Sidebar

Поскольку сегодня нет народа — носителя качеств менталитета «Самоактуализация», то и нет предмета анализа. Возможно, такой народ не может существовать в принципе, и именно этим объясняется отсутствие данной модели общества.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 78 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Советский дефицит

Был ли дефицит? Был. Это хорошо? Плохо. Это был недостаток советской системы? Да, очень серьезный недостаток. Его надо было исправлять? Да, реформы были необходимы. Но какие? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять сущность существовавших проблем.

Сначала немного теории. «Даже из попугая можно сделать образованного политэконома — все, что он должен заучить, это лишь два слова: «Спрос» и «Предложение», — так звучит известная поговорка, приводимая американским экономистом П. Самуэльсоном[1]. Действительно, понятия «рынок», «спрос» и «предложение» хоть и поверхностно, но во многом раскрывают механизм функционирования капиталистической системы.

Рынок — институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара.

Спрос — количество товаров, которое может быть реализовано на рынке при существующем уровне цен.

Предложение — количество товаров, которое может быть куплено на рынке при существующем уровне цен.

Кривая спроса (рис. 3) иллюстрирует очевидный факт: чем ниже цена, тем больше желающих купить данное благо и наоборот. Кривая предложения показывает обратное: чем выше цена, тем больше желающих предоставить на рынок данное благо по этой высокой цене.

 

 

Цена равновесия есть точка пересечения графика спроса и предложения. Равновесная цена — цена, которая устраивает и продавца и покупателя. Если продавец установит на товар цену выше равновесной (А), то по такой цене часть покупателей откажется покупать товар. На рынке окажется избыток товара. Если продавец установит на товар цену ниже равновесной цены, то на рынке образуется дефицит товара.

В западных учебниках по экономике пишется, что рынок стремится к цене равновесия. Это не совсем верно. Продавцы всегда устанавливают цену выше цены равновесия. В идеальном случае эта цена превышает цену равновесия незначительно. Только такая цена позволяет продавцу присутствовать на рынке и заниматься своим делом — торговать. Установив равновесную цену, он лишится работы, т. к. продаст весь товар. Рынок подразумевает продавца и продаваемый товар, значит, цена должна быть выше равновесной. Вот почему на рынке всегда есть избыток товара, а основное ценовое правило функционирующего рынка гласит: цена блага всегда должна быть выше равновесной.

На рынке всегда все есть, причем независимо от реальной ситуации в экономике страны. Например, изобилие существует на рынках африканских стран, в которых тысячи людей умирают с голоду. Во времена реформ Гайдара производство сократилось в несколько раз, но прилавки были полны продуктами.

Теперь от теории к советской практике. Почему сегодня в магазинах изобилие продуктов, а в Советском Союзе, особенно в последние годы его существования, был дефицит? Раньше мало производили? Нет, нынешний уровень производства сельхозпродукции ниже прежнего. В 2006 г. министр сельского хозяйства России Гордеев заявил, что только через 3—4 года мы достигнем уровня 1990 г.

Многим памятны итоги реформаторской деятельности Горбачева. Прилавки оказались пустыми, стали вводиться талоны, а по сути — карточки на основные виды продуктов. Что же произошло? Катастрофический неурожай? Диверсанты взорвали хлебозаводы? Война? Эпидемия?

Ничего подобного не было. Но что же тогда произошло? Как же решается этот парадокс — производили больше, а ничего не было, производим меньше, и есть все?

Когда говорят, что большим достижением реформ 90-х стало наполнение рынка продуктами питания, то несколько преувеличивают заслуги реформаторов. В действительности, в результате реформ была ликвидирована государственная торговая сеть и заменена частной. А в частной торговой сети все есть всегда, вследствие действия основного ценового правила функционирующего рынка — цена всегда выше равновесной. Ведь в советское время рынки тоже были полны продуктов, естественно, цены на них значительно превышали государственные. Но все, ругая государственную торговлю, предпочитали покупать продукты именно в ней, а не на рынке.

Достаточно сейчас опустить цены, как сразу начнутся перебои с продуктами. Пример. На Калужской продуктовой ярмарке существует палатка, торгующая молочными продуктами на 1 рубль дешевле рыночных цен. В эту палатку всегда стоит очередь из пенсионеров. Если цены опустить еще немного, то стоять надо будет довольно долго. Если еще немного, то, возможно, продавать начнут по записи. А если опустить цену еще немного, то начнут продавать из-под полы, а прилавки станут пустыми. Молока не будет меньше, но в торговле его все равно не будет.

Другой пример: несмотря на изобилие автомобилей на рынке, очередь на Ford Focus, выпускаемый на заводе во Всеволожске, составляет от 6 до 9 месяцев, так как цена самой дешевой модели Ford Focus с двигателем 1,4 л составляет около 12 тыс. долларов[2]. При этом надо учитывать, что автомобиль Ford — это не молоко или хлеб, которые трудно заменить другим товаром. Конкретную марку автомобиля заменить довольно легко, в конце концов, есть громадное количество автомобилей других производителей. И, тем не менее, мы свидетели того, что достаточно цену автомобиля опустить немного ниже рыночной, как он начинает продаваться по предварительной записи, с очередью от полгода и выше.

Итак, на рынке цена всегда выше равновесной, и поэтому всегда есть товар. Это не является ни показателем развития экономики, ни показателем благосостояния населения, это неотъемлемое свойство рынка.

Поэтому причина советского дефицита кроется не в недостаточном объеме производства, а в ценовой несбалансированности спроса и предложения. Почему же в советское время производили товара больше, но товара не было? Очевидно, что цена была ниже равновесной. Но какова причина данного обстоятельства?

Мы знаем, каким образом формируется цена в рыночной экономике (рис. 3). А как формировалась цена товара или услуги в советской, плановой экономике?

Одним из основных экономических законов марксизма является закон стоимости, в соответствии с которым цена товара есть форма его стоимости, то есть количества труда, затраченного на производство данного товара. Если упростить, то суть закона стоимости в следующем: рабочий произвел болт, за болт он получил зарплату 100 рублей. Значит, цена болта 100 рублей. Все рыночные колебания цены болта будут вокруг 100 рублей[3].

Если же рабочий захочет купить свой болт, то у него будет 100 рублей, заработанных им на заводе. На рынке будет только один болт, ведь больше никто не производил болтов. Цена болта 100 рублей. Получается идеальная ситуация: спрос равен предложению, цена равновесная. Такова идеальная социалистическая экономика, основанная на законе стоимости. Но проблема в том, что идеальность этой ситуации может быть воплощена только в идеальном обществе.

Представим, что ситуация немножко изменится. Например, рабочий подхалтурил, расточил движок соседу и взял с него тоже 100 рублей, в результате денег у рабочего 200 рублей — 100 рублей зарплаты и 100 рублей от халтуры. И когда он придет в государственный магазин, он готов купить два болта. Но если он купит два болта, значит, болтов в государственном магазине на всех не хватит. Другому рабочему не достанется. Начнется дефицит.

Причина дефицита товаров в социалистической экономике кроется в неадекватном ценообразовании, при котором не учитывался довольно существенный сектор теневой экономики. Кто-то занимался репетиторством, кто-то калымил, шабашил, сдавал квартиру, наконец, просто воровал. Конечно, нельзя примитивизировать ценообразование в СССР, но, тем не менее, его основа — закон стоимости неверно отражал реальность. Денег много, а цены низкие — вот причина дефицита товаров в Советском Союзе.

Дефицит никак не связан с социалистическим типом экономики. При Сталине тоже «все было», и черную икру в магазинах на развес продавали. Стоит установить цены на товар ниже равновесной цены спроса, как товар моментально пропадет с прилавков магазинов, таков железный закон экономики. В различных капиталистических странах не раз проводили эксперименты с установлением стабилизационных низких цен на товары, и результат был всегда один: товар моментально пропадал с полок магазинов. Л. Мизес приводит пример, как правительство Австрии установило потолок арендной платы в Вене. В результате, несмотря на сокращение населения Вены и строительство новых домов, «тысячи людей не могут найти себе жилье»[4].

В СССР гордились тем, что цены на основные товары не повышались несколько десятилетий. Такие псевдодостижения и привели к дефициту, тогда как небольшое повышение цен могло бы в одночасье ликвидировать весь дефицит и сопутствующую ему напряженность и критику.

Вернемся к эпохе Горбачева. Почему все товары пропали? В экономику были вброшены громадные денежные средства, которые, естественно, не были обеспечены товарами. Как? Было разрешено переводить безналичные средства в наличные. И безналичные деньги, которые ранее тратились на производственные нужды, с помощью различных полузаконных схем переводились в наличные и превращались в платежеспособный спрос населения. Цены оставались низкими, а денег становилось все больше. Низкие цены приводили к тому, что все раскупалось, часто раскупалось впрок. Отсюда и появился парадокс, впоследствии приобретший форму анекдота: «Американцы никак не могут понять, как так может быть: в магазинах ничего нет, а придешь в гости — все есть».

Ни вывоз заграницу продуктов питания, ни производство продуктов питания, ни наличие продуктов в магазинах, ни антисоветские фильмы не являются показателем реальной обеспеченности продуктами питания. Можно голодать и экспортировать продукты питания. Можно производить и из-за бесхозяйственности терять значимую часть произведенного на стадии переработки и хранения. А у частника всегда будут продукты питания, даже если весь народ будет голодать.

Есть только один показатель. Только один. Это потребление основных продуктов питания. Обратимся к статистике. Сравним потребление самой богатой страны и основного соперника России — США и аналогичный показатель РСФСР (табл. 2). Как мы видим, СССР отставал от США только по потреблению мяса.

Таблица № 2

Потребление основных продуктов питания в США и РСФСР

 (на душу населения в 1989 г., кг)

СССР США
Молоко 396 263
Яйца 309 229
Рыба 21,3 12,2
Мясо 69 113
Сахар 45,2 28
Хлебные продукты 115 100
Картофель 106 57

СССР, по оценкам ООН, в области сельского хозяйства и продо­вольствия (ФАО) в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимал 7 место в мире. Приходится признать, не первое место, но придется также признать и то, что большинство капиталистических стран СССР обгонял. Но застой в идеологии, помноженный на извечную российскую любовь к самокритике, приводил к тому, что люди были все равно недовольны.

«Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что явля­ется исключительно высоким показателем (в США — 263 кг), но 44 % опрошенных жителей СССР ответи­ли, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62 % населения было недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов. А между тем их потребление составляло там в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый слу­чай — сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52 % оп­рошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67 %)»[5].

Еще раз подчеркнем, система производства и распределения продуктов питания нуждалась в реформе, но для правильного реформирования необходимо было понимать истинную картину, а не основываться на расхожих шутках и тезисах пропаганды западных радиоголосов.

И, наконец, самое интересное заключаемся в том, что когда в 2008 г. правительство все же задумалось, как обеспечить население продуктами питания, опять пошла речь о введении продуктовых талонов для малоимущих, которые теперь будут называться марками. И это только начало.

«Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, так думает 62% — почти две трети россиян, на 11% больше, чем в прошлом году. При этом доля желающих получить продуктовую карту менее чем за год выросла на четверть»[6].


[1] Сэмюэлсон (Самуэльсон) Пол — американский экономист. Автор известного учебника «Экономика». Нобелевская премия (1970).

[2] На время написания книги.

[3] Естественно, в этом примере исключается труд посредников, бухгалтеров, овеществленный в средства производства труд и т.д. 

[4] Мизес Л. Либерализм.  М., 2001. С.78.

[5] Глазьев С.Ю., Кара-Мурза С.Г., Батчиков С.А.  Белая Книга.  М., 2003.  С. 52—54.

[6] Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих

ПЛН, Псков. 19.03.2009.

Идеологическое учение

Одной из первых форм социализма, которая сочетала в себе не только теорию, но и практику построения нового общества, был раннехристианский социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой социалистический идеал обосновывается, исходя из христианского мировоззрения.

Раннехристианский социализм выводил свои идеи из социального учения раннего христианства, проповедовавшего общечеловеческое равенство и братство людей, евангельский идеал общинного патриархального строя. В Средние века возникает множество религиозных сект (вальденсов, катаров, лоллардов, таборитов, анабаптистов и др.), которые объявляли источником гнёта и социального неравенства отступничество церкви и господствующих классов от идеалов первоначального христианства.

Отличительной чертой данной формы социализма было то, что, проникаясь обещанием компенсации социальной несправедливости в потустороннем мире, христианство часто направляло социалистическую мысль в русло примирения с земным злом. Однако нередко раннехристианский социализм вливался в поток антифеодальных восстаний крестьян, городской бедноты и рабочих позднего средневековья.

Затем сформировался доклассический социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой обосновывается абстрактный социальный идеал. Отличительной чертой данной формы социализма является то, что в своих произведениях его адепты Мор и Кампанелла сделали важнейший шаг вперёд от религиозной идеи к рационально осмысленному социалистическому идеалу, основанному на общественной собственности, всеобщности труда, сокращенном рабочем дне и справедливости.

Доклассический социализм был сосредоточен на поисках идеала в прошлом, а не в будущем, в неком «золотом веке». В нем полностью отсутствует призыв к революции, к борьбе за новое общество. Мор и Кампанелла были ревностными католиками и видели решение социальных проблем в духовном реформировании.

В XVIII веке возникает классический социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой впервые теоретически осмыслен идеал общества, противоположный капитализму.

Отличительной чертой данного этапа развития социалистической доктрины стал факт не только рассуждений, но действий по установлению нового общества. Видными представителями данного этапа развития социалистической идеи были Мелье, Мабли, Морелли, Руссо, Бабёф и другие.

Важнейшим этапом развития классической социалистической мысли стали произведения социалистов XIX в. (Сен-Симон, Фурье, Оуэн), выступавших против капитализма и частной собственности и за установление справедливого социального общества. Они вскрыли царящую при капитализме анархию производства, противоположность частнособственнических интересов интересам общества, преобладание паразитических элементов над производительными, фальшь разглагольствований о «правах человека» без обеспечения ему права на труд, моральное разложение господствующих классов и растлевающее воздействие капитализма на личность.

И, наконец,  в 30—40-х гг. XIX века в Западной Европе возник христианский социализм. Его видные представители: Леру, Ламенне (Франция), Морис, Кингели (Великобритания), Баадер, Хубер, Кеттелер (Германия).

Христианский социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой христианской религии придается социалистическая окраска. Возникший лозунг христианского социализма: «Христос был первым социалистом», — имеет под собой серьезные основания. Даже критики этого направления замечают, что данный лозунг неверен лишь в том, что Христос был не первым, но, безусловно, социалистом. Достаточно вспомнить его отношение к богатым, к частной собственности, призыв к равенству, постулирование: «кто не работает, тот не ест». Путь к социализму сторонники данного учения видели через нравственно-религиозное самосовершенствование.

Вообще, этику христианства и социализма связывали воедино не только сторонники социализма или христианства, но и их противники. Так, немецкий философ Фридрих Ницше, отвергая христианство и социализм, считал, что эти учения поддерживают стадный инстинкт, поддерживают слабое и нежизнеспособное, убивают в человеке карьеризм, честолюбие, жажду славы.

Одновременно с христианским социализмом формируется этический социализм —  форма социалистической концепции, в рамках которой социалистический идеал обосновывается, исходя из нравственных принципов. Теоретические корни этического социализма уходят в учение Канта. Его представители: Коген, Наторп, Бернштейн, Нельсон и другие. Нравственная эволюция всего человечества — таков, по мнению «этических» социалистов, единственно правомерный путь к социализму. Социализм установится благодаря большему «выявлению» идеалов социализма, заложенных a priori в душе каждого человека, независимо от его классовой принадлежности.

Демократический социализм — форма социалистической концепции, в рамках которой социализм толкуется как социально-нравственный идеал, как результат реформы капитализма. Его представителями являются Б. Каутский (Австрия), X. Гейтскелл, Дж. Коул, А. Кросленд, Г. Ласки, Г. Моррисон, Дж. Стрейчи, М. Филлипс (Великобритания), Н. Томас (США), Ф. Штернберг (ФРГ) и др.

Основой социализма, по их мнению, является не государственная собственность на средства производства, а государственный контроль над «смешанной экономикой» и перераспределение доходов. Лидеры демократического социализма выдвигают понимание социализма, противопоставляемое коммунизму.

Формами социалистической концепции также являются: муниципальный социализм, феодальный социализм, катедер-социализм,  истинный социализм, кооперативный социализм, русский социализм.

К социалистическому учению близки такие концепции, как соборность, до известной степени — солидаризм. Соборность — принцип устроения бытия, основанный на единении и вере. Наиболее полно это понятие раскрыто в трудах Хомякова[1], считавшего русскую крестьянскую общину наиболее  приближенной к общественному идеалу.

Что объединяет перечисленные выше социалистические учения? Цель социализма — социально-нравственный идеал, основанный на справедливости и нравственности.

Справедливость. Свобода от эксплуатации как основа подлинной свободы человека. Следовательно, ликвидация частной собственности[2], общенародная собственность — экономическая основа социализма. Коллективизм — приоритет общих интересов над интересами частными. Реальное равенство прав, основанное на имущественном равенстве. Предоставление равных прав всем группам граждан: женщинам, военным, молодежи. Право на труд. Каждый имеет право трудиться, труд является обязательной и почетной обязанностью гражданина. Признание важнейшей роли государства как организатора справедливого общества[3]. Социальная защита населения, особенно малоимущих слоев, со стороны государства. Справедливое распределение произведенного продукта, пропорционально труду каждого гражданина.

Нравственность. Обоснование социалистической идеи, исходя из нравственных принципов, при учете экономической составляющей. Духовное, нравственное совершенствование личности. Сокращение рабочего дня с целью выделения времени для всестороннего развития человека.


[1] Хомяков Алексей Степанович (1804—1860) — русский религиозный философ, поэт, публицист; основатель славянофильства.

[2] Сен-Симон допускал наличие частной собственности, но старался свести ее негативное влияние к минимуму.

[3] Некоторые социалисты отрицали государство, как инструмент насилия.

Почему этап «Самоактуализация» более эффективен

Элитарная цивилизация — сильная цивилизация. Какая цивилизация может стать элитарной? Забегая вперед, скажем: поскольку Запад — основная проблема настоящего этапа развития человечества, то только цивилизация, способная противостоять Западу, может стать новой элитарной цивилизацией. Важнейшей чертой элитарной цивилизации является способность постоять за себя и не только за себя.

Персы не приезжали в Древнюю Грецию и не спрашивали: «Чем вы, греки, занимаетесь?». А те им не отвечали: «Мы элитарная цивилизация, науку и философию развиваем». Иначе, конечно, узнав о том, что греки занимаются таким важным делом, чтобы не оборвать общечеловеческий прогресс, персы решили бы напасть на другой народ. Нет, Греция сокрушила Персию не на поле философских дискуссий, а на поле военных сражений, а один из самых выдающихся древнегреческих философов, Платон, был также и известным воином.

Все элитарные цивилизации были в военном отношении сильнейшими цивилизациями своей эпохи: и Греция, и Рим, и Европа. Почему же элитарная цивилизация, помимо всего, является самой сильной? На этот вопрос есть множество ответов. Но для нас важно понять, что элитарная цивилизация просто не может быть слабой. Если бы греки оказались слабее персов и были бы сметены ими, то Греция просто не стала бы элитарной цивилизацией. В истории было множество потенциальных элитарных цивилизаций, так и не раскрывших свой потенциал в силу своей военной слабости.

Человек развивается по определенной логике не случайно. Каждая следующая ступень его развития повышает его эффективность, подросток в школе более эффективен, чем ребенок в детсаду. А взрослый человек более эффективен, чем школьник. Было бы странно, если бы человечество выработало модель развития человека, снижающую его эффективность. Кризисы бывают. Но они проходят, и человек вновь возвращается к своей модели взросления.

И цивилизация на этапе «Самоактуализация» более эффективна, чем цивилизация на этапе «Материальное благосостояние» уже только потому, что «Самоактуализация» включает в себя «Материальное благосостояние».

Но это очень общее положение, а что происходит конкретно? Дело в том, что общество, нацеленное на самоактуализацию граждан, становится более эффективным и поэтому более сильным.

Во-первых, потому что люди становятся более эффективными, раскрывая свой талант.

Во-вторых, потому что самоактуализация не в личностном, а в социальном аспекте предполагает обязательную ломку сословных ограничений. В таком обществе не олигарху, который получает свои доходы за счет эксплуатации природных ресурсов, а творцу везде дорога. Его возносят и ему подражают.

А теперь перейдем от теории к практике. Мы победили в Великой Отечественной войне в немалой степени потому, что у нас были танки Т-34 и «Катюши». А как они появились, кто их создатель? Потомственный дворянин?

Создатель «Катюши» (БМ-13) — Костиков Андрей Григорьевич, родом из крестьян-бедняков. В 1918 году вступил в Красную Армию. Воевал на фронтах гражданской войны, был ранен, попал в плен к белополякам. В 1920 г. совершил побег из плена и вернулся в строй.

Создатель танка Т-34 — Михаил Ильич Кошкин, родом из крестьян-бедняков. В 1918 году поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Политрук. После Гражданской войны закончил институт. А далее — Т-34.

«Родился 21 ноября (3 декабря по новому стилю) 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии, ныне Переславского района Ярославской области. Семья жила бедно, земли у семьи было мало и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей»[1].

Не будь советской власти, прозябал бы в нищете, а потом умер лет в 30, как его отец.

Мы победили немцев 1941—1945 гг., потому что у нас были танки лучше, чем у них, а в 1914—1917 гг. ничего не могли сделать с немцами, потому что у нас вообще не было собственных танков. Мы победили, потому что в 1941-м были все, как один, а в 1914-м одни умирали на фронтах, а другие кутили в Париже и наживались на военных поставках. Поэтому люди терпели голод долгие месяцы в блокадном Ленинграде, а в феврале 1917-го не стали мириться с недопоставками хлеба в течение нескольких дней. Мы победили, потому что советская Россия была эффективнее царской России.

И именно потому, что советский проект был более эффективен, мы — нищие, только что восстановившие страну, — после войны открыли космическую эру человечества.


[1] Кошкин Михаил_Ильич. http://ru.wikipedia.org/wiki/