Sidebar

Элитарная цивилизация — сильная цивилизация. Какая цивилизация может стать элитарной? Забегая вперед, скажем: поскольку Запад — основная проблема настоящего этапа развития человечества, то только цивилизация, способная противостоять Западу, может стать новой элитарной цивилизацией. Важнейшей чертой элитарной цивилизации является способность постоять за себя и не только за себя.

Персы не приезжали в Древнюю Грецию и не спрашивали: «Чем вы, греки, занимаетесь?». А те им не отвечали: «Мы элитарная цивилизация, науку и философию развиваем». Иначе, конечно, узнав о том, что греки занимаются таким важным делом, чтобы не оборвать общечеловеческий прогресс, персы решили бы напасть на другой народ. Нет, Греция сокрушила Персию не на поле философских дискуссий, а на поле военных сражений, а один из самых выдающихся древнегреческих философов, Платон, был также и известным воином.

Все элитарные цивилизации были в военном отношении сильнейшими цивилизациями своей эпохи: и Греция, и Рим, и Европа. Почему же элитарная цивилизация, помимо всего, является самой сильной? На этот вопрос есть множество ответов. Но для нас важно понять, что элитарная цивилизация просто не может быть слабой. Если бы греки оказались слабее персов и были бы сметены ими, то Греция просто не стала бы элитарной цивилизацией. В истории было множество потенциальных элитарных цивилизаций, так и не раскрывших свой потенциал в силу своей военной слабости.

Человек развивается по определенной логике не случайно. Каждая следующая ступень его развития повышает его эффективность, подросток в школе более эффективен, чем ребенок в детсаду. А взрослый человек более эффективен, чем школьник. Было бы странно, если бы человечество выработало модель развития человека, снижающую его эффективность. Кризисы бывают. Но они проходят, и человек вновь возвращается к своей модели взросления.

И цивилизация на этапе «Самоактуализация» более эффективна, чем цивилизация на этапе «Материальное благосостояние» уже только потому, что «Самоактуализация» включает в себя «Материальное благосостояние».

Но это очень общее положение, а что происходит конкретно? Дело в том, что общество, нацеленное на самоактуализацию граждан, становится более эффективным и поэтому более сильным.

Во-первых, потому что люди становятся более эффективными, раскрывая свой талант.

Во-вторых, потому что самоактуализация не в личностном, а в социальном аспекте предполагает обязательную ломку сословных ограничений. В таком обществе не олигарху, который получает свои доходы за счет эксплуатации природных ресурсов, а творцу везде дорога. Его возносят и ему подражают.

А теперь перейдем от теории к практике. Мы победили в Великой Отечественной войне в немалой степени потому, что у нас были танки Т-34 и «Катюши». А как они появились, кто их создатель? Потомственный дворянин?

Создатель «Катюши» (БМ-13) — Костиков Андрей Григорьевич, родом из крестьян-бедняков. В 1918 году вступил в Красную Армию. Воевал на фронтах гражданской войны, был ранен, попал в плен к белополякам. В 1920 г. совершил побег из плена и вернулся в строй.

Создатель танка Т-34 — Михаил Ильич Кошкин, родом из крестьян-бедняков. В 1918 году поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Политрук. После Гражданской войны закончил институт. А далее — Т-34.

«Родился 21 ноября (3 декабря по новому стилю) 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии, ныне Переславского района Ярославской области. Семья жила бедно, земли у семьи было мало и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей»[1].

Не будь советской власти, прозябал бы в нищете, а потом умер лет в 30, как его отец.

Мы победили немцев 1941—1945 гг., потому что у нас были танки лучше, чем у них, а в 1914—1917 гг. ничего не могли сделать с немцами, потому что у нас вообще не было собственных танков. Мы победили, потому что в 1941-м были все, как один, а в 1914-м одни умирали на фронтах, а другие кутили в Париже и наживались на военных поставках. Поэтому люди терпели голод долгие месяцы в блокадном Ленинграде, а в феврале 1917-го не стали мириться с недопоставками хлеба в течение нескольких дней. Мы победили, потому что советская Россия была эффективнее царской России.

И именно потому, что советский проект был более эффективен, мы — нищие, только что восстановившие страну, — после войны открыли космическую эру человечества.


[1] Кошкин Михаил_Ильич. http://ru.wikipedia.org/wiki/ 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 225 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Мероприятия большевиков

А теперь представим, что большевиков не было. Не было вообще. Как в рассказе Бредбери «И грянул гром»: уберем один элемент из прошлого. Как изменится будущее?

Февралисты окончательно разваливают державу, начавшийся парад суверенитетов доходит до логического конца. Вначале от Российской империи отваливаются все национальные республики. На территории России — преступность, банды махновцев, полная анархия, голод, эпидемии. Чтобы восстановить порядок, западные державы вводят на территорию России свои войска. Это делается по приглашению самих февралистов. Страна фактически превращается в колонию. В таком сценарии нет ни капли преувеличения, все логично шло к этому, а частично уже было осуществлено. Но подобному  сценарию воспрепятствовали  большевики.

Сегодня в России отменено празднование Великой Октябрьской социалистической революции, ее стыдливо называют переворотом. В то же время во Франции дата Великой французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды, как о начале триумфального шествия свободы, тогда как в России Великая Октябрьская социалистическая революция лишь обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революцией буржуазии в собственных интересах, которая предоставила свободы 8% населения. Величие Русской революции заключалось в стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров французской революции — Марат. Его убила в ванной молодая дворянка Шарлотта Корде во время визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Небезынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он стал даже присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффилированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, что в результате ее бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. 

В противовес этому, множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции французской, которая на душу населения убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Великая Октябрьская социалистическая революция — это то, чем мы, русские, можем по праву гордиться. Она перевернула весь мир во имя справедливости. Мы создали новый тип государства — первое в мире государство рабочих и крестьян.

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

 «К 1917 г., в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

…Символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову, и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Мероприятия большевиков. Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[1].

Напоследок приведем цитату еще одного человека: «Те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я  нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было, и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[2]. Человек, произнесший это, не кто иной, как последний правитель дореволюционной России — А. Керенский.


[1] Бердяев Н. А. Русская идея.  М., 2000. С. 235—237.

[2] Улько Е. Возможности не представилось. «Родина». 1992, № 5.

§ 3. Почему мы проиграли

Во всех странах, где социализм победил естественным путем: Китай, Вьетнам, Куба, Ливия, Венесуэла, Боливия — он здравствует и поныне. Социализм проиграл только там, где был навязан силой оружия, как в странах восточной Европы. Но почему социализм проиграл в СССР?

Общество потребления

Вместо общества созидания, построенного в СССР, Запада построил и всячески пропагандирует общество потребления.

Высокий уровень потребления стал единственной, абсолютной целью общества. Причем речь идет именно о материальном потреблении — чтобы убедиться в этом, достаточно включить телевизор. Вся реклама продвигает именно материальные ценности: пей пиво, жуй «Орбит», ешь чипсы и т.д. Раньше в общественной жизни преобладало стремление произвести, теперь главная цель — потребить. Потребление становится единственным смыслом всей деятельности человека. Ушли в прошлое такие ругательные термины, как «вещизм», теперь гордо заявляется: наша цель — «общество потребления». С сожалением приходится констатировать: «Наше общество заражено жадностью. И это худшая из инфекций»[1].

«Обществом потребления является то, где не только есть предметы и товары, которые желают купить, но где само потребление потреблено в форме мифа. Трудно отрицать, что речь здесь идет об опасном превращении социального метаболизма, несколько похожем на то, чем является рак для живых организмов: о чудовищном разрастании бесполезных тканей»[2].

Удельный вес производственного сектора в экономике западных стран становится с каждым годом все меньше, постепенно сдавая свои позиции сфере услуг. К сожалению, в России происходит то же самое. В этом отношении показателен пример трансформации ВДНХ. Раньше здесь были представлены лучшие образцы того, что производила наша экономика. Теперь все павильоны превращены в сплошной базар бытовой техники, одежды, еды и т.п. Торговля вымещает производство, учебные заведения, церкви.

«В 1986 году Америка еще насчитывала больше высших учебных заведений, чем торговых центров. Не прошло и пятнадцати лет, как число торговых центров стало более чем вдвое превышать число высших учебных заведений. В век синдрома потреблятства торговые центры заменили собой церкви как символ культурных ценностей. Действительно, 70% граждан США еженедельно посещает торговые центры, и это больше, чем число людей, регулярно бывающих в церкви»[3].

Вещизм уверенно вытесняет из жизни интерес к внутреннему содержанию человека, заменяет честь, достоинство, мораль. Но человека от животных и машин отличает наличие души — категории нематериальной. Следствием распространения вещизма стало то, что люди стали превращаться в живых роботов, с упрощенным духовным миром, зато с хорошей производительностью труда. Духовные ценности исчезают или извращаются. Поэтому вполне закономерно, что страны Запада, несмотря на высокий материальный уровень жизни, занимают первые места в мире по количеству самоубийств, число которых постоянно растет.


[1] Доктор Пэтч Адамс.

[2] Бодрийяр Ж. Общество потребления. М., 2006. С. 3.

[3] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. М., 2003. С. 32.