Sidebar

Поскольку понятие  «справедливость» имеет некоторые разночтения, сделаем некоторые пояснения.

Справедливость — понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия между правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, заслугами и их общественным признанием, преступлением и наказанием. И следовательно, должно быть соответствие между практической ролью различных социальных слоев, групп и индивидов в жизни общества и их социальным положением.

Однако понятие «справедливость» не включает моральные оценки поступков людей. Упрощено говоря: бандиты ограбили поезд, а потом, пока все грабители спали, один сбежал со всем награбленным, удачно вложил деньги на бирже и стал великим дельцом Уолл-Стрит. Это успех, но это не справедливость. Справедливо — это когда поезд грабят, а потом справедливо распределяют награбленное в соответствии с ролью каждого в ограблении.

Таким образом, вопрос о том, как человек достигает успеха, не вторичен, и в этом его существенное отличие от менталитета «Успех».

Теперь о разночтениях понятия «справедливость». Начиная с Аристотеля, принято выделять справедливость уравнивающую и распределительную.

Первый вид справедливости есть справедливость в чистом виде, так сказать, справедливость без примесей. Она относится к отношениям равноправных людей по поводу предметов («равным — за равное»). Она относится не непосредственно к людям, а к их действиям, и требует равенства (эквивалентности) труда и оплаты, ценности вещи и ее цены, вреда и его возмещения.

Второй вид справедливости — распределительная справедливость — требует пропорциональности в отношении к людям согласно тому или иному критерию («каждому свое»). Отношения распределительной справедливости требуют участия, по меньшей мере, трех людей, каждый из которых действует для достижения одной цели в рамках организованного сообщества. Один из этих людей — распределяющий — является «начальником». В этом случае вводится не только «начальник», но и критерий, по которому надо справедливо распределять. Например, надо помогать слабым, вне зависимости от их участия в производстве благ.

В этом параграфе мы понимаем под справедливостью исключительно уравнивающую справедливость. Упрощенно: если мы не помогаем слабому, это справедливо, но безнравственно.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 22 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Немецкий шпион?

Теперь о немецких шпионах. Сегодня усилено раздувается миф, согласно которому переворот в России устроили жиды, приехавшие в опломбированном вагоне из Германии и являвшиеся поголовно (естественно, включая Ленина) немецкими шпионами.

Как мы увидели, большевики не свергали царя, которого как раз и окружали немецкие шпионы, и шпионы не мифические, а вполне реальные, включая министра обороны.

Что касается обвинений в шпионаже в пользу Германии Ленина, то эта сказка с бородой. Еще Временное правительство вызывало Ленина в суд по вопросу его причастности к сотрудничеству с немцами. Поскольку шпионов было действительно много, по предположениям Временного правительства, эта басня обладала правдоподобностью. Выражаясь современным языком, это был черный пиар. На ЦК решали, идти Ленину в суд или нет. Зиновьев считал, что идти надо, потом Сталин неоднократно ставил ему это в вину. Другие большевики считали, что идти не надо, т. к. Ленина просто расстреляют при попытке к бегству. В общем, решили, что идти лучше не стоит. Если бы Ленин и большевики были шпионами, разве обсуждался бы вопрос о том, надо идти на суд или нет? Поскольку никаких документов найдено не было, басня о сотрудничестве Ленина с германским штабом так же быстро умерла, как и родилась. Сегодня этот бредовый миф опять хотят возродить.

Более того, после того как 7 июля 1917 г. было опубликовано постановление Временного правительства об аресте и предании суду Ленина, Зиновьева и Каменева за их связь с немцами, Каменев заявил, что «готов всегда предстать перед судом». Поскольку миф о немецких шпионах-большевиках усилено пиарился Временным правительством, 9 июля Каменев добровольно отдал себя в руки властей и был водворён в тюрьму «Кресты». 4 августа освобождён — за отсутствием оснований для обвинения. Так что еще в 1917 году была поставлена точка в басне о связях большевиков и немцев. И эта точка была поставлена теми, кто эту басню придумал. Временное правительство было вынуждено признать: «никаких оснований для обвинения». Такой вот немецкий шпион.

Даже не окунаясь в документы, исходя из обыкновенной логики, можно сделать вывод о вымышленности рассказов, повествующих о сотрудничестве большевиков с немецким штабом.

Во-первых, взятки чиновникам большевики не давали, свой карьерный рост не оплачивали, секретные документы не покупали — то есть все то, на что тратят деньги обыкновенные шпионы, они не делали. Но и революция также не была фатально зависима от денег: оружие большевики не покупали, его в воюющей стране было вполне достаточно, митингующим они не платили, страна бурлила и без большевиков. Основная статья расходов — выпуск агитматериалов. Но для оплаты этих довольно небольших сумм помощь германского штаба не была необходима.

Во-вторых, если уж подозревать большевиков в сотрудничестве с немцами, то делать это можно в самую последнюю очередь. Большевики не были у власти и не представляли собой серьезной оппозиционной силы, у них не было ни фракции в Думе[1], ни легальных газет, они были изгоям. Немцы могли вербовать агентов в военном ведомстве, во власти, в СМИ, т.е. в структурах, обладающих тем или иным ресурсом, но предоставлять, по свидетельствам «историков», громадные деньги большевикам тогда, когда они помещались в один вагон, было просто нелогично.


[1] Уже в 1914 году большевистская фракция в Государственной Думе была разогнана. Суд над большевистской фракцией состоялся 10—13 февраля 1915 года. Все 5 депутатов были признаны виновными в участии в организации, ставящей задачей свержение царизма, и приговорены к ссылке на поселение в Восточную Сибирь (Туруханский край), откуда вернулись после Февральской революции 1917.

Политика Хрущева

Отметим плюсы и минусы реформ Хрущева. Положительными результатами эпохи Хрущева можно считать то, что

  • Советский Союз стал космической державой. СССР запустил первый искусственный спутник и вывел человека в космос, первым запустил космические аппараты в сторону Луны, Венеры и Марса.
  • Было начато массовое строительство жилья.

Отрицательных результатов, к сожалению, было значительно больше. Во-первых, дезориентация общества, первую роль в которой играла дискредитация имени Сталина на XX съезде КПСС (14—25 февраля 1956 года в Москве).

Абсолютно не имеющая смысла, кроме сведения личных счетов, акция посеяла неуверенность и разочарование в души советских людей. Некоторые историки вскрывают природу этого явления, объясняя субъективно-негативное отношение Хрущева к Сталину тем, что Сталин не помиловал сына Хрущева после совершенного им преступления.

Официально его сын Леонид пропал без вести в 1943 году. Однако по одной из версий он был захвачен в плен, стал сотрудничать с нацистами, был выкраден партизанами и застрелен. Но это версия. Зато точно не версия, что его жена, Любовь Илларионовна Сизых, арестована в 1942 году по обвинению в «шпионаже». Другой сын Хрущева, Сергей, в 1991 году уехал в США, ныне гражданин этой страны, живет там припеваючи. В одном из своих телевизионных интервью он сказал: «Папа был бы рад, что я в США. Думаю, да, папа был бы рад». Такая вот семейка.

Доклад Хрущева о «Культе личности и его последствиях», в основном, сплошное очернительство личности Сталина и советской истории.

Интересна одна деталь. Либеральные псевдоисторики любят вспоминать, что доклад Хрущева вызвал шок на съезде. Встает вопрос: если в партии доклад вызвал шок, то являлись ли истинными материалы этого доклада? Хрущев рассказывал о громадных преступлениях Сталина, и если это вызвало шок, значит, о них никто не знал. Получается, что Сталин творил свои грязные дела, а знал о них только один Хрущев. Американский историк Г. Ферр, проанализировав каждый тезис обвинений Хрущева, резюмирует:

«Фактически же мне удалось сделать совсем другое откры­тие. Из всех утверждений «закрытого доклада», напрямую «разоблачающих» Сталина или Берию, не оказалось ни од­ного правдивого. Точнее так: среди всех тех из них, что подда­ются проверке, лживыми оказались все до единого. Как выяс­няется, в своей речи Хрущев не сказал про Сталина и Берию ничего такого, что оказалось бы правдой. Весь «закрытый док­лад» соткан сплошь из, подтасовок такого сорта»[1].

Даже если бы все сказанное Хрущевым было правдой, а это не так, то все равно в то время — время психологической войны Запада против России — делать такой доклад было преступлением. Большинство народа верило в Сталина, плакало на его похоронах, и Хрущев нанес непоправимый удар по исторической памяти народа и по его вере. Большинство социалистически настроенной интеллигенции в западных странах было сталинистами, после же этого доклада они стали отходить от социалистических идеалов. Этот доклад нанес непоправимый удар по международному авторитету СССР. В конечном счете, выступления в социалистических странах, когда крушили памятники «тирану» Сталину, были отголосками хрущевского доклада. Это вынуждены признать даже критики так называемой «сталинщины»:

«Разоблаче­ние сталинщины породило кризисы в просталинском руководстве ряда стран Восточной Европы, вызвало массовые народные дви­жения в Польше и Венгрии. В Венгрии ситуация обострилась до предела. У руководства страны был Матиас Ракоши, один из руководителей революции 1919 г. …Теперь, после XX съезда КПСС и разобла­чения культа личности Сталина, венгерское руководство расте­рялось и выпустило из-под своего контроля развитие полити­ческих событий. В Будапеште и других городах начались улич­ные демонстрации и выступления. Они были направлены против тогдашней компартии Венгрии, органов госбезопасности, против союза  с  СССР»[2].

Западные радиоголоса, вещающие на СССР, сразу стали посвящать передачи этому докладу, естественно, со своим комментариями. Вообще, надо сказать, что Запад за всю историю холодной войны не провел столь удачной идеологической диверсии, какую провел Хрущев против собственной страны. Не случайно радио «Свобода» в 1997 году отмечало сорокалетие этого доклада, как большой праздник, посвятив ему несколько передач. После того, хотя коммунистическая терминология по-прежнему оставалась в речах руководителей Советского государства, простые люди все меньше им верили.

Не маловажную роль в дезориентации общества сыграло так же и то, что главным девизом становится: «Догнать и перегнать»! В чем нам догонять, а тем более перегонять Запад? Ведь мы были лучшие во всех областях, кроме одной — количеству материальных благ на душу населения.

 Мы были во всем первые, и вдруг народу победителю говорят, что он опять должен кого-то догонять. Результатом стала душевная опустошенность людей.

А главной целью становится построение сытого мещанского общества, главный идол которого — колбаса.

«Главным полем борьбы между соци­алистической и либеральной идеологией в век интеллектуалов неизбежно становится интеллигенция. Советский социализм про­играл тогда, когда его вожди свели цели общества к килограм­мам мяса и метрам жилплощади. С этого момента интеллигенция стала искать других богов. Сначала это было просто внутреннее освобождение, выход на свободу из покинутого духом храма. Одним казалось, что можно жить семьей, работой, любовью к женщине. Другие ушли в религию. Общественная духовная энер­гия стала концентрироваться вокруг идей, альтернативных офи­циальным, т.е. западных»[3].

Все остальные идеологические «ходы» Хрущева вообще стали предметом анекдотов: «построим коммунизм к 1980 году», «последнего попа покажем в 80 годах» и т.д. и т.п.

Политика Хрущева — это дезориентация советских людей, социалистического общества в странах-союзниках, марксистских партий и прокоммунистически настроенной интеллигенции в капиталистических странах.

В результате, в СССР начались первые антиправительственные выступления. Сначала силовой разгон митингов в Тбилиси против осуждения культа личности Сталина (1956). Никто не забудет и расстрел в Новочеркасске (1962). Абсолютно бессмысленная и непонятная жестокость по отношению к людям, возмущенным ростом цен. Антисоциалистические выступления прокатились по соцстранам, марксистские партии стали терять поддержку, а западная интеллигенция стала отворачиваться от Советского Союза, популярность обрели маоистские идеи.

   Экономическая дезорганизация. Тем не менее, экономика продолжала развиваться довольно высокими темпами, которые значительно опережали темпы развития капиталистических держав и составляли около 10% в год. Однако многие исследователи подчеркивают, что достижения периода правления Хрущева в основном носили инерционный характер, то есть  во многом были следствием предыдущего этапа развития.

В экономике начались бурные реформы, одной из причин которых были не объективные проблемы, а импульсивность характера самого Хрущева. На это обстоятельство обращали внимание многие экономисты, см. например, Яременко Ю.В. «Экономические беседы»[4].

Если смотреть с чисто экономической точки зрения, смысл этих реформ не очень понятен. Экономика после смерти Сталина развивалась высокими темпами, и эти темпы надо было лишь поддерживать. Видимо, Хрущев хотел остаться в истории как большой реформатор. Реформы стали проводиться с большим размахом, правда, большинство их было непродуманно и приводило не к улучшению, а к ухудшению дел. Экономика была разделена не по естественному отраслевому признаку, а по территориальному.

Сельское хозяйство подорвали разгоном МТС и борьбой с личными подсобными хозяйствами, которую Хрущев начал проводить с 1958 года. В 1959 году жителям городов и рабочих посёлков было запрещено держать скот, у колхозников личный скот выкупался государством, обрезались приусадебные участки. Начался массовый забой скота в личных хозяйствах. Эта политика привела к сокращению поголовья скота и птицы, ухудшила положение крестьянства.

В 1960-х годах положение в сельском хозяйстве усугубилось разделением каждого обкома на промышленный и сельский, что повлекло за собой дезорганизацию и неразбериху в руководстве. В 1965 году, после ухода Хрущева на пенсию, эта реформа была отменена.

Вместо развития сельского хозяйства в России развивается сельское хозяйство Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, которые получают громадные дотации.

А кончились все экономические реформы тем, что в стране повысились цены (при Сталине цены ежегодно снижали), производство мяса в 1964 году упало до уровня 1958 года, темпы роста в сельском хозяйстве за 1959—1964 гг. упали до 1,5 % против 7,5 % в 1958 году, среднегодовое производство зерновых на душу населения упало почти до уровня 1913 года.  СССР впервые начал закупать хлеб за границей. Начинает лихорадить хлебную торговлю. В 1963 году в некоторый регионах впервые после 1947 года начинают вводить карточки на хлеб.

Территориальный развал. В придачу ко всему, Хрущев начал разваливать СССР, причем не в переносном — в прямом смысле, начиная раздавать территории. Подписал договор о передаче некоторых островов Японии, а сейчас выясняется, что еще велись переговоры о передаче Карелии Финляндии. Отдал Крым Украине, Чечне — исконно русские земли. Причем объяснить, зачем все это делалось, трудно. Зачем, например, отдал Крым Украине? Какая проблема с помощью этого решилась?

В канву этой политики укладывалось также и увеличение самостоятельности глав союзных республик.

Развал армии. Все, кто разваливал нашу страну, всегда следовали определенной логике. И одной из важных составляющих этой логики было разрушение армии. Конечно, сокращение армии можно было объяснить окончанием войны. Но Хрущев всегда проводил реформы со свойственным ему подходом. Сокращение армии было произведено таким образом, что людей увольняли до окончания срока службы, который давал право на пенсионное обслуживание. То есть, фактичес­ки, на улицу были выброшены десятки тысяч офицеров.

Попытка развала партии. Начинается планомерный развал партии. На пленуме ЦК КПСС в 1962 году Хрущев предлагает разделение партийных организаций на две части — промышленную и сельскохозяйственную. Некоторые руководители (К.Т. Мазуров) высказали предположение, что такое разделение приведет к перерождению сельскохозяйственной части партии в партию эсеров. Произошел постепенный переход к принципу «несменяемости кадров».

Подрыв международного авторитета. Мы уже писали, какое катастрофическое влияние оказала политика десталинизации на наших восточноевропейских союзников. По сути, это был удар в спину. Представим: у власти там сталинисты, и вдруг в СССР, на самом высоком уровне, говорится, что Сталин — воплощение всего худшего.

Но вопрос был не только в идеологическом предательстве. Хрущев просто убирал наших союзников. Например, Венгрией руководил верный наш союзник Ракоши, который называл себя «лучшим венгерским учеником Сталина», копируя сталинский режим в мельчайших деталях — вплоть до того, что в последние годы его правления венгерская военная форма была скопирована с советской, а в магазинах Венгрии начали продавать ржаной хлеб, который до этого в Венгрии не ели. В 1953 году Ракоши был вызван в Москву, подвергнут суровой критике за недостатки его экономической политики, и вынужден в июле уйти в отставку с поста премьер-министра.

И на кого он был заменен? На Имре Надя. Того самого, который принимает активное участие в мятеже 1956 года. Того самого, который заявил, что Венгрия выходит из Организации Варшавского договора, и провозгласил ее нейтралитет. Он даже обратился в ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии. Того самого, который впоследствии был повешен 16 июня 1958 года «за государственную измену».

Таким образом,  Хрущев силовым методом заменял наших союзников на откровенных предателей.

Однако только этим негативность политики Хрущева не исчерпывалась.  И речь, конечно, не о ботинке Хрущева, которым он стучал в ООН, хотя и это тоже показывает его уровень как  политика. Мы поссорились с Албанией и, главное, с таким важным союзником, как Китай. Полностью потеряли лицо как великая держава в Карибском кризисе.

Также непонятна односторонняя уступка Западу в виде вывода советских войск из Австрии. Вообще, политика Хрущева в деталях напоминает политику Горбачева.

Неадекватность антишпионских мер. Несмотря на усиление подрывной работы Запада против СССР, у нас по непонятным причинам практически перестают раскрываться шпионские сети. Лишь когда шпионаж становится откровенным и наглым, а разведывательный американский самолет У-2 сбивают над центром нашей страны, происходит показательный суд над шпионом. Вообще, скрытая агрессия против СССР достигла во времена Хрущева небывалых размеров. Но все же самую катастрофическую роль для нашей страны сыграл сам Хрущев. Он допустил, чтобы зерна, брошенные западными спецслужбами на территории нашей Родины, дали свои всходы.

Абсолютно неадекватными мерами так же были разрешение абортов и антирелигиозная компания.

Таким образом, результатом правления Хрущева стало сокращение веры в социалистические идеалы в душах простых людей, как у нас, так и на Западе, развал экономики, начало развала государства, резкое ухудшение международного положения СССР.

В большей части то, что сделал Хрущев, принесло вред нашему государству, поэтому не случайно наши враги относятся к нему с симпатией. Во время сплошного очернительства нашей истории в 90-е годы только о Хрущеве говорили хорошо. Наши заокеанские партнеры также всегда о Хрущеве говорят с теплотой. Периоды нашей истории они называют такими негативными терминами, как «застой», «репрессии» и т.д. Только период правления Хрущева обозначается как «оттепель». Столь же уважительно западные идеологи говорят лишь о Горбачеве. Об этом стоит задуматься.


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость.  М., 2008. С. 6.

[2] История отечества. 1939—1991. Учебник для 11 класса средней школы.  М., 1992. С.158

[3] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 106.

[4] Яременко Ю.В. Экономические беседы. М., 1999. С. 32

Качества менталитета «Успех»

Как мы уже говорили,  наиболее близки менталитету «Успех» американцы, а их основными качествами являются эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

Национальный эгоизм — один из столпов западного менталитета. Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

1000 лет с 500-х годов до начала XVI века у Запада нет никаких значимых успехов: ни в науке, ни в технике, ни в искусстве, ни в экономическом развитии. Подчеркну: ни год или столетие — 1000 лет! Голод, антисанитария и, как следствие, эпидемии: оспы, чумы, туберкулёза и т.д. 

«Великий голод 1315—1317 гг. — первое в ряду крупномасштабных бедствий позднего средневековья, постигших Европу в начале XIV века. Великий голод повлек миллионы смертей… Великий голод был периодом необычайного роста преступности, распространения болезней, массовых смертей и каннибализма. Голод охватил всю Северную Европу — Великобританию, Францию, Скандинавию, Нидерланды, Германию и Польшу. Европу к югу от Альп и Пиренеев голод не затронул. По оценкам, от голода умерло от 10 до 25 % городского населения»[1].

 Да, были изобретены механические часы, существовало несколько философов, отдельных мастеров искусств, которых объединяют в эпоху раннего Возрождения… Впрочем, ничего существенного они не создали.

Отмечу также, что эпицентром развития были романские народы, в то время как германские народы (костяк Западной цивилизации): германцы, англичане, голландцы, — выражаясь своевременным языком, были периферийными странами Европы. И заметьте: голод поражал как раз северные страны.

Почти все «европейские» изобретения европейцы позаимствовали с Востока: пушки, порох, шёлк, компас и астролябию. Европейцы перевели большое количество греческих и арабских работ по медицине и науке, которые были распространены по всей Европе.

Но серьезных успехов Запад достиг в архитектуре (романский и готический стили) и… в судостроении. Последнее предопределило судьбу Запада и всего мира на несколько последующих столетий

Даже сами европейцы назвали эти века темными. В Испании — арабы, под Веной — турки, сунулись в Россию — здесь Александр Невский. Короче, полная беспросветность.

Но все меняется в конце XV века. Все, что мы знаем о величии Запада, начинается с этого времени. На смену отдельным философам приходят целые направления в философии, которые развивает целая плеяда выдающихся мыслителей: Макиавелли, Мор, Кампанелла, Монтень, Эразм Роттердамский и многие другие. На смену посредственным художникам и скульпторам приходят великие — такие, как Леонардо да Винчи и др. Прорыв в науке: Коперник, Парацельс и другие. В литературе — Шекспир.

Так что же произошло в конце XV века? Открытие Америки! Вот она — удача! Наивные, доверчивые люди с большим количеством золота. Толчок развитию капитализма дали  Великие географические открытия (Колумб, Васко да Гама, Д. Кан, Б. Диаш и др.). Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз.

И началось. Сначала появился Колумб (1492 г.[2]) с кораблями, набитыми золотом. Потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Началась реформация, знаменующая окончание эпохи Средневековья. Церковь упростили, лишили власти. И начали грабить колонии. Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании, заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521—1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[3].

«Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшных болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[4]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать:

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[5].

В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[6].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[7].

Капитализм на Западе был построен на костях других ограбленных и замученных народов. Капитализм — это успех Запада за счет убийства миллионов людей, не принадлежащих к западной цивилизации.

Самореализация. Индивидуализм пронизывает все западное общество. Индивидуализм абсолютизирует позицию индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определённому социальному строю, а обществу вообще.

Индивидуализм для западного человека — совсем не негативное свойство, а наоборот — ценное, уважаемое качество. Так, родоначальник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм постулировал: «Индивидуализм от природы присущ человечеству».

«…В отличие от славян, мы, жители Западной Европы, привыкли с необыкновенно ревностным усердием ставить все на карту индивидуализма»[8].

Естественно, что индивидуализм предполагает конкуренцию индивидов. Конкуренция — двигатель не только западной экономики, а двигатель всего западного общества. Все конкурируют друг с другом: в экономике — фирмы, в политике — партии, в простой жизни — люди за место под солнцем. Все в мире развивается только благодаря конкуренции и вечной борьбе — вот постулат западного менталитета. Этот постулат нашел свое отражение в самой известной биологической теории — теории Дарвина, согласно которой развитие живого мира объясняется естественным отбором — борьбой за существование. Этот постулат — основа самой основательной философской доктрины — философии Гегеля. Согласно диалектике, развитие бытия объясняется борьбой противоположностей. И, наконец, этот постулат нашел свое отражение в самой известной социальной теории — марксизме, согласно которому развитие общества представлено как результат борьбы классов. Так западный человек воспринимает реальность — все в этом мире развивается благодаря борьбе и конкуренции.

Индивидуализм порождает и другие качества — такие, как самодисциплина и стремление к независимости. Западноевропеец не только не нуждается во внешнем управлении и обладает самодисциплиной, но часто, наоборот, стремится свести внешнее управление к минимуму, стремится к максимально возможной независимости.

Британская империя не смогла бы стать настолько огромной, если бы не самоорганизующее начало англичан. Англичане не ждали указов сверху, они приходили, покоряли и организовывали жизнь покоренных так, как считали нужным, не советуясь с далекой метрополией. И, несмотря на отсутствие связи со столицей, жизнь колоний была организована удивительно похоже, невзирая на разные материки и народы, как будто англичане действовали строго в соответствии с некой инструкцией. Но инструкции не было, а было очень сильное самодисциплинирующее, самоорганизующее начало.

В психологии, анализируя данную модель поведения, часто применяют понятие «локус контроля». Согласно американскому психологу Джулиану Роттеру, одним из элементов знания о себе является гипотеза людей об источнике их достижений и неудач. Существуют два край­них типа такой локализации, или локуса контроля: интернальный (все зависит от меня) и экстернальный (все зависит от внешних обстоятельств). У западного человека преобладает интернальный локус контроля.

С индивидуализмом связана и ассертивность повышенное чувство собственного достоинства. Индивидуалист считает, что он никому не обязан и поэтому ни перед кем не должен заискивать.

Снобизм англичан — притча в языцех. Мало уступает им и Франция, где долгое время обсуждался закон о запрете предоставления меню в ресторанах на английском или других языках, даже в том случае, если данный ресторан посещается в основном иностранцами. Русские с упоением слушают западную музыку, на Западе же гораздо меньшее количество людей готово слушать песни на непонятном иностранном языке.

Алчность также важнейшее качество западного менталитета. Здесь мы под наживой понимаем стремление максимизации личного потребления. Подчеркнем: «алчность» без всякой негативной оценки. Аутентично, алчность — страстное желание приобретения. Поэтому общество потребления всегда будет культивировать желание приобретения, то есть  алчность. Было бы странно, если бы было наоборот.

Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[9], капитализм

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма, сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки. В их основе — миф о трудолюбии западного человека. В действительности же труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе о «священности частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалось, пусть это были даже заповеди христианства.

А вот в СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, потому что для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие Божье».


[1] Великий голод (1315—1317). http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] Золото с американского континента появилось чуть позже открытия Америки.

[3] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А.Н. М., 1997. С. 184.

[4] Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2005.

[5] Мизес Л. Либерализм.  М. 2001. С.  122—124.

[6] Колониализм [Википедия].

[7] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С 170.

[8] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс.  М., 1996.  С. 442.

[9] Энциклопедия социологии.  Сост. Грицанов А.А., Абушенко В.Л., Евелькин Г.М., Соколова Г.Н., Терещенко О.В.  М., 2003. [Капитализм].