Sidebar

§ 4. Менталитет «Успех»


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 29 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Как марксизм погубил социализм

Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.

§ 3. Время упущенных возможностей

§ 3. Время упущенных возможностей

Сталин против Гитлера

О двух тиранах, поделивших Европу. Сталин против Гитлера. Гитлер проиграл войну, поэтому сегодня, как выяснилось, все европейские страны были против гитлеровской Германии, и только СССР подписывал соглашательские договоры с Германией. Но так ли это все на самом деле? Перенесемся в ту эпоху.

Сегодня не очень любят вспоминать такие вещи, но Черчилль до того, как стал премьером, восхищался Гитлером и жалел, что такого лидера нет в Великобритании. В книге губернатора Египта, в то время английской колонии, Гитлер обвинялся в клятвопреступлении за то, что он долго не нападает на СССР, «врага западной цивилизации». Со своей стороны, Гитлер считал, что англичане — расово близкий народ, не в пример славянам: «Англичане —  это братский народ, а узы братства надо укреплять»[1].

Когда 11 марта 1938 года Гитлер отдал германским вооруженным силам приказ оккупировать Австрию (операция "Отто"), СССР среагировал очень быстро. Литвинов 17 марта предложил созвать конференцию, чтобы обсудить пути и способы претворения в жизнь франко-советского пакта в рамках Лиги Наций. Предложение о франко-англо-советском союзе было отвергнуто и в Париже, и Лондоне. А что же тогда делали наши «союзники»? А вот что.

19 декабря 1939 г. было принято решение о подготовке военного нападения на СССР, а 5 февраля верховный совет союзников постановил отправить англо-французские войска в Финляндию. Предполагалось нанести удар по Ленинграду и Мурманску. На 12 марта была намечена отправка судов, на 20 марта — высадка войск. Предполагалось так же нанести удар по южным границам СССР, планировались бомбардировки Баку, Майкопа, Грозного, с последующей высадкой сухопутных войск под командованием генерала Рейгана.

И это были не только планы и пустые слова. Франция и Англия вели себя с СССР демонстративно агрессивно, в 1940 году посол СССР во Франции был объявлен персоной нон грата, затем, по инициативе Франции и Англии, СССР исключили из Лиги наций. Были отвергнуты наши предложения о коллективной безопасности в Европе, исключающие агрессию любой страны.

Когда же в Англии и Франции поняли, что соглашательская политика может плохо кончиться для них самих, они очень неохотно пошли на переговоры с Советским Союзом. Причем эти переговоры велись для видимости, в целях получения новых козырей в игре с Германией. Франция и Англия демонстративно прислали в Советский Союз чиновников низкого ранга, не наделенных никакими полномочиями.

«Установка была сформулирована в кабинете Чемберлена следующим образом: «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что, в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты»[2].

 В то же время за спиной Советского Союза велись тайные переговоры «расово-близких народов». 29 июня 1939 г. британский министр иностранных дел Галифакс от имени своего правительства выразил готовность договориться с Германией по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». Принимается решение предложить Гитлеру раздел мира на две сферы влияния: англо-американскую — на Западе, и германскую — на Востоке. Известно, что на 23 августа была назначена встреча премьер-министра Великобритании Чемберлена с Герингом. Немецкая сторона отказалась от этого «саммита» буквально в последнюю минуту.

«В донесении советской разведки Сталину отмечалось: «Перед встречей в Берхетесгадене министр иностранных дел Галифакс 12 сентября 1938 года в беседе с премьером Чемберленом заявил: «Я сумею убедить его (Гитлера), что у него имеется неповторимая возмож­ность достичь англо-немецкого понимания путем мирного решения чехосло­вацкого вопроса. Обрисую перспективу, исходя из того, что Германия и Англия являются двумя странами европейского мира и главными опорами против коммунизма, и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности (…). Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России».[3].

А потом европейские страны повально стали подписывать с Германией договоры о ненападении, дружбе или договоры, откровенно направленные против СССР. 25 ноября 1936 г. в Берлине между Германией и Японией заключается антикоминтерновский пакт. Впоследствии к этому пакту присоединились Италия, Венгрия, Финляндия, Хорватия, Дания, Румыния, Словакия и Болгария. 22 марта 1938 года договор о ненападении с Германией подписывает Франция. Аналогичные договоры подписывают с Германией Польша, Латвия, Эстония.

«После подписания 8 декабря 1938 года Францией с Германией декларации о ненападении министр иностранных дел Франции Жорж Бонне сказал: «Гер­манская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к агрессии на Востоке»[4].

У СССР не было никаких альтернатив по подписанию договора о ненападении с Германией, который Советский Союз подписал одним из последних — 24 августа 1939 г.

«Английские исследователи Э. Рид и Д. Фишер также полагают, что в условиях военно-политической изоляции СССР в 1939 г. у Сталина не было иного выбора. Они пишут, что, не придя к согласию с Лондоном и Парижем и располагая информацией о начале германской агрессии против Польши, Сталин понял, что «все его надежды тщетны» и что «менее чем за неделю до нападения на Польшу не удастся добиться заключения антигитлеровского соглашения с Англией и Францией». «А тем временем Гитлер может совершенно безнаказанно начать свое наступление на восток — и кто знает, как далеко он зайдет?» — размышлял Сталин. Надо было принимать решение. И он сделал свой выбор: идти на сближение с Германией. «Совершенно очевидно, — отмечают историки, — что в тех условиях это был единственный оставшийся у Сталина шанс обеспечить безопасность своей страны»[5].

Сталин против Гитлера. С помощью пакта о ненападении СССР получил временную передышку, необходимую для подготовки к отражению агрессии. С помощью пакта нам также удалось расколоть военный союз Германии и Японии, так как Германия не согласовала свое подписание с Японией. Это привело к уменьшению возможности войны на два фронта, были отодвинуты западные рубежи СССР.

Геополитический расклад предвоенного времени был таков: большинство стран Европы были настроены враждебно по отношению к СССР, стремились к союзу с очередным Наполеоном и хотели участвовать в разделе территории «врага европейской цивилизации» — СССР. Но благодаря блестящим дипломатическим победам советского руководства нам удалось в некоторой степени ослабить единство антисоветской коалиции.

Стоит обратить внимание на то, что СССР подписал договор о ненападении последним. Соглашательская политика большинства европейских стран не оставила нам другого выбора.


[1] Гитлер. 1939  г.

[2] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[3] Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. СПб., 2004. С. 29.

[4] Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. СПб., 2004. С. 29.

[5] Шепова Н. Пакт Молотова – Риббентропа: дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор? Военно-промышленный курьер. 01—07.09.2004, № 33 (50).