Sidebar




Кто на сайте

Сейчас 46 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the soviet union

The-Soviet-Union

ussr3.jpg

the-soviet-union

Связанные статьи

Общество потребления

Вместо общества созидания, построенного в СССР, Запада построил и всячески пропагандирует общество потребления.

Высокий уровень потребления стал единственной, абсолютной целью общества. Причем речь идет именно о материальном потреблении — чтобы убедиться в этом, достаточно включить телевизор. Вся реклама продвигает именно материальные ценности: пей пиво, жуй «Орбит», ешь чипсы и т.д. Раньше в общественной жизни преобладало стремление произвести, теперь главная цель — потребить. Потребление становится единственным смыслом всей деятельности человека. Ушли в прошлое такие ругательные термины, как «вещизм», теперь гордо заявляется: наша цель — «общество потребления». С сожалением приходится констатировать: «Наше общество заражено жадностью. И это худшая из инфекций»[1].

«Обществом потребления является то, где не только есть предметы и товары, которые желают купить, но где само потребление потреблено в форме мифа. Трудно отрицать, что речь здесь идет об опасном превращении социального метаболизма, несколько похожем на то, чем является рак для живых организмов: о чудовищном разрастании бесполезных тканей»[2].

Удельный вес производственного сектора в экономике западных стран становится с каждым годом все меньше, постепенно сдавая свои позиции сфере услуг. К сожалению, в России происходит то же самое. В этом отношении показателен пример трансформации ВДНХ. Раньше здесь были представлены лучшие образцы того, что производила наша экономика. Теперь все павильоны превращены в сплошной базар бытовой техники, одежды, еды и т.п. Торговля вымещает производство, учебные заведения, церкви.

«В 1986 году Америка еще насчитывала больше высших учебных заведений, чем торговых центров. Не прошло и пятнадцати лет, как число торговых центров стало более чем вдвое превышать число высших учебных заведений. В век синдрома потреблятства торговые центры заменили собой церкви как символ культурных ценностей. Действительно, 70% граждан США еженедельно посещает торговые центры, и это больше, чем число людей, регулярно бывающих в церкви»[3].

Вещизм уверенно вытесняет из жизни интерес к внутреннему содержанию человека, заменяет честь, достоинство, мораль. Но человека от животных и машин отличает наличие души — категории нематериальной. Следствием распространения вещизма стало то, что люди стали превращаться в живых роботов, с упрощенным духовным миром, зато с хорошей производительностью труда. Духовные ценности исчезают или извращаются. Поэтому вполне закономерно, что страны Запада, несмотря на высокий материальный уровень жизни, занимают первые места в мире по количеству самоубийств, число которых постоянно растет.


[1] Доктор Пэтч Адамс.

[2] Бодрийяр Ж. Общество потребления. М., 2006. С. 3.

[3] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. М., 2003. С. 32.

Модель общества, адекватная менталитету «Справедливость»

Какое общество соответствует вышеперечисленным качествам? Во-первых, с определяющей ролью государства, как гаранта справедливого распределения благ. Но, в то же время, с рыночными институтами, которые в полной мере позволяют реализоваться стремлению к максимизации своего дохода.

Эта социальная модель построена в современном Китае и показала свою эффективность. Нам говорят, что в Китае капитализм и либерализм. Это не так. Либерализм подразумевает, во-первых, конкуренцию между партиями, которые зависят от капитала. В Китае этого нет. Во-вторых, либерализм в экономике есть капитализм.

Но и капитализма в Китае нет. Таблица 4 дает общее представление о методах классификации экономических систем по основаниям: способ распределения ресурсов, преобладающая форма собственности[1].

 

Таблица № 4

Сравнительный анализ экономических систем 

 

рыночная экономика

плановая экономика

частная собственность США Нацистская Германия
общественная собственность Югославия СССР

Капитализм — это США, Европа и т.д. В Китае же нет двух признаков капитализма. Определяющая собственность там — «общественная», а способ распределения ресурсов — плановый.

То, что сейчас построено в Китае, сами китайцы называют «социализмом с китайской спецификой», а в экономике — «рыночным социализмом».

Конечно, «социализм с китайской спецификой» — не коммунизм, однако коммунизма нет нигде, и никогда не было. КПК декларирует приверженность идеям марксизма, целью продолжает оставаться коммунизм, ну а пока — переходный этап, аналогичный нашему НЭПу.

Каждый может ознакомиться с документами на сайте Коммунистической партии Китая (КПК). http://russian.cpc.people.com.cn. Там есть русская версия.

     Итак, самой продуктивной в рамках данного менталитета будет следующая социальная модель:

  • Во-первых, справедливое распределение произведенных благ, с одновременной возможностью реализации предпринимательского таланта — как адекватные менталитету мотиваторы социального развития.
  • Во-вторых, сильно развитая система госуправления — как основа механизма мобилизации и развития общества.

Такая модель была до этого построена в Японии. Благодаря этой модели, Япония стала второй по уровню развития капиталистической державой. Но постепенно рыночные элементы выжили государство из этой модели. В новой Японии не нашлось места пожизненному найму, ушло в прошлое жесткое госрегулирование. В результате Япония сразу потеряла динамику развития, и уже 20 лет находится в кризисе. Социальная модель перестала соответствовать духу нации, и общество быстро пришло в упадок.

Возможно, то же самое ждет и Китай, но у Китая есть серьезное отличие от Японии — в Китае есть КПК, которая жестко руководит страной. В Японии такой партии не было. В конечном счете, выборы, зависимость от капитала, продажные политики превратили Японию в рядовую капиталистическую страну. Возможно, КПК тоже переродится, но, возможно, и нет.

Маленькая ремарка о современном кризисе. Кризис не прошел, хоть нам говорят обратное. Сначала нам говорили об ипотечном кризисе, потом более широко — о финансовом. И всегда добавляли «мировой кризис». В действительности, кризис не финансовый, не ипотечный и не мировой. Если все назвать своими именами, то это экономический кризис западной модели экономики. В Китае, когда на Западе бушевал кризис и был отрицательный экономический рост, рост ВВП колебался в районе 10%.

Запад построил себя из материала колоний, он эксплуатировал весь мир. Только в середине прошлого века колониальная система рухнула. Но Запад не ушел из своих колоний, он просто заменил политический диктат на экономический.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на него, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последней фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96% всей одежды, приобретенной в самих США, было изготовлено в других странах[2]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, «Мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни»[3]. Действительно, они не производят, не торгуют и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Но и эта модель мироустройства рухнула. Страны третьего мира поняли, что они и сами могут производить хорошие торговые марки, могут сами добывать свою нефть и т.д.

Последнее, что сделал Запад, чтобы поддержать свой неоправданно высокий уровень потребления, построил пирамиды: ипотечные, финансовые. Но они тоже рухнули. Запад напечатал деньги и залил ими пожар на финансовых рынках. Но бесконечно печатать деньги нельзя. Пока к этим бумажкам еще есть доверие. Но и оно скоро пропадет. Все страны Запада жили не по средствам, они тратили больше, чем производили. Они жили в долг, и в долг им давал весь мир. Долг этот огромен. Например, долг США таков, что если его поделить на всех жителей США, включая младенцев, каждый американец будет должен 50.000 долларов. Представьте свою семью из трех-четырех человек. Представьте, что весь мир скинулся и дал вам порядка 200.000 тыс. долларов. Неплохая прибавка, к тому же получена, ничего не делая. А ведь это сумасшедшие деньги для провинции, даже американской.

Так жил мир. Запад наращивал свое потребление за счет скрытой эксплуатации, финансовых пирамид, а Китай скрупулезно работал.

Когда-то эта система должна была рухнуть, нельзя вечно жить не по средствам, все это может закончиться долговой ямой. Как Запад выкрутится — непонятно. Возможно, он вновь начнет строить колониальную систему. Опыт Ирака, Ливии это подтверждает. Но пространство для маневра у Запада сейчас сильно сужено.


[1] Более подробно см.: Макконнелл К.Р.,  Брю С.Л. Экономика: Принципы, проблемы и политика. В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 48.

[2] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. ИТАР-ТАСС. 09.10.2003.

[3]  Вернер К. , Вайс Г. Черная книга корпораций.  М., 2007. С. 41.

Модель общества, адекватная менталитету «Успех»

В полном соответствии со своими ментальными качествами Запад построил и модель общества.

  • Врожденное стремление к наживе со всей очевидностью указывало обществу функционировать таким образом, чтобы капитал обладал всей полнотой власти. Это ментально близко западному человеку. Материальная обеспеченность и комфорт должны стать и стали главными стимуляторами трудовой деятельности.

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

  • Стремление к самореализации указывает, что частная инициатива, прежде всего, индивидуальных предпринимателей, должна стать основной пружиной механизма развития, тогда как конкуренция между фирмами — механизм развития экономики.

[1] Зиновьев А. Русский эксперимент.  М., 1995. С. 72.