Sidebar

Успех здесь — главное. Успешный гангстер почитается так же, как и успешный поэт. Здесь мы несколько «хватанули», гангстер, конечно, гораздо более интересная и уважаемая личность, чем поэт. Разве можно удивляться тому, что в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[1]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе.

Рост преступности — наглядная демонстрация слов Б. Франклина: «Человека, утверждающего, что деньги могут все, можно подозревать в том, что он может пойти на все ради денег». Более резко аналогичную мысль высказал Эди-Пьер Бошен: «Те, кто считает, что деньги — это все, без сомнения, готовы на все ради денег». Высокий уровень преступности, наркомания, проституция и другие пороки существовали и раньше, но были исключением из правил, теперь порок — норма. За последние 30—40 лет численность преступлений увеличилась в США в 7—8 раз, во Франции — в 5—6 раз, в Германии — в 3—4 раза, то есть рост идет не на несколько процентов, а в разы[2]. И не случайно за время строительства капитализма в России число наркоманов выросло в 12 раз[3].

Закономерно, что при капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, идет героизация преступников в фильмах, книгах. Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т.д. и т.п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно: в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

С приходом капитализма экраны сразу заполняют кинофильмы, которые воспевают воровство. Не в переносном, а в прямом смысле. Постоянно культивируется тема удачного ограбления банка, и зритель, даже не понимая, на уровне подсознания начинает отождествлять себя с вором, переживая за героя очередной киноленты. Этот процесс в психологии называется персонализацией. Персонализация — изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности в связи с отождествлением в сознании человека себя с образом другого субъекта.


[1] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией.  Новые Известия. 06.09.2006.

[2] Основы социологии и политологии/ Под ред. Бороноева А.О. М., 2001. С. 138.

[3] Доклад Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского. 07.06.2001.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 56 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Справедливость

Поскольку понятие  «справедливость» имеет некоторые разночтения, сделаем некоторые пояснения.

Справедливость — понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия между правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, заслугами и их общественным признанием, преступлением и наказанием. И следовательно, должно быть соответствие между практической ролью различных социальных слоев, групп и индивидов в жизни общества и их социальным положением.

Однако понятие «справедливость» не включает моральные оценки поступков людей. Упрощено говоря: бандиты ограбили поезд, а потом, пока все грабители спали, один сбежал со всем награбленным, удачно вложил деньги на бирже и стал великим дельцом Уолл-Стрит. Это успех, но это не справедливость. Справедливо — это когда поезд грабят, а потом справедливо распределяют награбленное в соответствии с ролью каждого в ограблении.

Таким образом, вопрос о том, как человек достигает успеха, не вторичен, и в этом его существенное отличие от менталитета «Успех».

Теперь о разночтениях понятия «справедливость». Начиная с Аристотеля, принято выделять справедливость уравнивающую и распределительную.

Первый вид справедливости есть справедливость в чистом виде, так сказать, справедливость без примесей. Она относится к отношениям равноправных людей по поводу предметов («равным — за равное»). Она относится не непосредственно к людям, а к их действиям, и требует равенства (эквивалентности) труда и оплаты, ценности вещи и ее цены, вреда и его возмещения.

Второй вид справедливости — распределительная справедливость — требует пропорциональности в отношении к людям согласно тому или иному критерию («каждому свое»). Отношения распределительной справедливости требуют участия, по меньшей мере, трех людей, каждый из которых действует для достижения одной цели в рамках организованного сообщества. Один из этих людей — распределяющий — является «начальником». В этом случае вводится не только «начальник», но и критерий, по которому надо справедливо распределять. Например, надо помогать слабым, вне зависимости от их участия в производстве благ.

В этом параграфе мы понимаем под справедливостью исключительно уравнивающую справедливость. Упрощенно: если мы не помогаем слабому, это справедливо, но безнравственно.

Немецкий шпион?

Теперь о немецких шпионах. Сегодня усилено раздувается миф, согласно которому переворот в России устроили жиды, приехавшие в опломбированном вагоне из Германии и являвшиеся поголовно (естественно, включая Ленина) немецкими шпионами.

Как мы увидели, большевики не свергали царя, которого как раз и окружали немецкие шпионы, и шпионы не мифические, а вполне реальные, включая министра обороны.

Что касается обвинений в шпионаже в пользу Германии Ленина, то эта сказка с бородой. Еще Временное правительство вызывало Ленина в суд по вопросу его причастности к сотрудничеству с немцами. Поскольку шпионов было действительно много, по предположениям Временного правительства, эта басня обладала правдоподобностью. Выражаясь современным языком, это был черный пиар. На ЦК решали, идти Ленину в суд или нет. Зиновьев считал, что идти надо, потом Сталин неоднократно ставил ему это в вину. Другие большевики считали, что идти не надо, т. к. Ленина просто расстреляют при попытке к бегству. В общем, решили, что идти лучше не стоит. Если бы Ленин и большевики были шпионами, разве обсуждался бы вопрос о том, надо идти на суд или нет? Поскольку никаких документов найдено не было, басня о сотрудничестве Ленина с германским штабом так же быстро умерла, как и родилась. Сегодня этот бредовый миф опять хотят возродить.

Более того, после того как 7 июля 1917 г. было опубликовано постановление Временного правительства об аресте и предании суду Ленина, Зиновьева и Каменева за их связь с немцами, Каменев заявил, что «готов всегда предстать перед судом». Поскольку миф о немецких шпионах-большевиках усилено пиарился Временным правительством, 9 июля Каменев добровольно отдал себя в руки властей и был водворён в тюрьму «Кресты». 4 августа освобождён — за отсутствием оснований для обвинения. Так что еще в 1917 году была поставлена точка в басне о связях большевиков и немцев. И эта точка была поставлена теми, кто эту басню придумал. Временное правительство было вынуждено признать: «никаких оснований для обвинения». Такой вот немецкий шпион.

Даже не окунаясь в документы, исходя из обыкновенной логики, можно сделать вывод о вымышленности рассказов, повествующих о сотрудничестве большевиков с немецким штабом.

Во-первых, взятки чиновникам большевики не давали, свой карьерный рост не оплачивали, секретные документы не покупали — то есть все то, на что тратят деньги обыкновенные шпионы, они не делали. Но и революция также не была фатально зависима от денег: оружие большевики не покупали, его в воюющей стране было вполне достаточно, митингующим они не платили, страна бурлила и без большевиков. Основная статья расходов — выпуск агитматериалов. Но для оплаты этих довольно небольших сумм помощь германского штаба не была необходима.

Во-вторых, если уж подозревать большевиков в сотрудничестве с немцами, то делать это можно в самую последнюю очередь. Большевики не были у власти и не представляли собой серьезной оппозиционной силы, у них не было ни фракции в Думе[1], ни легальных газет, они были изгоям. Немцы могли вербовать агентов в военном ведомстве, во власти, в СМИ, т.е. в структурах, обладающих тем или иным ресурсом, но предоставлять, по свидетельствам «историков», громадные деньги большевикам тогда, когда они помещались в один вагон, было просто нелогично.


[1] Уже в 1914 году большевистская фракция в Государственной Думе была разогнана. Суд над большевистской фракцией состоялся 10—13 февраля 1915 года. Все 5 депутатов были признаны виновными в участии в организации, ставящей задачей свержение царизма, и приговорены к ссылке на поселение в Восточную Сибирь (Туруханский край), откуда вернулись после Февральской революции 1917.

§ 2. Историческая неизбежность рождения советского проекта

§ 2. Историческая неизбежность рождения советского проекта