Sidebar

Подведем итог краткому теоретическому экскурсу. Итак, существует один осевой тип ценностных ориентаций, являющийся системообразующим для мировоззрения человека — духовность (духовность — материальность), и одна осевая форма ценностных ориентаций — коллективизм (коллективизм — индивидуализм) (рис. 6).

Types mentality

Изначальными ценностными иерархиями являются две: герой и торговец. В основе ценностной иерархии героя лежит духовность, в основе ценностной иерархии  торговца — материальность. Еще немецкий экономист Вернер Зомбарт разделил всех людей на два типа —  «герои и торговцы» («Helden und Haendler»). Герои вырастают из Земли, Геры, матери богов, жены Зевса, как вырос Геракл.

В чистом виде данные типы менталитета — явление гипотетическое. Тут уместно вспомнить мнение швейцарского психолога, основателя аналитической психологии Густава Юнга, который отмечал, что описанные им типы характеров в чистом виде не встречаются в повседневной жизни: «Чистые» типы мировоззрения практически не встречаются, во всяком случае, они редки, и в реальной жизни образуют сложные и противоречивые сочетания».

Типов менталитета значительно больше, но все они есть смешение в различной степени четырех базовых, точно так же, как четыре базовых типа темперамента порождают бесчисленное множество конкретных темпераментов, или три базовых цвета — буйство красок окружающего нас мира.

Мы решили не отказываться от условных названий 4 базовых ценностных иерархий, которые мы использовали в предыдущих работах: «ростовщик», «гусар», «философ», «миссионер».

Один американский писатель, анализируя суть морали в середине прошлого века, справедливо заметил:

«Представьте себе страну, где восхищаются людьми, которые убегают с поля битвы, или где человек гордится тем, что обманул всех, кто проявил к нему неподдельную доброту. Вы с таким же успехом можете представить себе страну, где дважды два будет пять»[1].

Поэтому, конечно, мораль у всех народов в своей основе едина и верна, в ее основе лежат вечные ценности. Однако в менталитете эти ценности получают свое этноспецифическое звучание. В своей работе «Миссия России» я уже разбирал политические учения в ценностном аспекте. Поступило довольно большое количество откликов. При их анализе обнаружилась проблема прочтения некоторых понятий, в частности, понятия «справедливость». Поэтому в данной работе поясним некоторые детали.


[1]  Стейплз Л.  Любовь. Страдание. Надежда: Притчи. Трактаты. М., 1992. С. 4.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 52 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Модель общества, адекватная менталитету «Успех»

В полном соответствии со своими ментальными качествами Запад построил и модель общества.

  • Врожденное стремление к наживе со всей очевидностью указывало обществу функционировать таким образом, чтобы капитал обладал всей полнотой власти. Это ментально близко западному человеку. Материальная обеспеченность и комфорт должны стать и стали главными стимуляторами трудовой деятельности.

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

  • Стремление к самореализации указывает, что частная инициатива, прежде всего, индивидуальных предпринимателей, должна стать основной пружиной механизма развития, тогда как конкуренция между фирмами — механизм развития экономики.

[1] Зиновьев А. Русский эксперимент.  М., 1995. С. 72.

Качества менталитета «Успех»

Как мы уже говорили,  наиболее близки менталитету «Успех» американцы, а их основными качествами являются эгоизм, алчность, стремление к самореализации.

Национальный эгоизм — один из столпов западного менталитета. Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

1000 лет с 500-х годов до начала XVI века у Запада нет никаких значимых успехов: ни в науке, ни в технике, ни в искусстве, ни в экономическом развитии. Подчеркну: ни год или столетие — 1000 лет! Голод, антисанитария и, как следствие, эпидемии: оспы, чумы, туберкулёза и т.д. 

«Великий голод 1315—1317 гг. — первое в ряду крупномасштабных бедствий позднего средневековья, постигших Европу в начале XIV века. Великий голод повлек миллионы смертей… Великий голод был периодом необычайного роста преступности, распространения болезней, массовых смертей и каннибализма. Голод охватил всю Северную Европу — Великобританию, Францию, Скандинавию, Нидерланды, Германию и Польшу. Европу к югу от Альп и Пиренеев голод не затронул. По оценкам, от голода умерло от 10 до 25 % городского населения»[1].

 Да, были изобретены механические часы, существовало несколько философов, отдельных мастеров искусств, которых объединяют в эпоху раннего Возрождения… Впрочем, ничего существенного они не создали.

Отмечу также, что эпицентром развития были романские народы, в то время как германские народы (костяк Западной цивилизации): германцы, англичане, голландцы, — выражаясь своевременным языком, были периферийными странами Европы. И заметьте: голод поражал как раз северные страны.

Почти все «европейские» изобретения европейцы позаимствовали с Востока: пушки, порох, шёлк, компас и астролябию. Европейцы перевели большое количество греческих и арабских работ по медицине и науке, которые были распространены по всей Европе.

Но серьезных успехов Запад достиг в архитектуре (романский и готический стили) и… в судостроении. Последнее предопределило судьбу Запада и всего мира на несколько последующих столетий

Даже сами европейцы назвали эти века темными. В Испании — арабы, под Веной — турки, сунулись в Россию — здесь Александр Невский. Короче, полная беспросветность.

Но все меняется в конце XV века. Все, что мы знаем о величии Запада, начинается с этого времени. На смену отдельным философам приходят целые направления в философии, которые развивает целая плеяда выдающихся мыслителей: Макиавелли, Мор, Кампанелла, Монтень, Эразм Роттердамский и многие другие. На смену посредственным художникам и скульпторам приходят великие — такие, как Леонардо да Винчи и др. Прорыв в науке: Коперник, Парацельс и другие. В литературе — Шекспир.

Так что же произошло в конце XV века? Открытие Америки! Вот она — удача! Наивные, доверчивые люди с большим количеством золота. Толчок развитию капитализма дали  Великие географические открытия (Колумб, Васко да Гама, Д. Кан, Б. Диаш и др.). Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз.

И началось. Сначала появился Колумб (1492 г.[2]) с кораблями, набитыми золотом. Потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Началась реформация, знаменующая окончание эпохи Средневековья. Церковь упростили, лишили власти. И начали грабить колонии. Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании, заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521—1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[3].

«Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшных болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[4]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать:

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[5].

В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[6].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[7].

Капитализм на Западе был построен на костях других ограбленных и замученных народов. Капитализм — это успех Запада за счет убийства миллионов людей, не принадлежащих к западной цивилизации.

Самореализация. Индивидуализм пронизывает все западное общество. Индивидуализм абсолютизирует позицию индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определённому социальному строю, а обществу вообще.

Индивидуализм для западного человека — совсем не негативное свойство, а наоборот — ценное, уважаемое качество. Так, родоначальник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм постулировал: «Индивидуализм от природы присущ человечеству».

«…В отличие от славян, мы, жители Западной Европы, привыкли с необыкновенно ревностным усердием ставить все на карту индивидуализма»[8].

Естественно, что индивидуализм предполагает конкуренцию индивидов. Конкуренция — двигатель не только западной экономики, а двигатель всего западного общества. Все конкурируют друг с другом: в экономике — фирмы, в политике — партии, в простой жизни — люди за место под солнцем. Все в мире развивается только благодаря конкуренции и вечной борьбе — вот постулат западного менталитета. Этот постулат нашел свое отражение в самой известной биологической теории — теории Дарвина, согласно которой развитие живого мира объясняется естественным отбором — борьбой за существование. Этот постулат — основа самой основательной философской доктрины — философии Гегеля. Согласно диалектике, развитие бытия объясняется борьбой противоположностей. И, наконец, этот постулат нашел свое отражение в самой известной социальной теории — марксизме, согласно которому развитие общества представлено как результат борьбы классов. Так западный человек воспринимает реальность — все в этом мире развивается благодаря борьбе и конкуренции.

Индивидуализм порождает и другие качества — такие, как самодисциплина и стремление к независимости. Западноевропеец не только не нуждается во внешнем управлении и обладает самодисциплиной, но часто, наоборот, стремится свести внешнее управление к минимуму, стремится к максимально возможной независимости.

Британская империя не смогла бы стать настолько огромной, если бы не самоорганизующее начало англичан. Англичане не ждали указов сверху, они приходили, покоряли и организовывали жизнь покоренных так, как считали нужным, не советуясь с далекой метрополией. И, несмотря на отсутствие связи со столицей, жизнь колоний была организована удивительно похоже, невзирая на разные материки и народы, как будто англичане действовали строго в соответствии с некой инструкцией. Но инструкции не было, а было очень сильное самодисциплинирующее, самоорганизующее начало.

В психологии, анализируя данную модель поведения, часто применяют понятие «локус контроля». Согласно американскому психологу Джулиану Роттеру, одним из элементов знания о себе является гипотеза людей об источнике их достижений и неудач. Существуют два край­них типа такой локализации, или локуса контроля: интернальный (все зависит от меня) и экстернальный (все зависит от внешних обстоятельств). У западного человека преобладает интернальный локус контроля.

С индивидуализмом связана и ассертивность повышенное чувство собственного достоинства. Индивидуалист считает, что он никому не обязан и поэтому ни перед кем не должен заискивать.

Снобизм англичан — притча в языцех. Мало уступает им и Франция, где долгое время обсуждался закон о запрете предоставления меню в ресторанах на английском или других языках, даже в том случае, если данный ресторан посещается в основном иностранцами. Русские с упоением слушают западную музыку, на Западе же гораздо меньшее количество людей готово слушать песни на непонятном иностранном языке.

Алчность также важнейшее качество западного менталитета. Здесь мы под наживой понимаем стремление максимизации личного потребления. Подчеркнем: «алчность» без всякой негативной оценки. Аутентично, алчность — страстное желание приобретения. Поэтому общество потребления всегда будет культивировать желание приобретения, то есть  алчность. Было бы странно, если бы было наоборот.

Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[9], капитализм

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма, сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки. В их основе — миф о трудолюбии западного человека. В действительности же труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе о «священности частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалось, пусть это были даже заповеди христианства.

А вот в СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, потому что для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие Божье».


[1] Великий голод (1315—1317). http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] Золото с американского континента появилось чуть позже открытия Америки.

[3] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А.Н. М., 1997. С. 184.

[4] Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2005.

[5] Мизес Л. Либерализм.  М. 2001. С.  122—124.

[6] Колониализм [Википедия].

[7] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С 170.

[8] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс.  М., 1996.  С. 442.

[9] Энциклопедия социологии.  Сост. Грицанов А.А., Абушенко В.Л., Евелькин Г.М., Соколова Г.Н., Терещенко О.В.  М., 2003. [Капитализм].

Солидарность

Можно сказать, солидарность — это справедливость плюс нравственность. То есть общество должно быть не только справедливым, но и в высшей степени нравственным. Ситуация, когда банда справедливо распределяет награбленное, неприемлема, солидарность и грабеж несовместимы. Вообще, если кратко, то солидарность — это нравственная справедливость.

Солидарность — (лат. solidus — прочный) — единство убеждений и действий, взаимная помощь и поддержка. Это понятие приобрело в русской философии особую значимость в связи с распространением в России идей социализма.

Оно встречается уже у Герцена и петрашевцев, но одной из центральных категорий социальной философии оно стало у идеологов народничества с кон. 60-х гг. XIX в. В воззрениях Лаврова, М. А. Бакунина, Л. И. Мечникова, Кропоткина, Михайловского и др. деятелей народнического движения солидарность. рассматривается как важнейший фактор развития человеческого общества, возрастание которого ведет к прогрессу и всеобщему благоденствию, а утрата — к взаимной борьбе за существование, нищете и эксплуатации.

Бакунин, напр., понимая солидарность как согласование всех материальных и общественных интересов каждого с человеческими обязанностями каждого, рассматривает ее в теснейшей связи со свободой и характеризует последнюю как развитие и «очеловечение» солидарности.

Еще более широким было понимание солидарности у Лаврова, который усматривал ее не только среди людей, но и в органическом мире в целом. Взаимная поддержка и солидарность обеспечивает, считал он, выживание вида в борьбе с др. видами и является фактором его прогрессивного развития.

Человеческая солидарность стала разрушаться под влиянием индивидуализма и стремления к наживе. На передний план был выдвинут личный интерес, который привел к всеобщей борьбе всех против всех. В этих условиях и возникли учения социализма, призванные вернуть общество к началам солидарности как средству достижения всеобщего равенства и благоденствия.

Общественная солидарность, по Лаврову, может быть прочной лишь при устранении экономической конкуренции. В качестве нравственной задачи он выдвигал необходимость вырабатывать в себе и в других те «привычки солидарности», без которых осуществление лучшего общественного строя совершенно немыслимо.

Михайловский понятие солидарности тесно увязывал с понятием «кооперация «. Солидарность считал он, может существовать только между людьми, равными по положению в обществеве, а такое равенство возможно лишь в условиях простой кооперации, где отсутствует разделение труда между отдельными членами, общая цель вызывает взаимопонимание и как следствие — солидарность интересов и взаимопомощь.

Л. И. Мечников поместил понятие солидарность в самый центр своей социологической концепции, рассматривая рост солидарности в обществе как главную движущую силу исторического прогресса. Как и Лавров, он считал, что явления солидарности существуют уже в органическом мире.

«Биология — изучает в области растительного и животного мира явления борьбы за существование, социология же интересуется только проявлениями солидарности и объединения сил, т. е. факторами кооперации в природе»[1].

Причем если Бакунин тесно связывал солидарность со свободой человека, то Мечников рассматривал факты «принудительной солидарности» и «вынужденной солидарностью», связывая их с уровнем развития кооперации. Степень же свободы, по Мечникову, показывает уровень солидарность, являясь критерием прогресса. Согласно Мечникову, общество в основном проходит те же ступени солидарности, что и органический мир в целом. Подневольные союзы, держащиеся внешней принудительной силой, сменяются подчиненными союзами, возникающими вследствие разделения труда, которые, в свою очередь, должны уступить место свободным союзам, объединяющим индивидов в силу их «сознательного стремления к солидарности».

В работах Кропоткина термин « солидарность» встречается реже, чем у др. идеологов народничества, и обычно заменяется термином «взаимная помощь», выражающим то же самое содержание. Все это свидетельствует о том, что понятие «солидарность» является одним из наиболее характерных в народнической социологии и философии истории.

Оригинальная трактовка солидарности дана Левицким в рамках его концепции «органического мировоззрения». Она связана с «метафизикой временного процесса «, где солидарность рассматривается как «фактор развития», получивший наивысшее развитие в христианстве, которое «является наиболее чистым выражением солидарности, переросшей семейные, феодальные, клановые, национальные и прочие рамки»[2].


[1] Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. - М., 1924. - С. 43.

[2] Левицкий С.А.Основы органического мировоззрения. -  Франкфурт-на-Майне, 1948. - С. 150.