Sidebar




Кто на сайте

Сейчас 75 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

§ 4. Почему мы тоскуем

§ 4. Почему мы тоскуем

Авария на Чернобыльской АЭС

Отдельно мне хотелось бы остановиться на аварии на Чернобыльской АЭС. Слишком много унизительной лжи написано и сказано об этой аварии.

Авария на Чернобыльской АЭС

Почему взорвалась ЧАЭС. Есть много литературы, рассказывающей, что Чернобыль — спланированное и осознанное вредительство эпохи целенаправленного развала Советского Союза. Но что-то определенное сказать на сей счет трудно. Здесь свое слово должно бы сказать следствие.

Однако не вызывает сомнений, что это была рукотворная катастрофа. Предположим, что это было неосознанным действием. Так сказать, ошиблись. Поэтому зафиксируем важное обстоятельство: катастрофа на ЧАЭС не связана с конструктивными недостатками атомной станции, а связана исключительно с неправильными действиями персонала.

Конечно, сегодня все говорится наоборот. Мол, ЧАЭС была изначально ущербна, зато  Фукусима — верх технологического совершенства. Просто японский оператор на Фукусиме ошибся. Что не удивительно, таковы законы идеологической войны, развязанной против нас и идущей полным ходом, вне зависимости, понимаем мы это или нет.

Авария на Чернобыльской АЭС, обо всем по порядку. Просто обратим внимание на узловые обстоятельства аварии на ЧАЭС.

  •  Отключили защиту. На ЧАЭС проводился эксперимент, в ходе которого защита ректора была отключена. Дальше можно было бы не писать. Итак, еще раз подчеркну, защиту отключили, при включенной защите ничего бы не случилось. В самом начале регламента того эксперимента записано: «Выключить систему аварийного охлаждения реактора — систему CAOP». А ведь именно она автоматически включает аварийную систему защиты. Мало того, были закрыты все вентили, чтобы оказалось невозможным включить систему защиты. Двенадцать раз регламент эксперимента нарушает нашу инструкцию по эксплуатации АЭС.
  • Под покровом ночи. Важнейший эксперимент проводился ночью. Потом неоднократно рассказывали, что сонный персонал не смог адекватно оценить ситуацию. И делал одну ошибку за другой. Взрыв произошёл в 1 час. 23 мин. ночи.
  • Бесконтрольный эксперимент. Эксперимент был проведен так, чтобы никто, разбиравшийся в сути вопроса, не мог помешать целенаправленному уничтожению реактора.  Эксперимент проводили без контроля конструкторов реактора. Когда впоследствии им показали карту эксперимента, у них волосы встали дыбом. При заключении договора о проведении работ в Чернобыле, к этому делу не был привлечен даже главный инженер АЭС — физик, разбирающийся в сути вопроса. Руководство Чернобыльской АЭС, минуя профильный институт, поручило подготовить проект эксперимента «Донэнерго» — организации, никогда не имевшей дела с атомными электростанциями. Регламент эксперимента был составлен и послан на консультирование и апробацию в институт «Гидропроект» им. Жука, сотрудники которого имели некоторый опыт работы с атомными станциями. Но они этот проект не одобрили и отказались визировать. Несмотря на это, эксперимент на Чернобыльской АЭС все же начался.

 Согласно точке зрения комиссии, расследовавшей причины аварии, установлено, что грубые нарушения правил эксплуатации АЭС, совершённые её персоналом, заключаются в следующем:

  • проведение эксперимента «любой ценой», несмотря на изменение состояния реактора;
  • вывод из работы исправных технологических защит, которые просто остановили бы реактор ещё до того, как он попал в опасный режим;
  • замалчивание масштаба аварии в первые дни руководством ЧАЭС.

Однако с 1991 года нас постоянно вводят в заблуждение разговорами о неких конструктивных недостатках.

Как ликвидировали аварию  на ЧАЭС. Никаких громадных человеческих жертв не было. Непосредственно во время взрыва на четвёртом энергоблоке погиб только один человек, ещё один скончался утром от полученных травм. 27 апреля 104 пострадавших были эвакуированы в Московскую больницу № 6. Впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС, членов пожарных и спасательных команд развилась лучевая болезнь, 28 из них умерли в течение следующих нескольких месяцев. Да, были еще ликвидаторы. Например, отец моего одноклас-сника. Живет, чернобыльскими болезнями не страдает. Дай Бог  ему здоровья, как и всем ликвидаторам.

В этом отношении, если сравнить, к примеру, с Бхопалом — аварией на химическом заводе в Индии в декабре 1984 года с выбросом ядовитого газа, где погибло до 18 тыс. человек, — можно сказать, что мы отделались малыми жертвами.

Все работали слаженно. Катастрофа была быстро ликвидирована. На следующий день всего за 2 часа 30 минут был эвакуирован целый город — 44 тысячи 600 человек. И в этот же день людей разместили по пионерским лагерям, профилакториям, санаториям, гостиницам, создав им нормальные, вполне комфортабельные условия.

А теперь сравним чернобыльскую аварию с Фукусимой.

 Как они относятся к нам.  Сегодня уже можно сказать, что Фукусима — это свидетельство технологической отсталости. Почему? Потому что не научились еще в Японии ни производить, ни обслуживать сложные технологические объекты. Фотоаппараты, авто — это пожалуйста. А атомные станции лучше им не доверять. Правда, у них мнение противоположное. Вот, к примеру, заголовки японских газет времени катастрофы на ЧАЭС.

  • Дикарей нельзя подпускать к ядерным технологиям!
  • Сценарий, подобный Чернобыльскому, в Японии невозможен в принципе!
  • Коммунистическая диктатура лжет о положении в Чернобыле!
  • Миллионы рабов с помощью КГБ загоняют на устранение аварии с помощью пулеметов!
  • Половина СССР превратилась в радиоактивную пустыню!

Сегодня в России говорят, что это фальшивка. Поистине русские способны оправдать кого угодно, даже тех, кто находится в состоянии войны с нами (Япония отказывается подписать мирный договор с Россией и формально находится с нами в состоянии войны) и постоянно нам гадит.

Сам этих газет не читал, но уверен, что именно так изображали нас в Японии. Потому что сегодня посмотрел японский ролик для детей. Чернобыльский дикий и грязный мальчик описал все вокруг, тогда как японский цивилизованный — в памперсе. Так формируют образ русских с детских лет.

 Фукусима — свидетельство технологической отсталости. Итак, несколько советов  высокомерным японцам, которые почему-то возомнили, что они умеют пользоваться ядерными технологиями.

  • Неправильно строить станцию у воды в опасной, подверженной цунами зоне. Учитывая, что местность поднимается вверх, убрать станцию от любой возможной волны цунами не составило бы никаких проблем. Но японцы поставили ее прямо на береговой линии.
  • Нельзя строить станции без пассивной системы безопасности. 40 лет назад таких систем не существовало, но потом все станции были обязаны их установить — это не так уж и дорого. Но жадность частной компании оператора победила здравый смысл.
  • Фукусиму ухитрились спроектировать так, что она рассчитана на землетрясение в 8 баллов, но поставили ее на линию электропередач, рассчитанную на 6 баллов! И в результате землетрясения подача электроэнергии на станцию полностью прекратилась.
  • Нет электричества — нет охлаждения. Станция была спроектирована американцами (General Electric) так, что могла сутки совершенно спокойно стоять без охлаждения. Но за эти сутки нужно было любой ценой подать на станцию электроэнергию. Случись это в СССР — раздобыли бы где-нибудь кабель, нашли бы что-нибудь, что даст электроэнергию, и запустили бы! Японцы не сдали ровным счетом ничего.

Вообще, строить АЭС в сейсмозоне, в береговой линии, поближе к цунами — это верх близорукости. Ведь здесь землетрясения не редкость. Поэтому не удивительно, что катастрофа произошла, удивительно, что катастрофа не произошла раньше.

 Японцы в роли ликвидаторов.  Теперь о том, какие японцы ликвидаторы.

  • Образно говоря, японские мальчики записали весь океан. Сотни тонн радиоактивной воды выбрасываются в океан. И нам надо не о том думать, чтобы деньги в интернете собирать для Японии, а готовить иски об ущербе. Это будет особенно актуально, когда в камчатские реки пойдет на нерест радиоактивный лосось. По сути, даже не понятно, что японцы будут делать далее. Пока они только извиняются, но планов нет никаких.
  • Эвакуировать людей — одно, другое дело — куда их разместить. Посмотрите на Японию: люди размещаются на стадионах, в спортзалах на полу валяются, в антисанитарных условиях.
  • Организации — ноль. Продукты все пропали, бензина нет, к атомной станции в зону отчуждения может подойти кто угодно. Никакого оцепления. В СССР представить такое было невозможно.
  • Ну и, конечно, известная японская доброта. Пострадавших в ядерной катастрофе людей не принимают в больницы и не сдают им жилье. Боятся радиации.
  • Что касается закрытости информации, то ее в «открытом» обществе — Японии, гораздо больше, чем в «закрытом» обществе  — СССР.

Мне не хочется злорадствовать, но современный мир жесток. Запад идеологически выжал всё из аварии на ЧАЭС. И мы должны ответить тем же. В мире уважают не добрых, а тех, кто ежечасно отстаивает свои интересы. Тем более в реальности сегодня Фукусима уже сопоставима с Чернобылем. Но, судя по тому, как ликвидируются последствия  этой аварии, проблем будет значительно больше.

 Однако больше всего меня удивляет реакция российских экспертов. Вместо того, чтобы объективно оценить ситуацию, они постоянно выгораживают японцев. Когда японцы повысили уровень свое катастрофы до максимального 7-го уровня, как и в Чернобыле, все возмущались: мол, японская катастрофа не столь губительна, как чернобыльская.

Давайте начистоту. Здесь все просто: у нас взорвалось — больше контрактов у американцев на поставку реакторов, катастрофа на американских реакторах — больше контрактов у наших производителей. Это понятно даже ребенку. Вот в США выходят статьи: мол, ректоры хорошие, но японцы не доросли. Это понятно: американцы блюдут свои экономические интересы. Но чьи интересы блюдут российские эксперты?

Победа большевиков

Победа большевиков была пирова. Большевикам досталась полностью разрушенная страна, фактически — с отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

«Социализм = Россия» — такова была формула сохранения нашего государства в то непростое время. Многие антисоветчики, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Российская империя в форме СССР воссоздалась, так как национальные интересы других народов совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты, независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украи-не, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России, и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Таким образом, либерализм верхов развалил Российскую Империю, и воссоздать её смог только социализм низов. Не было бы социализма, не было бы и России.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня об этом все забыли, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«Противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»[1].

Черносотенец Б.В. Никольский признавал, что большевики строили новую российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М.Д. Бонч-Бруевич писал:

 «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе кое с кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную, обеспечивая тем самым победу большевиков.


[1] Устрялов Н. В. Национал большевизм. М., 2003. С. 51.