Sidebar

Советский проект был успешен. Это очевидно. То, что сказано выше, лишь восстановление исторической правды. Но гораздо важнее  ответить на вопрос, почему советский проект был успешен?

Одни поливают СССР помоями. Вместо фактов приводят откровенную ложь о массовых репрессиях, о потерях в войне, раздувают проблему дефицита и т.д.

Другие, напротив, говорят о марксистском учении — единственно верном. Они до сих пор ждут мировой пролетарской революции. Это троцкисты. Я с такими встречался. Жалкое зрелище.

Но тогда почему советский проект был столь успешен? Для того чтобы социальная модель оказалась успешна, необходимо выполнение двух основных условий.

  • Во-первых, социальная модель должна отвечать духу времени. Возможно, когда-то самым успешным обществом было то, которое разработало наиболее эффективную технологию производства каменных топоров.
  • Во-вторых, социальная модель должна отвечать духу народа. То, что не воспринимается народом на ментальном уровне, не может быть успешным по определению.

Давайте проанализируем каждую из этих составляющих успешности социальной модели. Начнем с анализа исторической актуальности советского проекта. Но сначала одно отступление.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 53 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Идеологическое учение

Как социальная система капитализм имеет и свое идеологическое обеспечение — либерализм. Идеи классического либерализма восходят к эпо­хе буржуазных революций. В трудах основополож­ников этого учения Локка, Смита, Бентама, Милля, Спенсера и др. были сфор­мулированы исходные принципы либерализма. Стержневая идея либеральной идеологии —  свобода частного предпринимательства.

«С момента рождения ли­берализма и на протяжении более чем двухвековой его истории в его арсенале ведущее место занимала идея предоставления полного простора частнособ­ственнической инициативе и освобождения экономи­ческой деятельности от опеки государства»[1].

Либерализм родился и оформился как часть идеологии буржуазии, требовавшей предоставления себе прав и свобод в борьбе с монархией. Все идеи либерализма вытекают из этой  стержневой идеи. Например, идея разделения властей имеет в своей основе желание ослабить политическую власть с целью усиления в государстве власти экономической — принцип «разделяй и властвуй» в действии. Требование независимости СМИ, по сути, есть требование поставить СМИ под контроль капитала, так как ни одно СМИ не существует на поступления от продажи тиража, и выжить ему позволяют исключительно финансовые вливания: реклама, спонсорство, заказные статьи, блокирование[2], средства учредителей, меняющих свои деньги на политические дивиденды, приносимые СМИ. Провозглашение выборов как основы политической системы — не что иное, как превращение политиков в заложников капитала, так как любые выборы зависимы от денег.

Поэтому, если мы отбросим все идеологические штампы, то придется признать, что либерализм — это идеология предоставления власти наиболее успешным в предпринимательстве индивидам.


[1] Зеркин Д. П. Основы политологии.  Ростов н/Д., 1996. С. 372.

[2] С бизнес-структурами заключается договор, что любой негативный материал об этой структуре блокируется в данном СМИ, естественно, не бесплатно.

Победа большевиков

Победа большевиков была пирова. Большевикам досталась полностью разрушенная страна, фактически — с отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

«Социализм = Россия» — такова была формула сохранения нашего государства в то непростое время. Многие антисоветчики, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Российская империя в форме СССР воссоздалась, так как национальные интересы других народов совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты, независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украи-не, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России, и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Таким образом, либерализм верхов развалил Российскую Империю, и воссоздать её смог только социализм низов. Не было бы социализма, не было бы и России.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня об этом все забыли, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«Противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»[1].

Черносотенец Б.В. Никольский признавал, что большевики строили новую российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М.Д. Бонч-Бруевич писал:

 «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе кое с кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную, обеспечивая тем самым победу большевиков.


[1] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 51.

Модель общества, адекватная менталитету «Справедливость»

Какое общество соответствует вышеперечисленным качествам? Во-первых, с определяющей ролью государства, как гаранта справедливого распределения благ. Но, в то же время, с рыночными институтами, которые в полной мере позволяют реализоваться стремлению к максимизации своего дохода.

Эта социальная модель построена в современном Китае и показала свою эффективность. Нам говорят, что в Китае капитализм и либерализм. Это не так. Либерализм подразумевает, во-первых, конкуренцию между партиями, которые зависят от капитала. В Китае этого нет. Во-вторых, либерализм в экономике есть капитализм.

Но и капитализма в Китае нет. Таблица 4 дает общее представление о методах классификации экономических систем по основаниям: способ распределения ресурсов, преобладающая форма собственности[1].

 

Таблица № 4

Сравнительный анализ экономических систем 

 

рыночная экономика

плановая экономика

частная собственность США Нацистская Германия
общественная собственность Югославия СССР

Капитализм — это США, Европа и т.д. В Китае же нет двух признаков капитализма. Определяющая собственность там — «общественная», а способ распределения ресурсов — плановый.

То, что сейчас построено в Китае, сами китайцы называют «социализмом с китайской спецификой», а в экономике — «рыночным социализмом».

Конечно, «социализм с китайской спецификой» — не коммунизм, однако коммунизма нет нигде, и никогда не было. КПК декларирует приверженность идеям марксизма, целью продолжает оставаться коммунизм, ну а пока — переходный этап, аналогичный нашему НЭПу.

Каждый может ознакомиться с документами на сайте Коммунистической партии Китая (КПК). http://russian.cpc.people.com.cn. Там есть русская версия.

     Итак, самой продуктивной в рамках данного менталитета будет следующая социальная модель:

  • Во-первых, справедливое распределение произведенных благ, с одновременной возможностью реализации предпринимательского таланта — как адекватные менталитету мотиваторы социального развития.
  • Во-вторых, сильно развитая система госуправления — как основа механизма мобилизации и развития общества.

Такая модель была до этого построена в Японии. Благодаря этой модели, Япония стала второй по уровню развития капиталистической державой. Но постепенно рыночные элементы выжили государство из этой модели. В новой Японии не нашлось места пожизненному найму, ушло в прошлое жесткое госрегулирование. В результате Япония сразу потеряла динамику развития, и уже 20 лет находится в кризисе. Социальная модель перестала соответствовать духу нации, и общество быстро пришло в упадок.

Возможно, то же самое ждет и Китай, но у Китая есть серьезное отличие от Японии — в Китае есть КПК, которая жестко руководит страной. В Японии такой партии не было. В конечном счете, выборы, зависимость от капитала, продажные политики превратили Японию в рядовую капиталистическую страну. Возможно, КПК тоже переродится, но, возможно, и нет.

Маленькая ремарка о современном кризисе. Кризис не прошел, хоть нам говорят обратное. Сначала нам говорили об ипотечном кризисе, потом более широко — о финансовом. И всегда добавляли «мировой кризис». В действительности, кризис не финансовый, не ипотечный и не мировой. Если все назвать своими именами, то это экономический кризис западной модели экономики. В Китае, когда на Западе бушевал кризис и был отрицательный экономический рост, рост ВВП колебался в районе 10%.

Запад построил себя из материала колоний, он эксплуатировал весь мир. Только в середине прошлого века колониальная система рухнула. Но Запад не ушел из своих колоний, он просто заменил политический диктат на экономический.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на него, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последней фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96% всей одежды, приобретенной в самих США, было изготовлено в других странах[2]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, «Мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни»[3]. Действительно, они не производят, не торгуют и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Но и эта модель мироустройства рухнула. Страны третьего мира поняли, что они и сами могут производить хорошие торговые марки, могут сами добывать свою нефть и т.д.

Последнее, что сделал Запад, чтобы поддержать свой неоправданно высокий уровень потребления, построил пирамиды: ипотечные, финансовые. Но они тоже рухнули. Запад напечатал деньги и залил ими пожар на финансовых рынках. Но бесконечно печатать деньги нельзя. Пока к этим бумажкам еще есть доверие. Но и оно скоро пропадет. Все страны Запада жили не по средствам, они тратили больше, чем производили. Они жили в долг, и в долг им давал весь мир. Долг этот огромен. Например, долг США таков, что если его поделить на всех жителей США, включая младенцев, каждый американец будет должен 50.000 долларов. Представьте свою семью из трех-четырех человек. Представьте, что весь мир скинулся и дал вам порядка 200.000 тыс. долларов. Неплохая прибавка, к тому же получена, ничего не делая. А ведь это сумасшедшие деньги для провинции, даже американской.

Так жил мир. Запад наращивал свое потребление за счет скрытой эксплуатации, финансовых пирамид, а Китай скрупулезно работал.

Когда-то эта система должна была рухнуть, нельзя вечно жить не по средствам, все это может закончиться долговой ямой. Как Запад выкрутится — непонятно. Возможно, он вновь начнет строить колониальную систему. Опыт Ирака, Ливии это подтверждает. Но пространство для маневра у Запада сейчас сильно сужено.


[1] Более подробно см.: Макконнелл К.Р.,  Брю С.Л. Экономика: Принципы, проблемы и политика. В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 48.

[2] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. ИТАР-ТАСС. 09.10.2003.

[3]  Вернер К. , Вайс Г. Черная книга корпораций.  М., 2007. С. 41.