Sidebar




Кто на сайте

Сейчас 47 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Как марксизм погубил социализм

Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм вырождается в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества — колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись, осуждали и высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. Иначе говоря, в СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались сделать из деталей велосипеда книжный шкаф, при том условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя, их обязательно нужно использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого конструирования был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: «…поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А.А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал: коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

То есть снова мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма так и не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. А ведь оставалось сделать всего один шаг… Но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то получится, что общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по этой теории, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[2].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но представляется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[3].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Напротив, за излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[4]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс, и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Если переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, то они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. Поэтому, в конечном счете, в СССР марксистская теория и погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что витали в облаках марксистских абстракций.


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А.О.  М., 2001. С. 79.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., Т. 21. С. 78—79.

[4] Ленин В. И. Избр. произв. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.

Ставка на низость

Почему же так много явно русофобских мифов сложено о нашем советском прошлом? Конечно, возникли они неслучайно. Против России велась и ведется психологическая война, основной целью которой является уничтожение нашей самоидентичности. Нас хотят уничтожить духовно, чтобы потом было легче уничтожить физически. Наиболее образно суть  психологической войны изложил Аллен Даллес, являвшийся директором ЦРУ в 1953—1961 гг.:

«Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим философов, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино — все будут всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства — словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего, вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться  или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества»[1].

Так они боролись против СССР. Однако прежде всего надо было победить идеологию Советского Союза.

Запад сотрясали студенческие волнения, антивоенные манифестации, одиночки шли в «красные бригады». Что же делать?

И тогда была придумана изуверская идея. Народ надо отучить от малейших проявлений стремления к справедливости, нравственности. Пороки очень живучи, и очень быстро внедряются в сознание. И вместо революционно настроенной молодежи пришла рок-культура, вместо противников войны во Вьетнаме пришли хиппи.

Моральная деградация — не случайна. Это продуманная кампания по отучению человека от человеческих качеств. Уже с детства в сознание человека начинают приникать метастазы духовного вырождения. За редким исключением,                                                                                      современные мультфильмы пропагандируют насилие, жестокость, нереальность бытия, сексуальную патологию, порок и т. д.

Типичный сюжет диснеевского мультфильма: кот ловит мышку и… продает ее за доллары, а затем прячет деньги от всех и мечтает о том, как он с кошками будет развлекаться на море. Вот модель поведения, которая с детства внедряется в сознание ребенка: поймать, продать, спрятать от всех и потратить на секс и развлечение.

Другой, но уже более современный сюжет, как у нас говорили раньше, «для самих маленьких»: супергероиня танцует в клубе стриптиз, а в свободное от работы время выполняет функции «секретного агента 69» и борется с преступностью (мультсериал «Стриперелла»). Грудь «агента 69» является своеобразным детектором лжи, а своими ногами она обхватывает врага за шею и душит. Озвучивает мультфильм порномодель П. Андерсон.

«Я очень горжусь Стрипереллой, — отметила Памела Андерсон в интервью Reuters. — Она мое alter ego — сильная, умная, сексуальная, кроме того, давайте посмотрим правде в глаза, она немного шлюха»[2].

В подавляющем случае современные мультфильмы — это мультфильмы про монстров, космических пришельцев и т.п., везде убийства, насилие. Многочисленные мультсериалы с космическими войнами, супергероями разрушают у малыша врожденное чувство доброты. Мультфильмы и компьютерные игры внедряют в его сознание насилие и стремление подражать супергероям, которые легко расправляются со своими врагами, самыми разнообразными способами умертвляя их — расстреливая, взрывая, разрезая на части, сжигая в огне, топя в воде. Включаясь в игровой мир насилия и убийства, американский ребенок, по мере взросления, привыкает к насилию, как к наркотику, приобретая потребность видеть и ощущать все новые и новые порции насилия и убийств. К юношескому возрасту такой ребенок уже не способен смотреть нормальные фильмы, читать хорошие книги. Они кажутся ему скучными[3].

Уже с детства человека приучают жить в нереальном мире, полный отрыв от реальности — это основа большинства мультфильмов и компьютерных игр. Раньше сказки если и имели нереальных персонажей, то они всегда взаимодействовали с персонажами реальными, теперь все иначе: выдуманные космические корабли, выдуманные персонажи, выдуманное оружие и все остальное. Жизнь представляется ребенку, как игра или развлечение, где главными элементами являются деньги и борьба за власть.

Дошло то того, что некоторые церковные организации ежегодно публикуют список игрушек, не соответствующих истинному духу христианства[4]. Примером таких игрушек, закладывающих в подсознание малыша садомазохические наклонности, могут служить игрушки типа игрушечного монстра Shake Wacky Mike, которого можно всячески бить, топтать, избивать, растягивать, а он при этом издает только звуки радости и счастья.

Естественно, не обходится и без пропаганды, так сказать, «нетрадиционного» образа жизни. Например, один из главных персонажей популярнейшего мультфильма «Симпсоны» признается в том, что имеет нетрадиционную ориентацию, то есть персонаж мультфильма — гомосексуалист[5].

Возрастает количество западных стран, где принимаются законы, обязывающие школы проводить занятия на тему борьбы с гомофобией, рассказывать о «сексуальном разнообразии», а также ввести в учебники по истории главу о гей-культуре и указывать на исторический вклад геев и лесбиянок в развитие общества.

Например, в штате Калифорния губернатор А. Шварценеггер оказался перед необходимостью ратифицировать уже принятый сенатом штата закон. Один из инициаторов законопроекта сенатор от Демократической партии Ш. Куэл, сама являющаяся открытой лесбиянкой, заявила:

«С 1995 года мы работали над улучшением климата в школах для детей, являющихся геями, лесбиянками, бисексуалами и транссексуалами».

Аналогичная ситуация в Испании — католической стране, где правительство приняло решение о введении в школьную программу уроков об однополых отношениях.

На конференции «Решение проблемы гомофобии в наших школах» мэр Лондона К. Ливингстон лично представил новый DVD, направленный на борьбу с гомофобным отвержением, для распространения среди учителей в школах.

Иначе говоря, школу делают рассадником гомосексуальной идеологии. Получить хорошую оценку можно будет, только усвоив, каким важным был «исторический вклад геев», а также поняв важность «сексуального разнообразия».

У всех персонажей мультфильмов четко выражены половые признаки: полуголая грудь и задница. Если уж герой положительный, то это стриптизерша, если уж кукла, то обязательно с явно выделяющимися половыми признаками, как у куклы Барби, если уж тратить деньги, так на развлечение с кошками. Такая гипертрофированная пропаганда секса формирует искаженно-больное половое мировоззрение ребенка.

А пропаганда гомосексуализма РЕКОМЕНДОВАНА правительствами цивилизованных стран. В детских садах уже внедряется рекомендуемая Евросоюзом программа, в которой предусматривается чтение малышам сказки о двух влюбленных принцах. Краткий вариант одной из таких сказок: «Жил-был принц, он полюбил принцессу и всячески пытался добиться её руки и сердца, но она не обращала на него внимания, тогда принц завёл себе друга и начал жить с ним счастливо в любви и согласии».

Особое внимание стоит обратить на куклу Барби. Если мультфильмы навязываются нам современным телевидением, то кукол Барби родители покупают детям сами, не осознавая опасности, которую таит эта с виду безобидная игрушка, созданная в 1959 году в США.

Сначала о предыстории создания куклы Барби. Согласно официальной версии, творцом Барби является американка Рут Хандлер. Однако не все так просто. Кукольный профессор М.Г. Лорд пишет: «Прямой предшественницей Барби была кукла Лилли, игрушка для взрослых мужчин, которая вела свое происхождение от послевоенного персонажа комиксов в Bild Zeitung — низкосортной немецкой газете. Лилли из Bild Zeitung впервые появилась 24 июля 1952 года и сразу зарекомендовала себя настоящей самкой. Она обожала две вещи — секс и деньги и то и дело меняла любовников-толстосумов»[6].

Ее и продавали не в игрушечных магазинах, а в табачных лавках. Основными покупателями куколки Лилли были, конечно же, сексуально озабоченные бюргеры. Именно куколку, а не куклу, ведь, кроме всего прочего, слово «куколка» на сленге означает девицу легкого поведения. Рут Хандлер впервые увидела Лилли в Швейцарии, где проводила отпуск. «Мы шли по улице, заглянули в магазин, и там мне в глаза бросилась удивительная кукла с лицом и телом взрослой женщины», — благоговейно вспоминает Рут главный бизнес-момент своей жизни.

Даже западные психологи всерьез озабочены тем, что кукла Барби развивает у девочек стереотипы поведения, которые наносят вред как обществу в целом, так и отдельной личности. Меняется психология девочек — «у них проявляется не свойственная детям манерность, холодность и ранняя сексуальность»[7]. Наряжая Барби, девочка почти формирует свое жизненное кредо — быть строптивой куклой в чьих-то руках.

Раньше девочки играли с куклой в «дочки-матери». Кукла воспроизводила пропорции детского тела, она была близка и понятна малышке. Эта кукла учила девочку самому главному — быть матерью. Теперь эта игра совсем не в почете, а кукла Барби готовит девчушек  совсем не к роли матери. Самое важное для родителей здесь — понять, что Барби нельзя нянчить, ее можно только украшать. С детства девочкам внушается некий усредненный идеал красоты, и неудивительно, что, став чуть постарше, они стремятся быть похожими на свою красавицу. Очень худая, подтянутая, с гипертрофированными волосами, ногами и половыми признаками, кукла Барби — словно пародия на современных манекенщиц.

Особая ставка делается на развращение молодежи. Отсутствие жизненного опыта, желание протеста и борьбы делают ее легкой добычей для тех, кто стремится вывести новый вид постлюдей. Именно с этой целью созданы движение хиппи, различного рода фан-клубы, спортивные команды и т.д. Энергию молодежи, ее внутренний протест направляют в нужное русло, подальше от социального протеста. Неслучайно все упомянутые движения махровым цветом расцвели после студенческих волнений, прокатившихся по Европе в конце 1960-х годов, когда Франция стояла на грани революции. Поэтому было решено, что уж лучше пусть молодежь «бесится» на рок-концертах, чем протестует против сегодняшнего общества потребления.

За подростков берутся с утроенной силой. В этом отношении показателен пример одного из самых популярных журналов для подростков — Cool. Возьмем рядовой номер за 14 июля 2003 года. Всего 40 страниц, включая обложку:

1—2 страницы — сплетни о голливудских звездах, кто что купил, кто с кем спит;

3—4 — о западной группе;

5—6 — о двух известных западных дебилах;

7—8 — о западном фильме, подзаголовок «Больше бабок — круче тачки».

Далее все опять по кругу: группа, сплетни, секс, покупки, западный фильм… плюс две «концептуальные» статьи про армию под названием «Армейский ад» и о лидерстве как способе завоевания сексуального партнера. Заканчивается все тем, чем и начинается: сплетнями, величиной в один абзац каждая. Все крайне плоско, одномерно, примитивно, пошло, извращенно.

Если почитать этот журнал, выходящий громадным тиражом в 280 000 экз., то создается впечатление, что подростки занимаются сексом, слушают западную музыку, смотрят западные фильмы — и все. Однако это не так, жизнь не только значительной части, но большинства подростков совсем другая. И, несмотря на это, все остальные журналы муссируют те же темы, что и Cool, только нередко делают это еще более примитивно и пошло. Нет ни одного молодежного журнала, поднимающего иные темы. То же самое можно сказать и о фильмах для подростков, о молодежных каналах и обо всей молодежной культуре.

Поскольку очень наглядно виден разрыв между тематикой молодежной культуры и интересами молодежи, нельзя не прийти к выводу, что основной целью сил, которые формируют молодежную культуру, является не удовлетворение интересов, а именно целенаправленное формирование мировоззрения, ориентированного, во-первых, на ценности западного образа жизни, во-вторых, на духовную деградацию во всех ее проявлениях. Существует жесточайшая цензура: ничего возвышенного, умного, да и просто нормального в молодежную культуру просто не допускается.

Затем начинается процесс разложения уже подготовленных соответствующим образом душ взрослых людей.

И вот результат: против войны во Вьетнаме на митинги выходили миллионы, против войны в Ираке — тысячи, против войны в Ливии не выходит никто. Общество не интересуют вопросы справедливости, все поглощены своими мелкими заботами.


[1] Аллен Далес. директор ЦРУ 1953—1961 гг.

[2] Для детей и их пап: Памела Андерсон в мультфильме «Стриперелла». Правда. РУ. 06.24.2003.

[3] Платонов О.А. Почему погибнет Америка. Конец империи зла. М., 1998.

[4] Церковь осудила садомазохистские игрушки для детей. Lenta.Ru. 28.11.2001.

[5] Телекомпания НТВ. 19.02.2005.

[6] Грязное прошлое куклы Барби. OM.ru. 30.04.2002.

[7] Минобразования запретит продажу компьютерных игр, кукол Барби и игрушечного оружия. Правда.RU. 05.11.2002.

Ленд-лиз

Существенная роль США и Англии - ленд-лиз. Это миф, который вытекает из всех предыдущих. Если мы воевать не умеем, офицеров нет, вооружений нет, командует тупой тиран, то должен быть былинный богатырь, сокрушивший нацистов. Этим «богатырем» теперь представляют союзников в лице США и Англии.  Вообще этот миф показывает, кто социальный заказчик предыдущих мифов.

Британия и Америка до сих пор настаивают, что именно они победили нацистов, хотя факты указывают на то, что их вклад был, мягко говоря, второстепенным. Тон многих публикаций по истории Второй мировой войны в западных странах во многом был задан книгой У. Черчилля «Вторая мировая война», где он утверждает, что центральная роль в ходе конфликта принадлежит Британии. Оказывается, главные союзники Англии — США и СССР, которых Черчилль собрал воедино в составе Антигитлеровской коалиции, обеспечивали альянс дополнительной силой, что и позволило ему прийти к победе. Некоторые западные историки лишь иногда пишут о том, что СССР тоже внес определенный вклад в разгром германских нацистов[1]. А пророссийски настроенные американские мыслители даже могут иногда признать определенную роль СССР в войне:

«Европа прекрасно понимает, что, помимо военной помощи Со­единенных Штатов, своей «победой» в войне против Гит­лера она обязана русским людям, которые сражались и умирали ради собственной победы и победы Европы»[2].

В действительности, никакой существенной роли США, Англии и, уж тем более, Франции в той войне не было. Союзники открыли фронт лишь летом 1944 года, когда исход войны стал очевиден всем. Никаких крупных сражений после лета 1944 года, подобных Сталинградской битве или Курской дуге, с их участием не было.

О том, что союзники вообще плохо отдают себе отчет о масштабах той войны, говорит тот факт, что битву под Эль Аламейном в Северной Африке сегодня пытаются ставить в один ряд со Сталинградской битвой, заявляя, будто именно эти два сражения стали поворотным пунктом второй мировой войны. Сопоставим значимость этих битв. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли 1,5 миллиона солдат и офицеров, под Эль Аламейном потери итало-немецких войск составили 55 тыс.

Так называемые союзники, кажется, вообще очень долго не могли понять, чьими именно союзниками они являются — то ли СССР, то ли Германии, и только блистательные победы Красной армии помогли им окончательно определиться.

«После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза. По идеологии Черчилля, нужно было «задержать этих русских варваров»[3].Был подготовлен сепаратный сговор «демократий» с нацистской Германией, о чем свидетельствует в своих мемуарах тогдашний госсекретарь Хэлл»[4].

В 1944 г. на западном фронте немце держали 81 дивизию, но, видя «мощь» союзников, а также следуя доктрине, что лучше Берлин сдать американцам или англичанам, чем русским,  перевели практически все боеспособные части на восточный фронт. С союзниками немцы постоянно вели сепаратные переговоры, обсуждали, где, когда и какие части им сдадутся, с нами же без всяких переговоров дрались насмерть.

Как здесь не вспомнить слова Гитлера, сказанные им 11 августа 1939 года:

«Все, что я предпринимаю, направлено против России; если же Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден договориться с русскими, ударить Запад, а после его поражения обратиться всеми моими собранными силами против Советского Союза»[5].

К сожалению, на Западе, спустя полвека после Великой Победы, «история Второй мировой войны настолько сфальсифицирована, — пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г. Ванкувер), — что в массовом сознании западных обывателей эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой».

Советский и, прежде всего, русский народ победил в той войне. Победил, проявив чудеса героизма на фронтах и в тылу, работая по 20 часов в сутки, создав уникальные виды вооружений, благодаря величайшему таланту и энергии советского командования. Мы очистили нашу землю от агрессора, а затем освободили и пол-Европы. Помимо военных успехов, успехи нам сопутствовали и на дипломатическом поприще. Мы не дали нашим «союзникам» возможности заключить сепаратный мир с Германией, не дали открыть на выгодных условиях для союзников второй фронт на Балканах, что сильно сократило бы зону послевоенного советского влияния. Эту войну мы выиграли одни, «союзники» вступили в нее только для того, чтобы наше влияние в Европе не стало доминирующим.

Вспоминая о ленд-лизе, необходимо вспомнить и фразу Трумэна, который в июне 1941 года изрек: «Если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше»[6].

«Более того, за поставки машин, танков, самолетов и артиллерийских орудий Москва расплачивалась с Вашингтоном 300 тысячами тонн дефицитной хромовой руды, 32 тысячами тонн марганцевой руды, тоннами платины, золота и других редкоземельных металлов. Бывший министр торговли США Дж. Джонс писал в те годы: «Поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами»[7].

В советское время политкорректно не акцентировали внимание на союзниках Германии — мол, мы воевали лишь с нацистами. В действительности же мы воевали со всей Европой. Итальянцы, испанцы, румыны, болгары, венгры, хорваты, финны и др. присоединились к Гитлеру добровольно. Да и французы, чехи, шведы, датчане не оказывали почти никакого сопротивления. Была, к примеру, французская голубая дивизия, воевавшая в составе гитлеровских войск. Немало было и всевозможных легионеров СС из Прибалтики. Англия и США на протяжении всей войны думали, к кому присоединиться. Это только потом, когда мы победили, выяснились, что все были против Гитлера. Победил бы Гитлер, все бы с удовольствием заявили, что они изначально были против Сталина.

А некоторые страны просто проводили последовательную антисоветскую политику, пытаясь вступить в союз с Третьим Рейхом, и очень сожалели, что их, «неполноценных славян», в союзники не взяли:

«Мы (Польша) могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[8].


[1] Александрова В. Тайны Второй мировой. Деловая газета «Взгляд». 09.11.2006.

[2] Сардар З. Почему люди ненавидят Америку?  М., 2003. С. 192.

[3] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Григорьев Е. Сначала Восток, потом Запад. // Независимая газета. 26.05.2011.

[6] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[7] Литовкин В. Соломинка и бревно. РИА Новости. 30.06.2005

[8] Яловенко О. Польша — неудавшийся союзник Гитлера? ИА REGNUM. 12.10.2005.