Sidebar

Советский проект был успешен. Это очевидно. То, что сказано выше, лишь восстановление исторической правды. Но гораздо важнее  ответить на вопрос, почему советский проект был успешен?

Одни поливают СССР помоями. Вместо фактов приводят откровенную ложь о массовых репрессиях, о потерях в войне, раздувают проблему дефицита и т.д.

Другие, напротив, говорят о марксистском учении — единственно верном. Они до сих пор ждут мировой пролетарской революции. Это троцкисты. Я с такими встречался. Жалкое зрелище.

Но тогда почему советский проект был столь успешен? Для того чтобы социальная модель оказалась успешна, необходимо выполнение двух основных условий.

  • Во-первых, социальная модель должна отвечать духу времени. Возможно, когда-то самым успешным обществом было то, которое разработало наиболее эффективную технологию производства каменных топоров.
  • Во-вторых, социальная модель должна отвечать духу народа. То, что не воспринимается народом на ментальном уровне, не может быть успешным по определению.

Давайте проанализируем каждую из этих составляющих успешности социальной модели. Начнем с анализа исторической актуальности советского проекта. Но сначала одно отступление.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 33 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Два условия успешности социальной модели

Советский проект был успешен. Это очевидно. То, что сказано выше, лишь восстановление исторической правды. Но гораздо важнее  ответить на вопрос, почему советский проект был успешен?

Одни поливают СССР помоями. Вместо фактов приводят откровенную ложь о массовых репрессиях, о потерях в войне, раздувают проблему дефицита и т.д.

Другие, напротив, говорят о марксистском учении — единственно верном. Они до сих пор ждут мировой пролетарской революции. Это троцкисты. Я с такими встречался. Жалкое зрелище.

Но тогда почему советский проект был столь успешен? Для того чтобы социальная модель оказалась успешна, необходимо выполнение двух основных условий.

  • Во-первых, социальная модель должна отвечать духу времени. Возможно, когда-то самым успешным обществом было то, которое разработало наиболее эффективную технологию производства каменных топоров.
  • Во-вторых, социальная модель должна отвечать духу народа. То, что не воспринимается народом на ментальном уровне, не может быть успешным по определению.

Давайте проанализируем каждую из этих составляющих успешности социальной модели. Начнем с анализа исторической актуальности советского проекта. Но сначала одно отступление.

Успех

Успех здесь — главное. Успешный гангстер почитается так же, как и успешный поэт. Здесь мы несколько «хватанули», гангстер, конечно, гораздо более интересная и уважаемая личность, чем поэт. Разве можно удивляться тому, что в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[1]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе.

Рост преступности — наглядная демонстрация слов Б. Франклина: «Человека, утверждающего, что деньги могут все, можно подозревать в том, что он может пойти на все ради денег». Более резко аналогичную мысль высказал Эди-Пьер Бошен: «Те, кто считает, что деньги — это все, без сомнения, готовы на все ради денег». Высокий уровень преступности, наркомания, проституция и другие пороки существовали и раньше, но были исключением из правил, теперь порок — норма. За последние 30—40 лет численность преступлений увеличилась в США в 7—8 раз, во Франции — в 5—6 раз, в Германии — в 3—4 раза, то есть рост идет не на несколько процентов, а в разы[2]. И не случайно за время строительства капитализма в России число наркоманов выросло в 12 раз[3].

Закономерно, что при капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, идет героизация преступников в фильмах, книгах. Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т.д. и т.п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно: в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

С приходом капитализма экраны сразу заполняют кинофильмы, которые воспевают воровство. Не в переносном, а в прямом смысле. Постоянно культивируется тема удачного ограбления банка, и зритель, даже не понимая, на уровне подсознания начинает отождествлять себя с вором, переживая за героя очередной киноленты. Этот процесс в психологии называется персонализацией. Персонализация — изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности в связи с отождествлением в сознании человека себя с образом другого субъекта.


[1] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией.  Новые Известия. 06.09.2006.

[2] Основы социологии и политологии/ Под ред. Бороноева А.О. М., 2001. С. 138.

[3] Доклад Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского. 07.06.2001.

Русская альтернатива

Запад ненавидел и боялся Россию всегда, но после 1945 г. этот страх стал сравним с паникой. Боясь проиграть в открытой войне, Запад встал на путь войны холодной. Запад боялся даже не нашего военного преимущества, хотя оно стало очевидным, он боялся, что наш пример станет заразителен, он боялся нашего идеологического, культурного, научного, экономического преимущества.

Русская цивилизация — антипод цивилизации западной. Но не только это озлобляло Запад. СССР — первая держава, которая создала альтернативный Западу и более эффективный общественный строй.

«Благодаря революции страна совершила беспрецедентный рывок вперед во всех отношениях — в социальном, хозяйствен­ном, культурном, образовательном и т.д. Успех был настолько ошеломляющим для всей планеты, что Россия стала соблазни­тельным примером для многих народов. Это напугало Запад, и он с первых дней существования русского коммунизма вел упорную борьбу против него»[1].

Надо помнить, что коммунизм стал занимать умы не только в странах третьего мира, но и в самих странах Запада, это течение стало модным среди западной интеллигенции.

Надо помнить, что мы были первой научной державой мира. Страна, лежащая в руинах после войны, открыла космическую эру человечества, создала образцы вооружений, которым не было и нет до сих пор равных в мире.

Надо помнить, как Запад панически боялся наших высоких темпов экономического развития. В еще в 60-х годах никому из западных экономистов и в голову не приходило оспаривать преимущества советской экономики, они лишь говорили, что советская экономика, конечно, более эффективна, но это плата за отсутствие свободы. Так, президент США Дж. Кеннеди признавал, что

«советская экономика продолжает прогрессировать более высокими темпами, чем наша»[2].

Советский период стал вершиной русской цивилизации, и поэтому в тот период агрессия Запада против России достигла небывалых размеров. Все силы были брошены на демонтаж СССР и русского народа. Мы до сих пор пожинаем плоды нашего поражения.

«Была предпринята массированная попытка подавить независимость русского сознания, унизить его и смешать с грязью. Радио «Свобода» утверждало, что «перестройка не только должна демон­тировать то, что называется тоталитарным социализ­мом, но и изменить духовный строй русского человека, приблизить его к западному складу сознания». Должна произойти «мутация русского духа»! Нужно «русского человека выбить из традиции»… То, что с нами произошло, — это не проигранная война, а победа одной цивилизации над другой, ей чуждой, ко­торую надо истребить, превратить в духовную пусты­ню, где, как говорится, и трава не растет»[3].

Степан Филипович — коммунист, югославский партизан, народный герой Югославии

Не только наших лучших в мире видов вооружения боялись на Западе, они боялись появления нового мирового лидера, боялись утратить свою гегемонию в мире. В Сербии существует пословица «Нас и русских — 200 миллионов». Люди в мире стали гордиться своей этнической близостью к русским, и на Западе смертельно боялись, что настанет время, когда кто-то произнесет: «Нас и русских — 5 миллиардов».

«Коммунистическая идеология привлекала людей по все­му миру в 1950-е и 1960-е годы, когда она ассоциировалась с экономическим успехом и военной мощью»[4].


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 31.

[2] Кеннеди  Дж. Стратегия мира.  1960.

[3] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? М., 2005. С. 18—19.

[4] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций.  М., 2006. С. 131.