все это происходит не с попустительства, — с прямого указания власти. В 1985 году на пост заведующего Отделом пропаганды ЦК КПСС Горбачевым назначается А. Яковлев, по его собственным признаниям, ненавидящий КПСС и коммунистическую идеологию. В 1992 году на него завели уголовное дело по подозрению в связях с ЦРУ, но потом быстро замяли. Государственные киностудии начинают массовое производство фильмов, в которых даже не намекают, а открыто призывают к смене государственного строя. Американское влиятельное  издание «The Wall Street Journal», восторженно отзываясь о деятельности Яковлева, вскрывает подлинный механизм сознательного развала:

«При советской системе идеологический контроль осуществляли главные редакторы, выступавшие в качестве цензоров и расплачивавшиеся за малейшие ошибки своими должностями. Яковлев сделал два шага для изменения существовавшей системы. Он ввел в штат главных печатных изданий своих союзников-либералов и обеспечил их политической защитой. …В результате советские газеты начали правильно и точно отражать происходившие в мире события. Когда в 1988 году в прессе стали появляться разоблачительные материалы, подробно рассказывавшие о зверствах сталинской эпохи, авторитет коммунистической идеологии был разрушен.

С крушением идеологии в советском обществе обнаружились скрытые разломы, в том числе — межнациональные конфликты, эксплуатация рабочих, а также партийный аппарат, единство которого можно было сохранять лишь силой. Советский Союз просуществовал еще три года, однако он был уже обречен, поскольку ни одна система, построенная на таком шатком фундаменте, не способна выжить»[7].

Таким образом, развал государства это не следствие ошибок или мягкотелости Горбачева. С его приходом к власти начинается этап всестороннего, целенаправленного и очень продуманного разрушения государства.

С утра до вечера, шла массовая обработка сознания. Постоянно муссировался тезис:  советская система ущербна, западная лучше, коммунисты пользуются привилегиями, они некомпетентны, презирают народ  и т.д. и т.п. И народ восстал против коммунистов против собственного государства, а по сути против себя. Все это делалось не с попустительства руководства КПСС, не с его ведома, даже не при его активной поддержке,  а при активном руководящем участии предателей в руководстве КПСС. Посмотрите газеты и телепередачи тех лет, сплошная антисоветская и антикоммунистическая пропаганда. В результате на страже советских интересов осталась одна газета «Советская Россия». Для примера, посмотрите журнал «Фитиль» тех лет http://rutube.ru/tracks/4978744.html?v=f5c0583e1c89264dc992a4a036fe5fb6&autoStart=true&bmstart=1000.

Как последовательный враг русского государства, Горбачев первым делом отдает часть нашей территории американцам — 51 тыс. кв. км. акватории Берингова моря. А ведь это стратегически важный район, который давал стране 10% от всего улова рыбы в стране. По данным ученых, в этом регионе есть также месторождения нефти и газа.

Почему отдал другой стране нашу территорию? На каких основаниях?

Почему предал Горбачев? Одни говорят, что семья Горбачевых мстила системе за своих отцов. Действительно, и Горбачев, и его жена — из семьи врагов народа. Другие говорят, что предавал Горбачев за деньги. Действительно, дело о передаче взятки лично Горбачеву южнокорейским президентом возникало, но его замяли, — мол, Горбачев не заметил, что ему передали вместе с бумагами деньги. Горбачев получал громадные суммы за издание своих книг за рубежом, получал деньги в виде премий.

Однако в конце концов, какая разница, почему предал. Главное, что предал.


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 45.

[2] Ловкис Е., Гуща С. Горбачев предостерег россиян от возврата к советскому прошлому. Deutsche Welle.  14.08.2011.

[3] Машеров погиб 4 октября 1980 г. в автомобильной катастрофе: на пути его автомобиля неожиданно появился грузовик, гружёный картофелем. Машеров ехал в аэропорт, чтобы лететь в Москву. Кто-то очень испугался этого назначения. Считается, что это была последняя возможность устранить Машерова, так как после переезда в Москву статус его личной охраны резко повышался в соответствии с его повышением.

[4] Здесь стоит напомнить, что сам Горбачев незадолго до своего назначения летал в Лондон

[5]  Яременко Ю.В, Экономические беседы. – М., 1999 – с.203

[6] Доклад КГБ СССР «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан»

[7] Саттер Д. Сознательный революционер. The Wall Street Journa (ИноСМИ.Ru).  21.10 2005