Sidebar

Как мы уже говорили,  наиболее близки менталитету «Успех» американцы, а их основными качествами являются эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

Национальный эгоизм — один из столпов западного менталитета. Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

1000 лет с 500-х годов до начала XVI века у Запада нет никаких значимых успехов: ни в науке, ни в технике, ни в искусстве, ни в экономическом развитии. Подчеркну: ни год или столетие — 1000 лет! Голод, антисанитария и, как следствие, эпидемии: оспы, чумы, туберкулёза и т.д. 

«Великий голод 1315—1317 гг. — первое в ряду крупномасштабных бедствий позднего средневековья, постигших Европу в начале XIV века. Великий голод повлек миллионы смертей… Великий голод был периодом необычайного роста преступности, распространения болезней, массовых смертей и каннибализма. Голод охватил всю Северную Европу — Великобританию, Францию, Скандинавию, Нидерланды, Германию и Польшу. Европу к югу от Альп и Пиренеев голод не затронул. По оценкам, от голода умерло от 10 до 25 % городского населения»[1].

 Да, были изобретены механические часы, существовало несколько философов, отдельных мастеров искусств, которых объединяют в эпоху раннего Возрождения… Впрочем, ничего существенного они не создали.

Отмечу также, что эпицентром развития были романские народы, в то время как германские народы (костяк Западной цивилизации): германцы, англичане, голландцы, — выражаясь своевременным языком, были периферийными странами Европы. И заметьте: голод поражал как раз северные страны.

Почти все «европейские» изобретения европейцы позаимствовали с Востока: пушки, порох, шёлк, компас и астролябию. Европейцы перевели большое количество греческих и арабских работ по медицине и науке, которые были распространены по всей Европе.

Но серьезных успехов Запад достиг в архитектуре (романский и готический стили) и… в судостроении. Последнее предопределило судьбу Запада и всего мира на несколько последующих столетий

Даже сами европейцы назвали эти века темными. В Испании — арабы, под Веной — турки, сунулись в Россию — здесь Александр Невский. Короче, полная беспросветность.

Но все меняется в конце XV века. Все, что мы знаем о величии Запада, начинается с этого времени. На смену отдельным философам приходят целые направления в философии, которые развивает целая плеяда выдающихся мыслителей: Макиавелли, Мор, Кампанелла, Монтень, Эразм Роттердамский и многие другие. На смену посредственным художникам и скульпторам приходят великие — такие, как Леонардо да Винчи и др. Прорыв в науке: Коперник, Парацельс и другие. В литературе — Шекспир.

Так что же произошло в конце XV века? Открытие Америки! Вот она — удача! Наивные, доверчивые люди с большим количеством золота. Толчок развитию капитализма дали  Великие географические открытия (Колумб, Васко да Гама, Д. Кан, Б. Диаш и др.). Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз.

И началось. Сначала появился Колумб (1492 г.[2]) с кораблями, набитыми золотом. Потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Началась реформация, знаменующая окончание эпохи Средневековья. Церковь упростили, лишили власти. И начали грабить колонии. Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании, заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521—1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[3].

«Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшных болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[4]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать:

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[5].

В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[6].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[7].

Капитализм на Западе был построен на костях других ограбленных и замученных народов. Капитализм — это успех Запада за счет убийства миллионов людей, не принадлежащих к западной цивилизации.

Самореализация. Индивидуализм пронизывает все западное общество. Индивидуализм абсолютизирует позицию индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определённому социальному строю, а обществу вообще.

Индивидуализм для западного человека — совсем не негативное свойство, а наоборот — ценное, уважаемое качество. Так, родоначальник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм постулировал: «Индивидуализм от природы присущ человечеству».

«…В отличие от славян, мы, жители Западной Европы, привыкли с необыкновенно ревностным усердием ставить все на карту индивидуализма»[8].

Естественно, что индивидуализм предполагает конкуренцию индивидов. Конкуренция — двигатель не только западной экономики, а двигатель всего западного общества. Все конкурируют друг с другом: в экономике — фирмы, в политике — партии, в простой жизни — люди за место под солнцем. Все в мире развивается только благодаря конкуренции и вечной борьбе — вот постулат западного менталитета. Этот постулат нашел свое отражение в самой известной биологической теории — теории Дарвина, согласно которой развитие живого мира объясняется естественным отбором — борьбой за существование. Этот постулат — основа самой основательной философской доктрины — философии Гегеля. Согласно диалектике, развитие бытия объясняется борьбой противоположностей. И, наконец, этот постулат нашел свое отражение в самой известной социальной теории — марксизме, согласно которому развитие общества представлено как результат борьбы классов. Так западный человек воспринимает реальность — все в этом мире развивается благодаря борьбе и конкуренции.

Индивидуализм порождает и другие качества — такие, как самодисциплина и стремление к независимости. Западноевропеец не только не нуждается во внешнем управлении и обладает самодисциплиной, но часто, наоборот, стремится свести внешнее управление к минимуму, стремится к максимально возможной независимости.

Британская империя не смогла бы стать настолько огромной, если бы не самоорганизующее начало англичан. Англичане не ждали указов сверху, они приходили, покоряли и организовывали жизнь покоренных так, как считали нужным, не советуясь с далекой метрополией. И, несмотря на отсутствие связи со столицей, жизнь колоний была организована удивительно похоже, невзирая на разные материки и народы, как будто англичане действовали строго в соответствии с некой инструкцией. Но инструкции не было, а было очень сильное самодисциплинирующее, самоорганизующее начало.

В психологии, анализируя данную модель поведения, часто применяют понятие «локус контроля». Согласно американскому психологу Джулиану Роттеру, одним из элементов знания о себе является гипотеза людей об источнике их достижений и неудач. Существуют два край­них типа такой локализации, или локуса контроля: интернальный (все зависит от меня) и экстернальный (все зависит от внешних обстоятельств). У западного человека преобладает интернальный локус контроля.

С индивидуализмом связана и ассертивность повышенное чувство собственного достоинства. Индивидуалист считает, что он никому не обязан и поэтому ни перед кем не должен заискивать.

Снобизм англичан — притча в языцех. Мало уступает им и Франция, где долгое время обсуждался закон о запрете предоставления меню в ресторанах на английском или других языках, даже в том случае, если данный ресторан посещается в основном иностранцами. Русские с упоением слушают западную музыку, на Западе же гораздо меньшее количество людей готово слушать песни на непонятном иностранном языке.

Алчность также важнейшее качество западного менталитета. Здесь мы под наживой понимаем стремление максимизации личного потребления. Подчеркнем: «алчность» без всякой негативной оценки. Аутентично, алчность — страстное желание приобретения. Поэтому общество потребления всегда будет культивировать желание приобретения, то есть  алчность. Было бы странно, если бы было наоборот.

Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[9], капитализм

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма, сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки. В их основе — миф о трудолюбии западного человека. В действительности же труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе о «священности частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалось, пусть это были даже заповеди христианства.

А вот в СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, потому что для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие Божье».


[1] Великий голод (1315—1317). http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] Золото с американского континента появилось чуть позже открытия Америки.

[3] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А.Н. М., 1997. С. 184.

[4] Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2005.

[5] Мизес Л. Либерализм.  М. 2001. С.  122—124.

[6] Колониализм [Википедия].

[7] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С 170.

[8] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс.  М., 1996.  С. 442.

[9] Энциклопедия социологии.  Сост. Грицанов А.А., Абушенко В.Л., Евелькин Г.М., Соколова Г.Н., Терещенко О.В.  М., 2003. [Капитализм].


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 114 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Эпоха социализма

Как построить социализм? Поэтому после завершения гражданской войны в партии начались дискуссии о будущем России. Возникают несколько платформ, основными идеями которых являются:

  • Мировая революция. Определенная часть партии считает, что надо не останавливаться на достигнутом, и продолжает мечтать о мировой революции и использовании России в качестве детонатора мирового взрыва, рассматривая русских как пушечное мясо для осуществления этой идеи (Троцкий).
  • Крестьянский путь развития. Россия еще не созрела для построения коммунизма, т.к. пролетариат — гегемон нового общества — в России не развит. Нужно постепенное развитие с опорой на крестьянство (Бухарин)[1].
  • Реставрация. Были и такие, которые были не прочь реставрировать капитализм, так как власть они уже захватили, и теперь их больше интересовала возможность ее реализации, то есть возможность сколачивания состояний. Конечно, изначально, когда делали революцию, они не имели тайного плана захвата власти и реставрации старых порядков. Парадокс заключается в том, что это были самые идейные большевики, которые просто разочаровались. Ведь всё их мировоззрение строилось на том, что после Октябрьской революции произойдет мировая. А потом — отмирание государства и далее по списку. Но ничего этого не произошло, и всем уже было понятно, что в обозримом будущем не произойдет. Отсюда и разочарование.
  • Индустриализация. Суть данного подхода состояла в построении мощного индустриального государства, основанного на союзе рабочих и крестьян. Предполагалось построение коммунизма в отдельно взятой стране (Сталин).

Постепенно все позиции сгруппировались вокруг сталинского и троцкистского подходов. Многие представители ленинской гвардии примкнули к Троцкому, что и предопределило их последующую судьбу.

Борьбу этих позиций предвидел еще Ленин в своем «Письме к съезду». Ленин предвидел, что основными в вопросе устойчивости власти являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними представляют наибольшую опасность раскола партии. Собственно, так и произошло.

Началась дискуссия, которая достигла своего пика к 1927 году, перед XV съездом партии. По законам того времени, за два месяца до съезда объявлялась общепартийная дискуссия, начинались дискуссионные собрания. Большинство партии не согласилось с идеями троцкистов. 724 тыс. ее членов высказались за политику ЦК и Сталина, и лишь 4 тыс. за троцкистов. Идеологическое поражение троцкистов было очевидно.

Эпоха социализма. Возобладал сталинский подход — построение мощного индустриального государства, основанного на союзе рабочих и крестьян. Был взят курс на построение мощнейшей социалистической державы. И только это единственное верное направление позволило нам отстоять нашу независимость в 1941—1945 годах.

«Мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»[2].

Удивительно точно сказано, но что еще более поражает, так это дата произнесенной Сталиным речи — 1931 год. Конечно, при решении столь грандиозной задачи стране приходилось напрягаться из всех сил. Были и перегибы, особенно в отношении крестьянства. Но надо понимать, что из крестьянства выкачивали средства не для того, чтобы партийная номенклатура строила себе дачи, а на строительство заводов, электростанций, создание новых и лучших в мире видов вооружений, проведение научных разработок и т.д.

По сути дела, решался вопрос о будущем страны, решался вопрос о нашей независимости, о существовании русских как нации, в том числе — и о возможности сохранения жизни тем же крестьянам.

Трудно сказать, что творилось в душе у Сталина, ведь известно: «чужая душа — потемки». Можно предположить, что Сталин и не хотел, чтобы Россия стала мощным государством, а его мотивация была следующей. Пролетариат — гегемон нового общества. В России его мало. Значит, надо его создать. Для того чтобы создать пролетариат, надо построить заводы. Таким образом, вопрос шел о создании социальной базы нового общества, аналогично тому, как либералы создают средний класс.

Возможно, мотивация была такова, а возможно, и нет. Однако с полной уверенностью можно сказать, что именно победа сталинского подхода спасла нашу страну второй раз.

Причудливая метаморфоза истории. Богоносность России воплощается в том, что в самый драматичный период российской истории ее спасает партия безбожников. Первый раз Ленин спасает от распада, причем, не ставя это основной целью своей политики.

Второй раз страну спасает Сталин, приняв программу, сам того не зная, подготовки к отражению нацистского порабощения. И Россия начала реализовывать эту программу тогда, когда нацисты даже не пришли к власти.


[1] Бухарин постоянно колебался между различными платформами.

[2] Сталин.

Всесильно, потому что верно?

Мир меняется, но ущербная коммунистическая идея не способна к развитию. Мы 70 лет оперировали тезисами более чем вековой давности. У нас не было серьезных разработок ни в вопросах государственного строительства, ни в геополитике, ни в экономике, ни в психологии, ни в других областях. Сейчас в это трудно поверить, но один из самых низких конкурсов был в экономические вузы.

На Западе возникла советология, во всех тонкостях изучавшая наше общество, а мы все продолжали его изучать в узких рамках марксизма-ленинизма. И в результате пришли к тому, что Ю.В. Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем». И это было правдой, но только половиной правды. Мы-то не знали общества, в котором жили, зато очень хорошо это общество знали и постоянно изучали наши враги на Западе.

И наша экономика стала неэффективной не потому, что социалистическая экономика неэффективна в принципе, а потому, что мы все чугун выплавляли, когда весь мир начал заниматься производством компьютеров. Пролетариат же гегемон, а если собирать компьютеры, куда его девать? Тот, кто собирает компьютеры, уже вроде и не гегемон, гегемон — это тот, кто выплавляет чугун. Пришлось выбирать: или гегемон, или компьютеры. Выбрали гегемона. Чем это кончилось и для гегемона, и для компьютеров, и для идеологии, и для страны в целом, мы прекрасно знаем.

Конечно, эта картина советской действительности является несколько упрощенной, но зато она верна и наглядна. Если до Маркса экономику страны оценивали преимущественно по производству сельхозпродукции, а в начале XX века — по степени развития тяжелой промышленности, то, начиная с середины XX века, доминирующим постепенно становится показатель развития наукоемких производств. А сегодня уже говорят о новой эпохе, где главное богатство страны будет составлять производство научной технологии и информации. Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что научную технологию и информацию производит не рабочий класс.

Почему же коммунистическая идея столь догматична? Сама по себе коммунистическая идея, т.е. е  быть ни понята, ни развита. Особенно явственно это проявляется при анализе коммунистического идеала. Как можно построить общество, главный принцип которого: от каждого по способностям — каждому по потребностям? Известно, что удовлетворение одних потребностей порождает новые потребности. Общество, в котором могут быть удовлетворены все потребности, не может существовать в принципе.

К тому же не каждый будет добровольно трудиться, используя все свои способности, то есть работать «на полную катушку». Поэтому основной принцип коммунизма в высшей степени утопичен. Общество, в котором все будут получать по своим потребностям, построить невозможно, точно так же, как и общество, где все будут работать, используя   все свои способности.

Как могут отмереть деньги, государство, семья? Во все это поверить нельзя. И никто не верил. Люди шли в партию, так как она олицетворяла чистый, светлый идеал справедливости. Очень показательна в этом отношении сцена из фильма «Чапаев»: главный герой даже не знает, в каком «Интернационале» состоит Ленин. Когда же начал действовать принцип партийного отбора, при котором знание коммунистического идеала стало обязательным, мы получили коммунистов вроде Горбачева и Ельцина.

Мы думали, что если построить справедливое общество и повторять одни и те же постулаты, то мы победим. Против нас работали тысячи профессиональных психологов, социологов, политологов. Их методы борьбы постоянно оттачивались, а мы все из года в год повторяли одно и то же. И поэтому проиграли.

§ 2. Чем ответил Запад