Sidebar




Как мы уже говорили,  наиболее близки менталитету «Успех» американцы, а их основными качествами являются эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

Национальный эгоизм — один из столпов западного менталитета. Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

1000 лет с 500-х годов до начала XVI века у Запада нет никаких значимых успехов: ни в науке, ни в технике, ни в искусстве, ни в экономическом развитии. Подчеркну: ни год или столетие — 1000 лет! Голод, антисанитария и, как следствие, эпидемии: оспы, чумы, туберкулёза и т.д. 

«Великий голод 1315—1317 гг. — первое в ряду крупномасштабных бедствий позднего средневековья, постигших Европу в начале XIV века. Великий голод повлек миллионы смертей… Великий голод был периодом необычайного роста преступности, распространения болезней, массовых смертей и каннибализма. Голод охватил всю Северную Европу — Великобританию, Францию, Скандинавию, Нидерланды, Германию и Польшу. Европу к югу от Альп и Пиренеев голод не затронул. По оценкам, от голода умерло от 10 до 25 % городского населения»[1].

 Да, были изобретены механические часы, существовало несколько философов, отдельных мастеров искусств, которых объединяют в эпоху раннего Возрождения… Впрочем, ничего существенного они не создали.

Отмечу также, что эпицентром развития были романские народы, в то время как германские народы (костяк Западной цивилизации): германцы, англичане, голландцы, — выражаясь своевременным языком, были периферийными странами Европы. И заметьте: голод поражал как раз северные страны.

Почти все «европейские» изобретения европейцы позаимствовали с Востока: пушки, порох, шёлк, компас и астролябию. Европейцы перевели большое количество греческих и арабских работ по медицине и науке, которые были распространены по всей Европе.

Но серьезных успехов Запад достиг в архитектуре (романский и готический стили) и… в судостроении. Последнее предопределило судьбу Запада и всего мира на несколько последующих столетий

Даже сами европейцы назвали эти века темными. В Испании — арабы, под Веной — турки, сунулись в Россию — здесь Александр Невский. Короче, полная беспросветность.

Но все меняется в конце XV века. Все, что мы знаем о величии Запада, начинается с этого времени. На смену отдельным философам приходят целые направления в философии, которые развивает целая плеяда выдающихся мыслителей: Макиавелли, Мор, Кампанелла, Монтень, Эразм Роттердамский и многие другие. На смену посредственным художникам и скульпторам приходят великие — такие, как Леонардо да Винчи и др. Прорыв в науке: Коперник, Парацельс и другие. В литературе — Шекспир.

Так что же произошло в конце XV века? Открытие Америки! Вот она — удача! Наивные, доверчивые люди с большим количеством золота. Толчок развитию капитализма дали  Великие географические открытия (Колумб, Васко да Гама, Д. Кан, Б. Диаш и др.). Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз.

И началось. Сначала появился Колумб (1492 г.[2]) с кораблями, набитыми золотом. Потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Началась реформация, знаменующая окончание эпохи Средневековья. Церковь упростили, лишили власти. И начали грабить колонии. Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании, заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521—1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[3].

«Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшных болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[4]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать:

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[5].

В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[6].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[7].

Капитализм на Западе был построен на костях других ограбленных и замученных народов. Капитализм — это успех Запада за счет убийства миллионов людей, не принадлежащих к западной цивилизации.

Самореализация. Индивидуализм пронизывает все западное общество. Индивидуализм абсолютизирует позицию индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определённому социальному строю, а обществу вообще.

Индивидуализм для западного человека — совсем не негативное свойство, а наоборот — ценное, уважаемое качество. Так, родоначальник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм постулировал: «Индивидуализм от природы присущ человечеству».

«…В отличие от славян, мы, жители Западной Европы, привыкли с необыкновенно ревностным усердием ставить все на карту индивидуализма»[8].

Естественно, что индивидуализм предполагает конкуренцию индивидов. Конкуренция — двигатель не только западной экономики, а двигатель всего западного общества. Все конкурируют друг с другом: в экономике — фирмы, в политике — партии, в простой жизни — люди за место под солнцем. Все в мире развивается только благодаря конкуренции и вечной борьбе — вот постулат западного менталитета. Этот постулат нашел свое отражение в самой известной биологической теории — теории Дарвина, согласно которой развитие живого мира объясняется естественным отбором — борьбой за существование. Этот постулат — основа самой основательной философской доктрины — философии Гегеля. Согласно диалектике, развитие бытия объясняется борьбой противоположностей. И, наконец, этот постулат нашел свое отражение в самой известной социальной теории — марксизме, согласно которому развитие общества представлено как результат борьбы классов. Так западный человек воспринимает реальность — все в этом мире развивается благодаря борьбе и конкуренции.

Индивидуализм порождает и другие качества — такие, как самодисциплина и стремление к независимости. Западноевропеец не только не нуждается во внешнем управлении и обладает самодисциплиной, но часто, наоборот, стремится свести внешнее управление к минимуму, стремится к максимально возможной независимости.

Британская империя не смогла бы стать настолько огромной, если бы не самоорганизующее начало англичан. Англичане не ждали указов сверху, они приходили, покоряли и организовывали жизнь покоренных так, как считали нужным, не советуясь с далекой метрополией. И, несмотря на отсутствие связи со столицей, жизнь колоний была организована удивительно похоже, невзирая на разные материки и народы, как будто англичане действовали строго в соответствии с некой инструкцией. Но инструкции не было, а было очень сильное самодисциплинирующее, самоорганизующее начало.

В психологии, анализируя данную модель поведения, часто применяют понятие «локус контроля». Согласно американскому психологу Джулиану Роттеру, одним из элементов знания о себе является гипотеза людей об источнике их достижений и неудач. Существуют два край­них типа такой локализации, или локуса контроля: интернальный (все зависит от меня) и экстернальный (все зависит от внешних обстоятельств). У западного человека преобладает интернальный локус контроля.

С индивидуализмом связана и ассертивность повышенное чувство собственного достоинства. Индивидуалист считает, что он никому не обязан и поэтому ни перед кем не должен заискивать.

Снобизм англичан — притча в языцех. Мало уступает им и Франция, где долгое время обсуждался закон о запрете предоставления меню в ресторанах на английском или других языках, даже в том случае, если данный ресторан посещается в основном иностранцами. Русские с упоением слушают западную музыку, на Западе же гораздо меньшее количество людей готово слушать песни на непонятном иностранном языке.

Алчность также важнейшее качество западного менталитета. Здесь мы под наживой понимаем стремление максимизации личного потребления. Подчеркнем: «алчность» без всякой негативной оценки. Аутентично, алчность — страстное желание приобретения. Поэтому общество потребления всегда будет культивировать желание приобретения, то есть  алчность. Было бы странно, если бы было наоборот.

Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[9], капитализм

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма, сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки. В их основе — миф о трудолюбии западного человека. В действительности же труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе о «священности частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалось, пусть это были даже заповеди христианства.

А вот в СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, потому что для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие Божье».


[1] Великий голод (1315—1317). http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] Золото с американского континента появилось чуть позже открытия Америки.

[3] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А.Н. М., 1997. С. 184.

[4] Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2005.

[5] Мизес Л. Либерализм.  М. 2001. С.  122—124.

[6] Колониализм [Википедия].

[7] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С 170.

[8] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс.  М., 1996.  С. 442.

[9] Энциклопедия социологии.  Сост. Грицанов А.А., Абушенко В.Л., Евелькин Г.М., Соколова Г.Н., Терещенко О.В.  М., 2003. [Капитализм].

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 168 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Два условия успешности социальной модели

Советский проект был успешен. Это очевидно. То, что сказано выше, лишь восстановление исторической правды. Но гораздо важнее  ответить на вопрос, почему советский проект был успешен?

Одни поливают СССР помоями. Вместо фактов приводят откровенную ложь о массовых репрессиях, о потерях в войне, раздувают проблему дефицита и т.д.

Другие, напротив, говорят о марксистском учении — единственно верном. Они до сих пор ждут мировой пролетарской революции. Это троцкисты. Я с такими встречался. Жалкое зрелище.

Но тогда почему советский проект был столь успешен? Для того чтобы социальная модель оказалась успешна, необходимо выполнение двух основных условий.

  • Во-первых, социальная модель должна отвечать духу времени. Возможно, когда-то самым успешным обществом было то, которое разработало наиболее эффективную технологию производства каменных топоров.
  • Во-вторых, социальная модель должна отвечать духу народа. То, что не воспринимается народом на ментальном уровне, не может быть успешным по определению.

Давайте проанализируем каждую из этих составляющих успешности социальной модели. Начнем с анализа исторической актуальности советского проекта. Но сначала одно отступление.

Успех

Успех здесь — главное. Успешный гангстер почитается так же, как и успешный поэт. Здесь мы несколько «хватанули», гангстер, конечно, гораздо более интересная и уважаемая личность, чем поэт. Разве можно удивляться тому, что в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[1]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе.

Рост преступности — наглядная демонстрация слов Б. Франклина: «Человека, утверждающего, что деньги могут все, можно подозревать в том, что он может пойти на все ради денег». Более резко аналогичную мысль высказал Эди-Пьер Бошен: «Те, кто считает, что деньги — это все, без сомнения, готовы на все ради денег». Высокий уровень преступности, наркомания, проституция и другие пороки существовали и раньше, но были исключением из правил, теперь порок — норма. За последние 30—40 лет численность преступлений увеличилась в США в 7—8 раз, во Франции — в 5—6 раз, в Германии — в 3—4 раза, то есть рост идет не на несколько процентов, а в разы[2]. И не случайно за время строительства капитализма в России число наркоманов выросло в 12 раз[3].

Закономерно, что при капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, идет героизация преступников в фильмах, книгах. Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т.д. и т.п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно: в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

С приходом капитализма экраны сразу заполняют кинофильмы, которые воспевают воровство. Не в переносном, а в прямом смысле. Постоянно культивируется тема удачного ограбления банка, и зритель, даже не понимая, на уровне подсознания начинает отождествлять себя с вором, переживая за героя очередной киноленты. Этот процесс в психологии называется персонализацией. Персонализация — изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности в связи с отождествлением в сознании человека себя с образом другого субъекта.


[1] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией.  Новые Известия. 06.09.2006.

[2] Основы социологии и политологии/ Под ред. Бороноева А.О. М., 2001. С. 138.

[3] Доклад Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского. 07.06.2001.

Идеологическое учение, соответствующее менталитету «Самоактуализация»

Из современных относительно широко распространенных учений наиболее близок менталитету «Самоактуализация» фашизм. Сегодня обвинение в фашизме — одно из самых уничижительных и, в то же время, размытых. Однако фашизм имеет четкие идеологические очертания. Например, антисемитизм, расизм, жестокое отношение к другим народам не являются обязательными атрибутами фашисткой идеологии. Это германский (западный), в особенности, немецкий подход по отношению к незападным народам. Но концлагеря ничем не страшнее, чем ядерная бомбардировка мирных японских городов или выжигание напалмом вьетнамских деревень. Миф о немецком фашизме был придуман сталинским руководством по вполне  понятным причинам, дабы не объяснять советским гражданам, почему они воюют с социалистами, пусть и национальными. Как такового, фашизма в Германии не существовало, в Германии официальной идеологией был национал-социализм. Можно говорить лишь о германской форме фашизма, имевшего как общие черты с классическим фашизмом, так и черты, существенно отличающиеся от него.

Фашизм возник в Италии в начале XX века, а затем распространился среди народов романской расы: Испании (Франко), Португалии (Салазар) и ряда других стран. Наибольшая устойчивость фашистских режимов наблюдалась в Испании и Португалии, где фашизм сохранился вплоть до 70-х годов 20-го столетия. Никаких концлагерей и антисемитизма в этих странах не было, а отличительными аксиотипическими чертами фашизма являются, во-первых, проповедь героизма, вождизма, элитаризма, мужества одиночек, которые противопоставляются толпе[1]. Кстати, именно эти постулаты привлекают в фашизме некоторых подростков, пусть и неосознанно. В переходном возрасте хочется быть героем.

С другой стороны, чертами фашизма также являются консерватизм, традиционализм, национализм, религиозность (например, лидеры фашистского режима Испании — Франко и Португалии — Салазар окончили религиозные колледжи).

Фашизм идеологически всегда был очень близок религиозным движениям, можно сказать, что фашизм — это инквизиция 20-го столетия. Несмотря на то, что альтруистические истины проповедуются мировыми религиями, религиозные доктрины в большей степени основываются на индивидуализме. Но, как мы помним, альтруизм может сочетаться с индивидуализмом.

Религия проповедует честность в отношениях с другими членами общества, и даже жертвенность ради других. Но религия не проповедует коллективизм. Надеяться надо, прежде всего, на Бога, он — вершитель судеб. Коллективист стремится получить одобрение своих действий со стороны коллектива, а для верующего человека главное — оценка его действий Богом. Для коллективизма характерно стремление выполнить долг перед обществом, для религиозного человека — выполнить долг перед Богом. Неслучайно верующие люди часто покидают общество, становятся монахами, отшельниками. До конца последовательные индивидуализм и духовность в религиозном контексте приводят к буддизму.

В Древней Греции наиболее ярко античный фашизм воплотился в Спарте. Наиболее неприемлем для фашизма — коммунизм, проповедующий материалистический коллективизм. Фашист всеми фибрами души отрицает тезис «народ — творец истории», творцом истории, с точки зрения фашиста, может быть только вождь.

*     *     *

Однако необходимо подчеркнуть, что ни идеологии самоактуализации, ни народа, который был бы ментальным носителем этой идеологии, сегодня не существует. Возможно, такой народ появится в будущем, как и соответствующее учение. В наибольшей степени близка менталитету «самоактуализации» менталитет «солидарность». Важно также и то, что менталитет «солидарность» антагонизм менталитета «успех» и в этом качестве выступает как действенное оружие преодоления тоталитарного капитализма.

Можно сказать что этап «Солидарность» есть первая фаза развития этапа «Самоактуализация», на которой создаются все необходимые: метальные, политические, экономические предпосылки для перехода к рассвету  к «Самоактуализации». Возможно тогда иной народ станет локомотивом исторического прогресса.


[1] В политической системе фашизм — кланократия, центром которой является вождь. В связи с этим в рамках фашисткой системы обнаружилась абсолютная неспособность к передаче власти другому лицу. В результате ни в одной стране фашистские режимы не просуществовали дольше своих вождей. В экономике фашизм — это широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики при сохранении частной собственности.