Sidebar

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Модель общества, адекватная менталитету «Справедливость»

Какое общество соответствует вышеперечисленным качествам? Во-первых, с определяющей ролью государства, как гаранта справедливого распределения благ. Но, в то же время, с рыночными институтами, которые в полной мере позволяют реализоваться стремлению к максимизации своего дохода.

Эта социальная модель построена в современном Китае и показала свою эффективность. Нам говорят, что в Китае капитализм и либерализм. Это не так. Либерализм подразумевает, во-первых, конкуренцию между партиями, которые зависят от капитала. В Китае этого нет. Во-вторых, либерализм в экономике есть капитализм.

Но и капитализма в Китае нет. Таблица 4 дает общее представление о методах классификации экономических систем по основаниям: способ распределения ресурсов, преобладающая форма собственности[1].

 

Таблица № 4

Сравнительный анализ экономических систем 

 

рыночная экономика

плановая экономика

частная собственность США Нацистская Германия
общественная собственность Югославия СССР

Капитализм — это США, Европа и т.д. В Китае же нет двух признаков капитализма. Определяющая собственность там — «общественная», а способ распределения ресурсов — плановый.

То, что сейчас построено в Китае, сами китайцы называют «социализмом с китайской спецификой», а в экономике — «рыночным социализмом».

Конечно, «социализм с китайской спецификой» — не коммунизм, однако коммунизма нет нигде, и никогда не было. КПК декларирует приверженность идеям марксизма, целью продолжает оставаться коммунизм, ну а пока — переходный этап, аналогичный нашему НЭПу.

Каждый может ознакомиться с документами на сайте Коммунистической партии Китая (КПК). http://russian.cpc.people.com.cn. Там есть русская версия.

     Итак, самой продуктивной в рамках данного менталитета будет следующая социальная модель:

  • Во-первых, справедливое распределение произведенных благ, с одновременной возможностью реализации предпринимательского таланта — как адекватные менталитету мотиваторы социального развития.
  • Во-вторых, сильно развитая система госуправления — как основа механизма мобилизации и развития общества.

Такая модель была до этого построена в Японии. Благодаря этой модели, Япония стала второй по уровню развития капиталистической державой. Но постепенно рыночные элементы выжили государство из этой модели. В новой Японии не нашлось места пожизненному найму, ушло в прошлое жесткое госрегулирование. В результате Япония сразу потеряла динамику развития, и уже 20 лет находится в кризисе. Социальная модель перестала соответствовать духу нации, и общество быстро пришло в упадок.

Возможно, то же самое ждет и Китай, но у Китая есть серьезное отличие от Японии — в Китае есть КПК, которая жестко руководит страной. В Японии такой партии не было. В конечном счете, выборы, зависимость от капитала, продажные политики превратили Японию в рядовую капиталистическую страну. Возможно, КПК тоже переродится, но, возможно, и нет.

Маленькая ремарка о современном кризисе. Кризис не прошел, хоть нам говорят обратное. Сначала нам говорили об ипотечном кризисе, потом более широко — о финансовом. И всегда добавляли «мировой кризис». В действительности, кризис не финансовый, не ипотечный и не мировой. Если все назвать своими именами, то это экономический кризис западной модели экономики. В Китае, когда на Западе бушевал кризис и был отрицательный экономический рост, рост ВВП колебался в районе 10%.

Запад построил себя из материала колоний, он эксплуатировал весь мир. Только в середине прошлого века колониальная система рухнула. Но Запад не ушел из своих колоний, он просто заменил политический диктат на экономический.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на него, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последней фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96% всей одежды, приобретенной в самих США, было изготовлено в других странах[2]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, «Мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни»[3]. Действительно, они не производят, не торгуют и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Но и эта модель мироустройства рухнула. Страны третьего мира поняли, что они и сами могут производить хорошие торговые марки, могут сами добывать свою нефть и т.д.

Последнее, что сделал Запад, чтобы поддержать свой неоправданно высокий уровень потребления, построил пирамиды: ипотечные, финансовые. Но они тоже рухнули. Запад напечатал деньги и залил ими пожар на финансовых рынках. Но бесконечно печатать деньги нельзя. Пока к этим бумажкам еще есть доверие. Но и оно скоро пропадет. Все страны Запада жили не по средствам, они тратили больше, чем производили. Они жили в долг, и в долг им давал весь мир. Долг этот огромен. Например, долг США таков, что если его поделить на всех жителей США, включая младенцев, каждый американец будет должен 50.000 долларов. Представьте свою семью из трех-четырех человек. Представьте, что весь мир скинулся и дал вам порядка 200.000 тыс. долларов. Неплохая прибавка, к тому же получена, ничего не делая. А ведь это сумасшедшие деньги для провинции, даже американской.

Так жил мир. Запад наращивал свое потребление за счет скрытой эксплуатации, финансовых пирамид, а Китай скрупулезно работал.

Когда-то эта система должна была рухнуть, нельзя вечно жить не по средствам, все это может закончиться долговой ямой. Как Запад выкрутится — непонятно. Возможно, он вновь начнет строить колониальную систему. Опыт Ирака, Ливии это подтверждает. Но пространство для маневра у Запада сейчас сильно сужено.


[1] Более подробно см.: Макконнелл К.Р.,  Брю С.Л. Экономика: Принципы, проблемы и политика. В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 48.

[2] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. ИТАР-ТАСС. 09.10.2003.

[3]  Вернер К. , Вайс Г. Черная книга корпораций.  М., 2007. С. 41.

Русское освобождение

Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800—1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, происходили военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800—1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10—15%[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

 «Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905—1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз.

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир — мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[3].


[1] Волконский В.А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. М., 2002. С. 121.

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905—1907 гг., 1917—1922 гг.  М., 1997. С. 9, 26.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 308—309.

Противостояние социализма и коммунизма

Социализм и коммунизм — коллективистские учения, поэтому они выступали против частной собственности (собственность должна быть общей), за приоритет общих интересов над интересами частными, за реальное равенство прав, основанное на имущественном равенстве, за распределение произведенного продукта пропорционально труду каждого гражданина.

Но различия также очень существенны. Социалистический идеал обоснован, исходя из нравственных принципов, коммунистический — исходя из материалистического учения. И это фундаментальное отличие проявляется во всем: в отношении к религии, семье, нации, государству.

В социалистическом проекте государство играет решающую роль, в коммунистическом — отмирает. Отношение к государству как центру волевой мобилизации масс сближает социализм и фашизм, неслучайно основатель фашизма Муссолини в начале своей политической карьеры был социалистом, а отец Муссолини, кузнец Алессандро, был членом Второго (Социалистического) Интернационала.

А фокусирование на нравственных, духовных проблемах идентично для христианских движений и социализма, то есть, фактически, любая социалистическая доктрина религиозна.

Противостоит, по своей сути, социализму либерализм с его материализмом и индивидуализмом. Следовательно, ментальный оппонент западной цивилизации, которым является русская цивилизация, может  успешно развиваться идеологически, опираясь только на социалистическую доктрину. Успешная Россия может быть только социалистической, что и было подтверждено историей развития русской цивилизации в 20-м столетии.