Sidebar

Подведем итог краткому теоретическому экскурсу. Итак, существует один осевой тип ценностных ориентаций, являющийся системообразующим для мировоззрения человека — духовность (духовность — материальность), и одна осевая форма ценностных ориентаций — коллективизм (коллективизм — индивидуализм) (рис. 6).

Types mentality

Изначальными ценностными иерархиями являются две: герой и торговец. В основе ценностной иерархии героя лежит духовность, в основе ценностной иерархии  торговца — материальность. Еще немецкий экономист Вернер Зомбарт разделил всех людей на два типа —  «герои и торговцы» («Helden und Haendler»). Герои вырастают из Земли, Геры, матери богов, жены Зевса, как вырос Геракл.

В чистом виде данные типы менталитета — явление гипотетическое. Тут уместно вспомнить мнение швейцарского психолога, основателя аналитической психологии Густава Юнга, который отмечал, что описанные им типы характеров в чистом виде не встречаются в повседневной жизни: «Чистые» типы мировоззрения практически не встречаются, во всяком случае, они редки, и в реальной жизни образуют сложные и противоречивые сочетания».

Типов менталитета значительно больше, но все они есть смешение в различной степени четырех базовых, точно так же, как четыре базовых типа темперамента порождают бесчисленное множество конкретных темпераментов, или три базовых цвета — буйство красок окружающего нас мира.

Мы решили не отказываться от условных названий 4 базовых ценностных иерархий, которые мы использовали в предыдущих работах: «ростовщик», «гусар», «философ», «миссионер».

Один американский писатель, анализируя суть морали в середине прошлого века, справедливо заметил:

«Представьте себе страну, где восхищаются людьми, которые убегают с поля битвы, или где человек гордится тем, что обманул всех, кто проявил к нему неподдельную доброту. Вы с таким же успехом можете представить себе страну, где дважды два будет пять»[1].

Поэтому, конечно, мораль у всех народов в своей основе едина и верна, в ее основе лежат вечные ценности. Однако в менталитете эти ценности получают свое этноспецифическое звучание. В своей работе «Миссия России» я уже разбирал политические учения в ценностном аспекте. Поступило довольно большое количество откликов. При их анализе обнаружилась проблема прочтения некоторых понятий, в частности, понятия «справедливость». Поэтому в данной работе поясним некоторые детали.


[1]  Стейплз Л.  Любовь. Страдание. Надежда: Притчи. Трактаты. М., 1992. С. 4.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 92 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Политика Хрущева

Отметим плюсы и минусы реформ Хрущева. Положительными результатами эпохи Хрущева можно считать то, что

  • Советский Союз стал космической державой. СССР запустил первый искусственный спутник и вывел человека в космос, первым запустил космические аппараты в сторону Луны, Венеры и Марса.
  • Было начато массовое строительство жилья.

Отрицательных результатов, к сожалению, было значительно больше. Во-первых, дезориентация общества, первую роль в которой играла дискредитация имени Сталина на XX съезде КПСС (14—25 февраля 1956 года в Москве).

Абсолютно не имеющая смысла, кроме сведения личных счетов, акция посеяла неуверенность и разочарование в души советских людей. Некоторые историки вскрывают природу этого явления, объясняя субъективно-негативное отношение Хрущева к Сталину тем, что Сталин не помиловал сына Хрущева после совершенного им преступления.

Официально его сын Леонид пропал без вести в 1943 году. Однако по одной из версий он был захвачен в плен, стал сотрудничать с нацистами, был выкраден партизанами и застрелен. Но это версия. Зато точно не версия, что его жена, Любовь Илларионовна Сизых, арестована в 1942 году по обвинению в «шпионаже». Другой сын Хрущева, Сергей, в 1991 году уехал в США, ныне гражданин этой страны, живет там припеваючи. В одном из своих телевизионных интервью он сказал: «Папа был бы рад, что я в США. Думаю, да, папа был бы рад». Такая вот семейка.

Доклад Хрущева о «Культе личности и его последствиях», в основном, сплошное очернительство личности Сталина и советской истории.

Интересна одна деталь. Либеральные псевдоисторики любят вспоминать, что доклад Хрущева вызвал шок на съезде. Встает вопрос: если в партии доклад вызвал шок, то являлись ли истинными материалы этого доклада? Хрущев рассказывал о громадных преступлениях Сталина, и если это вызвало шок, значит, о них никто не знал. Получается, что Сталин творил свои грязные дела, а знал о них только один Хрущев. Американский историк Г. Ферр, проанализировав каждый тезис обвинений Хрущева, резюмирует:

«Фактически же мне удалось сделать совсем другое откры­тие. Из всех утверждений «закрытого доклада», напрямую «разоблачающих» Сталина или Берию, не оказалось ни од­ного правдивого. Точнее так: среди всех тех из них, что подда­ются проверке, лживыми оказались все до единого. Как выяс­няется, в своей речи Хрущев не сказал про Сталина и Берию ничего такого, что оказалось бы правдой. Весь «закрытый док­лад» соткан сплошь из, подтасовок такого сорта»[1].

Даже если бы все сказанное Хрущевым было правдой, а это не так, то все равно в то время — время психологической войны Запада против России — делать такой доклад было преступлением. Большинство народа верило в Сталина, плакало на его похоронах, и Хрущев нанес непоправимый удар по исторической памяти народа и по его вере. Большинство социалистически настроенной интеллигенции в западных странах было сталинистами, после же этого доклада они стали отходить от социалистических идеалов. Этот доклад нанес непоправимый удар по международному авторитету СССР. В конечном счете, выступления в социалистических странах, когда крушили памятники «тирану» Сталину, были отголосками хрущевского доклада. Это вынуждены признать даже критики так называемой «сталинщины»:

«Разоблаче­ние сталинщины породило кризисы в просталинском руководстве ряда стран Восточной Европы, вызвало массовые народные дви­жения в Польше и Венгрии. В Венгрии ситуация обострилась до предела. У руководства страны был Матиас Ракоши, один из руководителей революции 1919 г. …Теперь, после XX съезда КПСС и разобла­чения культа личности Сталина, венгерское руководство расте­рялось и выпустило из-под своего контроля развитие полити­ческих событий. В Будапеште и других городах начались улич­ные демонстрации и выступления. Они были направлены против тогдашней компартии Венгрии, органов госбезопасности, против союза  с  СССР»[2].

Западные радиоголоса, вещающие на СССР, сразу стали посвящать передачи этому докладу, естественно, со своим комментариями. Вообще, надо сказать, что Запад за всю историю холодной войны не провел столь удачной идеологической диверсии, какую провел Хрущев против собственной страны. Не случайно радио «Свобода» в 1997 году отмечало сорокалетие этого доклада, как большой праздник, посвятив ему несколько передач. После того, хотя коммунистическая терминология по-прежнему оставалась в речах руководителей Советского государства, простые люди все меньше им верили.

Не маловажную роль в дезориентации общества сыграло так же и то, что главным девизом становится: «Догнать и перегнать»! В чем нам догонять, а тем более перегонять Запад? Ведь мы были лучшие во всех областях, кроме одной — количеству материальных благ на душу населения.

 Мы были во всем первые, и вдруг народу победителю говорят, что он опять должен кого-то догонять. Результатом стала душевная опустошенность людей.

А главной целью становится построение сытого мещанского общества, главный идол которого — колбаса.

«Главным полем борьбы между соци­алистической и либеральной идеологией в век интеллектуалов неизбежно становится интеллигенция. Советский социализм про­играл тогда, когда его вожди свели цели общества к килограм­мам мяса и метрам жилплощади. С этого момента интеллигенция стала искать других богов. Сначала это было просто внутреннее освобождение, выход на свободу из покинутого духом храма. Одним казалось, что можно жить семьей, работой, любовью к женщине. Другие ушли в религию. Общественная духовная энер­гия стала концентрироваться вокруг идей, альтернативных офи­циальным, т.е. западных»[3].

Все остальные идеологические «ходы» Хрущева вообще стали предметом анекдотов: «построим коммунизм к 1980 году», «последнего попа покажем в 80 годах» и т.д. и т.п.

Политика Хрущева — это дезориентация советских людей, социалистического общества в странах-союзниках, марксистских партий и прокоммунистически настроенной интеллигенции в капиталистических странах.

В результате, в СССР начались первые антиправительственные выступления. Сначала силовой разгон митингов в Тбилиси против осуждения культа личности Сталина (1956). Никто не забудет и расстрел в Новочеркасске (1962). Абсолютно бессмысленная и непонятная жестокость по отношению к людям, возмущенным ростом цен. Антисоциалистические выступления прокатились по соцстранам, марксистские партии стали терять поддержку, а западная интеллигенция стала отворачиваться от Советского Союза, популярность обрели маоистские идеи.

   Экономическая дезорганизация. Тем не менее, экономика продолжала развиваться довольно высокими темпами, которые значительно опережали темпы развития капиталистических держав и составляли около 10% в год. Однако многие исследователи подчеркивают, что достижения периода правления Хрущева в основном носили инерционный характер, то есть  во многом были следствием предыдущего этапа развития.

В экономике начались бурные реформы, одной из причин которых были не объективные проблемы, а импульсивность характера самого Хрущева. На это обстоятельство обращали внимание многие экономисты, см. например, Яременко Ю.В. «Экономические беседы»[4].

Если смотреть с чисто экономической точки зрения, смысл этих реформ не очень понятен. Экономика после смерти Сталина развивалась высокими темпами, и эти темпы надо было лишь поддерживать. Видимо, Хрущев хотел остаться в истории как большой реформатор. Реформы стали проводиться с большим размахом, правда, большинство их было непродуманно и приводило не к улучшению, а к ухудшению дел. Экономика была разделена не по естественному отраслевому признаку, а по территориальному.

Сельское хозяйство подорвали разгоном МТС и борьбой с личными подсобными хозяйствами, которую Хрущев начал проводить с 1958 года. В 1959 году жителям городов и рабочих посёлков было запрещено держать скот, у колхозников личный скот выкупался государством, обрезались приусадебные участки. Начался массовый забой скота в личных хозяйствах. Эта политика привела к сокращению поголовья скота и птицы, ухудшила положение крестьянства.

В 1960-х годах положение в сельском хозяйстве усугубилось разделением каждого обкома на промышленный и сельский, что повлекло за собой дезорганизацию и неразбериху в руководстве. В 1965 году, после ухода Хрущева на пенсию, эта реформа была отменена.

Вместо развития сельского хозяйства в России развивается сельское хозяйство Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, которые получают громадные дотации.

А кончились все экономические реформы тем, что в стране повысились цены (при Сталине цены ежегодно снижали), производство мяса в 1964 году упало до уровня 1958 года, темпы роста в сельском хозяйстве за 1959—1964 гг. упали до 1,5 % против 7,5 % в 1958 году, среднегодовое производство зерновых на душу населения упало почти до уровня 1913 года.  СССР впервые начал закупать хлеб за границей. Начинает лихорадить хлебную торговлю. В 1963 году в некоторый регионах впервые после 1947 года начинают вводить карточки на хлеб.

Территориальный развал. В придачу ко всему, Хрущев начал разваливать СССР, причем не в переносном — в прямом смысле, начиная раздавать территории. Подписал договор о передаче некоторых островов Японии, а сейчас выясняется, что еще велись переговоры о передаче Карелии Финляндии. Отдал Крым Украине, Чечне — исконно русские земли. Причем объяснить, зачем все это делалось, трудно. Зачем, например, отдал Крым Украине? Какая проблема с помощью этого решилась?

В канву этой политики укладывалось также и увеличение самостоятельности глав союзных республик.

Развал армии. Все, кто разваливал нашу страну, всегда следовали определенной логике. И одной из важных составляющих этой логики было разрушение армии. Конечно, сокращение армии можно было объяснить окончанием войны. Но Хрущев всегда проводил реформы со свойственным ему подходом. Сокращение армии было произведено таким образом, что людей увольняли до окончания срока службы, который давал право на пенсионное обслуживание. То есть, фактичес­ки, на улицу были выброшены десятки тысяч офицеров.

Попытка развала партии. Начинается планомерный развал партии. На пленуме ЦК КПСС в 1962 году Хрущев предлагает разделение партийных организаций на две части — промышленную и сельскохозяйственную. Некоторые руководители (К.Т. Мазуров) высказали предположение, что такое разделение приведет к перерождению сельскохозяйственной части партии в партию эсеров. Произошел постепенный переход к принципу «несменяемости кадров».

Подрыв международного авторитета. Мы уже писали, какое катастрофическое влияние оказала политика десталинизации на наших восточноевропейских союзников. По сути, это был удар в спину. Представим: у власти там сталинисты, и вдруг в СССР, на самом высоком уровне, говорится, что Сталин — воплощение всего худшего.

Но вопрос был не только в идеологическом предательстве. Хрущев просто убирал наших союзников. Например, Венгрией руководил верный наш союзник Ракоши, который называл себя «лучшим венгерским учеником Сталина», копируя сталинский режим в мельчайших деталях — вплоть до того, что в последние годы его правления венгерская военная форма была скопирована с советской, а в магазинах Венгрии начали продавать ржаной хлеб, который до этого в Венгрии не ели. В 1953 году Ракоши был вызван в Москву, подвергнут суровой критике за недостатки его экономической политики, и вынужден в июле уйти в отставку с поста премьер-министра.

И на кого он был заменен? На Имре Надя. Того самого, который принимает активное участие в мятеже 1956 года. Того самого, который заявил, что Венгрия выходит из Организации Варшавского договора, и провозгласил ее нейтралитет. Он даже обратился в ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии. Того самого, который впоследствии был повешен 16 июня 1958 года «за государственную измену».

Таким образом,  Хрущев силовым методом заменял наших союзников на откровенных предателей.

Однако только этим негативность политики Хрущева не исчерпывалась.  И речь, конечно, не о ботинке Хрущева, которым он стучал в ООН, хотя и это тоже показывает его уровень как  политика. Мы поссорились с Албанией и, главное, с таким важным союзником, как Китай. Полностью потеряли лицо как великая держава в Карибском кризисе.

Также непонятна односторонняя уступка Западу в виде вывода советских войск из Австрии. Вообще, политика Хрущева в деталях напоминает политику Горбачева.

Неадекватность антишпионских мер. Несмотря на усиление подрывной работы Запада против СССР, у нас по непонятным причинам практически перестают раскрываться шпионские сети. Лишь когда шпионаж становится откровенным и наглым, а разведывательный американский самолет У-2 сбивают над центром нашей страны, происходит показательный суд над шпионом. Вообще, скрытая агрессия против СССР достигла во времена Хрущева небывалых размеров. Но все же самую катастрофическую роль для нашей страны сыграл сам Хрущев. Он допустил, чтобы зерна, брошенные западными спецслужбами на территории нашей Родины, дали свои всходы.

Абсолютно неадекватными мерами так же были разрешение абортов и антирелигиозная компания.

Таким образом, результатом правления Хрущева стало сокращение веры в социалистические идеалы в душах простых людей, как у нас, так и на Западе, развал экономики, начало развала государства, резкое ухудшение международного положения СССР.

В большей части то, что сделал Хрущев, принесло вред нашему государству, поэтому не случайно наши враги относятся к нему с симпатией. Во время сплошного очернительства нашей истории в 90-е годы только о Хрущеве говорили хорошо. Наши заокеанские партнеры также всегда о Хрущеве говорят с теплотой. Периоды нашей истории они называют такими негативными терминами, как «застой», «репрессии» и т.д. Только период правления Хрущева обозначается как «оттепель». Столь же уважительно западные идеологи говорят лишь о Горбачеве. Об этом стоит задуматься.


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость.  М., 2008. С. 6.

[2] История отечества. 1939—1991. Учебник для 11 класса средней школы.  М., 1992. С.158

[3] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 106.

[4] Яременко Ю.В. Экономические беседы. М., 1999. С. 32

Ленд-лиз

Существенная роль США и Англии - ленд-лиз. Это миф, который вытекает из всех предыдущих. Если мы воевать не умеем, офицеров нет, вооружений нет, командует тупой тиран, то должен быть былинный богатырь, сокрушивший нацистов. Этим «богатырем» теперь представляют союзников в лице США и Англии.  Вообще этот миф показывает, кто социальный заказчик предыдущих мифов.

Британия и Америка до сих пор настаивают, что именно они победили нацистов, хотя факты указывают на то, что их вклад был, мягко говоря, второстепенным. Тон многих публикаций по истории Второй мировой войны в западных странах во многом был задан книгой У. Черчилля «Вторая мировая война», где он утверждает, что центральная роль в ходе конфликта принадлежит Британии. Оказывается, главные союзники Англии — США и СССР, которых Черчилль собрал воедино в составе Антигитлеровской коалиции, обеспечивали альянс дополнительной силой, что и позволило ему прийти к победе. Некоторые западные историки лишь иногда пишут о том, что СССР тоже внес определенный вклад в разгром германских нацистов[1]. А пророссийски настроенные американские мыслители даже могут иногда признать определенную роль СССР в войне:

«Европа прекрасно понимает, что, помимо военной помощи Со­единенных Штатов, своей «победой» в войне против Гит­лера она обязана русским людям, которые сражались и умирали ради собственной победы и победы Европы»[2].

В действительности, никакой существенной роли США, Англии и, уж тем более, Франции в той войне не было. Союзники открыли фронт лишь летом 1944 года, когда исход войны стал очевиден всем. Никаких крупных сражений после лета 1944 года, подобных Сталинградской битве или Курской дуге, с их участием не было.

О том, что союзники вообще плохо отдают себе отчет о масштабах той войны, говорит тот факт, что битву под Эль Аламейном в Северной Африке сегодня пытаются ставить в один ряд со Сталинградской битвой, заявляя, будто именно эти два сражения стали поворотным пунктом второй мировой войны. Сопоставим значимость этих битв. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли 1,5 миллиона солдат и офицеров, под Эль Аламейном потери итало-немецких войск составили 55 тыс.

Так называемые союзники, кажется, вообще очень долго не могли понять, чьими именно союзниками они являются — то ли СССР, то ли Германии, и только блистательные победы Красной армии помогли им окончательно определиться.

«После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза. По идеологии Черчилля, нужно было «задержать этих русских варваров»[3].Был подготовлен сепаратный сговор «демократий» с нацистской Германией, о чем свидетельствует в своих мемуарах тогдашний госсекретарь Хэлл»[4].

В 1944 г. на западном фронте немце держали 81 дивизию, но, видя «мощь» союзников, а также следуя доктрине, что лучше Берлин сдать американцам или англичанам, чем русским,  перевели практически все боеспособные части на восточный фронт. С союзниками немцы постоянно вели сепаратные переговоры, обсуждали, где, когда и какие части им сдадутся, с нами же без всяких переговоров дрались насмерть.

Как здесь не вспомнить слова Гитлера, сказанные им 11 августа 1939 года:

«Все, что я предпринимаю, направлено против России; если же Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден договориться с русскими, ударить Запад, а после его поражения обратиться всеми моими собранными силами против Советского Союза»[5].

К сожалению, на Западе, спустя полвека после Великой Победы, «история Второй мировой войны настолько сфальсифицирована, — пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г. Ванкувер), — что в массовом сознании западных обывателей эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой».

Советский и, прежде всего, русский народ победил в той войне. Победил, проявив чудеса героизма на фронтах и в тылу, работая по 20 часов в сутки, создав уникальные виды вооружений, благодаря величайшему таланту и энергии советского командования. Мы очистили нашу землю от агрессора, а затем освободили и пол-Европы. Помимо военных успехов, успехи нам сопутствовали и на дипломатическом поприще. Мы не дали нашим «союзникам» возможности заключить сепаратный мир с Германией, не дали открыть на выгодных условиях для союзников второй фронт на Балканах, что сильно сократило бы зону послевоенного советского влияния. Эту войну мы выиграли одни, «союзники» вступили в нее только для того, чтобы наше влияние в Европе не стало доминирующим.

Вспоминая о ленд-лизе, необходимо вспомнить и фразу Трумэна, который в июне 1941 года изрек: «Если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше»[6].

«Более того, за поставки машин, танков, самолетов и артиллерийских орудий Москва расплачивалась с Вашингтоном 300 тысячами тонн дефицитной хромовой руды, 32 тысячами тонн марганцевой руды, тоннами платины, золота и других редкоземельных металлов. Бывший министр торговли США Дж. Джонс писал в те годы: «Поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами»[7].

В советское время политкорректно не акцентировали внимание на союзниках Германии — мол, мы воевали лишь с нацистами. В действительности же мы воевали со всей Европой. Итальянцы, испанцы, румыны, болгары, венгры, хорваты, финны и др. присоединились к Гитлеру добровольно. Да и французы, чехи, шведы, датчане не оказывали почти никакого сопротивления. Была, к примеру, французская голубая дивизия, воевавшая в составе гитлеровских войск. Немало было и всевозможных легионеров СС из Прибалтики. Англия и США на протяжении всей войны думали, к кому присоединиться. Это только потом, когда мы победили, выяснились, что все были против Гитлера. Победил бы Гитлер, все бы с удовольствием заявили, что они изначально были против Сталина.

А некоторые страны просто проводили последовательную антисоветскую политику, пытаясь вступить в союз с Третьим Рейхом, и очень сожалели, что их, «неполноценных славян», в союзники не взяли:

«Мы (Польша) могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[8].


[1] Александрова В. Тайны Второй мировой. Деловая газета «Взгляд». 09.11.2006.

[2] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С. 192.

[3] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Григорьев Е. Сначала Восток, потом Запад. // Независимая газета. 26.05.2011.

[6] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[7] Литовкин В. Соломинка и бревно. РИА Новости. 30.06.2005

[8] Яловенко О. Польша — неудавшийся союзник Гитлера? ИА REGNUM. 12.10.2005.

§ 3. Время упущенных возможностей

§ 3. Время упущенных возможностей