Sidebar

Как мы уже говорили,  наиболее близки менталитету «Успех» американцы, а их основными качествами являются эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

Национальный эгоизм — один из столпов западного менталитета. Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

1000 лет с 500-х годов до начала XVI века у Запада нет никаких значимых успехов: ни в науке, ни в технике, ни в искусстве, ни в экономическом развитии. Подчеркну: ни год или столетие — 1000 лет! Голод, антисанитария и, как следствие, эпидемии: оспы, чумы, туберкулёза и т.д. 

«Великий голод 1315—1317 гг. — первое в ряду крупномасштабных бедствий позднего средневековья, постигших Европу в начале XIV века. Великий голод повлек миллионы смертей… Великий голод был периодом необычайного роста преступности, распространения болезней, массовых смертей и каннибализма. Голод охватил всю Северную Европу — Великобританию, Францию, Скандинавию, Нидерланды, Германию и Польшу. Европу к югу от Альп и Пиренеев голод не затронул. По оценкам, от голода умерло от 10 до 25 % городского населения»[1].

 Да, были изобретены механические часы, существовало несколько философов, отдельных мастеров искусств, которых объединяют в эпоху раннего Возрождения… Впрочем, ничего существенного они не создали.

Отмечу также, что эпицентром развития были романские народы, в то время как германские народы (костяк Западной цивилизации): германцы, англичане, голландцы, — выражаясь своевременным языком, были периферийными странами Европы. И заметьте: голод поражал как раз северные страны.

Почти все «европейские» изобретения европейцы позаимствовали с Востока: пушки, порох, шёлк, компас и астролябию. Европейцы перевели большое количество греческих и арабских работ по медицине и науке, которые были распространены по всей Европе.

Но серьезных успехов Запад достиг в архитектуре (романский и готический стили) и… в судостроении. Последнее предопределило судьбу Запада и всего мира на несколько последующих столетий

Даже сами европейцы назвали эти века темными. В Испании — арабы, под Веной — турки, сунулись в Россию — здесь Александр Невский. Короче, полная беспросветность.

Но все меняется в конце XV века. Все, что мы знаем о величии Запада, начинается с этого времени. На смену отдельным философам приходят целые направления в философии, которые развивает целая плеяда выдающихся мыслителей: Макиавелли, Мор, Кампанелла, Монтень, Эразм Роттердамский и многие другие. На смену посредственным художникам и скульпторам приходят великие — такие, как Леонардо да Винчи и др. Прорыв в науке: Коперник, Парацельс и другие. В литературе — Шекспир.

Так что же произошло в конце XV века? Открытие Америки! Вот она — удача! Наивные, доверчивые люди с большим количеством золота. Толчок развитию капитализма дали  Великие географические открытия (Колумб, Васко да Гама, Д. Кан, Б. Диаш и др.). Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз.

И началось. Сначала появился Колумб (1492 г.[2]) с кораблями, набитыми золотом. Потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Началась реформация, знаменующая окончание эпохи Средневековья. Церковь упростили, лишили власти. И начали грабить колонии. Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании, заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521—1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[3].

«Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшных болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[4]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать:

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[5].

В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[6].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[7].

Капитализм на Западе был построен на костях других ограбленных и замученных народов. Капитализм — это успех Запада за счет убийства миллионов людей, не принадлежащих к западной цивилизации.

Самореализация. Индивидуализм пронизывает все западное общество. Индивидуализм абсолютизирует позицию индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определённому социальному строю, а обществу вообще.

Индивидуализм для западного человека — совсем не негативное свойство, а наоборот — ценное, уважаемое качество. Так, родоначальник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм постулировал: «Индивидуализм от природы присущ человечеству».

«…В отличие от славян, мы, жители Западной Европы, привыкли с необыкновенно ревностным усердием ставить все на карту индивидуализма»[8].

Естественно, что индивидуализм предполагает конкуренцию индивидов. Конкуренция — двигатель не только западной экономики, а двигатель всего западного общества. Все конкурируют друг с другом: в экономике — фирмы, в политике — партии, в простой жизни — люди за место под солнцем. Все в мире развивается только благодаря конкуренции и вечной борьбе — вот постулат западного менталитета. Этот постулат нашел свое отражение в самой известной биологической теории — теории Дарвина, согласно которой развитие живого мира объясняется естественным отбором — борьбой за существование. Этот постулат — основа самой основательной философской доктрины — философии Гегеля. Согласно диалектике, развитие бытия объясняется борьбой противоположностей. И, наконец, этот постулат нашел свое отражение в самой известной социальной теории — марксизме, согласно которому развитие общества представлено как результат борьбы классов. Так западный человек воспринимает реальность — все в этом мире развивается благодаря борьбе и конкуренции.

Индивидуализм порождает и другие качества — такие, как самодисциплина и стремление к независимости. Западноевропеец не только не нуждается во внешнем управлении и обладает самодисциплиной, но часто, наоборот, стремится свести внешнее управление к минимуму, стремится к максимально возможной независимости.

Британская империя не смогла бы стать настолько огромной, если бы не самоорганизующее начало англичан. Англичане не ждали указов сверху, они приходили, покоряли и организовывали жизнь покоренных так, как считали нужным, не советуясь с далекой метрополией. И, несмотря на отсутствие связи со столицей, жизнь колоний была организована удивительно похоже, невзирая на разные материки и народы, как будто англичане действовали строго в соответствии с некой инструкцией. Но инструкции не было, а было очень сильное самодисциплинирующее, самоорганизующее начало.

В психологии, анализируя данную модель поведения, часто применяют понятие «локус контроля». Согласно американскому психологу Джулиану Роттеру, одним из элементов знания о себе является гипотеза людей об источнике их достижений и неудач. Существуют два край­них типа такой локализации, или локуса контроля: интернальный (все зависит от меня) и экстернальный (все зависит от внешних обстоятельств). У западного человека преобладает интернальный локус контроля.

С индивидуализмом связана и ассертивность повышенное чувство собственного достоинства. Индивидуалист считает, что он никому не обязан и поэтому ни перед кем не должен заискивать.

Снобизм англичан — притча в языцех. Мало уступает им и Франция, где долгое время обсуждался закон о запрете предоставления меню в ресторанах на английском или других языках, даже в том случае, если данный ресторан посещается в основном иностранцами. Русские с упоением слушают западную музыку, на Западе же гораздо меньшее количество людей готово слушать песни на непонятном иностранном языке.

Алчность также важнейшее качество западного менталитета. Здесь мы под наживой понимаем стремление максимизации личного потребления. Подчеркнем: «алчность» без всякой негативной оценки. Аутентично, алчность — страстное желание приобретения. Поэтому общество потребления всегда будет культивировать желание приобретения, то есть  алчность. Было бы странно, если бы было наоборот.

Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[9], капитализм

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма, сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки. В их основе — миф о трудолюбии западного человека. В действительности же труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе о «священности частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалось, пусть это были даже заповеди христианства.

А вот в СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, потому что для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие Божье».


[1] Великий голод (1315—1317). http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] Золото с американского континента появилось чуть позже открытия Америки.

[3] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А.Н. М., 1997. С. 184.

[4] Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2005.

[5] Мизес Л. Либерализм.  М. 2001. С.  122—124.

[6] Колониализм [Википедия].

[7] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С 170.

[8] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс.  М., 1996.  С. 442.

[9] Энциклопедия социологии.  Сост. Грицанов А.А., Абушенко В.Л., Евелькин Г.М., Соколова Г.Н., Терещенко О.В.  М., 2003. [Капитализм].


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 33 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Круг в исторической эстафете

Все элитарные цивилизации принадлежат к индоевропейским народам. Первым элитарным народом стал самый южный индоевропейский народ — шумеры, следующий элитарный народ всегда обитал чуть севернее своего предшественника. Объясняется эта закономерность довольно просто: северные суровые условия жизни являются серьезным фактором, тормозящим развитие. Образно говоря, северный народ стартует позже.

Если мы возьмем карту, и соединим все элитарные цивилизации, то на карте нарисуется разомкнутый круг: шумеры, греки, римляне, романы, германцы. Направленность этой линии четко указывает на следующую элитарную цивилизацию — ведь севернее германцев находятся славяне, Россия.

Однако график — не доказательство, а лишь наглядный материал, который иллюстрирует процесс протекания очень важных закономерностей в современном мире, речь о которых пойдет далее.

§ 6. Менталитет «Самоактуализация»

§ 6. Менталитет «Самоактуализация»

Проблемы СССР

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания? В неэффективности советской экономики или в чем-то другом?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начало года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[1], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но, несмотря на одинаковую эффективность, пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней, банк, в который кладет деньги Иван, должен давать не 10% годовых, как у Джона, а более чем 13,6%, то есть  банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36% только для того, чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом: за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 2)[2].

Как видим, советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепиться в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж ни как не заподозришь в любви к СССР,

«В 70—80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[3].

Действительно, в IV пятилетке 1946—1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20%. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем, причем явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблема дефицита — очень важная проблема, и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину, позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[4].

Застой же у нас был в идеологии. В то время как Запад вел бешеную работу на поле психологической войны, наша пропаганда обмусоливала марксистские постулаты вековой давности, давно не соответствующие реальности и всем уже давно надоевшие. На Западе возникла целая наука, изучавшая Советский Союз — советология, велись серьезные работы по исследованию психики, проводились различные тесты и эксперименты. К сожалению, советское руководство вовремя не осознало опасность психологической войны и не смогло принять адекватные меры, что обусловило в конечном счете развал страны.

И опять же, не был сделан осмысленный шаг в сторону русификации социалистической идеи, несмотря на то, что Брежнев был первым русским руководителем Советского Союза.

Нередко говорят о том, что Политбюро превратилось в дом престарелых. Это не совсем так. В то же время, когда в СССР Генеральными секретарями были Брежнев, Андропов, Черненко, в США президентом был Рейган. Рейгана в США считают одним из лучших президентов, он был во главе государства с 1981 по 1989 годы и ушел с поста президента в 78 лет. В то же время с поста Генерального секретаря Брежнев ушел в 76 лет, Андропов в 70 лет, а Черненко в 74 года. Согласно статистике, средний возраст  партийной элиты при Брежневе составлял 59,1 года. В это же время в США средний возраст политической элиты был примерно равен 57,5 лет, бюрократической — 62,5 лет[5]

Таким образом, главный порок брежневского управления страной заключался в том, что страна развивалась неадекватно времени, мы не использовали громадные преимущества планового социалистического хозяйства, страна шла вперед по инерции во всем — от идеологии до экономики, вместо того чтобы развиваться быстрыми темпами в соответствии с велениями времени.

Да, был кризис. Однако все эти проблемы были смешны, мы, по сути, даже не понимали,  что такое кризис. В 90-е годы мы это осознали. Годы без зарплаты, вал самоубийств, миллионы беспризорников, дети, которые ели комбикорм.

Или возьмем современный европейский кризис. Вполне себе благополучная Испания. Только официально — 20% безработных, сокращение социальных выплат, планы по увеличению пенсионного возраста. В Греции ситуация еще хуже, не намного лучше в Португалии, Ирландии, Италии. Темпы роста, в лучшем случае, в самых передовых странах 1—2%. Многотысячные демонстрации разгоняются слезоточивым газом, дубинками, водометами и резиновыми пулями.

Алкоголизм. Чрезмерная защищенность и расслабленность влияла на неуклонный рост потребления спиртных напитков (с 1,9 л чистого алкоголя на душу населения в 1952 г. до 14,2 л в 1984 г.).

В то же время, доктор медицинских наук А.В. Немцов считает, что рост алкоголизации происходил и в других странах мира (в частности, во Франции в 1965 г. он достигал 17,3 л/чел., что привело Шарля де Голля к необходимости принятия антиалкогольных правительственных актов).

«После Второй мировой, приблизительно с середины 50-х годов, когда были залечены основные раны, во всем мире, но особенно в Европе и Северной Америке, вместе с ростом материального достатка начался неудержимый рост потребления алкоголя. Благополучнейшая тогда Швеция за 30 лет — с 1946 по 1976 гг. — увеличила потребление на 129 %»[6].

Алкоголика нельзя было выгнать с работы, с ним нянчились, брали на поруки. Все это хорошо отражено в фильме «Афоня».

В СССР никто не голодал, никто не боялся потерять работу. Минимальная преступность, отсутствие наркомании. Социальные гарантии постоянно расширялись. Бесплатные квартиры, пионерлагеря, санатории, лечение, достойная пенсия. Мы разрушили страну из-за проблем, которые в западной стране даже не стали бы предметом серьезного обсуждения. Однако главной проблемой был дефицит, анализу которого посвящен следующий раздел.


[1] Учитывая процент на процент

[2] Грошев В.П. Занимательная экономика. М., 1988. С. 19.

[3] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика.  В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 15

[4] Зиновьев А. Смута.  М., 1994. С. 379.

[5] Ашин Г.К. Основы политической элитологии.  М., 1999. С. 218, 265.

[6] http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NATURE/VV_SC4_W.HTM Немцов А.В. Есть такая наука — алкология. Природа. 1995, № 11.