Sidebar

Одной из первых форм социализма, которая сочетала в себе не только теорию, но и практику построения нового общества, был раннехристианский социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой социалистический идеал обосновывается, исходя из христианского мировоззрения.

Раннехристианский социализм выводил свои идеи из социального учения раннего христианства, проповедовавшего общечеловеческое равенство и братство людей, евангельский идеал общинного патриархального строя. В Средние века возникает множество религиозных сект (вальденсов, катаров, лоллардов, таборитов, анабаптистов и др.), которые объявляли источником гнёта и социального неравенства отступничество церкви и господствующих классов от идеалов первоначального христианства.

Отличительной чертой данной формы социализма было то, что, проникаясь обещанием компенсации социальной несправедливости в потустороннем мире, христианство часто направляло социалистическую мысль в русло примирения с земным злом. Однако нередко раннехристианский социализм вливался в поток антифеодальных восстаний крестьян, городской бедноты и рабочих позднего средневековья.

Затем сформировался доклассический социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой обосновывается абстрактный социальный идеал. Отличительной чертой данной формы социализма является то, что в своих произведениях его адепты Мор и Кампанелла сделали важнейший шаг вперёд от религиозной идеи к рационально осмысленному социалистическому идеалу, основанному на общественной собственности, всеобщности труда, сокращенном рабочем дне и справедливости.

Доклассический социализм был сосредоточен на поисках идеала в прошлом, а не в будущем, в неком «золотом веке». В нем полностью отсутствует призыв к революции, к борьбе за новое общество. Мор и Кампанелла были ревностными католиками и видели решение социальных проблем в духовном реформировании.

В XVIII веке возникает классический социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой впервые теоретически осмыслен идеал общества, противоположный капитализму.

Отличительной чертой данного этапа развития социалистической доктрины стал факт не только рассуждений, но действий по установлению нового общества. Видными представителями данного этапа развития социалистической идеи были Мелье, Мабли, Морелли, Руссо, Бабёф и другие.

Важнейшим этапом развития классической социалистической мысли стали произведения социалистов XIX в. (Сен-Симон, Фурье, Оуэн), выступавших против капитализма и частной собственности и за установление справедливого социального общества. Они вскрыли царящую при капитализме анархию производства, противоположность частнособственнических интересов интересам общества, преобладание паразитических элементов над производительными, фальшь разглагольствований о «правах человека» без обеспечения ему права на труд, моральное разложение господствующих классов и растлевающее воздействие капитализма на личность.

И, наконец,  в 30—40-х гг. XIX века в Западной Европе возник христианский социализм. Его видные представители: Леру, Ламенне (Франция), Морис, Кингели (Великобритания), Баадер, Хубер, Кеттелер (Германия).

Христианский социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой христианской религии придается социалистическая окраска. Возникший лозунг христианского социализма: «Христос был первым социалистом», — имеет под собой серьезные основания. Даже критики этого направления замечают, что данный лозунг неверен лишь в том, что Христос был не первым, но, безусловно, социалистом. Достаточно вспомнить его отношение к богатым, к частной собственности, призыв к равенству, постулирование: «кто не работает, тот не ест». Путь к социализму сторонники данного учения видели через нравственно-религиозное самосовершенствование.

Вообще, этику христианства и социализма связывали воедино не только сторонники социализма или христианства, но и их противники. Так, немецкий философ Фридрих Ницше, отвергая христианство и социализм, считал, что эти учения поддерживают стадный инстинкт, поддерживают слабое и нежизнеспособное, убивают в человеке карьеризм, честолюбие, жажду славы.

Одновременно с христианским социализмом формируется этический социализм —  форма социалистической концепции, в рамках которой социалистический идеал обосновывается, исходя из нравственных принципов. Теоретические корни этического социализма уходят в учение Канта. Его представители: Коген, Наторп, Бернштейн, Нельсон и другие. Нравственная эволюция всего человечества — таков, по мнению «этических» социалистов, единственно правомерный путь к социализму. Социализм установится благодаря большему «выявлению» идеалов социализма, заложенных a priori в душе каждого человека, независимо от его классовой принадлежности.

Демократический социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой социализм толкуется как социально-нравственный идеал, как результат реформы капитализма. Его представителями являются Б. Каутский (Австрия), X. Гейтскелл, Дж. Коул, А. Кросленд, Г. Ласки, Г. Моррисон, Дж. Стрейчи, М. Филлипс (Великобритания), Н. Томас (США), Ф. Штернберг (ФРГ) и др.

Основой социализма, по их мнению, является не государственная собственность на средства производства, а государственный контроль над «смешанной экономикой» и перераспределение доходов. Лидеры демократического социализма выдвигают понимание социализма, противопоставляемое коммунизму.

Формами социалистической концепции также являются: муниципальный социализм, феодальный социализм, катедер-социализм,  истинный социализм, кооперативный социализм, русский социализм.

К социалистическому учению близки такие концепции, как соборность, до известной степени — солидаризм. Соборность — принцип устроения бытия, основанный на единении и вере. Наиболее полно это понятие раскрыто в трудах Хомякова[1], считавшего русскую крестьянскую общину наиболее  приближенной к общественному идеалу.

Что объединяет перечисленные выше социалистические учения? Цель социализма — социально-нравственный идеал, основанный на справедливости и нравственности.

Справедливость. Свобода от эксплуатации как основа подлинной свободы человека. Следовательно, ликвидация частной собственности[2], общенародная собственность — экономическая основа социализма. Коллективизм — приоритет общих интересов над интересами частными. Реальное равенство прав, основанное на имущественном равенстве. Предоставление равных прав всем группам граждан: женщинам, военным, молодежи. Право на труд. Каждый имеет право трудиться, труд является обязательной и почетной обязанностью гражданина. Признание важнейшей роли государства как организатора справедливого общества[3]. Социальная защита населения, особенно малоимущих слоев, со стороны государства. Справедливое распределение произведенного продукта, пропорционально труду каждого гражданина.

Нравственность. Обоснование социалистической идеи, исходя из нравственных принципов, при учете экономической составляющей. Духовное, нравственное совершенствование личности. Сокращение рабочего дня с целью выделения времени для всестороннего развития человека.


[1] Хомяков Алексей Степанович (1804—1860) — русский религиозный философ, поэт, публицист; основатель славянофильства.

[2] Сен-Симон допускал наличие частной собственности, но старался свести ее негативное влияние к минимуму.

[3] Некоторые социалисты отрицали государство, как инструмент насилия.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 10 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Модель общества, адекватная менталитету «Солидарность»

То, что было построено в СССР, в наибольшей степени отвечало русским ментальным качествам. Поэтому именно советский проект был успешен.

Русскому менталитету наиболее соответствует общественный строй, покоящийся на трех столпах:

  • моральная справедливость, перераспределительная система благ в пользу тех, кто нуждается, — главные стимуляторы трудовой деятельности;
  • государство, которое играет роль центра волевой мобилизации. Коллективное достижение успеха;

Мы уже говорили, что капитализм основан на алчности, стремлении к самореализации и конкуренции. Но именно эти качества не являются доминантными в русском менталитете. «Кавказцы захватили рынки. Государство, помоги и огради», — таков лейтмотив выступлений русских националистов. Но почему-то кавказцы не требуют от Азербайджана, чтобы тот помог им захватить рынки в чужой стране.

Даже представители малого бизнеса — ядро коммерчески активного населения —постоянно жалуются на налоги, чиновников, высокую арендную плату и ставки кредитов, высокие тарифы на коммунальные услуги. Но, в действительности, все это — сублимированная тяга к государственному заступничеству. Мол, «государство, помоги нам делать бизнес». Создаются всевозможные комитеты, фонды помощи малому бизнесу, а малому бизнесу все недостаточно.

Турки без всякого заступничества застроили все побережье первосортными гостиницами на любой вкус, где отдыхают теперь в массовом количестве русские. Построили все это в пустом поле. С российской стороны Черного моря — лишь разрозненные мини-отели, построенные, в основном, армянами.

С китайской стороны Амура на пустом месте выросли комбинаты по переработке нашего леса, построены дороги, города. С нашей стороны Амура — ничего, только то, что было построено еще при коммунистах. И опять жалобы на налоги, дороги и т.д. и т.п. Русские пенсионеры продают свои маленькие квартиры в Благовещенске и за эти деньги покупают шикарные апартаменты по ту сторону Амура. Китайцы наладили перевод пенсий, а продукты и коммунальные платежи у них дешевле…

Русская деревня сегодня — это, в большинстве случаев, запустение, нищенские зарплаты, вера в приход доброго царя или полное безверие, убиваемое самогоном. Приезжаешь в татарскую деревню, где действуют те же законы и налоги, — все развивается, селяне отвозят на рынок свою продукцию, на вырученные средства совместно строят дома.

Русские — самая антикапиталистическая нация на земле. Ментально капитализм — антирусский строй. Поэтому он убивает, опустошает, ведет к полной деградации. И дело здесь не в пресловутых налогах или законах. Автор одного из самых известных психологических исследований русского менталитета Ксения Касьянова очень точно подмечает:

«Героические» усилия наших СМИ «привить» русскому человеку индивидуализм, озабоченность своим материальным благосостоянием и другие «западные» качества в виде главных ценностей ведут именно к такому результату, прежде всего, к деморализации. Ссылки на то, что «рынок» требует именно таких черт личности, с на­шей точки зрения, несостоятельны. Рынок должен быть при­способлен к нашему национальному характеру, а не наоборот»[1].

Рассмотрим касающийся каждого россиянина вопрос о зарплате. Капиталисты повышают зарплату не потому, что они «добрые», а потому, что люди в массовом количестве выходят на забастовку. Так развивается весь капиталистический мир. Не проходит и месяца, чтобы в какой-нибудь капиталистической стране все не останавливалось, потому что объявили общенациональную забастовку то водители, то летчики, то машинисты и т.п. и т.д. Причем они живут гораздо лучше российских коллег, но все равно постоянно требуют повышения зарплаты.

Если русские хотят жить при капитализме, то они должны быть готовы постоянно бастовать. Но этого качества нет в русской крови, нет любви к борьбе за свои права, нет индивидуализма, зато наличествует желание не «раскачивать лодку». В армии не бастуют, в армии выполняют приказы. В каптерках могут ругать офицеров, но на плацу все выполняют приказы. Потому мы на кухне — «против», на собрании — «за».

В России доля заработной платы составляет всего 23% ВВП, а размеры взносов на социальное страхование (пенсионное, медицинское и социальное страхования) — всего 7,5% ВВП. В итоге совокупные расходы в России на два базовых института доходов населения (заработная плата и социальное страхование) составляют чуть больше 30% ВВП, что в 1,8—2 раза меньше, чем в развитых странах (рис. 8).

Проще говоря, страна произвела продукции на 100 рублей, в развитых странах 60 рублей пошло бы на зарплаты работникам, в России же — только 30 рублей. Но в развитых странах, несмотря на это, постоянно бастуют, а русские, видимо, всем довольны.

«С «рынком труда» вообще получилось черт знает что, наши западные учителя просто остолбенели от удивления… Люди, вопреки всем законам рынка, работают, иногда по полгода не получая зар­платы. Они отдают свой труд не как товар, а как некую общественную ценность. Зарплату они требуют не по формуле эквивалентного обмена «товар — деньги», а как средство существования. Аргументом редких де­монстраций протеста не стало нормальное обвинение обманутого на рынке торговца: «Вы украли мой товар!» Рабочие и учителя требуют: «Заплатите, ибо мне нечем кормить ребенка!» Это — аргументация от справедли­вости, а не от рынка. Уже отцы политэкономии, Адам Смит и Рикардо подчеркивали, что жизненная нужда продавца, а тем более справедливость и сострадание — категории сугубо нерыночные. Акт рыночного обмена основан исключительно на рациональном расчете, и, предлагая свой товар (в данном случае рабочую силу), продавец имеет право объяснять лишь выгоду сделки для покупателя, а не ссылаться на то, что ему «детей нечем кормить»[2].

Формула  Фэйера показала свою действенность в США и, наверно, была бы применима ко многим другим странам. Но только не к России.

Перед выборами в Госдуму РФ в 2007 г. резко повысились цены, но правящая партия получила свыше 70% голосов. Все довольны? Нет, все недовольны! Все ругали правительство, депутатов, но на вопрос, за кого вы голосовали, всегда отвечали: «За правящую партию». Этот выбор абсолютно иррационален. Голосовали, потому что «мы свое отжили, пусть хоть дети поживут», «коней на переправе не меняют» и т.д. и т.п. Короче, голосовали сердцем.

Почему же русские «против», но голосуют «за»? Потому что русские никогда не оценивают власть по уровню своего благосостояния. Главное, чтобы не отдельному человеку было хорошо, главное, чтобы было хорошо государству. Можно повысить цены, но провести военные учения, и 70% обеспечено.

Русский менталитет не совместим с проявлением либерализма ни в сфере политики, ни в сфере экономики. Но, главное, нам и не нужно подстраиваться под чуждую нам, уходящую в прошлое экономико-политическую систему. Она не является ни наиболее эффективной, ни наиболее близкой нам, а в сегодняшних условиях — вообще губительна для человечества.


[1] Касьянова К. О русском национальном характере.  М., 2003. С. 4—5.

[2] Кара-Мурза С. Г. Истмат и проблема «восток-запад».  M., 2001. С. 5.

Возможность для самоактуализации

В обществе, в котором все меньше места остается стремлению к самоактуализации, где кумиром становятся не «генераторы», а «лампочки», неизбежно набирает силу процесс отторжения, высмеивания всего подлинно великого. А в кумиры обществу навязывают посредственных, а часто и бездарных актеров, писателей, певцов, модельеров, большая часть которых к тому же извращенцы. Естественно, как следствие, примитивизируется культура общества.

Примитивизируется все: театр, музеи, кино, литература. Массовая культура в большинстве своих форм не способствует гуманистически ориентированному социальному прогрессу и духовной эволюции человека. Призвание и назначение истинной культуры — облагораживание и совершенствование человека. Массовая культура исполняет обратные функции — она реанимирует низшие аспекты сознания и инстинкты, которые, в свою очередь, стимулируют этическую, эстетическую и интеллектуальную деградацию личности.

«Наша эпоха страдает волей к бездарности, волевым отвращением от гениальности и даровитости. Эпохи бывают бездарны, бедны гениями по собственной вине, это грех людской, а не слепая случайность, обделившая данное время дарами свыше. И в нашу эпоху, как и во всякую, немало есть дарований, но они ложно направлены, они чахнут в атмосфере воли к бездарности»[1].

Социализм — система, которая максимально способствовала самоактуализации личности. В рамках этой системы воспитывались созидатели, а не потребители. С детства мальчики хотели стать конструкторами, а не биржевыми маклерами, которые пытаются отнять (выиграть) деньги у таких же, как они сами.


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма.  М., 1997. С. 14—15.

Идеологическое учениеИдеологическое учение, соответствующее менталитету «Справедливость»

Очень рельефно требование справедливости отражено в конфуцианстве — этико-политическом учение, возникшем в Древнем Китае и оказывавшем огромное влияние на развитие духовной культуры, политической жизни и общественного строя Китая на протяжении свыше двух тысяч лет. Основатель этого учения Конфуций[1] был провозглашен «учителем 10 тысяч поколений».

По Конфуцию, модель лучшего общества следующая. Чжэн мин («исправление имён»). Суть этой теории можно передать словами: «вещи должны соответствовать своим именам». Государь должен быть государем, подданный —  подданным, отец — отцом, сын — сыном», то есть  каждый человек должен соответствовать своему призванию. Если правитель поступает не в соответствии со своей «идеальной» сущностью, выраженной именем, он не может называться правителем.

Теперь об идеологии марксизма. Марксизм как учение был разработан Марксом, Энгельсом и дополнен Лениным. Объединяет коммунизм и либерализм экономикоцентризм. Согласно коммунистической доктрине, прогресс человечества определяется развитием материального производства. В коммунистическом обществе должно отмереть все, что, по мысли марксистов, обусловлено только развитием определенного способа производства: религия, классы, государство, нации, семья в традиционном смысле слова.

Как мы видим, у либерализма и коммунизма много общего. Действительно, религия, государство, нации, семья в традиционном смысле слова как институты либерального общества постепенно отмирают. Не отмирают только классы. Это различие межу марксизмом и либерализмом объяснено тем, что либерализм — индивидуалистический материализм, а марксизм — коллективистский материализм. Материализм либерального толка постулирует священность частной собственности, а материализм марксистского толка, наоборот, постулирует уничтожение частной собственности — то есть перед нами типичное идеологическое противостояние индивидуализма и коллективизма.

Когда Энгельса попросили одним словом выразить суть учения коммунизма, он сказал: «Уничтожение частной собственности». Что же так не устраивает в частной собственности теоретиков марксизма?

Очевидно, не устраивает несправедливость прибавочной стоимости, поскольку это стоимость, создаваемая трудом наёмного рабочего и безвозмездно присваиваемая собственником средств производства — капиталистом. Все очень просто: у кого нет частной собственности, тот трудится и получает зарплату, исходя из того, что и как он делает.

А собственник частной собственности? Он может и не трудиться, но получать доходы, исходя не из качества своего труда, а лишь из того, что он собственник частной собственности. Он может припеваючи жить в Лондоне, покупать яхты и вообще не работать.

Но откуда у него все эти средства на яхты, клубы, замки, если он не работает? Значит, он отбирает часть заработанного у рабочего.

В результате получается в высшей степени несправедливый принцип. Один работает и получает меньше, чем заслуживает, а другой не работает и получает миллионы.

Нельзя не признать, что, несмотря на абстрактность, принцип «от каждого — по способностям, каждому — по труду» и главный принцип коммунизма «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям» в высшей степени справедливы.

Конечно, существующую модель китайского общества коммунизмом назвать нельзя, мы просто обращаем внимание на близость узлового принципа конфуцианства и коммунистической доктрины. И именно поэтому эти два учения уживаются в Китае.

Гораздо ближе к коммунистическим принципам модели общества в социалистических странах Латинской Америки и Ливии. Однако анализ национального менталитета и тысячелетней национальной морали сталкивается с определенными трудностями. 


[1]  Конфуций, Кун-цзы (551—479 до н. э.) — древнекитайский мыслитель, основатель конфуцианства.